09.05.20 - С Праздником Великой Победы!
01.05.20 - С Праздником Весны и Труда!
08.03.20 - С Международным женским днём!
23.02.20 - С Днём Защитника Отечества!
31.12.19 - С наступающим 2020 годом!
12.10.19 - Теперь у нашего домика новый адрес - www.ice-and-fire.ru!
28.09.19 - Мобильный стиль снова работает! Прошу оставлять ваши пожелания и замечания в соответствующей теме!
22.09.19 - Мобильный стиль в течение нескольких дней работать не будет в связи с перенастройкой! Прошу прощения за неудобства!
22.09.19 - Прошу оценить долгожданный вау-поворот!

Лед и Пламя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Крылья ворона


Крылья ворона

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Название: Крылья ворона
Фандом: Песнь Льда и Огня
Автор: Алора
Рейтинг: PG13
Размер: Драббл
Статус: Закончен
Персонажи: Джон Сноу, Дейенерис Таргариен
Жанр: Мистика, Драма
Предупреждения: ОСС
Краткое содержание: Дейенерис Таргариен мертва, Джон Сноу изгнан, на трон Шести Королевств сел Брандон Старк. Великая война и великая игра закончены, но есть те, кого не устраивает финальный расклад


В комнате царила полутьма. Огонь в камине, единственный источник света, тихо похрустывал дровами, за окнами завывал ветер. Перед камином в кресле с колёсами сидел юноша, он не отрывал взгляда от огня, но, казалось, глядел сквозь него. Особенно сильный порыв ветра с грохотом распахнул окно, разбросал тонкую стопку писем на столе в углу, засвистел по комнате, бросил на пол снежинки. Огонь в камине дрогнул, но юноша даже не пошевелился.
- Ты всё же пришла. Что тебе надо?
- Ты знаешь ответ на этот вопрос. – Свет огня едва высветил силуэт женщины о окна. – И всегда знал.
- Знаю. И знаю, что ты ничего не сможешь мне сделать. – Юноша повернулся, по губам скользнула улыбка. – Это игра. Признай, ты проиграла в ней, я победил. Ты не сможешь тронуть меня.
- Ты не победил. Ты обманул всех. В игре должны быть правила, а ты их нарушил.
- О, и ты здесь. – Юноша вновь повернулся к камину, к мужчине в алых одеждах, стоящему возле него. – Даже странно видеть вас вместе. Я считал, что вы сходитесь, только чтобы в очередной раз попытаться перегрызть друг-другу глотки.
- Не в этот раз. – Женщина отошла от окна, вошла в слабый круг света огня, холодно сверкнули в его отблесках голубые глаза. – В этот раз ты интересуешь нас куда больше, чем взаимное убийство.
- Единение семьи, как трогательно. Сейчас расплачусь. – Юноша засмеялся странным тихим смехом. Чем-то чуждым веяло от него, но его собеседники не обратили внимания. – Вы враждовали восемь тысячелетий и решили наконец объединиться ради меня. И после этого вам хватит духу отрицать, что я герой?
- В этой комнате нет героев. И ты знаешь это, Ворон. – Мужчина скрестил руки на груди, огонь в камине вспыхнул ярче. – Ты вмешался в наше противостояние, не дал доиграть, сломал всё. Стоит ли удивляться, что мы объединились против тебя.
- О, простите, что не дал вам убить друг друга. Очень сожалею о неудобствах. Но если хотите, то я помогу разрешить эту неприятность, убив вас обоих. – Юноша криво улыбнулся, покосился на стоящую сбоку от его кресла женщину.
- Нет. – Она с ответ покачала головой, вернула столь же недобрую усмешку, поправила тонкий инеестый плащ. – У меня другое предложение. Ещё один раунд, доиграем игру.
- Доиграем? – Юноша приподнял бровь, по очереди посмотрел на своих собеседников. – Она уже доиграна. У вас нет фигур. – Юноша поднял руку, сжал её в кулак, затем расслабил, улыбнулся. – А у меня есть.
- Это лучшее из того что нашёл? – Мужчина усмехнулся криво, подошёл совсем близко, скользнул ладонью по креслу. – А ты непривередлив, Ворон. Вселиться в тело малолетнего калеки, я бы побрезговал.
- Вот потому ты и проиграл. – Юноша не повернул головы, продолжил смотреть на пламя, будто чужое присутствие его и вовсе не беспокоило. – Твоя героиня мертва, скорее всего её уже доедает её же дракон. Твой герой скоро присоединится к ней. Он подавлен, его сердце разбито, а душа измучена, чего ещё нужно для скорой смерти? Особенно если есть тот, кто в ней заинтересован. Тебя было даже легче победить чем твою сестру. Она хотя бы не ожидала, что я вмешаюсь в схватку. Хотя за мгновение до кончины твоей фигуры ты же всё поняла, дорогая?
- Поняла. И пыталась предупредить несчастных детей о том, что теперь игра идёт против них. – Женщина подошла совсем близко к огню, который качнулся в сторону, словно желая оказаться подальше. – Но люди давно перестали слышать голоса богов.
- Будто они слышали когда-то. – Юноша вновь усмехнулся. – Вы двое лучшее подтверждение тому, что никогда.
- Нашими богами вы никогда не были. – Мужчина, стоявший за спиной юноши, наклонился, опираясь на кресло. У нас были свои. А теперь мы боги.
- Которых не слышат. – Юноша поднял руку и щёлкнул пальцами, заставив мужчину отпрянуть. – Вы люди и, поделив силу величайшего из нас, не перестали ими быть.
- Если мы лишь люди, то почему ты боишься сыграть с нами в открытую, Ворон? – Женщина усмехнулась, ветер захлопал ставнями открытого окна. – Подослать девчонку с ножом, зачарованным твоей силой – интересный ход. Она хотя бы знала о том, что у неё в руках? Или думала, что одолеет меня простой сталью? – Юноша развёл руками, чуть наклонил голову. – Стоило ожидать. Запутать мысли людей, воззвать к худшим сторонам их натуры – неплохо, совсем неплохо. Вот только всё исподтишка, против правил. Почему бы не сыграть в открытую?
- Это были ваши правила. Нарушить их было огромным удовольствием. – Юноша откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза. – Мне нет смысла доказывать что-либо. Ты не поймаешь меня в столь простую ловушку, дорогая.
- Я и не думала об этом. Я собиралась предложить ставку, от которой ты не сможешь отказаться.
- Я уже получил весь мир. Что ещё ты можешь мне предложить?
- Нашу силу. – Юноша распахнул глаза, женщина склонилась над ним, опираясь о ручки кресла. – Мир твой, а величайшая сила в нём наша и именно её ты желаешь. Ты легко променяешь весь мир на неё, но получить не в силах. Даже поодиночке мы сильнее тебя, сейчас же, когда мы договорились отложить раздоры, тебе не стоит и думать о том, чтобы справиться с нами. Я же предлагаю эту силу как ставку в игре. Победи нас, Ворон, и она твоя. Тебе больше не придётся убеждать себя, что ты лучше нас лишь из-за того, что мы были людьми когда-то.
- Хорошо. – Голос юноши прозвучал хрипло, глаза расширились. – Сыграем. Моя победа – и ваша сила переходит ко мне, ваша – и я удалюсь обратно в свои деревья. Делите мир, как хотите. Я дам вам две луны на подготовку. Найдите себе фигуры. Но если не сможете, то проиграете, и сила будет моя.
- Принимаем, Ворон. – Мужчина отошёл от кресла, женщина тоже выпрямилась. – До встречи. Готовься вернуться в деревья.
- Готовьтесь стать теми, кем были рождены. – Юноша восстановил на лице спокойную усмешку. – И да, дорогая, уходя, закрой за собой окно. Человеческие тела так хрупки, а я не хочу тратить силы на лечение.
- Забрать своё с собой. Как скажешь, Ворон. – Взвыл ветер, с хлопком закрылись ставни, с шипением потух в очаге огонь. Комната, в которой вновь остался лишь юноша в кресле с колёсами, погрузилась в темноту.

***

Всё было погружено в темноту. Тихую, недвижную, спокойную. Она не видела и не слышала, ничего не помнила и не чувствовала. Ей было спокойно. Было ли что-то за пределами тьмы? Она не знала и не хотела знать. А потом темноту разорвал огонь. Ворвался слепящими сполохами, окутал обжигающе горячими языками и понёс прочь от уютной темноты, от спокойствия и беспамятства.
Первый вдох опалил лёгкие пламенем и болью. Она хотела закричать, но не смогла издать ни звука. Но второй вдох не принёс боли, как и третий, и четвёртый. И она перестала их считать. Чувства возвращались к ней. Она слышала тихий треск, она чувствовала тёплый шершавый камень под собой, она помнила кто она такая и что с ней произошло. Но она по-прежнему не видела. Медленно она открыла глаза. В полутьме над ней терялся потолок, такой высокий, что разлитый по комнате свет не мог высветить его. Где она? Как она попала сюда? Последнее, что она помнила – боль в сердце. Удар от человека, которого она любила и с которым готова была разделить мир.
- Ты очнулась? – Голос прозвучал откуда-то сбоку, потрескиванием пламени, шипением угольков костра. – Ты долго не открывала глаза. Тьма вокруг тебя оказалась сильна, столь сильна, что ни одна жрица не смогла развеять её.
Она попыталась сесть, оперлась на руку и приподнялась. По телу разлилась слабость, рука подломилась, она зажмурилась в ожидании боли удара, но её не последовало.
- Не думал, что мне ещё удастся подержать кого-то на руках. – Она открыла глаза. Мужчина склонился над ней, его руки она чувствовала на своих плечах. В глубине алых глаз ей почудилась улыбка. – Но ты особенная, Дейенерис Таргариен. Садись. Теперь тебе должно хватить сил.
- Вы знаете моё имя? – Он помог ей сесть на широком постаменте, достающем ему до груди, и она смогла удержаться, опираясь на обе руки. Сил встать ещё не было, но она чувствовала, что с каждым мгновением ей становится лучше.
- Конечно. – Он отошёл немного, и Дени смогла рассмотреть его. Чёрные волосы до плеч, до безупречности идеальные черты лица, алые одежды, уверенный шаг и осанка, которую она назвала бы царственной. Её брат когда-то пытался держаться так. У него получалось смешно, хоть она и боялась смеяться, у незнакомца величественно. – Я вернул тебя из тьмы.
- Вы жрец Владыки Света? – Они так могли, она помнила. Она видела человека, которого вернула жрица. Сердце сжалось от боли. Как же ты мог? Почему? За что? – Где я?
- Нет, я не жрец. – Ответом ей был тихий смех, вспомнились походные костры в кхаласаре Дрого. Она была счастлива тогда. Была ли? – Я тот, кого ты зовёшь Владыкой Света, но мне не нравится это имя. Глупый мальчишка придумал его когда-то. Во мне маловато света, чтобы быть его владыкой. Зови меня Р’Глором. – Она ошеломлённо замерла, не в силах вымолвить ни слова. Она не встречала богов, она даже не верила в них до конца. Может не стоило верить и сейчас? Мало ли кто мог назвать себя богом. Но что-то внутри шептало, что эти слова – правда. Она не послушала внутренний голос, когда позволила приблизиться человеку, которого она любила. Может стоило послушать сейчас? – Ты в Волантисе. Твой дракон принёс тебя сюда. Ворон, видно, очень мало знает о них.
- Ворон? – Часть её хотела найти укрытие и расплакаться. Плакать пока не кончатся слёзы и силы, о своей любви, в которую она так поверила. Но то, что она слышала было столь шокирующим, что никак не удавалось опомниться до конца. А ещё внутри неё просыпалось что-то ещё. Неспешно, постепенно. Та, что не будет плакать от боли, а вернёт эту боль тем, кто её причинял, та что может сжигать города и не раздумывая казнить людей.
- Он бог, наш враг и одна из причин, по которым я не дал тебе уйти во тьму окончательно. – Огненный бог вдруг шагнул к ней, совсем близко, накрыл её ладонь своей. – Не забывай о том, кто ты Дейнерис Таргариен, найди баланс между милосердием и яростью. Тебя ещё не раз будут подталкивать к одной из этих сторон, не помогай им, не позволяй играть собой.
По телу прошла дрожь, слова что-то зацепили в душе, дёрнули, причиняя боль почти столь же сильную, как вонзившийся в сердце кинжал. Она была милосердна, и её предали, она дала волю своей ярости и её убили. Не позволяй играть собой. Будь тем, кем рождена. Драконом. Дейенерис Таргариен. Не старайся быть той, кем хотят видеть тебя другие, будь той, кем хочешь видеть себя ты. – Я не умею. – Получилось слабо и хрипло. – Я пыталась и не смогла.
- Это не так просто. Но я научу тебя. Ты не должна поддаваться на чужую ложь. Особенно теперь.
- Особенно теперь? – Она чувствовала, что что-то изменилось в ней, но не могла понять, что именно. Она не понимала.
- Пойдём. Я покажу тебе. – Он усмехнулся уголком рта, развернулся и пошёл прочь, к огромным дверям. Ей пришлось спрыгивать с камня, на котором она сидела и идти следом. Она хотела получить ответы и дать их мог только он. Двери сами распахивались перед ним, а встретившиеся по дороге девушки пали ниц. Значит он не солгал ей. Кому ещё могли кланяться в ноги красные жрецы. Только своему богу, тому, в кого она не слишком-то и верила когда-то.
Ещё одна дверь распахнулась перед ними и Дейенерис оказалась в богато обставленных покоях. Широкая постель, дорогие ковры, на прикроватном столике стоит блюдо с фруктами, бокал с алой жидкостью, наверное, вином, и большой резной ларец. – Смотри. – Голос Р’Глора отвлекает её от изучения комнаты, и она замечает то, что должна была заметить первым. Большое зеркало прямо напротив двери. Смотри внимательнее.
Она медленно подошла к зеркалу, вглядываясь в него, пытаясь найти свои ответы. Но видела лишь себя. Серебристые волосы, увенчанные серебряным обручем с рубином, спадают волнами на плечи, струится шёлк алого платья. Кто же переодел её? Черты лица стали как будто острее, тоньше, из-под густых ресниц устало глядят алые глаза. Алые? Она вздрогнула, поспешно протёрла их рукой и вновь посмотрела в зеркало. Но цвет глаз не изменился. Почему? Они были фиалковыми всегда.
- Видишь? – Он подошёл к ней, вновь положил руки на плечи. Будто ему нравилось касаться её. – Мои жрецы пытались вернуть тебя, но тьма вокруг тебя была слишком сильна. Кто-то очень постарался, чтобы развеять её обычными средствами было никому не под силу. Но этот кто-то считает себя слишком умным, а своих противников глупцами. Сила бога почти неделима, но что-то отделить от неё всё же можно. Невероятные крохи, но, чтобы прорвать тьму и вернуть тебя их хватило с лихвой.
- Я теперь богиня? – Дени неверяще провела ладонью по щеке. Она так хотела ответов, но его слова порождали только вопросы. Что она теперь такое? И зачем было возвращать её такой ценой? У него должна была быть цель.
- Нет. – Он вновь тихо рассмеялся, и теперь ей вспомнился камин, в доме с красной дверью. На глаза навернулись слёзы, всё было так реально, как бы она хотела увидеть это ещё раз, пожалуйста. – Но и не человек. Что-то посередине, наверное. Вытяни руку. - Она послушно подняла ладонь. Какую загадку он задаст ей в этот раз. Впрочем, она готова их разгадывать, если это позволит вновь, пусть и на мгновение, оказаться там, где она была счастлива. – Подумай о пламени, Дейенерис Таргариен. Позови его, пусть отзовётся.
Пламя? Что для неё пламя? Камин в доме с красной дверью, костры кхаласара Дрого, погребальный костёр, пламя её драконов в доме бессмертных, горящий Дош-Кхалин, уничтоженный флот работорговцев, разрушение Королевской Гавани. Огонь вырвался из кончиков пальцев с рёвом дракона, ей показалось, что сейчас всё вспыхнет, но пламя опало, осталось крохотными искорками на кончиках пальцев. Р’Глор держал её за запястье и улыбался.
- Я дал ответы на твои вопросы? – О да, дал. Её гнев и раньше был опасен, если теперь он будет проявляться так, то ей точно стоит поучиться себя контролировать. Остался только один. – Думаю, можно ответить и на последний? – Откуда он…Хотя, глупый вопрос. – Я вернул тебя из-за Ворона. Он серьёзно нарушил мои планы, переиграл. Теперь я не могу его убить и вернуть то, что он у меня отобрал. А ты можешь.
- Зачем мне это? – Она не хотела воевать вновь. В прошлый раз всё закончилось плохо.
- Я могу дать много ответов на этот вопрос. – Пламя на пальцах исчезло, и бог отпустил её руку. – Часть из них тебе не понравится, но я не хочу заставлять тебя. Поэтому готов дать тебе цель. Даже три.
- А вам это зачем? – Другая часть её хотела немедленно найти Дрогона и отправиться в Вестерос. Покарать тех, кто причинил ей боль, из-за кого она была здесь.
- Давно, очень давно, я совершил то, чем не стоит гордиться. – Он замолчал, глядя в зеркало, сквозь него. – Предал и убил человека, который любил меня и доверял мне. С тобой сделали то же самое. Может, если я помогу тебе, помогу по-настоящему, а не просто использую в своих целях, она поймёт, что я сожалею о том дне. – Ещё несколько мгновений тишины. – Ты бы поняла?
- Я… - Она не сразу смогла ответить. Острый осколок боли вновь вонзился в сердце. Как же ты мог? – Я не знаю. Пока не знаю. Может однажды, но сейчас всё ещё слишком больно.
- Верю. – Он улыбнулся грустно, провёл ладонью по плечу, и ей показалось, что по коже побежали ласковые тёплые искры. – Можем договорить позже, если хочешь.
- Нет не стоит. – Она решительно выпрямила спину. Цель ей точно нужна. Потом можно будет расплакаться и позволить горю охватить её, но не сейчас. Иначе не будет причины возвращаться, а она хотела вернуться. – Какие цели вы можете мне дать?
- Возвращение трона твоих предков. Ворон отобрал его у тебя, победим его и наследие твоей семьи – твоё. – Она кивнула. Трон был её целью, но она не знала хочет ли его теперь. Только если ради семьи, не ради себя. – Помощь людям. Для Ворона они игрушки. Сейчас он не трогает их, но вскоре заскучает. Ему нравится манипулировать, обращаться к тёмным сторонам их душ. Он развяжет бесконечные войны ради забавы, заставит близких предавать друг друга. Дом твоих предков он погрузит в хаос. – Люди. Она всегда стремилась им помогать, а они предпочли ей Серсею. Они ни сказали ни слова благодарности за спасение от Иных. Она могла их бросить. Ведь могла?
- Вы говорили их будет три.
- Ещё одна в ларце, посмотри.
Она медленно подошла к столику, открыла замок, открыла крышку. Дыхание перехватило. На бархатной подушке лежали драконьи яйца. Изумрудное с бронзовым узором и кремовое с золотом. Её детки умерли, но эти яйца, они были совсем как тогда. Будто она вновь девочка на собственной свадьбе. – Вы можете их воскресить?
- Я нет. И никто не может. Но если мою силу объединить с силой моего давнего врага, то должно получиться.
- Как это связано с Вороном? – Глаза заволокло слезами. Она вернёт их. Она сделает что угодно, чтобы вернуть их.
- Та, с кем я враждую восемь тысяч лет, также желает поражения и смерти Ворона. Сделай это, и она не откажет тебе в одной маленькой просьбе.
- Я сделаю. - Слова прозвучали почти шёпотом. – Только скажите, как.
- Я расскажу. Не торопись. – Он подошёл сзади, обнял за плечи. Вновь огненные искорки пробежали по коже. Дени закрыла глаза, прижала кремовое яйцо к груди. – Нужно дождаться, когда поле для игры будет готово. А тебе нужно научиться быть незаметной для тысячи глаз Ворона. И начнём с того, что ты научишься возвращать глазам их настоящий цвет. Не стоит Ворону знать о подаренном тебе огне.

***

Тьма была холодной. И пустой. Неужто он снова умер? И когда успел? Хотя это было совершенно неважно. После всего, что произошло смерть была почти избавлением. Жаль было лишь, что здесь не встретить её. Он хотел просить её прощения, за то, что сделал. Он понял, что поступил неверно ещё тогда, в тронном зале, но за луну, что заняла дорога до Стены осознал всё окончательно. Какое безумие толкнуло его руку. Что стоило поговорить с ней, успокоить. Она могла передумать. Она должна была передумать, если была той, кого он знал. Он не дал ей шанса на это.
Свет пробился даже сквозь сомкнутые веки, разорвал его тьму. Значит не умер. Там света не бывает. Что же произошло? Он был на охоте, когда сердце пронзила боль. Такое уже бывало, но ещё ни разу он не терял сознание. Нужно вставать. Тьма всё же заберёт его, если лежать на снегу. А Призрака бросать не стоит. Он это и так уже сделал один раз. Потом сильно жалел.
Первым, что он увидел, открыв глаза, была вершина серебристо-голубой колонны, такой тонкой и изящной, что казалось, она не может ничего держать. Это была первая мысль, вторая – что в лесу не бывает колонн. Где же он? Он резко сел и тут же рухнул обратно. Голова закружилась, всё тело пронзила слабость. Удара, впрочем, он почти не почувствовал. Будто упал в мягкий снег.
- Решил разбить себе голову, даже не выяснив где ты? – Голос был женским и почему-то навевал воспоминания о вьюгах и льде. – Вскакивать так резко плохая идея. Хотя я не уверена, что у тебя бывают хорошие, Джон Сноу.
В этот раз он приподнялся осторожнее. Голова больше не кружилось, да и силы возвращались. Что с ним было? Где он? – Кто вы? Откуда знаете моё имя?
- Мы знакомы. – Она стояла у окна в серебристом длинном платье. Белоснежные локоны падают на плечи, совершенные черты лица, холодные голубые глаза. – Хотя ты так и не нашёл времени пообщаться со мной.
- Не уверен, что помню вас. – Он совершенно точно никогда не видел её. Запомнил бы, если бы встретил. Он был уверен. Могла ли она быть кем-то, кто знал его, но кого не знал он?
- Уверена, что помнишь. Мы встречались трижды. – Она усмехнулась, но улыбка не была доброй. – В месте, что люди зовут Суровым Домом, на замёрзшем озере и в древнем замке Старков. И все три раза ты сбегал от меня. Так жаль. Особенно замок. Думала буду драться с тобой, а на меня малолетка с ножиком напала. – Девушка с сожалением цокнула языком, Джон вздрогнул. Нет. Так не бывает.
- Король Ночи уничтожен. Арья убила его.
- Так вот как зовут малолетку. – Она осталась столь же спокойна. Будто специально провоцировала его на эмоции, игралась. – Спасибо, буду знать. Вот только твоя Арья никакого Короля Ночи не убивала. Король Ночи был тринадцатым Лордом-Командующим вашей Стены и его убила я, а девчонка уничтожила мою марионетку. Второе тело. Более уязвимое, но и более безопасное для меня самой. – Дышать стало тяжело. Столько жертв чтобы остановить зиму, столько людей. Они думали, что победили. Они пошли воевать с людьми. Если бы не это Дени была бы жива. – Ты и правда считал, что можно победить зиму спрыгнув с ближайшего дерева? Будь там я, девочка не смогла бы и подойти. Я Великая Иная и это я создаю зиму.
Он не смог ответить. Дыхание перехватило. Неужели всё было зря? Все жертвы, все потери, беды? Это было так неправильно. Всё должно было закончиться в Винтерфелле, всё закончилось. Они так думали.
- Впрочем, теперь это уже неважно. – Девушка отвернулась к окну, повела плечом. – Та игра окончена, скоро начнётся новая, а у меня нет фигуры. – Она тихо хмыкнула, а у Джона в груди что-то сжалось. Что она имеет ввиду? – Брату как всегда повезло. Наследница древнего рода, красавица, умница и человек хороший. И почему ему всегда всё самое лучшее? Он бы с тобой лучше общий язык нашёл, что один предатель и убийца, что другой.
Она знала о Дени. Откуда? Сердце рвануло болью. Предатель, убийца. Да, всё да. Ей не было необходимости напоминать об этом, он и так всё помнил. И никогда не забудет. Не забудет любовь и доверие в её глазах. Он должен был поступить иначе. – Если бы у меня была возможность вернуть тот день, я поступил бы иначе. Я бы сделал всё, чтобы исправить совершённое. – Она отвернулась от окна, и Джон без страха взглянул в ледяные глаза. Что-то проснулось в душе, что-то новое. Спокойствие, уверенность и злость, но холодная, тёмная. – Что угодно.
- Вот как. – Её глаза будто чуть потеплели. – Что же хороший порыв. Кроме того, это была игра Ворона. Возможно, это несколько извиняет тебя. Слов своих назад не возьму, но и спешить повторять их не буду. – Она вновь повернулась к окну, махнула рукой, словно приглашая подойти. – Но послушай совета. Не позволяй льду заполнить твою душу, найди баланс между ним и своими чувствами. Позволишь и станешь чудовищем, а это не слишком приятно. Поверь моему опыту.
Не позволять льду заполнить душу. Да, она была права, наверное. Он ведь не готов превратиться в кого-то вроде Рамси Болтона. Безразличного к чужой боли, получающего удовольствие от убийств. Но и отпустить это новое, чужое он был не готов. Им манипулировали. Санса, Тирион, даже Арья. А он позволил. Своими руками убил любимую женщину, расчистил им дорогу к власти. – Это будет непросто.
- Я этого и не говорила. Но кое чему я готова тебя научить. Пригодится против Ворона. – Она чуть повернула голову, повторила приглашающий жест.
- Против кого? – Джон спрыгнул со странного ледяного постамента, на котором сидел и всё же подошёл к окну.
- Он бог и мой враг. Враг, который переиграл меня, уничтожил цель, к которой я шла восемь тысячелетий. Я не могу убить его, таковы правила игры. Но вот тебе это под силу.
- Вы мой враг. – Она выглядела такой спокойной, и не скажешь, что хотела уничтожить всех живых. Что пыталась убить Брана. – Я пожертвовал всем, чтобы вас победить. Зачем мне помогать вам?
- У тебя нет выбора, Джон Сноу. – Она усмехнулась, кивнула на стекло. – Смотри. Смотри внимательно.
И что он должен был там увидеть? Половина окна оказалась непрозрачной, и в ней отразился среднего роста мужчина в чёрных одеждах, со слишком уж длинными чёрными волосами, давно надо было укоротить, но в последнее время он мало думал о себе, и яркими голубыми глазами. Сердце пропустило удар. Пришлось схватиться за стену, чтобы не упасть. Он видел такие глаза. У Иных.
- Видишь? – Она чуть приподняла бровь, спокойная и уверенная. Конечно. Теперь ему никуда от неё не деться. Но как же так? – Я спасла тебя. Твоё необычное происхождение очень мешало Ворону. Кровь драконов даёт некоторые способности, а ты ещё и унаследовал кровь Брандона строителя. – Голос её на мгновение стал печальным, словно она погрузилась в какое-то воспоминание. – Он воспользовался твоим горем и ранил твоё сердце. По-настоящему ранил. Ты умер бы сегодня в снегах, если бы не я. Но простой Иной мне был не нужен. Их, теперь, когда Стены нет, я могу создать сколько захочу. Вот только проку с них. Пришлось подарить тебе частичку моей силы.
- Значит я не Иной? – Ворон? Кто такой Ворон? И чем ему помешал Джон? Зачем он решил убить изгнанного на край мира человека?
- Нет. Но и не человек. Что-то посередине, наверное. – Она коснулась стекла и по тому побежали морозные узоры. Красиво. – Мне ещё не приходилось такого делать. И не пришлось бы, но кое-кому давно пора указать на его место в этом мире.
- Ворону? – Джон знал лишь одного человека, звавшего себя так. Но Бран не пожелал бы ему смерти. Никогда. Он был его братом.
- Да. Я хотела убить его ещё в древнем замке, но он оказался хитрее. Подослал сестрёнку с зачарованным его силой ножом. Я не ждала. Думала он будет защищаться сам или примет помощь от моего брата, но он меня обманул. Теперь зовётся королём и считает себя повелителем мира.
- Бран. – Голос дрогнул. Это его она хотела убить. Его спасла Арья. И это Бран подарил ей кинжал. Но Джон знал его, он не был… А знал ли он того, кто вернулся из-за Стены?
- Твоего любопытного братца больше нет. Теперь он не более чем марионетка в руках Ворона и убьёт тебя не задумываясь.
- Его можно спасти? Помочь как-то? – Он не готов был мириться с этим. Если она говорит правду, если брат действительно попал под влияние этого Ворона, то Джон был готов даже объединиться с ней, чтобы спасти его.
- Не знаю. Не уверена. - Она чуть прищурила глаза. Склонила голову набок. – Бога можно заставить покинуть занятое тело, но под силу ли это тебе? Не знаю.
- Значит будет под силу. Если ты скажешь, как. – Он не отвёл взгляда, и она неожиданно рассмеялась. Почему-то вспомнилось как с Арьей они детьми играли в снежки в Винтерфелле .
- Хорошо. Я думала придётся договариваться, даже подобрала пару причин для тебя бороться с Вороном, но ты и сам себе нашёл такую причину.
- Каких причин? – Что она могла ему сказать, как обосновать необходимость объединиться с ней.
- Защитить людей от него. – Она повела плечом, улыбнулась уже без прежней холодности. – Ему нравится чувствовать себя хозяином мира, но упоение скоро пройдёт, Ворон заскучает, обратится к своему дару. Обращаться к тёмным сторонам душ людей, стравливать их. Жертв будет много. Даже очень.
- А вторая? – Он так старался защищать людей от всего подряд, что в итоге решил защитить их от Дени. От той, кто всегда желала помогать и спасать. Стоит ли спасать их в этот раз?
- Ты сможешь попытаться искупить то зло, что причинил ей. – Она заговорила тише и печальнее, но её слова всё равно вогнали в сердце тупую иглу. Дени. – Ворон сделал так, что она оказалась одна, что её ярость и боль погубили город. Он может так. Уничтожь его, сделай то, чего так хотела она, докажи, что готов сделать всё, чтобы исправить сделанное.
- Даже будь она жива, разве это бы смогло что-то изменить. Она верила мне, любила, а я… - Джон не договорил, не смог, голос оборвался.
- Много тысячелетий назад меня предал человек, которого я любила и которому доверяла. – Она говорила тихо и очень медленно, взгляд остановился, словно она была не здесь. – Вонзил нож мне в сердце. Я возненавидела его. Но, возможно, если бы у него хватило духу по-настоящему раскаяться в совершённом, признать предательство, я смогла бы простить его. В конце концов, я до сих пор люблю того, кем он был.
Всё ещё любит того, кем он был. Любила бы Дени его, смогла бы простить? Неважно, она права. Он должен сделать всё, что можно. Нет смысла только винить себя, она не воскреснет от этого, её дело не будет завершено. Он предал её, ему и исправлять. – Я согласен. Что делать?
- Я расскажу. Время, пока наш враг приготовит игровую доску, ещё есть. Но в первую очередь тебе надо научиться возвращать глазам настоящий цвет. Я не хочу, чтобы Ворон знал, что я подарила тебе лёд.

***

Засыпанную снегом равнину освещала лишь молчаливая луна, но вышедшего из леса мужчину это, казалось, не волновало. Он отошёл от кромки леса на несколько десятков шагов и остановился, молча глядя в небо. Дул пронизывающий ветер, но мужчина даже не попытался запахнуть плащ. В небе, на мгновение закрыв луну, скользнула чёрная тень. Огромные крылья подняли и закружили снег, но мужчина вновь не тронулся с места.
- Назови мне хотя бы одну причину не убить тебя на месте? – Девушку на спине дракона стало видно, когда снег улёгся. Она смотрела на мужчину, но ни в голосе, ни в глазах её не было ярости.
- Их много. – Мужчина поднял глаза на неё, покачал головой. – Они будут очень злы, если ты сделаешь это. Не знаю, что он тебе пообещал, но ты этого не получишь.
- Достойная причина. – Она соскользнула по боку дракона прямо в снег, подошла к нему, окинула внимательным взглядом фиалковых глаз. – Когда он сказал, что это будешь ты, я едва не спалила половину храма. Хорошо, что он может контролировать мою силу.
- Я тоже не слишком радовался, когда узнал, что это будешь ты. У неё в замке теперь есть новая колонна, размером с половину главного зала.
Женщина коротко усмехнулась. – Что же. Пусть так. У нас у обоих есть цель и достигать её, видно, придётся вместе. Поодиночке мы против Ворона ничто.
- Если он даже их переиграл. – Мужчина покачал головой, улыбнулся женщине. – Тебе идёт красный цвет.
- А тебе белый. Даже неожиданно. – Она протянула руку в красной перчатке, провела ладонью по белому меху плаща. – Не могла представить тебя не в чёрном. Это был настолько твой цвет.
- Был. Больше нет. – Серые глаза неожиданно сменили цвет, лишь на несколько мгновений став льдисто-голубыми. – Думаю, того, кого ты знала, тоже больше нет.
- А когда-то существа с такими глазами были нашими врагами. – Она улыбнулась, фиалковый на мгновение стал алым. – Думаю той, кого знал ты, тоже больше нет.
- Это повод познакомиться заново, не находишь? – Мужчина помедлил несколько мгновений, а затем протянул ей руку.
- Возможно. – Она тоже промедлила, но вложила свою ладонь в его. – Хочу узнать насколько ты отличаешься от того, кого я знала. Он причинил мне слишком много боли.
- Я знаю. – Просто ответил мужчина. – Я тоже хочу узнать насколько ты изменилась. И я клянусь, что если причиню тебе хоть каплю боли, то после победы над Вороном позволю убить любым способом, каким ты пожелаешь.
- Согласна. – Она чуть сжала его ладонь. – Пойдём. Нужно посетить одно место. На драконе туда добраться быстрее.

+7

2

Вкусные игры богов)) Люблю такое, ням))
Рглор и Великая Иная когда-то были АА и Ниссой-Ниссой? http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/38304.png И вся эта легенда как и положено каждой легенде рассказывает историю ну очень сильно измененной?
И будет большая игра и будет большое веселье и полетят по углам и закоулкам вороновы перышки...)) http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/18067.png

Отредактировано Без_паники Я_Фея (2020-04-12 11:39:23)

+2

3

17993,37 написал(а):

Вкусные игры богов)) Люблю такое, ням))
Рглор и Великая Иная когда-то были АА и Ниссой-Ниссой?  И вся эта легенда как и положено каждой легенде рассказывает историю ну очень сильно измененной?

Нет, не были. У них вообще совсем отдельная своя история (которую я всё никак не соберусь закончить), он её действительно предал и не ради высшей цели, а ради себя любимого. Потому и сожалеет, можно было иначе, но выбрал путь наименьшего сопротивления и закончилось всё плачевно (если интересно, то вот история этих двоих с в том числе и легендами, которые всё врут: https://ficbook.net/readfic/6646853)
А эта история всё же не совсем про них и не про их игры. Она про двух уже не совсем людей, которым как-то всю эту ситуацию надо исправить (в том числе и между собой, ещё и их вражды мир точно не перенесёт)

17993,37 написал(а):

И будет большая игра и будет большое веселье и полетят по углам и закоулкам вороновы перышки...))

Ну, Ворон тоже не так прост. Древний бог от души презирающий людей и крутящий ими как угодно, один раз он уже обыграл Инайю и Р'Глора, поломав правила игры (и они хоть и злятся, но победу его не оспаривают), что мешает ему сделать так ещё раз

0

4

17959,21 написал(а):

Название: Крылья ворона
Фандом: Песнь Льда и Огня
Автор: Алора
Рейтинг: PG13
Размер: Драббл
Статус: Закончен
Персонажи: Джон Сноу, Дейенерис Таргариен
Жанр: Мистика, Драма
Предупреждения: ОСС
Краткое содержание: Дейенерис Таргариен мертва, Джон Сноу изгнан, на трон Шести Королевств сел Брандон Старк. Великая война и великая игра закончены, но есть те, кого не устраивает финальный расклад

В комнате царила полутьма. Огонь в камине, единственный источник света, тихо похрустывал дровами, за окнами завывал ветер. Перед камином в кресле с колёсами сидел юноша, он не отрывал взгляда от огня, но, казалось, глядел сквозь него. Особенно сильный порыв ветра с грохотом распахнул окно, разбросал тонкую стопку писем на столе в углу, засвистел по комнате, бросил на пол снежинки. Огонь в камине дрогнул, но юноша даже не пошевелился.
- Ты всё же пришла. Что тебе надо?
- Ты знаешь ответ на этот вопрос. – Свет огня едва высветил силуэт женщины о окна. – И всегда знал.
- Знаю. И знаю, что ты ничего не сможешь мне сделать. – Юноша повернулся, по губам скользнула улыбка. – Это игра. Признай, ты проиграла в ней, я победил. Ты не сможешь тронуть меня.
- Ты не победил. Ты обманул всех. В игре должны быть правила, а ты их нарушил.
- О, и ты здесь. – Юноша вновь повернулся к камину, к мужчине в алых одеждах, стоящему возле него. – Даже странно видеть вас вместе. Я считал, что вы сходитесь, только чтобы в очередной раз попытаться перегрызть друг-другу глотки.
- Не в этот раз. – Женщина отошла от окна, вошла в слабый круг света огня, холодно сверкнули в его отблесках голубые глаза. – В этот раз ты интересуешь нас куда больше, чем взаимное убийство.
- Единение семьи, как трогательно. Сейчас расплачусь. – Юноша засмеялся странным тихим смехом. Чем-то чуждым веяло от него, но его собеседники не обратили внимания. – Вы враждовали восемь тысячелетий и решили наконец объединиться ради меня. И после этого вам хватит духу отрицать, что я герой?
- В этой комнате нет героев. И ты знаешь это, Ворон. – Мужчина скрестил руки на груди, огонь в камине вспыхнул ярче. – Ты вмешался в наше противостояние, не дал доиграть, сломал всё. Стоит ли удивляться, что мы объединились против тебя.
- О, простите, что не дал вам убить друг друга. Очень сожалею о неудобствах. Но если хотите, то я помогу разрешить эту неприятность, убив вас обоих. – Юноша криво улыбнулся, покосился на стоящую сбоку от его кресла женщину.
- Нет. – Она с ответ покачала головой, вернула столь же недобрую усмешку, поправила тонкий инеестый плащ. – У меня другое предложение. Ещё один раунд, доиграем игру.
- Доиграем? – Юноша приподнял бровь, по очереди посмотрел на своих собеседников. – Она уже доиграна. У вас нет фигур. – Юноша поднял руку, сжал её в кулак, затем расслабил, улыбнулся. – А у меня есть.
- Это лучшее из того что нашёл? – Мужчина усмехнулся криво, подошёл совсем близко, скользнул ладонью по креслу. – А ты непривередлив, Ворон. Вселиться в тело малолетнего калеки, я бы побрезговал.
- Вот потому ты и проиграл. – Юноша не повернул головы, продолжил смотреть на пламя, будто чужое присутствие его и вовсе не беспокоило. – Твоя героиня мертва, скорее всего её уже доедает её же дракон. Твой герой скоро присоединится к ней. Он подавлен, его сердце разбито, а душа измучена, чего ещё нужно для скорой смерти? Особенно если есть тот, кто в ней заинтересован. Тебя было даже легче победить чем твою сестру. Она хотя бы не ожидала, что я вмешаюсь в схватку. Хотя за мгновение до кончины твоей фигуры ты же всё поняла, дорогая?
- Поняла. И пыталась предупредить несчастных детей о том, что теперь игра идёт против них. – Женщина подошла совсем близко к огню, который качнулся в сторону, словно желая оказаться подальше. – Но люди давно перестали слышать голоса богов.
- Будто они слышали когда-то. – Юноша вновь усмехнулся. – Вы двое лучшее подтверждение тому, что никогда.
- Нашими богами вы никогда не были. – Мужчина, стоявший за спиной юноши, наклонился, опираясь на кресло. У нас были свои. А теперь мы боги.
- Которых не слышат. – Юноша поднял руку и щёлкнул пальцами, заставив мужчину отпрянуть. – Вы люди и, поделив силу величайшего из нас, не перестали ими быть.
- Если мы лишь люди, то почему ты боишься сыграть с нами в открытую, Ворон? – Женщина усмехнулась, ветер захлопал ставнями открытого окна. – Подослать девчонку с ножом, зачарованным твоей силой – интересный ход. Она хотя бы знала о том, что у неё в руках? Или думала, что одолеет меня простой сталью? – Юноша развёл руками, чуть наклонил голову. – Стоило ожидать. Запутать мысли людей, воззвать к худшим сторонам их натуры – неплохо, совсем неплохо. Вот только всё исподтишка, против правил. Почему бы не сыграть в открытую?
- Это были ваши правила. Нарушить их было огромным удовольствием. – Юноша откинулся на спинку кресла, прикрыл глаза. – Мне нет смысла доказывать что-либо. Ты не поймаешь меня в столь простую ловушку, дорогая.
- Я и не думала об этом. Я собиралась предложить ставку, от которой ты не сможешь отказаться.
- Я уже получил весь мир. Что ещё ты можешь мне предложить?
- Нашу силу. – Юноша распахнул глаза, женщина склонилась над ним, опираясь о ручки кресла. – Мир твой, а величайшая сила в нём наша и именно её ты желаешь. Ты легко променяешь весь мир на неё, но получить не в силах. Даже поодиночке мы сильнее тебя, сейчас же, когда мы договорились отложить раздоры, тебе не стоит и думать о том, чтобы справиться с нами. Я же предлагаю эту силу как ставку в игре. Победи нас, Ворон, и она твоя. Тебе больше не придётся убеждать себя, что ты лучше нас лишь из-за того, что мы были людьми когда-то.
- Хорошо. – Голос юноши прозвучал хрипло, глаза расширились. – Сыграем. Моя победа – и ваша сила переходит ко мне, ваша – и я удалюсь обратно в свои деревья. Делите мир, как хотите. Я дам вам две луны на подготовку. Найдите себе фигуры. Но если не сможете, то проиграете, и сила будет моя.
- Принимаем, Ворон. – Мужчина отошёл от кресла, женщина тоже выпрямилась. – До встречи. Готовься вернуться в деревья.
- Готовьтесь стать теми, кем были рождены. – Юноша восстановил на лице спокойную усмешку. – И да, дорогая, уходя, закрой за собой окно. Человеческие тела так хрупки, а я не хочу тратить силы на лечение.
- Забрать своё с собой. Как скажешь, Ворон. – Взвыл ветер, с хлопком закрылись ставни, с шипением потух в очаге огонь. Комната, в которой вновь остался лишь юноша в кресле с колёсами, погрузилась в темноту.

***

Всё было погружено в темноту. Тихую, недвижную, спокойную. Она не видела и не слышала, ничего не помнила и не чувствовала. Ей было спокойно. Было ли что-то за пределами тьмы? Она не знала и не хотела знать. А потом темноту разорвал огонь. Ворвался слепящими сполохами, окутал обжигающе горячими языками и понёс прочь от уютной темноты, от спокойствия и беспамятства.
Первый вдох опалил лёгкие пламенем и болью. Она хотела закричать, но не смогла издать ни звука. Но второй вдох не принёс боли, как и третий, и четвёртый. И она перестала их считать. Чувства возвращались к ней. Она слышала тихий треск, она чувствовала тёплый шершавый камень под собой, она помнила кто она такая и что с ней произошло. Но она по-прежнему не видела. Медленно она открыла глаза. В полутьме над ней терялся потолок, такой высокий, что разлитый по комнате свет не мог высветить его. Где она? Как она попала сюда? Последнее, что она помнила – боль в сердце. Удар от человека, которого она любила и с которым готова была разделить мир.
- Ты очнулась? – Голос прозвучал откуда-то сбоку, потрескиванием пламени, шипением угольков костра. – Ты долго не открывала глаза. Тьма вокруг тебя оказалась сильна, столь сильна, что ни одна жрица не смогла развеять её.
Она попыталась сесть, оперлась на руку и приподнялась. По телу разлилась слабость, рука подломилась, она зажмурилась в ожидании боли удара, но её не последовало.
- Не думал, что мне ещё удастся подержать кого-то на руках. – Она открыла глаза. Мужчина склонился над ней, его руки она чувствовала на своих плечах. В глубине алых глаз ей почудилась улыбка. – Но ты особенная, Дейенерис Таргариен. Садись. Теперь тебе должно хватить сил.
- Вы знаете моё имя? – Он помог ей сесть на широком постаменте, достающем ему до груди, и она смогла удержаться, опираясь на обе руки. Сил встать ещё не было, но она чувствовала, что с каждым мгновением ей становится лучше.
- Конечно. – Он отошёл немного, и Дени смогла рассмотреть его. Чёрные волосы до плеч, до безупречности идеальные черты лица, алые одежды, уверенный шаг и осанка, которую она назвала бы царственной. Её брат когда-то пытался держаться так. У него получалось смешно, хоть она и боялась смеяться, у незнакомца величественно. – Я вернул тебя из тьмы.
- Вы жрец Владыки Света? – Они так могли, она помнила. Она видела человека, которого вернула жрица. Сердце сжалось от боли. Как же ты мог? Почему? За что? – Где я?
- Нет, я не жрец. – Ответом ей был тихий смех, вспомнились походные костры в кхаласаре Дрого. Она была счастлива тогда. Была ли? – Я тот, кого ты зовёшь Владыкой Света, но мне не нравится это имя. Глупый мальчишка придумал его когда-то. Во мне маловато света, чтобы быть его владыкой. Зови меня Р’Глором. – Она ошеломлённо замерла, не в силах вымолвить ни слова. Она не встречала богов, она даже не верила в них до конца. Может не стоило верить и сейчас? Мало ли кто мог назвать себя богом. Но что-то внутри шептало, что эти слова – правда. Она не послушала внутренний голос, когда позволила приблизиться человеку, которого она любила. Может стоило послушать сейчас? – Ты в Волантисе. Твой дракон принёс тебя сюда. Ворон, видно, очень мало знает о них.
- Ворон? – Часть её хотела найти укрытие и расплакаться. Плакать пока не кончатся слёзы и силы, о своей любви, в которую она так поверила. Но то, что она слышала было столь шокирующим, что никак не удавалось опомниться до конца. А ещё внутри неё просыпалось что-то ещё. Неспешно, постепенно. Та, что не будет плакать от боли, а вернёт эту боль тем, кто её причинял, та что может сжигать города и не раздумывая казнить людей.
- Он бог, наш враг и одна из причин, по которым я не дал тебе уйти во тьму окончательно. – Огненный бог вдруг шагнул к ней, совсем близко, накрыл её ладонь своей. – Не забывай о том, кто ты Дейнерис Таргариен, найди баланс между милосердием и яростью. Тебя ещё не раз будут подталкивать к одной из этих сторон, не помогай им, не позволяй играть собой.
По телу прошла дрожь, слова что-то зацепили в душе, дёрнули, причиняя боль почти столь же сильную, как вонзившийся в сердце кинжал. Она была милосердна, и её предали, она дала волю своей ярости и её убили. Не позволяй играть собой. Будь тем, кем рождена. Драконом. Дейенерис Таргариен. Не старайся быть той, кем хотят видеть тебя другие, будь той, кем хочешь видеть себя ты. – Я не умею. – Получилось слабо и хрипло. – Я пыталась и не смогла.
- Это не так просто. Но я научу тебя. Ты не должна поддаваться на чужую ложь. Особенно теперь.
- Особенно теперь? – Она чувствовала, что что-то изменилось в ней, но не могла понять, что именно. Она не понимала.
- Пойдём. Я покажу тебе. – Он усмехнулся уголком рта, развернулся и пошёл прочь, к огромным дверям. Ей пришлось спрыгивать с камня, на котором она сидела и идти следом. Она хотела получить ответы и дать их мог только он. Двери сами распахивались перед ним, а встретившиеся по дороге девушки пали ниц. Значит он не солгал ей. Кому ещё могли кланяться в ноги красные жрецы. Только своему богу, тому, в кого она не слишком-то и верила когда-то.
Ещё одна дверь распахнулась перед ними и Дейенерис оказалась в богато обставленных покоях. Широкая постель, дорогие ковры, на прикроватном столике стоит блюдо с фруктами, бокал с алой жидкостью, наверное, вином, и большой резной ларец. – Смотри. – Голос Р’Глора отвлекает её от изучения комнаты, и она замечает то, что должна была заметить первым. Большое зеркало прямо напротив двери. Смотри внимательнее.
Она медленно подошла к зеркалу, вглядываясь в него, пытаясь найти свои ответы. Но видела лишь себя. Серебристые волосы, увенчанные серебряным обручем с рубином, спадают волнами на плечи, струится шёлк алого платья. Кто же переодел её? Черты лица стали как будто острее, тоньше, из-под густых ресниц устало глядят алые глаза. Алые? Она вздрогнула, поспешно протёрла их рукой и вновь посмотрела в зеркало. Но цвет глаз не изменился. Почему? Они были фиалковыми всегда.
- Видишь? – Он подошёл к ней, вновь положил руки на плечи. Будто ему нравилось касаться её. – Мои жрецы пытались вернуть тебя, но тьма вокруг тебя была слишком сильна. Кто-то очень постарался, чтобы развеять её обычными средствами было никому не под силу. Но этот кто-то считает себя слишком умным, а своих противников глупцами. Сила бога почти неделима, но что-то отделить от неё всё же можно. Невероятные крохи, но, чтобы прорвать тьму и вернуть тебя их хватило с лихвой.
- Я теперь богиня? – Дени неверяще провела ладонью по щеке. Она так хотела ответов, но его слова порождали только вопросы. Что она теперь такое? И зачем было возвращать её такой ценой? У него должна была быть цель.
- Нет. – Он вновь тихо рассмеялся, и теперь ей вспомнился камин, в доме с красной дверью. На глаза навернулись слёзы, всё было так реально, как бы она хотела увидеть это ещё раз, пожалуйста. – Но и не человек. Что-то посередине, наверное. Вытяни руку. - Она послушно подняла ладонь. Какую загадку он задаст ей в этот раз. Впрочем, она готова их разгадывать, если это позволит вновь, пусть и на мгновение, оказаться там, где она была счастлива. – Подумай о пламени, Дейенерис Таргариен. Позови его, пусть отзовётся.
Пламя? Что для неё пламя? Камин в доме с красной дверью, костры кхаласара Дрого, погребальный костёр, пламя её драконов в доме бессмертных, горящий Дош-Кхалин, уничтоженный флот работорговцев, разрушение Королевской Гавани. Огонь вырвался из кончиков пальцев с рёвом дракона, ей показалось, что сейчас всё вспыхнет, но пламя опало, осталось крохотными искорками на кончиках пальцев. Р’Глор держал её за запястье и улыбался.
- Я дал ответы на твои вопросы? – О да, дал. Её гнев и раньше был опасен, если теперь он будет проявляться так, то ей точно стоит поучиться себя контролировать. Остался только один. – Думаю, можно ответить и на последний? – Откуда он…Хотя, глупый вопрос. – Я вернул тебя из-за Ворона. Он серьёзно нарушил мои планы, переиграл. Теперь я не могу его убить и вернуть то, что он у меня отобрал. А ты можешь.
- Зачем мне это? – Она не хотела воевать вновь. В прошлый раз всё закончилось плохо.
- Я могу дать много ответов на этот вопрос. – Пламя на пальцах исчезло, и бог отпустил её руку. – Часть из них тебе не понравится, но я не хочу заставлять тебя. Поэтому готов дать тебе цель. Даже три.
- А вам это зачем? – Другая часть её хотела немедленно найти Дрогона и отправиться в Вестерос. Покарать тех, кто причинил ей боль, из-за кого она была здесь.
- Давно, очень давно, я совершил то, чем не стоит гордиться. – Он замолчал, глядя в зеркало, сквозь него. – Предал и убил человека, который любил меня и доверял мне. С тобой сделали то же самое. Может, если я помогу тебе, помогу по-настоящему, а не просто использую в своих целях, она поймёт, что я сожалею о том дне. – Ещё несколько мгновений тишины. – Ты бы поняла?
- Я… - Она не сразу смогла ответить. Острый осколок боли вновь вонзился в сердце. Как же ты мог? – Я не знаю. Пока не знаю. Может однажды, но сейчас всё ещё слишком больно.
- Верю. – Он улыбнулся грустно, провёл ладонью по плечу, и ей показалось, что по коже побежали ласковые тёплые искры. – Можем договорить позже, если хочешь.
- Нет не стоит. – Она решительно выпрямила спину. Цель ей точно нужна. Потом можно будет расплакаться и позволить горю охватить её, но не сейчас. Иначе не будет причины возвращаться, а она хотела вернуться. – Какие цели вы можете мне дать?
- Возвращение трона твоих предков. Ворон отобрал его у тебя, победим его и наследие твоей семьи – твоё. – Она кивнула. Трон был её целью, но она не знала хочет ли его теперь. Только если ради семьи, не ради себя. – Помощь людям. Для Ворона они игрушки. Сейчас он не трогает их, но вскоре заскучает. Ему нравится манипулировать, обращаться к тёмным сторонам их душ. Он развяжет бесконечные войны ради забавы, заставит близких предавать друг друга. Дом твоих предков он погрузит в хаос. – Люди. Она всегда стремилась им помогать, а они предпочли ей Серсею. Они ни сказали ни слова благодарности за спасение от Иных. Она могла их бросить. Ведь могла?
- Вы говорили их будет три.
- Ещё одна в ларце, посмотри.
Она медленно подошла к столику, открыла замок, открыла крышку. Дыхание перехватило. На бархатной подушке лежали драконьи яйца. Изумрудное с бронзовым узором и кремовое с золотом. Её детки умерли, но эти яйца, они были совсем как тогда. Будто она вновь девочка на собственной свадьбе. – Вы можете их воскресить?
- Я нет. И никто не может. Но если мою силу объединить с силой моего давнего врага, то должно получиться.
- Как это связано с Вороном? – Глаза заволокло слезами. Она вернёт их. Она сделает что угодно, чтобы вернуть их.
- Та, с кем я враждую восемь тысяч лет, также желает поражения и смерти Ворона. Сделай это, и она не откажет тебе в одной маленькой просьбе.
- Я сделаю. - Слова прозвучали почти шёпотом. – Только скажите, как.
- Я расскажу. Не торопись. – Он подошёл сзади, обнял за плечи. Вновь огненные искорки пробежали по коже. Дени закрыла глаза, прижала кремовое яйцо к груди. – Нужно дождаться, когда поле для игры будет готово. А тебе нужно научиться быть незаметной для тысячи глаз Ворона. И начнём с того, что ты научишься возвращать глазам их настоящий цвет. Не стоит Ворону знать о подаренном тебе огне.

***

Тьма была холодной. И пустой. Неужто он снова умер? И когда успел? Хотя это было совершенно неважно. После всего, что произошло смерть была почти избавлением. Жаль было лишь, что здесь не встретить её. Он хотел просить её прощения, за то, что сделал. Он понял, что поступил неверно ещё тогда, в тронном зале, но за луну, что заняла дорога до Стены осознал всё окончательно. Какое безумие толкнуло его руку. Что стоило поговорить с ней, успокоить. Она могла передумать. Она должна была передумать, если была той, кого он знал. Он не дал ей шанса на это.
Свет пробился даже сквозь сомкнутые веки, разорвал его тьму. Значит не умер. Там света не бывает. Что же произошло? Он был на охоте, когда сердце пронзила боль. Такое уже бывало, но ещё ни разу он не терял сознание. Нужно вставать. Тьма всё же заберёт его, если лежать на снегу. А Призрака бросать не стоит. Он это и так уже сделал один раз. Потом сильно жалел.
Первым, что он увидел, открыв глаза, была вершина серебристо-голубой колонны, такой тонкой и изящной, что казалось, она не может ничего держать. Это была первая мысль, вторая – что в лесу не бывает колонн. Где же он? Он резко сел и тут же рухнул обратно. Голова закружилась, всё тело пронзила слабость. Удара, впрочем, он почти не почувствовал. Будто упал в мягкий снег.
- Решил разбить себе голову, даже не выяснив где ты? – Голос был женским и почему-то навевал воспоминания о вьюгах и льде. – Вскакивать так резко плохая идея. Хотя я не уверена, что у тебя бывают хорошие, Джон Сноу.
В этот раз он приподнялся осторожнее. Голова больше не кружилось, да и силы возвращались. Что с ним было? Где он? – Кто вы? Откуда знаете моё имя?
- Мы знакомы. – Она стояла у окна в серебристом длинном платье. Белоснежные локоны падают на плечи, совершенные черты лица, холодные голубые глаза. – Хотя ты так и не нашёл времени пообщаться со мной.
- Не уверен, что помню вас. – Он совершенно точно никогда не видел её. Запомнил бы, если бы встретил. Он был уверен. Могла ли она быть кем-то, кто знал его, но кого не знал он?
- Уверена, что помнишь. Мы встречались трижды. – Она усмехнулась, но улыбка не была доброй. – В месте, что люди зовут Суровым Домом, на замёрзшем озере и в древнем замке Старков. И все три раза ты сбегал от меня. Так жаль. Особенно замок. Думала буду драться с тобой, а на меня малолетка с ножиком напала. – Девушка с сожалением цокнула языком, Джон вздрогнул. Нет. Так не бывает.
- Король Ночи уничтожен. Арья убила его.
- Так вот как зовут малолетку. – Она осталась столь же спокойна. Будто специально провоцировала его на эмоции, игралась. – Спасибо, буду знать. Вот только твоя Арья никакого Короля Ночи не убивала. Король Ночи был тринадцатым Лордом-Командующим вашей Стены и его убила я, а девчонка уничтожила мою марионетку. Второе тело. Более уязвимое, но и более безопасное для меня самой. – Дышать стало тяжело. Столько жертв чтобы остановить зиму, столько людей. Они думали, что победили. Они пошли воевать с людьми. Если бы не это Дени была бы жива. – Ты и правда считал, что можно победить зиму спрыгнув с ближайшего дерева? Будь там я, девочка не смогла бы и подойти. Я Великая Иная и это я создаю зиму.
Он не смог ответить. Дыхание перехватило. Неужели всё было зря? Все жертвы, все потери, беды? Это было так неправильно. Всё должно было закончиться в Винтерфелле, всё закончилось. Они так думали.
- Впрочем, теперь это уже неважно. – Девушка отвернулась к окну, повела плечом. – Та игра окончена, скоро начнётся новая, а у меня нет фигуры. – Она тихо хмыкнула, а у Джона в груди что-то сжалось. Что она имеет ввиду? – Брату как всегда повезло. Наследница древнего рода, красавица, умница и человек хороший. И почему ему всегда всё самое лучшее? Он бы с тобой лучше общий язык нашёл, что один предатель и убийца, что другой.
Она знала о Дени. Откуда? Сердце рвануло болью. Предатель, убийца. Да, всё да. Ей не было необходимости напоминать об этом, он и так всё помнил. И никогда не забудет. Не забудет любовь и доверие в её глазах. Он должен был поступить иначе. – Если бы у меня была возможность вернуть тот день, я поступил бы иначе. Я бы сделал всё, чтобы исправить совершённое. – Она отвернулась от окна, и Джон без страха взглянул в ледяные глаза. Что-то проснулось в душе, что-то новое. Спокойствие, уверенность и злость, но холодная, тёмная. – Что угодно.
- Вот как. – Её глаза будто чуть потеплели. – Что же хороший порыв. Кроме того, это была игра Ворона. Возможно, это несколько извиняет тебя. Слов своих назад не возьму, но и спешить повторять их не буду. – Она вновь повернулась к окну, махнула рукой, словно приглашая подойти. – Но послушай совета. Не позволяй льду заполнить твою душу, найди баланс между ним и своими чувствами. Позволишь и станешь чудовищем, а это не слишком приятно. Поверь моему опыту.
Не позволять льду заполнить душу. Да, она была права, наверное. Он ведь не готов превратиться в кого-то вроде Рамси Болтона. Безразличного к чужой боли, получающего удовольствие от убийств. Но и отпустить это новое, чужое он был не готов. Им манипулировали. Санса, Тирион, даже Арья. А он позволил. Своими руками убил любимую женщину, расчистил им дорогу к власти. – Это будет непросто.
- Я этого и не говорила. Но кое чему я готова тебя научить. Пригодится против Ворона. – Она чуть повернула голову, повторила приглашающий жест.
- Против кого? – Джон спрыгнул со странного ледяного постамента, на котором сидел и всё же подошёл к окну.
- Он бог и мой враг. Враг, который переиграл меня, уничтожил цель, к которой я шла восемь тысячелетий. Я не могу убить его, таковы правила игры. Но вот тебе это под силу.
- Вы мой враг. – Она выглядела такой спокойной, и не скажешь, что хотела уничтожить всех живых. Что пыталась убить Брана. – Я пожертвовал всем, чтобы вас победить. Зачем мне помогать вам?
- У тебя нет выбора, Джон Сноу. – Она усмехнулась, кивнула на стекло. – Смотри. Смотри внимательно.
И что он должен был там увидеть? Половина окна оказалась непрозрачной, и в ней отразился среднего роста мужчина в чёрных одеждах, со слишком уж длинными чёрными волосами, давно надо было укоротить, но в последнее время он мало думал о себе, и яркими голубыми глазами. Сердце пропустило удар. Пришлось схватиться за стену, чтобы не упасть. Он видел такие глаза. У Иных.
- Видишь? – Она чуть приподняла бровь, спокойная и уверенная. Конечно. Теперь ему никуда от неё не деться. Но как же так? – Я спасла тебя. Твоё необычное происхождение очень мешало Ворону. Кровь драконов даёт некоторые способности, а ты ещё и унаследовал кровь Брандона строителя. – Голос её на мгновение стал печальным, словно она погрузилась в какое-то воспоминание. – Он воспользовался твоим горем и ранил твоё сердце. По-настоящему ранил. Ты умер бы сегодня в снегах, если бы не я. Но простой Иной мне был не нужен. Их, теперь, когда Стены нет, я могу создать сколько захочу. Вот только проку с них. Пришлось подарить тебе частичку моей силы.
- Значит я не Иной? – Ворон? Кто такой Ворон? И чем ему помешал Джон? Зачем он решил убить изгнанного на край мира человека?
- Нет. Но и не человек. Что-то посередине, наверное. – Она коснулась стекла и по тому побежали морозные узоры. Красиво. – Мне ещё не приходилось такого делать. И не пришлось бы, но кое-кому давно пора указать на его место в этом мире.
- Ворону? – Джон знал лишь одного человека, звавшего себя так. Но Бран не пожелал бы ему смерти. Никогда. Он был его братом.
- Да. Я хотела убить его ещё в древнем замке, но он оказался хитрее. Подослал сестрёнку с зачарованным его силой ножом. Я не ждала. Думала он будет защищаться сам или примет помощь от моего брата, но он меня обманул. Теперь зовётся королём и считает себя повелителем мира.
- Бран. – Голос дрогнул. Это его она хотела убить. Его спасла Арья. И это Бран подарил ей кинжал. Но Джон знал его, он не был… А знал ли он того, кто вернулся из-за Стены?
- Твоего любопытного братца больше нет. Теперь он не более чем марионетка в руках Ворона и убьёт тебя не задумываясь.
- Его можно спасти? Помочь как-то? – Он не готов был мириться с этим. Если она говорит правду, если брат действительно попал под влияние этого Ворона, то Джон был готов даже объединиться с ней, чтобы спасти его.
- Не знаю. Не уверена. - Она чуть прищурила глаза. Склонила голову набок. – Бога можно заставить покинуть занятое тело, но под силу ли это тебе? Не знаю.
- Значит будет под силу. Если ты скажешь, как. – Он не отвёл взгляда, и она неожиданно рассмеялась. Почему-то вспомнилось как с Арьей они детьми играли в снежки в Винтерфелле .
- Хорошо. Я думала придётся договариваться, даже подобрала пару причин для тебя бороться с Вороном, но ты и сам себе нашёл такую причину.
- Каких причин? – Что она могла ему сказать, как обосновать необходимость объединиться с ней.
- Защитить людей от него. – Она повела плечом, улыбнулась уже без прежней холодности. – Ему нравится чувствовать себя хозяином мира, но упоение скоро пройдёт, Ворон заскучает, обратится к своему дару. Обращаться к тёмным сторонам душ людей, стравливать их. Жертв будет много. Даже очень.
- А вторая? – Он так старался защищать людей от всего подряд, что в итоге решил защитить их от Дени. От той, кто всегда желала помогать и спасать. Стоит ли спасать их в этот раз?
- Ты сможешь попытаться искупить то зло, что причинил ей. – Она заговорила тише и печальнее, но её слова всё равно вогнали в сердце тупую иглу. Дени. – Ворон сделал так, что она оказалась одна, что её ярость и боль погубили город. Он может так. Уничтожь его, сделай то, чего так хотела она, докажи, что готов сделать всё, чтобы исправить сделанное.
- Даже будь она жива, разве это бы смогло что-то изменить. Она верила мне, любила, а я… - Джон не договорил, не смог, голос оборвался.
- Много тысячелетий назад меня предал человек, которого я любила и которому доверяла. – Она говорила тихо и очень медленно, взгляд остановился, словно она была не здесь. – Вонзил нож мне в сердце. Я возненавидела его. Но, возможно, если бы у него хватило духу по-настоящему раскаяться в совершённом, признать предательство, я смогла бы простить его. В конце концов, я до сих пор люблю того, кем он был.
Всё ещё любит того, кем он был. Любила бы Дени его, смогла бы простить? Неважно, она права. Он должен сделать всё, что можно. Нет смысла только винить себя, она не воскреснет от этого, её дело не будет завершено. Он предал её, ему и исправлять. – Я согласен. Что делать?
- Я расскажу. Время, пока наш враг приготовит игровую доску, ещё есть. Но в первую очередь тебе надо научиться возвращать глазам настоящий цвет. Я не хочу, чтобы Ворон знал, что я подарила тебе лёд.

***

Засыпанную снегом равнину освещала лишь молчаливая луна, но вышедшего из леса мужчину это, казалось, не волновало. Он отошёл от кромки леса на несколько десятков шагов и остановился, молча глядя в небо. Дул пронизывающий ветер, но мужчина даже не попытался запахнуть плащ. В небе, на мгновение закрыв луну, скользнула чёрная тень. Огромные крылья подняли и закружили снег, но мужчина вновь не тронулся с места.
- Назови мне хотя бы одну причину не убить тебя на месте? – Девушку на спине дракона стало видно, когда снег улёгся. Она смотрела на мужчину, но ни в голосе, ни в глазах её не было ярости.
- Их много. – Мужчина поднял глаза на неё, покачал головой. – Они будут очень злы, если ты сделаешь это. Не знаю, что он тебе пообещал, но ты этого не получишь.
- Достойная причина. – Она соскользнула по боку дракона прямо в снег, подошла к нему, окинула внимательным взглядом фиалковых глаз. – Когда он сказал, что это будешь ты, я едва не спалила половину храма. Хорошо, что он может контролировать мою силу.
- Я тоже не слишком радовался, когда узнал, что это будешь ты. У неё в замке теперь есть новая колонна, размером с половину главного зала.
Женщина коротко усмехнулась. – Что же. Пусть так. У нас у обоих есть цель и достигать её, видно, придётся вместе. Поодиночке мы против Ворона ничто.
- Если он даже их переиграл. – Мужчина покачал головой, улыбнулся женщине. – Тебе идёт красный цвет.
- А тебе белый. Даже неожиданно. – Она протянула руку в красной перчатке, провела ладонью по белому меху плаща. – Не могла представить тебя не в чёрном. Это был настолько твой цвет.
- Был. Больше нет. – Серые глаза неожиданно сменили цвет, лишь на несколько мгновений став льдисто-голубыми. – Думаю, того, кого ты знала, тоже больше нет.
- А когда-то существа с такими глазами были нашими врагами. – Она улыбнулась, фиалковый на мгновение стал алым. – Думаю той, кого знал ты, тоже больше нет.
- Это повод познакомиться заново, не находишь? – Мужчина помедлил несколько мгновений, а затем протянул ей руку.
- Возможно. – Она тоже промедлила, но вложила свою ладонь в его. – Хочу узнать насколько ты отличаешься от того, кого я знала. Он причинил мне слишком много боли.
- Я знаю. – Просто ответил мужчина. – Я тоже хочу узнать насколько ты изменилась. И я клянусь, что если причиню тебе хоть каплю боли, то после победы над Вороном позволю убить любым способом, каким ты пожелаешь.
- Согласна. – Она чуть сжала его ладонь. – Пойдём. Нужно посетить одно место. На драконе туда добраться быстрее.

Ох, круто! Снова очень оригинально! Скажите, а продолжение будет?

+1

5

17999,2 написал(а):

Ох, круто! Снова очень оригинально! Скажите, а продолжение будет?

Спасибо)) Да будет, я над ним работаю

+1

6

18001,21 написал(а):
17999,2 написал(а):

Ох, круто! Снова очень оригинально! Скажите, а продолжение будет?

Спасибо)) Да будет, я над ним работаю

Отлично! Буду ждать с нетерпением! http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/31969.png

+1

7

Между сном и явью

Дракон медленно приземлился на заснеженную равнину совсем рядом с огромным, наполовину обгоревшим деревом. Изломанные уродливые ветви тянулись в небо, ствол накренился будто собирался вот-вот упасть. Жутковатый хруст сопровождал каждое дуновение ветра. Дракон жалобно взревел, дерево не нравилось ему, пугало своей чуждостью, но его всадники не разделяли его страхов.
- Зачем ты привела нас сюда? – Мужчина первым спрыгнул со спины дракона, даже и не подумав воспользоваться подставленным крылом. – Это место давно мертво.
- Да, но здесь могут быть ответы, нужные мне. – Девушка последовала примеру своего спутника, чтобы оказаться на снегу. -  Нужные нам. – Поправилась она после секундной паузы, покосилась на своего спутника, приподняла уголок губ в усмешке. – Только без тебя мне их не добыть. Я не умею того, что нужно.
- Он послал тебя сюда за ответами? – Мужчина поправил плащ, почти сливающийся с окружающимся снегом. – Что это за место? Оно пугает твоего дракона.
- То, что тысячелетия было убежищем Ворона. Она едва не настигла его здесь впервые, но он сбежал и начал играть. – Девушка повернулась к дракону, погладила по шее, улыбнулась чуть печально. А потом долго смотрела, как он улетает прочь. Словно прощалась. – Она не рассказывала тебе?
- Не говорила, что в этом месте стоит искать ответы. – Мужчина тоже проводил дракона взглядом. – Ты отпустила его?
- Он слишком заметен. Ворону не отследить меня, но его он увидит легко, а увидев, не сможет не заинтересоваться мной и тем, что он не видит меня. – Она покачала головой и в жесте проскользнули боль и горечь. Чувства, что не показывались до этого. – Кроме того, ему лучше быть подальше от меня. Если они чудовища, то и я тоже. Думаю, теперь ему далеко до меня.
- Ты не одна такая. – Мужчина покачал головой, протянул ей руку. – Пойдём, покажешь, где искать твои ответы. Они нам пригодятся.
- Думаешь, то что нам надо работать вместе что-то меняет? – Она лишь холодно прищурила глаза в ответ и не приняла руки – Ни Ворон, ни что другое не отменят всего, что произошло.
- Как пожелаешь. – Он лишь повёл плечами, опустил руку. Ни в лице, ни в серых глазах ничего не дрогнуло. – Я лишь хотел помочь.
На несколько мгновений над снежным холмом повисла тишина. Девушка взобралась наверх первой, остановилась у почти заваленного кусками льда входа в пещеру. – Это здесь. Придется расчистить проход, чтобы войти. – Лёд тихо зашипел от касания её пальцев, по глыбам побежали струйки воды, которые замерзали, даже не достигнув земли.
- Ты слишком долго будешь бороться с ним. Здесь царство льда, не огня. – Мужчина не пытался ничего сделать, лишь спокойно смотрел на прикладываемые спутницей усилия. Ветер слабо шевелил его чёрные волосы.
- Хочешь, чтобы я просила тебя о помощи? – Девушка вскинула голову, глаза сверкнули алым.
- Хочу, чтобы ты не забывала, что мы теперь вместе. Не ты это выбрала, но и не я, ты имеешь право винить меня, но не забывай о том, к чему идёшь. Ты сама сказала, что по одиночке мы ничто против Ворона.
- Хорошо. – Она моргнула, глаза вернулись к обычному цвету. – Я…Я так не должна. Не буду больше. Я и сама всё понимаю. Просто… Не знаю.
- Понимаю. – Он прошёл мимо неё, коснулся глыб льда, и те рухнули к его ногам мелкой крошкой. – Огонь зовёт выпустить ярость. Уничтожить всё, что мешает.
- Это не огонь. – Почти шёпотом произнесла она. – Что она тебе пообещала? Ради чего ты согласился объединиться с той, что была нашим врагом?
- Сказала, что убьёт, если не буду делать что она скажет. – Он обернулся лишь на мгновения, глаза вновь не отразили ничего.
- Ты врёшь мне?
- Не совсем. – Он остановился возле кучи костей у входа в пещеру. – Она может это. Просто забрать ту искру, что подарила. И он может. – Мужчина ещё несколько мгновений вглядывался в кости. – Это её армия. Я мог бы набрать себе здесь новую, но не думаю, что стоит это делать. Новый Король Ночи быстро сплотит Вестеросс, а это последнее, что нам нужно.
- Лучше, чтобы о нас вообще не знали. О том чем мы стали. Он сказал мне, что Ворон будет уверен, что мы люди. Что тебя спасли от смерти, а меня вернули жрецы. Поделиться искрой, это не для него. Потому и не подумает до последнего мгновения.
- Оно может наступить раньше, чем хотелось бы. Ты ведь не невидимка, как я. Королеву драконов должно быть хорошо видно. Ворон быстро заподозрит неладное. – У выхода из тоннеля мужчина присел возле истерзанного тела зверя, провёл рукой над скомканной, смёрзшейся шерстю. – Лето. Лютоволк Брана. Я помню его ещё совсем щенком.
- Он, должно быть, защищал хозяина, даже не зная кем тот стал. – Девушка молча остановилась рядом, осмотрела усыпанную телами пещеру. – Где твой белый волк? Вы бы теперь хорошо смотрелись рядом.
- Вы тоже. Глаза у него алые, словно твои. – Мужчина поднялся. Вновь осмотрел пещеру. – Я надеюсь, что он жив. У неё счёты к лютоволкам, но его не было рядом со мной, когда я умер. Он должен был вернуться к Тормунду. Тот отрядил людей на поиски и, когда они ничего не нашли, объявил меня мёртвым. Он бы не обрадовался, увидев меня таким.
- Вот как. Значит для всех ты мёртв. И пойди тебя найди и догадайся, что ты задумал. – Девушка двинулась к переплетению корней прямо в центре зала. – А я вернусь к своим людям. К Даарио в Миэрин. Буду собирать рассеянные войска, копить силы и готовиться. Пусть Ворон смотрит на Восток. Взгляд не в силах проникнуть через его силу, а присутствие Дрогона лишь убедит, что это я. Безвольная пешка в руках бога. – Её губы исказила злая усмешка. – Пусть смотрит.
- Да уж. На тебя стоит полюбоваться. – Мужчина усмехнулся, остановился рядом с ней, глядя на тело, сидящее в переплетении корней словно на троне. – Безвольная пешка. Я даже завидую способностям Ворона. Хотелось бы посмотреть.
- Я нравлюсь тебе слабой и подчинённой чужой воле? – Она чуть вскинула брови, повернулась к нему, вновь глядя алыми глазами. – Хочешь видеть меня чужой безвольной куклой?
- Нет. Хочу видеть тебя такой, как сейчас и одновременно смотреть на другую, зная, что это лишь подделка. Что кто-то любуется слабым отблеском, а у меня в руках пламя.  – Он наклонился к ней, в льдисто-голубых глазах замерла тёмная улыбка.
- А если не удержишь? – Она тоже подалась вперёд, огонь в глазах вспыхнул ярче, опаснее. – Если весь твой лёд растает?
- Тогда это будет самая красивая и желанная смерть. – Он улыбнулся ей, воздух в пещере слабо зазвенел, промелькнули огненные искры, шевельнулся снег. Мгновение и они отшатнулись друг от друга, вновь глядя серыми и фиалковыми глазами. – Так чем я могу помочь тебе, ты так и не сказала.
- Вот в этом теле когда-то жил Ворон. – Она быстро отвела глаза, полностью сосредоточившись на троне из корней. – Мне сказали, что, воскрешая кого-то, ты можешь получить его память. Это правда?
- Правда. – Он тоже смотрел только на тело, строго вперёд, даже глаз не скосил на спутницу. – Хорошая мысль. Странно, что она её не предложила.
- Может она и предложила. Только хотела, чтобы я сказала тебе. – Девушка поправила светлые волосы рукой в алой перчатке. – Мне не понять их. Они уже совсем не люди и мыслят иначе.
- Может и им не понять, как мыслим мы и в этом наше преимущество? – Он повёл плечом, легко взбежал по корням, остановился над мёртвым стариком, коснулся его груди. Тело зашевелилось, медленно оторвало старческие руки от переплетения корней, подалось вперёд, словно силясь вырваться из их плена, но лишь увлекая за собой, и опало скомканной тряпкой. Мужчина выпрямился, повернулся к своей спутнице.
-Узнал что-то?
- Да, кажется, я даже знаю, что нам делать дальше.
- И что же.
- То, что привело бы в ужас того, кого знала ты и ту, которую знал я.
- А нас? – Она скрестила руки на груди, взгляд стал недобрым.
- А нам может понравится. – Он спустился к ней, качнул головой в сторону выхода. – Идём. Похороним это место, а потом нас ждёт один древний замок.

***

Санса стояла на стенах Винтерфелла, молча вглядываясь в присыпанную лёгким снегом бесконечную равнину. Весенний снег. Как же не вовремя. Ей казалось, что зима отступила ещё тогда, когда она уезжала из полуразрушенной столицы и отправлялась к короне, о которой так мечтала. Как же хотелось теперь сорвать эту корону с головы, зашвырнуть её туда, в снега, крикнуть во всё горло, чтобы забрали, чтобы забыли о том, что она есть, о том, кто она. А потом пойти в купальни, растянуться там в горячей воде, закрыть глаза и забыть обо всём. Только разве ей позволят? Она ведь теперь последний Старк. Арья уплыла, сбежала. Как знала. Джона тоже нет. Приезжал его друг одичалый, сказал, что он пропал в снегах, даже тела не нашли. Она тогда всю ночь просидела у окна рыдая, почти воя под утро. Она же не хотела, не хотела так. Она хотела только… Чего? Знать бы самой ответ.
А Брану до неё и дела нет. Она ведь писала, рассказала всё как есть. А в ответ получила «ты нужна мне там, где есть, найди управу на своих лордов или останешься без них». Она глубоко втянула воздух, запрокинула голову, стараясь не допустить непрошенных слёз. Королева не может плакать. Не должна.
Когда она опустила голову, у ворот стояли двое. Мужчина в белом и женщина в алом, словно огонь. Странно, она не видела их не дороге. Не могла же она настолько уйти в свои мысли. Мужчина что-то втолковывал стражнику у ворот, женщина стояла рядом, придерживая рукой в красной перчатке капюшон плаща. Что им нужно? На бедных людей, ищущих пристанища в замке они не похожи, слишком уж дороги их одежды, но они и не лорды, не торговцы. Ни свиты, ни повозок с добром. Даже лошадей нет.
Стражник кивнул мужчине. Вошёл в ворота. Ищет её для доклада, поняла Санса. Пустить ли незваных гостей или прогнать прочь от ворот королевы Севера. А может и вовсе схватить, и насадить их головы на пики. Это было бы в духе Рамси. Лорды его боялись. Может и ей стоит? Всего раз показать на что способна и уже никто никогда не тронет, не посмеет угрожать.
Мужчина у ворот поднял голову, взглянул на неё, и сердце замерло. До самых кончиков пальцев пронизал тело холод. Острый, хищный, не знающий пощады, желающий добраться до всех уголков души, заморозить, порвать на части, оставить лишь пустую оболочку.
- Ваша милость. – Окликнули её, и наваждение пропало. Мужчина опустил голову, что-то сказал своей спутнице. Что же ей привиделось такое? Ей нужно больше спать. – Ваша милость, там двое. Мужчина и женщина. Просят разговора с вами. Не вооружены, кажется.
- Кажется? – Дейенерис Таргариен, наверное, тоже казалось, что любимый не сможет навредить ей. И теперь она мертва. Нет Санса не положится на чужие ощущения. – Обыщите их и пусть придут… - Стоило бы принять их в кабинете, но она не хотела возвращаться туда. Так не хотела. Здесь лучше. – Сюда. Я выслушаю их, если дело важное, если же нет их будет проще выкинуть из замка.
- Слушаюсь, ваша милость. – Стражник склонился перед ней, развернулся, поспешил прочь. Санса вновь перевела взгляд на незваных гостей у ворот. Кто они и что им нужно? Что потребовалось от королевы севера? Если они очередные посланцы кого-то из лордов, то Санса прикажет сбросить их со стены вместе с их предложениями. Она переплела пальцы, набрала в грудь воздуха. Как же хочется стать птицей, сорваться с этих стен. Прочь, как можно дальше, на корабль сестры или ещё дальше. Туда где никто не достанет, ни лорды, ни Бран, ни собственное прошлое.
- Ты полюбила стены Винтерфелла, Санса? – Она вздрогнула. Чужой голос словно нож в сердце загнал. Нет. Не может быть. Ей же говорили, рассказали, откуда… - Раньше тебя сюда было не вытащить. Холодно, ветер постоянный.
- Мне сказали ты умер. – Она медленно повернулась, руки сжались. Как он посмел. Она рыдала, она оплакивала его. – Пропал в снегах за Стеной.
- И ведь не соврали. – Он откинул капюшон плаща, улыбнулся уголком губ. С каких пор он носит белое? Она не могла припомнить ни единого раза, когда бы он надевал этот цвет. Его цветом всегда был чёрный. – Действительно пропал. Но, как видишь, теперь нашёлся. Так что ты делаешь на стенах?
- Мой опыт подсказывает, что подниматься на стены любят те, кто неспособен из них вырваться. – Голос его спутницы вновь заставил вздрогнуть. Она ведь слышала его уже. Но… Но как. Она умерла. Санса точно знала. Бран, Тирион, даже Джон, все так говорили. – Как вам корона Севера, леди Санса? – С недоброй улыбкой Дейенерис Таргариен откинула капюшон плаща, посмотрела прямо в глаза. – Не тяготит вашу прелестную головку?
- Нет. – Санса не смогла выдержать взгляда, отвела глаза, посмотрела на Джона. Что ты делаешь рядом с ней? Ты же убил её. Как она позволила вновь подойти так близко? Или не было никакого убийства? Сговорились, всё разыграли, подставили их, а теперь вот опять стоят рядышком. – Моя жизнь прекрасна.
- Врёт? –Джон не повернул головы к спутнице, но вопрос был адресован именно ей.
- Врёт. – Дейенерис осталась бесстрастна, словно ничего и не чувствовала. Санса ни разу не видела такого спокойствия на этом лице. Королева драконов была эмоциональнее, живее. – Всё ещё хочешь её убить?
- Не слишком. – По телу от их слов прошла дрожь. Вспомнилось ощущение холода от его взгляда. Такое она чувствовала лишь однажды, когда мёртвые пришли к стенам Винтерфелла. – Её смерть привлечёт слишком много внимания. К тому же она моя сестра, всё же.
- Да, внимание нам привлекать не стоит. – Надо закричать, позвать на помощь.
Здесь весь замок полон её людьми. Они защитят её, но горло будто сжало стальным обручем, едва вдохнуть получается, не закричишь, а ноги словно примёрзли к стене, не сдвинешься.  – Не будем помогать нас обнаружить. Что ты предлагаешь с ней сделать?
- Оставлю это решение тебе. – Он едва заметно усмехнулся, взглянул в глаза, а Санса вновь почувствовала, как душу вновь сжимает холодом. – Один раз я уже решал. Вышло неверно.
- Узнаем в какую клетку попала птичка. – Сердце будто замедлилось, закружилась голова. Ещё немного и упадёт, чтобы уже никогда не подняться. – Что у вас приключилось, леди Санса?
И всё пропало в одно мгновение. Она вновь могла дышать, говорить, даже ноги слушались её. Беги, если хочешь, вот только куда? Некуда. Кем бы они ни были, достанут везде. Только если в богорощу, звать Брана на помощь. Только вот кто из них лучше? Кто бы ей сказал? – Ничего. Ничего, что касалось бы вас. – Санса приложила всё усилия, чтобы выровнять голос, но он всё равно дрожал будто у маленькой девочки. – Со своими проблемами я справлюсь сама.
- Упрямая. – Дейенерис покачала головой, грустно улыбнулась. – Боюсь, она ещё долго ничего не скажет.
- А мы не можем задерживаться слишком надолго. – Джон прищурил глаза, а затем вдруг шагнул к ней, схватил за предплечье. Руку обожгло холодом, но крик застрял в горле, когда она увидела его глаза, цвета зимнего льда. – Мы ведь здесь не просто так, сестрёнка. Или думаешь нам так приятно твоё общество, после всего, что ты сделала? У нас есть враг и он будет искать нас. Думаешь пощадит тебя, если узнает, что мы были здесь?
- Нет. – Вырвалось из горла едва слышно. Она знала о ком он говорит. О Бране. И знала, что не пощадит. Разотрёт сознание королевы севера в пыль, превратит её в свою куклу. Или ещё хуже. Оставит вечной пленницей её же тела. – Что вы хотите от меня?
- Чтобы ты сыграла на нашей стороне, сестрёнка. Будешь всё делать как раньше. Всё рассказывать ему, на коленях стоять, если нужно. И отравишь древо в богороще. Тем ядом, что действует не сразу, чтобы он понял лишь кода станет поздно.
- Он всё равно узнает. Он всё видит и знает обо всём. – Голос не слушался, холод разливался по руке и медленно полз к сердцу. Она не знала, что будет, когда он достигнет его, но чувствовала и это страшило её почти столь же сильно, как необходимость пойти против Брана. – Он убьёт меня, если я сделаю это.
- А я, если не сделаешь. – Джон наклонился к ней, шепнул на ухо едва слышно. – У тебя красивые глаза, как думаешь, если добавить немного льда они станут ещё прекраснее?
На глаза навернулись слёзы. За что они так с ней? Зачем мучают? Она хотела лишь чтобы её оставили в покое. Не нужна была ей корона, нужно было чувство, что она больше никому не подчиняется, что никто не сможет решать за неё. А они бросили ей корону как кость, не оставив ни единой возможности выбирать самой.
- Не плачь. Ты сама привела нас сюда, Санса. Не стоило предавать клятву под чардревом. Ничего этого бы не было, если бы не твои слова. – Свободной рукой он смахнул её слезы. Ударить бы его, отшатнуться, но из хватки не вырваться. Джон так тоже делал, но стоящий перед ней уже не был Джоном. – Ты придумала, как получить то, что хотела. Придётся и в этот раз придумать.
- Отпусти. – Сил молчать уже не было. Холод охватил всю руку и грудь, почти добрался до сердца. – Я всё сделаю, только отпусти, умоляю.
- Отпусти её. – Тихо повторила откуда-то Дейенерис. – Она сделает.
Рука того, кто когда-то был её братом разжалась, глаза вновь стали привычно серыми, словно и не было ничего. Если бы ни холод, что не желал уходить из её тела, от которого, что-то подсказывало ей, было не избавиться никакими средствами.
- Так что у вас случилось, леди Санса? – Дейенерис Таргариен шагнула к ней, фиалковые глаза смотрели почти с участием. – Если вы теперь на нашей стороне, то я должна помочь вам. Неправильно это, бросать своих людей.
- Ничего такого. – Она уже не врала, просто теперь проблемы, волновавшие совсем недавно, уже не казались важными. Ну вышла бы она за сына Мандерли, пережила бы как-нибудь одну ночь, а дальше пусть бегает вокруг замка, если нужна. – Мои лорды требуют, чтобы я вышла за одного из их сыновей, иначе обещают поднять мятеж.
- О, с этой бедой я смогу вам помочь. – Она улыбнулась ласково, взяла безвольно повисшую руку в свои ладони. – В этом нет ничего хитрого. – По руке пробежала струйка огня, приятно согревая, убирая жуткий холод, скользнула к горлу и свернулась вокруг него золотой цепочкой с алым рубином. – Только не предавайте меня, Санса. – Дейенерис Таргариен улыбалась ей, глядя алыми, словно два уголька, глазами.

+3

8

Алора, что же Вы делаете, леди? Я только про пороки сердца стала читать...
http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/39889.png

+1

9

18018,2 написал(а):

Алора, что же Вы делаете, леди, я только про пороки сердца стала читать...

Извините, не хотела вас отвлекать) Как бы ещё самой за учёбу сесть

+1

10

18019,21 написал(а):
18018,2 написал(а):

Алора, что же Вы делаете, леди, я только про пороки сердца стала читать...

Извините, не хотела вас отвлекать) Как бы ещё самой за учёбу сесть

А ещё продолжение будет? http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/98390.png Я уже прочла! http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/31969.png Как всегда великолепно! http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/37539.png Единственно, никак не могу представить Джона в белом. http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/69396.png

+1

11

18020,2 написал(а):

А ещё продолжение будет?

Да, только не знаю когда. У меня защита курсовой скоро, буду готовиться, наверное

18020,2 написал(а):

Я уже прочла!  Как всегда великолепно!

Спасибо  http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/42479.png

18020,2 написал(а):

Единственно, никак не могу представить Джона в белом.

По секрету скажу, я тоже не могу (и по этому каждый первый выскажет я мысленно или вслух об этом белом). Но мне нужно было передать что они изменились в том числе и через цвета. Как изначальный вариант был голубой, но это как-то совсем неестественно, да и цвета Инайи скорее белый и серебристый

Отредактировано Алора (2020-04-13 01:23:46)

+1

12

На кончике лезвия
Вода срывалась с невысокой скалы почти тихо. Никакого сравнения с рёвом дракона, грохотом обвала, воем бушующего пламени. Но, чтобы заглушить шаги двух лошадей по неглубокому снегу, её было вполне достаточно.
- Последнее место, где я хотела бы побывать. – Девушка не спешила спешиваться, щурила глаза и хмурилась. – Зачем ты притащил меня сюда?
- Поверь, мне здесь тоже не слишком нравится. – Мужчина, напротив, спрыгнул в снег, покрутил головой, отыскивая к чему привязать лошадь, ничего не нашёл и резким, каким-то раздражённым взмахом руки сотворил колышек изо льда. – Есть воспоминания, от которых не избавиться.
- А хотелось бы. – Девушка скривилась, но всё же спрыгнула с лошади следом за спутником. – Так что мы здесь делаем, если не предаёмся воспоминаниям?
- Ты просто ждёшь, когда я найду то, что ищу. – Он полуобернулся, чуть приподнял бровь, будто интересуясь есть ли у неё ещё вопросы.  – А я предаюсь воспоминаниям, только немного другим.
Огненная плеть со свистом рассекла снег у ног мужчины, заставив того отшатнуться и вновь повернуться к спутнице. – Ещё раз что-то скроешь от меня, не расскажешь о планах или решишь сделать что-то без моего ведома, и я забуду обо всём и убью тебя. – Голос девушки дрожал, по кончикам пальцев плясал огонь, и он же пылал в глазах. – Мне хватило обманов и недоговорок тогда. Больше я их терпеть не намерена.
- Прости меня. – Мужчина замер на мгновение, но затем поднял руки вверх в примеряющем жесте. – Прости. Я не подумал о том, сколько тебе врали тогда. Только что сам говорил слишком много и не тем людям. Но тебе я буду рассказывать всё, что связанно с Вороном, клянусь. – Он подошёл совсем близко, сделал движение, словно собирался взять её руки в свои, но так и не коснулся. – Успокойся, прошу. Твоя злость на пользу только Ворону.
- Ты уже предал клятву однажды. Откуда мне знать, что не сделаешь этого вновь? – Огонь исчез, глаза девушки вновь стали фиалковыми, очень печальными.
- А она могла бы предать клятву? – Он в ответ нахмурился, чуть наклонил голову.
- Нет. – Тихо. – Так что мы тут делаем?
- Мы здесь, так как именно здесь я впервые почувствовал взгляд Ворона. – Мужчина вновь повернулся к водопаду, медленно двинулся к нему. – Когда мы… Неважно. Тогда я подумал, что это драконы. Тем более они тоже так внимательно смотрели. Но сейчас понимаю, что это был Ворон. Этот взгляд, он был слишком чуждый для драконов. Жаль, тогда я не умел этого понимать.
- Значит никакого остаться здесь на тысячу лет и нас никто бы не нашёл? – Девушка прерывисто втянула воздух, последовала за спутником.
- Выходит, что так. Уже тогда нашли. Хотя, возможно, оставили бы в покое, останься мы здесь, как ты предлагала.
- Что-то мы для Ворона в конце концов? – Девушка присела, собрала в перчатку снег, а через мгновение из её руки закапали капли. – Вот только смогли бы мы здесь сидеть всю жизнь?
- Тот, кем я был, смог бы. Если бы ему дали гарантию, что Иные не перейдут через Стену. – Мужчина усмехнулся, но улыбка не дошла до глаз. – Знаешь, именно это я и хочу понять. Кто мы для Ворона? Почему так важно было нас убрать? Да, мы были его фигурами, но почему так? Словно желая уничтожить всё, что будет хоть как-то напоминать о нас? Почему не в битве с Иными, не при штурме Королевской Гавани чуть позже? Что для Ворона изменилось бы, погибни мы героями, а не всеми забытым клятвопреступником и безумной королевой?
- Считаешь, в этом был какой-то смысл? – Девушка качнулась в сторону мужчины, замерла на мгновение, а затем опустила руку на плечо, поддерживая и утешая. – Он сказал мне, что Ворону нравится играть с судьбами людей. Это могла быть лишь одна из игр. – Мужчина не ответил, лишь покачал головой, и она продолжила чуть изменившимся тоном. – Кроме того, я могу сказать, что изменилось бы. Ворон бы спокойно распоряжался всем миром, а мы бы лежали где-нибудь в могилке. Зато всеми оплаканные.
- В двух могилках. – Он слабо улыбнулся, повернул голову к ней и осторожно накрыл её ладонь своей. – Думаешь Санса позволила бы в одной? Она слишком ревновала к твоей красоте.
- Или просто ко мне. – Девушка чуть прищурила глаза в полуулыбке. – Может всё куда проще, чем ты считаешь?
- Нет. Она завидовала твоей красоте, короне, силе. Твоим драконам и верным людям. И тому… - Он вновь осёкся, раздражённо поморщился. – Но не ревновала к тебе. С тех пор, как она вернулась из столицы, она не любила никого кроме себя. Потому и предала. У тебя было всё, чего так хотела она, и ей было невыносимо на это смотреть. – Он устало покачал головой, подавил вздох. – Ты уверена, что благодаря твоему ожерелью, ей перестанут докучать лорды?
- С женитьбой? – По губам девушки скользнула хитрая усмешка. – О да. Ни один мужчина, пока она его носит, не захочет лечь с ней в постель. Даже ради долга, денег или титула. Да даже ради спасения жизни. Сторониться её не станут, но вот любовь. Не видать ей любви. А если вздумает предать меня хоть в мысли, то обнаружит, что дышать стало несколько затруднительно.
- А ты жестока. – Он перехватил её ладонь, губы тронула совсем такая же как у его спутницы усмешка.
- Мне пришлось стать жестокой. – Она коснулась свободной ладонью его щеки, скользнула по ней. – Я была доброй, милой и нежной. И чем всё закончилось? Моя судьба быть огнём, и я им буду.
- Так ты ещё прекраснее, чем доброй, милой и нежной. Мой огонь. Скажи, здешние места всё ещё слишком холодны для южанки?
- О, не думаю. – Ладонь в алой перчатке скользнула на грудь, но не отталкивая, напротив. – Но ты можешь сделать их немного холоднее. Я не против прикоснуться ко льду.
Улыбка, взгляд глаза в глаза. Алые расширились, словно в ужасе, девушка метнулась назад, припала на одно колено. – Да что же… Не понимаю. - Голос дрожал, подняться не удавалось.
- Прости. – Мужчина дернулся было помочь, но не сделал ни шага к ней. – Я тоже не понимаю. Наверное, чем быстрее мы всё закончим, тем лучше. – Он вновь оглядел заснеженную долину, во взгляде скользила растерянность. – Но что всё же привлекло внимание Ворона к нам именно здесь?
Девушка, только поднявшаяся на ноги, вдруг замерла, едва заметно вздрогнула. – А что если… Если драконы?

***

На побережье темнело быстро. Арья повозилась, пытаясь устроиться поудобнее, ещё раз внимательно всмотрелась в валяющуюся под ногами гальку. Нет, ничего интересного. Яра Грейджой очень внимательно изучила эти же камушки несколькими часами ранее и старательно отбросила те, что казались хоть немного заострёнными. Судя по ощущениям прямо на то место, где она сидела. Да ещё и этот ветер.
Иные бы побрали этих пиратов. Хотя они и были лишь последним звеном в цепи её несчастий. Всё началось с бури. Хотя нет, конечно, всё началось намного раньше, но Арья запрещала себе думать об этом. Всё началось с бури, что налетела на корабль, стоило ей обогнуть Вестерос. Пришлось пришвартоваться в гавани Светлого Острова и почти луну чинить корабль, угрожая Иглой вороватым корабелам, считающим, что обмануть девчонку будет легко. Жаль, что это было лишь пол беды. Пока шла починка, часть команды разбежалась и пришлось подыскивать новую, заглушая мысль, что всё не случайно, что её не хотят отпускать из Вестероса. Это было глупо. Не хотел бы отпускать, она бы даже из Гавани не уплыла, корабль бы не увидела. А он не только его подарил, но ещё и ручкой на прощание милостиво помахал. Нет, это были лишь её страхи. Глупые страхи. Водяной плясун не должен бояться. Они утихли, когда совсем недавно ей удалось всё же выйти из гавани и взять курс на запад. Но тут нагрянули пираты. Арья убила четырёх нападавших, но их капитанша оглушила её ударом весла со спины. Голова до сих пор порой напоминала об этом резкими болями.
Она думала их отвезут на Железные острова или на восток. На Светлом Острове ей доводилось слышать об армиях, собирающихся у Миэрина, о появившемся там драконе. Яра могла решить присоединиться к людям своей бывшей королевы и привезти Арью в качестве подарка. Но этим утром пираты вытащили её на этот пустынный берег. «Один человек очень просил привезти тебя сюда. Очень важный человек». Последовало в ответ на её недоумение, а потом её накрепко привязали к одному из больших валунов, в изобилии разбросанных по берегу, раскидали гальку, а всё отобранное ранее оружие словно издеваясь бросили так, чтобы она могла его видеть, но никак не могла дотянуться. Оставалось только ждать очень важного человека, холодея от мысли о том, кем он может оказаться.
Вдалеке, на опушке леса, возникли две фигуры. Всадники. Один в белом, другой в алом. Большего и не разглядишь, но они ехали быстро, постепенно Арья различила накинутые на головы капюшоны плащей, разглядела, что всадник в алом ниже и изящнее своего спутника. Может женщина? А ещё, почему-то, ей смутно казалось, что она уже видела их раньше. Вот только где? Ни один из её знакомых не носил таких цветов. Оставалось только гадать. И внимательно наблюдать.
Вот лошади приблизились к побережью. Где-то там начинались камни, по котором им будет непросто пройти. Всадники это тоже понимали. Белый спешился первым. Странно взмахнул рукой, потом наклонился, к чему-то привязал свою лошадь и лошадь спешившегося алого. Распрямился, повернулся к спутнику, наверное, сказал что-то и двинулся к Арье. Алый отстал лишь на несколько шагов, но нагнал, пошёл вровень. Арья прищурилась вглядываясь, закусила губу. Что-то знакомое было в их движениях. Словно у человека, который успел сильно измениться за время долгой разлуки. Но кто же? Не могли ли Безликие вспомнить про строптивую девочку? Хотя нет, их бы по походке она точно не опознала. С чужим лицом они перенимают и манеру движения, и повадки, и воспоминания. Нет, это кто-то другой.
- Так это вы, те важные люди, о которых болтала пиратка? – Она заговорила, стоило им приблизиться. Можно было подождать пока они сами заговорят, но ждать уже надоело. – И что же вы так задержались? Я уже успела заскучать, замёрзнуть и проголодаться. – Они переглянулись, но ничего не ответили. – Кому же столь важному теперь подчиняются пираты Железных Островов?
- Тому же, кому и раньше. – Ей ответил алый, и она невольно вздрогнула. И правда знакомица. Вот только как? Хотя про красных жрецов разное шептались. Кто её спутник интересно? И что с Джоном, если она здесь? – Сильно замёрзли, леди Арья, помочь согреться?
- Вы развяжите, и я сама согреюсь. – Дейенерис Таргариен даже возвращённая к жизни красными жрецами её почти не пугала. Она-то точно не могла быть посланницей того, кого Арья боялась. Смерть – худшее чего от неё можно ждать, но со смертью Арья бороться умела и побеждать тоже.
- Развязать? – Она откинула капюшон, чуть наклонила голову, серебряная коса скользнула по плечу. – Почему бы и нет. – Арья не поняла откуда в затянутой в алую перчатку ладони возник кинжал, но спустя мгновение верёвки ослабли, а потом и вовсе упали на гальку, освобождая руки.
- Неожиданно. – Арья попыталась подняться, но руки и ноги не слушались, пришлось остаться на земле, ожидая пока онемение пройдёт. – Не собираетесь меня убивать?
- Может позже. – Дейенерис выпрямилась, кинжал исчез так же неожиданно, как появился. И куда она его спрятала? – Сейчас я здесь не ради мести.
Арья в ответ только хмыкнула. Хотелось спросить, что же если не месть привело её в Вестерос и почему она не там, где её армии и дракон. Вот только что-то подсказывало, что она будет не рада ответу, если он прозвучит. – Что с Джоном? – Спросила она вместо этого. Может она и не знает, если появилась не ради мести, но хотелось убедиться. Знать, что она не тронула брата.
- Пропал в снегах, кажется. – Дейнерис неожиданно улыбнулась, повернулась к своему молчаливому спутнику. Кто же он такой? Походка Дейенерис показалась ей знакомой, значит и этого человека она могла знать. Вот только кто? Кто-то из её верных воинов? Но почему белое?
- И вы здесь совершенно не при чём?
- Нет. В то время я сидела в храме и училась… разным вещам. – Она вновь обернулась к Арье, долго задумчиво разглядывала. – Вы проявляете очень трогательную заботу о брате, которого бросили ради путешествия.
- Я не хотела. – Это было совсем не её дело, но Арья не видела причин не высказаться. Она не доверяла Дейенерис Таргариен, никогда, но она могла помочь. Может тогда и не придётся бежать всю жизнь, зная, что однажды всё равно могут достать. – Я не хотела его бросать, и я с радостью взяла бы его с собой, но тогда мой корабль бы не отошёл от пристани.
Дейенерис подобралась мгновенно, черты лица словно заострились, ещё один короткий взгляд на спутника. – И кто бы ему помешал?
- Тот, кто зовётся королём. – Тот, кто был братом когда-то. Вот только вернувшись, она его не узнала. А потом поняла, что изменился не только его характер.
- Ворон. – Тихо произнёс спутник Дейенерис, и Арья вновь вздрогнула. Да что же… А к чему вообще были слова про снега? Они над ней насмехаются?
- В снегах пропал значит? – Онемение почти прошло, и она поднялась, чувствуя непреодолимое желание ударить его чем-нибудь потяжелее.
- Так получилось. – Он наконец откинул капюшон, посмотрел на неё с лёгкой усмешкой в знакомых серых глазах. – Там, знаешь ли, неплохо. Но пришлось найтись ради одного незавершённого дела. – С другой стороны, так хочется обнять. Она ведь думала, что никогда больше его не увидит. Как же он решился нарушить прямой приказ и вернуться со Стены? – Забавно. Я думал, больше тебя не увижу, ты ведь так тонко намекнула, что никогда не навестишь любимого брата.
И всё же что-то здесь не так. Она никак не могла представить своего брата говорящим такие слова. Он бы хмурился и злился молча, а не высказывал всё вот так в лицо, да ещё и в такой манере. – Я бы навестила, но мне нужно было убраться из Вестероса как можно дальше. Желательно в те земли, которые никого не интересуют.
- Ворона интересует весь мир. – Это уже Дейенерис. Задумчиво, словно ничего не слышала, вот только глаза смеются. – Ты ведь от него бежала?
- Зависит от того, кого вы зовёте Вороном? – Она это и так понимала, но было интересно узнать побольше. Что за Ворон? Сокращение или за этим именем что-то большее?
- Один неприятный бог, усевшийся на королевское место и получивший в своё распоряжение целый мир. – Джон перестал улыбаться, что-то чуждое промелькнуло в его лице. Такого выражения у своего брата она не то что не видела, даже представить не могла. Что-то было не так с этими снегами. – И попутно успел настроить против себя двух других богов.
- Каких? – Вот оно, шепнул внутренний голос. Вот та ниточка, что ответит на твой вопрос, объяснит, что стало с братом и его возлюбленной. Почему они опять вместе, хотя она должна его ненавидеть. Почему она так далеко от своих людей и дракона.
Они переглянулись, кивнули друг другу, а затем вновь посмотрели на неё. Рука сама дёрнулась к поясу, где раньше висела Игла. Алые глаза на личике Дейенерис смотрелись жутковато, но это можно было перетерпеть. Куда больше её напугал брат. Или тот, кто им был. Привычные серые глаза вдруг стали льдисто-голубыми, словно те, что смотрели на неё в богороще Винтерфелла. Только в этот раз у неё не было волшебного кинжала.
- Не бойся. – Он моргнул, и глаза вновь стали серыми. – Я не Иной. По крайней мере не совсем Иной. Просто так получилось, что я умер в снегах за Стеной. А назад меня вернула та, что создавала Иных.
- Но я убила Короля Ночи. – Что за «та»? Неужели за иными стоял кто-то ещё? Проклятье, почему их всеведущий братец, Ворон, как они его называли, не рассказал об этом, вместо того, чтобы плести интриги и усаживаться на трон?
- Король Ночи был тринадцатым Лордом-Командующим Стены и его убила она. – С лёгкой улыбкой отозвался он, а Арье показалось, что он повторяет чьи-то слова. – А ты уничтожила лишь её марионетку. Второе тело. Будь там она, ты бы даже приблизиться бы не смогла. Замёрзла бы.
- Ладно. – Было очень сложно унять дрожь в руках и голосе, подавить желание броситься к оружию. – И что ей надо?
- Сейчас, уничтожить Ворона. В дальнейшие планы она меня не посвящала. Но не думаю, что она планирует ещё одну войну в ближайшее время. Это было бы бессмысленно.
- У них временное перемирие. На ближайшие пару столетий точно. Он мне сказал. – Дейенерис покосилась на Арью и явно уже для неё добавила. – Бог, что вечно враждует с ней. Тот, что вернул меня.
- Ну ладно. Я пару столетий точно не проживу. – Арья решительно потрясла головой. Пожалуй, стоило переходить к более важным проблемам. Зачем-то же пираты притащили её сюда. – Это же вы приказали привезти меня сюда?
- Не совсем. Я попросила одного, м-м-м, друга, а он передал Яре.
- Не важно. И зачем я вам?
- Нужно сделать одно дело. – Джон задумчиво посмотрел на Арью. – Король Шести Королевств не так давно посетил Штормовой Предел. С лордом почти не беседовал, зато много времени провёл в богороще. Это не слишком хорошо. Теперь древо замка необходимо уничтожить.
Штормовой Предел. Внутри что-то дрогнуло. Джендри. Его было бросать едва ли не больнее чем Джона. Но он не интересовал Брана… Ворона, она другое дело. Однажды он бы вновь вспомнил о ней. Ей нужно было бежать, чтобы не почувствовать, как чужая воля замещает её. Как её рукой ведёт кто-то другой. После Королевской Гавани она лишь убедилась. Он не действовал там столь открыто, но она уже знала почему на абсурдном совете все столь легко признали его королём. Почему словно забыли о Дейенерис её люди.
- Вы поедете туда, любыми средствами убедите лорда вас принять и рассыплете вот это под древом. – Дейенерис протянула ей крохотную алую шкатулку. Арья покрутила в руках, но открыть не рискнула. И так же понятно, что ничего хорошего там быть не может.
- Это поможет свергнуть его и сделать так, чтобы он не мог вмешаться в мою жизнь.
- Да.
- Хорошо. Тогда я с вами. Только один вопрос. Почему не обратиться напрямую к Джендри? Зачем всё так усложнять? Он ведь может и не принять меня.
- Понимаете. – Дейенерис наклонила голову с какой-то странной усмешкой, пнула какой-то камушек. – Ворон древний и мудрый бог, у нас может не получиться его переиграть и тогда пострадаем не только мы, но и все, кто нам помогают. Джендри хороший человек, нам не хотелось бы обрекать его на это.
- Вот как. – Пожалуй тут их мнения сходились, она тоже не хотела, чтобы Джендри пострадал. – Ваша идея?
- Моя. – Что? Арья озадаченно покосилась на Джона. Это он на неё так за отказ навещать обиделся или… «Она не из нашей семьи». Да уж. Очень умная мысль была. Стоило побиться головой о чардрево, как только появилась. Может больше таких невероятно умных высказываний бы не придумалось. Да и потом ещё в столице. Хотя там были причины. Но и у него причины тоже были. Вот так-то.
- Что же, похоже мне не стоило говорить те слова. – Она вздохнула, вновь покрутила коробочку в руках. Может уже можно к оружию и сумкам пойти? Интересно, оставили там хотя бы вяленое мясо?
- Нет, не стоило. – Он улыбнулся грустно, но по-настоящему. Может и сможет простить однажды. Хорошо бы.
- Какие слова? – А вот Дейенерис насторожилась. Посмотрела на Джона с непонятной требовательностью во взгляде.
- Позволь, этого я тебе говорить не буду. Это в прошлом и, к тому же, совершенно не относится к тому зачем мы здесь.
Несколько мгновений взгляд глаза в глаза, Арье показалось даже, что воздух заискрился, но Дейенерис уступила первой. – Хорошо. Клятвы ты теперь не нарушаешь, но обходишь искусно?
- Что поделаешь. – Он слабо хмыкнул. Посмотрел на море. - Давай уже, скоро пойдёт снег. Хотелось бы оказаться в лесу в этот момент.
- Будто снег способен доставить тебе неудобства. – Со смешком отозвалась она.
- Способен тебе и Арье.
- Как трогательно. – Она вновь улыбнулась, протянула Арье руку. – Позвольте вашу руку, Арья.
- Зачем? – Какая-то магическая штучка, не иначе. Только зачем. – Что это будет?
- Небольшое украшение для моей уверенности в вашей верности.
- Хорошо. – Всё равно ведь не отпустят иначе. Но бояться нечего, она их не предаст. Они не угрожали ей подобно Ворону, не превращали в марионетку. Если выбор таков, то пусть будут они. – Только не ожерелье, не люблю их.
- Как скажете. – Огненная полосочка скользнула вокруг руки и свилась в золотой браслет с рубинами. – Только учтите, до горла она доберётся быстро. Собирайте ваши вещи, Арья, эту ночь придётся провести с нами.

Отредактировано Алора (2020-04-14 23:46:51)

+5

13

18067,21 написал(а):

На кончике лезвия
Вода срывалась с невысокой скалы почти тихо. Никакого сравнения с рёвом дракона, грохотом обвала, воем бушующего пламени. Но, чтобы заглушить шаги двух лошадей по неглубокому снегу, её было вполне достаточно.
- Последнее место, где я хотела бы побывать. – Девушка не спешила спешиваться, щурила глаза и хмурилась. – Зачем ты притащил меня сюда?
- Поверь, мне здесь тоже не слишком нравится. – Мужчина, напротив, спрыгнул в снег, покрутил головой, отыскивая к чему привязать лошадь, ничего не нашёл и резким, каким-то раздражённым взмахом руки сотворил колышек изо льда. – Есть воспоминания, от которых не избавиться.
- А хотелось бы. – Девушка скривилась, но всё же спрыгнула с лошади следом за спутником. – Так что мы здесь делаем, если не предаёмся воспоминаниям?
- Ты просто ждёшь, когда я найду то, что ищу. – Он полуобернулся, чуть приподнял бровь, будто интересуясь есть ли у неё ещё вопросы.  – А я предаюсь воспоминаниям, только немного другим.
Огненная плеть со свистом рассекла снег у ног мужчины, заставив того отшатнуться и вновь повернуться к спутнице. – Ещё раз что-то скроешь от меня, не расскажешь о планах или решишь сделать что-то без моего ведома, и я забуду обо всём и убью тебя. – Голос девушки дрожал, по кончикам пальцев плясал огонь, и он же пылал в глазах. – Мне хватило обманов и недоговорок тогда. Больше я их терпеть не намерена.
- Прости меня. – Мужчина замер на мгновение, но затем поднял руки вверх в примеряющем жесте. – Прости. Я не подумал о том, сколько тебе врали тогда. Только что сам говорил слишком много и не тем людям. Но тебе я буду рассказывать всё, что связанно с Вороном, клянусь. – Он подошёл совсем близко, сделал движение, словно собирался взять её руки в свои, но так и не коснулся. – Успокойся, прошу. Твоя злость на пользу только Ворону.
- Ты уже предал клятву однажды. Откуда мне знать, что не сделаешь этого вновь? – Огонь исчез, глаза девушки вновь стали фиалковыми, очень печальными.
- А она могла бы предать клятву? – Он в ответ нахмурился, чуть наклонил голову.
- Нет. – Тихо. – Так что мы тут делаем?
- Мы здесь, так как именно здесь я впервые почувствовал взгляд Ворона. – Мужчина вновь повернулся к водопаду, медленно двинулся к нему. – Когда мы… Неважно. Тогда я подумал, что это драконы. Тем более они тоже так внимательно смотрели. Но сейчас понимаю, что это был Ворон. Этот взгляд, он был слишком чуждый для драконов. Жаль, тогда я не умел этого понимать.
- Значит никакого остаться здесь на тысячу лет и нас никто бы не нашёл? – Девушка прерывисто втянула воздух, последовала за спутником.
- Выходит, что так. Уже тогда нашли. Хотя, возможно, оставили бы в покое, останься мы здесь, как ты предлагала.
- Что-то мы для Ворона в конце концов? – Девушка присела, собрала в перчатку снег, а через мгновение из её руки закапали капли. – Вот только смогли бы мы здесь сидеть всю жизнь?
- Тот, кем я был, смог бы. Если бы ему дали гарантию, что Иные не перейдут через Стену. – Мужчина усмехнулся, но улыбка не дошла до глаз. – Знаешь, именно это я и хочу понять. Кто мы для Ворона? Почему так важно было нас убрать? Да, мы были его фигурами, но почему так? Словно желая уничтожить всё, что будет хоть как-то напоминать о нас? Почему не в битве с Иными, не при штурме Королевской Гавани чуть позже? Что для Ворона изменилось бы, погибни мы героями, а не всеми забытым клятвопреступником и безумной королевой?
- Считаешь, в этом был какой-то смысл? – Девушка качнулась в сторону мужчины, замерла на мгновение, а затем опустила руку на плечо, поддерживая и утешая. – Он сказал мне, что Ворону нравится играть с судьбами людей. Это могла быть лишь одна из игр. – Мужчина не ответил, лишь покачал головой, и она продолжила чуть изменившимся тоном. – Кроме того, я могу сказать, что изменилось бы. Ворон бы спокойно распоряжался всем миром, а мы бы лежали где-нибудь в могилке. Зато всеми оплаканные.
- В двух могилках. – Он слабо улыбнулся, повернул голову к ней и осторожно накрыл её ладонь своей. – Думаешь Санса позволила бы в одной? Она слишком ревновала к твоей красоте.
- Или просто ко мне. – Девушка чуть прищурила глаза в полуулыбке. – Может всё куда проще, чем ты считаешь?
- Нет. Она завидовала твоей красоте, короне, силе. Твоим драконам и верным людям. И тому… - Он вновь осёкся, раздражённо поморщился. – Но не ревновала к тебе. С тех пор, как она вернулась из столицы, она не любила никого кроме себя. Потому и предала. У тебя было всё, чего так хотела она, и ей было невыносимо на это смотреть. – Он устало покачал головой, подавил вздох. – Ты уверена, что благодаря твоему ожерелью, ей перестанут докучать лорды?
- С женитьбой? – По губам девушки скользнула хитрая усмешка. – О да. Ни один мужчина, пока она его носит, не захочет лечь с ней в постель. Даже ради долга, денег или титула. Да даже ради спасения жизни. Сторониться её не станут, но вот любовь. Не видать ей любви. А если вздумает предать меня хоть в мысли, то обнаружит, что дышать стало несколько затруднительно.
- А ты жестока. – Он перехватил её ладонь, губы тронула совсем такая же как у его спутницы усмешка.
- Мне пришлось стать жестокой. – Она коснулась свободной ладонью его щеки, скользнула по ней. – Я была доброй, милой и нежной. И чем всё закончилось? Моя судьба быть огнём, и я им буду.
- Так ты ещё прекраснее, чем доброй, милой и нежной. Мой огонь. Скажи, здешние места всё ещё слишком холодны для южанки?
- О, не думаю. – Ладонь в алой перчатке скользнула на грудь, но не отталкивая, напротив. – Но ты можешь сделать их немного холоднее. Я не против прикоснуться ко льду.
Улыбка, взгляд глаза в глаза. Алые расширились, словно в ужасе, девушка метнулась назад, припала на одно колено. – Да что же… Не понимаю. - Голос дрожал, подняться не удавалось.
- Прости. – Мужчина дернулся было помочь, но не сделал ни шага к ней. – Я тоже не понимаю. Наверное, чем быстрее мы всё закончим, тем лучше. – Он вновь оглядел заснеженную долину, во взгляде скользила растерянность. – Но что всё же привлекло внимание Ворона к нам именно здесь?
Девушка, только поднявшаяся на ноги, вдруг замерла, едва заметно вздрогнула. – А что если… Если драконы?

***

На побережье темнело быстро. Арья повозилась, пытаясь устроиться поудобнее, ещё раз внимательно всмотрелась в валяющуюся под ногами гальку. Нет, ничего интересного. Яра Грейджой очень внимательно изучила эти же камушки несколькими часами ранее и старательно отбросила те, что казались хоть немного заострёнными. Судя по ощущениям прямо на то место, где она сидела. Да ещё и этот ветер.
Иные бы побрали этих пиратов. Хотя они и были лишь последним звеном в цепи её несчастий. Всё началось с бури. Хотя нет, конечно, всё началось намного раньше, но Арья запрещала себе думать об этом. Всё началось с бури, что налетела на корабль, стоило ей обогнуть Вестерос. Пришлось пришвартоваться в гавани Светлого Острова и почти луну чинить корабль, угрожая Иглой вороватым корабелам, считающим, что обмануть девчонку будет легко. Жаль, что это было лишь пол беды. Пока шла починка, часть команды разбежалась и пришлось подыскивать новую, заглушая мысль, что всё не случайно, что её не хотят отпускать из Вестероса. Это было глупо. Не хотел бы отпускать, она бы даже из Гавани не уплыла, корабль бы не увидела. А он не только его подарил, но ещё и ручкой на прощание милостиво помахал. Нет, это были лишь её страхи. Глупые страхи. Водяной плясун не должен бояться. Они утихли, когда совсем недавно ей удалось всё же выйти из гавани и взять курс на запад. Но тут нагрянули пираты. Арья убила четырёх нападавших, но их капитанша оглушила её ударом весла со спины. Голова до сих пор порой напоминала об этом резкими болями.
Она думала их отвезут на Железные острова или на восток. На Светлом Острове ей доводилось слышать об армиях, собирающихся у Миэрина, о появившемся там драконе. Яра могла решить присоединиться к людям своей бывшей королевы и привезти Арью в качестве подарка. Но этим утром пираты вытащили её на этот пустынный берег. «Один человек очень просил привезти тебя сюда. Очень важный человек». Последовало в ответ на её недоумение, а потом её накрепко привязали к одному из больших валунов, в изобилии разбросанных по берегу, раскидали гальку, а всё отобранное ранее оружие словно издеваясь бросили так, чтобы она могла его видеть, но никак не могла дотянуться. Оставалось только ждать очень важного человека, холодея от мысли о том, кем он может оказаться.
Вдалеке, на опушке леса, возникли две фигуры. Всадники. Один в белом, другой в алом. Большего и не разглядишь, но они ехали быстро, постепенно Арья различила накинутые на головы капюшоны плащей, разглядела, что всадник в алом ниже и изящнее своего спутника. Может женщина? А ещё, почему-то, ей смутно казалось, что она уже видела их раньше. Вот только где? Ни один из её знакомых не носил таких цветов. Оставалось только гадать. И внимательно наблюдать.
Вот лошади приблизились к побережью. Где-то там начинались камни, по котором им будет непросто пройти. Всадники это тоже понимали. Белый спешился первым. Странно взмахнул рукой, потом наклонился, к чему-то привязал свою лошадь и лошадь спешившегося алого. Распрямился, повернулся к спутнику, наверное, сказал что-то и двинулся к Арье. Алый отстал лишь на несколько шагов, но нагнал, пошёл вровень. Арья прищурилась вглядываясь, закусила губу. Что-то знакомое было в их движениях. Словно у человека, который успел сильно измениться за время долгой разлуки. Но кто же? Не могли ли Безликие вспомнить про строптивую девочку? Хотя нет, их бы по походке она точно не опознала. С чужим лицом они перенимают и манеру движения, и повадки, и воспоминания. Нет, это кто-то другой.
- Так это вы, те важные люди, о которых болтала пиратка? – Она заговорила, стоило им приблизиться. Можно было подождать пока они сами заговорят, но ждать уже надоело. – И что же вы так задержались? Я уже успела заскучать, замёрзнуть и проголодаться. – Они переглянулись, но ничего не ответили. – Кому же столь важному теперь подчиняются пираты Железных Островов?
- Тому же, кому и раньше. – Ей ответил алый, и она невольно вздрогнула. И правда знакомица. Вот только как? Хотя про красных жрецов разное шептались. Кто её спутник интересно? И что с Джоном, если она здесь? – Сильно замёрзли, леди Арья, помочь согреться?
- Вы развяжите, и я сама согреюсь. – Дейенерис Таргариен даже возвращённая к жизни красными жрецами её почти не пугала. Она-то точно не могла быть посланницей того, кого Арья боялась. Смерть – худшее чего от неё можно ждать, но со смертью Арья бороться умела и побеждать тоже.
- Развязать? – Она откинула капюшон, чуть наклонила голову, серебряная коса скользнула по плечу. – Почему бы и нет. – Арья не поняла откуда в затянутой в алую перчатку ладони возник кинжал, но спустя мгновение верёвки ослабли, а потом и вовсе упали на гальку, освобождая руки.
- Неожиданно. – Арья попыталась подняться, но руки и ноги не слушались, пришлось остаться на земле, ожидая пока онемение пройдёт. – Не собираетесь меня убивать?
- Может позже. – Дейенерис выпрямилась, кинжал исчез так же неожиданно, как появился. И куда она его спрятала? – Сейчас я здесь не ради мести.
Арья в ответ только хмыкнула. Хотелось спросить, что же если не месть привело её в Вестерос и почему она не там, где её армии и дракон. Вот только что-то подсказывало, что она будет не рада ответу, если он прозвучит. – Что с Джоном? – Спросила она вместо этого. Может она и не знает, если появилась не ради мести, но хотелось убедиться. Знать, что она не тронула брата.
- Пропал в снегах, кажется. – Дейнерис неожиданно улыбнулась, повернулась к своему молчаливому спутнику. Кто же он такой? Походка Дейенерис показалась ей знакомой, значит и этого человека она могла знать. Вот только кто? Кто-то из её верных воинов? Но почему белое?
- И вы здесь совершенно не при чём?
- Нет. В то время я сидела в храме и училась… разным вещам. – Она вновь обернулась к Арье, долго задумчиво разглядывала. – Вы проявляете очень трогательную заботу о брате, которого бросили ради путешествия.
- Я не хотела. – Это было совсем не её дело, но Арья не видела причин не высказаться. Она не доверяла Дейенерис Таргариен, никогда, но она могла помочь. Может тогда и не придётся бежать всю жизнь, зная, что однажды всё равно могут достать. – Я не хотела его бросать, и я с радостью взяла бы его с собой, но тогда мой корабль бы не отошёл от пристани.
Дейенерис подобралась мгновенно, черты лица словно заострились, ещё один короткий взгляд на спутника. – И кто бы ему помешал?
- Тот, кто зовётся королём. – Тот, кто был братом когда-то. Вот только вернувшись, она его не узнала. А потом поняла, что изменился не только его характер.
- Ворон. – Тихо произнёс спутник Дейенерис, и Арья вновь вздрогнула. Да что же… А к чему вообще были слова про снега? Они над ней насмехаются?
- В снегах пропал значит? – Онемение почти прошло, и она поднялась, чувствуя непреодолимое желание ударить его чем-нибудь потяжелее.
- Так получилось. – Он наконец откинул капюшон, посмотрел на неё с лёгкой усмешкой в знакомых серых глазах. – Там, знаешь ли, неплохо. Но пришлось найтись ради одного незавершённого дела. – С другой стороны, так хочется обнять. Она ведь думала, что никогда больше его не увидит. Как же он решился нарушить прямой приказ и вернуться со Стены? – Забавно. Я думал, больше тебя не увижу, ты ведь так тонко намекнула, что никогда не навестишь любимого брата.
И всё же что-то здесь не так. Она никак не могла представить своего брата говорящим такие слова. Он бы хмурился и злился молча, а не высказывал всё вот так в лицо, да ещё и в такой манере. – Я бы навестила, но мне нужно было убраться из Вестероса как можно дальше. Желательно в те земли, которые никого не интересуют.
- Ворона интересует весь мир. – Это уже Дейенерис. Задумчиво, словно ничего не слышала, вот только глаза смеются. – Ты ведь от него бежала?
- Зависит от того, кого вы зовёте Вороном? – Она это и так понимала, но было интересно узнать побольше. Что за Ворон? Сокращение или за этим именем что-то большее?
- Один неприятный бог, усевшийся на королевское место и получивший в своё распоряжение целый мир. – Джон перестал улыбаться, что-то чуждое промелькнуло в его лице. Такого выражения у своего брата она не то что не видела, даже представить не могла. Что-то было не так с этими снегами. – И попутно успел настроить против себя двух других богов.
- Каких? – Вот оно, шепнул внутренний голос. Вот та ниточка, что ответит на твой вопрос, объяснит, что стало с братом и его возлюбленной. Почему они опять вместе, хотя она должна его ненавидеть. Почему она так далеко от своих людей и дракона.
Они переглянулись, кивнули друг другу, а затем вновь посмотрели на неё. Рука сама дёрнулась к поясу, где раньше висела Игла. Алые глаза на личике Дейенерис смотрелись жутковато, но это можно было перетерпеть. Куда больше её напугал брат. Или тот, кто им был. Привычные серые глаза вдруг стали льдисто-голубыми, словно те, что смотрели на неё в богороще Винтерфелла. Только в этот раз у неё не было волшебного кинжала.
- Не бойся. – Он моргнул, и глаза вновь стали серыми. – Я не Иной. По крайней мере не совсем Иной. Просто так получилось, что я умер в снегах за Стеной. А назад меня вернула та, что создавала Иных.
- Но я убила Короля Ночи. – Что за «та»? Неужели за иными стоял кто-то ещё? Проклятье, почему их всеведущий братец, Ворон, как они его называли, не рассказал об этом, вместо того, чтобы плести интриги и усаживаться на трон?
- Король Ночи был тринадцатым Лордом-Командующим Стены и его убила она. – С лёгкой улыбкой отозвался он, а Арье показалось, что он повторяет чьи-то слова. – А ты уничтожила лишь её марионетку. Второе тело. Будь там она, ты бы даже приблизиться бы не смогла. Замёрзла бы.
- Ладно. – Было очень сложно унять дрожь в руках и голосе, подавить желание броситься к оружию. – И что ей надо?
- Сейчас, уничтожить Ворона. В дальнейшие планы она меня не посвящала. Но не думаю, что она планирует ещё одну войну в ближайшее время. Это было бы бессмысленно.
- У них временное перемирие. На ближайшие пару столетий точно. Он мне сказал. – Дейенерис покосилась на Арью и явно уже для неё добавила. – Бог, что вечно враждует с ней. Тот, что вернул меня.
- Ну ладно. Я пару столетий точно не проживу. – Арья решительно потрясла головой. Пожалуй, стоило переходить к более важным проблемам. Зачем-то же пираты притащили её сюда. – Это же вы приказали привезти меня сюда?
- Не совсем. Я попросила одного, м-м-м, друга, а он передал Яре.
- Не важно. И зачем я вам?
- Нужно сделать одно дело. – Джон задумчиво посмотрел на Арью. – Король Шести Королевств не так давно посетил Штормовой Предел. С лордом почти не беседовал, зато много времени провёл в богороще. Это не слишком хорошо. Теперь древо замка необходимо уничтожить.
Штормовой Предел. Внутри что-то дрогнуло. Джендри. Его было бросать едва ли не больнее чем Джона. Но он не интересовал Брана… Ворона, она другое дело. Однажды он бы вновь вспомнил о ней. Ей нужно было бежать, чтобы не почувствовать, как чужая воля замещает её. Как её рукой ведёт кто-то другой. После Королевской Гавани она лишь убедилась. Он не действовал там столь открыто, но она уже знала почему на абсурдном совете все столь легко признали его королём. Почему словно забыли о Дейенерис её люди.
- Вы поедете туда, любыми средствами убедите лорда вас принять и рассыплете вот это под древом. – Дейенерис протянула ей крохотную алую шкатулку. Арья покрутила в руках, но открыть не рискнула. И так же понятно, что ничего хорошего там быть не может.
- Это поможет свергнуть его и сделать так, чтобы он не мог вмешаться в мою жизнь.
- Да.
- Хорошо. Тогда я с вами. Только один вопрос. Почему не обратиться напрямую к Джендри? Зачем всё так усложнять? Он ведь может и не принять меня.
- Понимаете. – Дейенерис наклонила голову с какой-то странной усмешкой, пнула какой-то камушек. – Ворон древний и мудрый бог, у нас может не получиться его переиграть и тогда пострадаем не только мы, но и все, кто нам помогают. Джендри хороший человек, нам не хотелось бы обрекать его на это.
- Вот как. – Пожалуй тут их мнения сходились, она тоже не хотела, чтобы Джендри пострадал. – Ваша идея?
- Моя. – Что? Арья озадаченно покосилась на Джона. Это он на неё так за отказ навещать обиделся или… «Она не из нашей семьи». Да уж. Очень умная мысль была. Стоило побиться головой о чардрево, как только появилась. Может больше таких невероятно умных высказываний бы не придумалось. Да и потом ещё в столице. Хотя там были причины. Но и у него причины тоже были. Вот так-то.
- Что же, похоже мне не стоило говорить те слова. – Она вздохнула, вновь покрутила коробочку в руках. Может уже можно к оружию и сумкам пойти? Интересно, оставили там хотя бы вяленое мясо?
- Нет, не стоило. – Он улыбнулся грустно, но по-настоящему. Может и сможет простить однажды. Хорошо бы.
- Какие слова? – А вот Дейенерис насторожилась. Посмотрела на Джона с непонятной требовательностью во взгляде.
- Позволь, этого я тебе говорить не буду. Это в прошлом и, к тому же, совершенно не относится к тому зачем мы здесь.
Несколько мгновений взгляд глаза в глаза, Арье показалось даже, что воздух заискрился, но Дейенерис уступила первой. – Хорошо. Клятвы ты теперь не нарушаешь, но обходишь искусно?
- Что поделаешь. – Он слабо хмыкнул. Посмотрел на море. - Давай уже, скоро пойдёт снег. Хотелось бы оказаться в лесу в этот момент.
- Будто снег способен доставить тебе неудобства. – Со смешком отозвалась она.
- Способен тебе и Арье.
- Как трогательно. – Она вновь улыбнулась, протянула Арье руку. – Позвольте вашу руку, Арья.
- Зачем? – Какая-то магическая штучка, не иначе. Только зачем. – Что это будет?
- Небольшое украшение для моей уверенности в вашей верности.
- Хорошо. – Всё равно ведь не отпустят иначе. Но бояться нечего, она их не предаст. Они не угрожали ей подобно Ворону, не превращали в марионетку. Если выбор таков, то пусть будут они. – Только не ожерелье, не люблю их.
- Как скажете. – Огненная полосочка скользнула вокруг руки и свилась в золотой браслет с рубинами. – Только учтите, до горла она доберётся быстро. Собирайте ваши вещи, Арья, эту ночь придётся провести с нами.

Ох, как всегда завораживающе, леди! С нетерпением жду продолжения.

+1

14

18084,2 написал(а):

Ох, как всегда завораживающе, леди! С нетерпением жду продолжения.

Спасибо. Я пока не знаю, мне что-то кажется, что я начинаю повторяться в тексте, а это не очень хорошо. К тому же надо в Огонь и Лёд дописать главу, прежде чем писать одну из следующих здесь. Так что пока не знаю, может завтра, а может попозже. Как пойдёт

+1

15

Небольшое предупреждение - Тириона я, несмотря на s8, сильно люблю, так что он тут будет умным, а не сериальной мебелью

Тусклое золото
Очередная подпись легла на пергамент, очередной лист был отложен. Это был плюс. Минус заключался в тех, что ещё дожидались решения лорда. Их было слишком много. Он уже пол луны разгребал проблемы Утёса и Запада, но меньше их словно и не становилось. Казалось, что с момента отъезда отца, чтоб ему погорячее в Седьмом пекле было, в Утёсе и вовсе не было лорда. Хотя управлял кто-то же, он знал. Вот только золото кончилось, а без него управлять Западом было куда сложнее, чем с ним. Вот и не справились ни те, кого назначали Серсея и её дети, ни выбранный им самим кастелян.
- Ну что, Тирион Ланнистер, как бордели? Быстро ли идёт стройка? Скоро ли начнут работу? – Поинтересовался он сам у себя, откидываясь в кресле и до хруста сжимая перо в руке. Дурацкие бордели, как они ему вообще в голову пришли. Или это Брон предложил их строить? Хотя, да какая разница, как он допустил такое решение? Как вместо восстановления разрушенных страны и столицы позволил тратить деньги на бордели? Утешало только то, что сейчас он делал действительно важную и полезную работу. Хотя бы Запад он обязан сохранить, если уж больше ничего не может.
- Лорд Ланнистер. – Дверь кабинета распахнулась, на пороге нарисовался один из его стражников. Молодой совсем. Старые все ушли. Кто сам не захотел служить отцеубийце и предателю семьи, а кого и он выставил за порог, опасаясь предательства. Неправильно это было. Хотя он положил им небольшую пенсию. Меньше, чем можно получить в замке, но больше, чем имеют большинство жителей Ланниспорта. – Там двое. Мужчина и женщина. Хотят вас видеть, говорят, что вы были знакомы.
- Я много с кем был знаком. – Тирион смерил юношу взглядом и решил, что не стоит начинать заумных монологов. Парень не виноват в его отвратительном настроении. – Пригласи сюда. Только убедись, что оружия при них нет. – Не то чтобы он слишком боялся убийц. В последнее время жизнь казалась всё более и более бесполезной, кошмары ему не снились, но совершённые ошибки не забывались. Они смотрели из каждой бумаги, которую он подписывал, из глаз голодных детей в Ланниспорте, из его опустевших гаваней. Но умереть сейчас он не мог. Нельзя бросать Запад, хотя бы здесь, хотя бы попытаться всё исправить. Вот когда стопка бумаг уменьшится до переписки с лордами и прошений торговцев, дети забудут о голоде, а в гаванях вновь появятся корабли, он сможет и убийцам сдаться. Убедившись, что его дом продолжится, что имя Ланнистеров не умрёт вместе с ним.
- Да, милорд. – Юноша поклонился, вышел за дверь, прикрыл её, аккуратно. С недавних пор Тирион не выносил хлопающих дверей. Во временной резиденции нового короля гуляло слишком много холодных сквозняков, хлопающих дверьми в самый неподходящий момент. Король только улыбался, сперва. Потом, когда впервые не смогли разжечь огонь в камине, перестал и засобирался в путешествие в Штормовой Предел.
Уехав, он оставил Тириона управлять страной, и все сквозняки вдруг прекратились, огонь вновь уютно пылал в каминах, а Тирион абсолютно отчётливо понял, что больше так не может. Казалось, сам мир был против короля, которого он назначил. Тогда он и решил удалиться в Утёс. Тогда думал, что на какое-то время, но теперь знал, что на всю оставшуюся жизнь.
- Лорд Ланнистер. Посетители. – Вновь тот же юноша. Быстро он, неужто бегом бежал? За его спиной двое – один с ног до головы в белом, второй, пониже, в алом. Капюшоны плащей у обоих низко надвинуты, и лиц не разглядеть. Плохо. Нужно выяснить кто они, прежде чем отпускать стражника.
- Приветствую вас. – Вставать Тирион не стал, пока он не был уверен в том насколько почтительный приём стоит оказать гостям. – Но я бы попросил вас снять капюшоны, прежде чем мы начнём разговор.
- Мы сделаем это как-только твой человек выйдет отсюда, Тирион. Нам бы не хотелось слишком многим показывать лица. – Тирион на мгновение замер, услышав голос мужчины, затем расслабился, улыбнулся. Он же знал, что так будет. Хотя и не так скоро и не вдвоём.
- Можешь идти. – Тирион всё с той же улыбкой махнул рукой юноше. – Нам с господами нужно побеседовать. – Дождался пока дверь закроется и повернулся к ним. – Здравствуй, Джон. Решил сменить цвета? И тебя, Дейенерис, я рад видеть. Не покажешь лицо? Хотелось бы знать на сколько ты отличаешься от Дондариона.
- Ты не удивлён? – А вот она точно была удивлена, капюшон был опущен, фиалковые глаза прищурились, нахмурились тонкие бровки. Ещё прекрасней чем тогда. Сноу напротив улыбался. Шутка про Беррика его насмешила?
- Слухи о собирающихся под Миэрином армиях доходили до меня, а я слишком многое видел, чтобы не догадаться, что собираются они ради своей любимой королевы. – Тирион наконец заметил, что так и не отпустил перо и положил его, совершенно изломанное на стол. – Правда, я ждал тебя позже и с другим спутником. Как там Миэрин?
- Не знаю, последний раз я была там тогда же, когда и ты. – Она успокоилась, лицо расслабилось и застыло маской спокойствия. Для неё это не было нормальным. Она всегда была такой живой и даже при необходимости не без труда держала эту маску. – Дрогон отнёс меня в Волантис, а оттуда обратно в Вестерос. Без залёта в Миэрин.
- Вот как, а король наш, выходит, пустышку там высматривает. Не скажу, что меня это огорчает. – Не слишком сильно, по крайней мере до тех пор, пока они не решат его убить. У Джона тоже найдётся пара причин. Как они кстати сошлись после всего? – А у вас наладились отношения, я смотрю.
- У нас общее дело. – Плечи Дейенерис дрогнули, на мгновение, или ему лишь показалось, в глазах мелькнули искры пламени. – Завершим и разойдёмся.
- Как скажешь. – Тирион приподнял руки, показывая, что не собирается спорить, украдкой покосился на Джона. Но тот остался спокоен и будто бы безразличен. Неужто нашёл за Стеной кого-то, кто смог залечить раненную душу и затмить образ Дейенерис Таргариен? Счастливчик. – Так, просто на всякий случай, в твоей смерти виноват я. Это я убедил Джона, что без твоей смерти у мира нет будущего. Воспользовался потрясением, на долг там надавил, на любовь к семье, сказал, что ты его сестёр убьёшь. Вот. Жить очень хотел, а ты бы меня казнила.
На несколько мгновений наступила тишина, Дейенерис повернулась к Джону, вновь чуть прищурила глаза, наклонила голову, приоткрыла губы, но сказать ничего не успела. – Всё верно, но решение принимал я. Всё случившееся, моя вина. – Какой у Джона голос, Тирион даже поёжился. Никогда раньше у него такого не слышал. Зато теперь понятно, как он стал Лордом-Командующим и Королём Севера, таким предводителем можно гордиться. – И зачем ты это сказал? Жить надоело?
- Да нет, просто я решил, что нужно исправить все, какие смогу, свои ошибки. – Тирион пожал плечами. Пригляделся к их одеждам. Белый и алый. Что-то это напоминало, что-то крутящееся на краю сознания. – А вы меня всё равно убьёте. Так почему бы не попробовать хоть немного сгладить эту.
- Благородно. – Странная улыбка скользнула по губам Джона, что-то в ней было чуждое. Как у короля. Или почти как у него. – Даже очень. Не ожидал, признаться. Ты не разучился удивлять, Тирион.
- Стараюсь. – Тирион покосился теперь уже на Дейенерис. Хмурится, сжимает и разжимает кулаки и прожигает взглядом какую-то точку над его головой. Кажется, её он тоже удивил. Только благородством ли? – Иногда удивить кого-нибудь – единственный шанс выжить.
- Не в этом случае. – Ну да кто бы сомневался. Не он точно. Хотя он-то ждал, что Дейенерис придёт его убивать. Ожидал ярости, криков, драконьего пламени и слёз, наверное. Холодной решимости не ждал даже от неё. Не то что от Джона. Он сильно изменился за то время, что они не виделись. Что же он нашёл за Стеной? Или кого? – Мы здесь не для того, чтобы убить тебя.
- А ты научился удивлять. – Выдавил Тирион, когда наконец смог собрать мысли, мгновенно покинувшие голову и оставившие его с ощущением полного непонимания и отсутствия хоть малейшего контроля над ситуацией. Он такого не любил. – Зачем же вы двое явились сюда, если не ради моей скромной шкурки?
- Ради древа, растущего в твоём замке. – Джон посмотрел на Дейенерис, но та, похоже, всё ещё не желала говорить. – Его нужно отравить.
- Зачем же? – Он догадывался. Король умел смотреть сквозь деревья, их глазами. Значит они борются с ним? Тогда, возможно, они стоят поддержки. Не стоит упускать возможность исправить свою самую главную ошибку. Потом жалеть будет. – Оно и так наполовину мертво.
- Оно достаточно живо, чтобы послужить дверью для Ворона. Он же был здесь? Много времени провёл возле него?
- Почти целый день. – Ворон значит? Трёхглазый? Или просто Ворон? Интересное имя, навевает ассоциации. И очень подходит. Король действительно похож на эту птицу и чем больше времени проходит, тем больше.
- Создавал дверь. – Задумчиво, словно для себя пробормотал Джон. – Приятно хоть иногда быть правым. – Можно было спросить, о чём речь, но Тирион предпочёл просто смотреть. Он был уверен, Джон чувствует его взгляд. И отреагирует рано или поздно. – Возможность уйти в свои деревья, если вдруг проиграет в игре. Доволен?
- Ничего не понял. – Это ничего. Суть он знает, можно будет разобраться потом самому, а можно и спросить. Вдруг ответят ещё что-то. Столь же малопонятное, разумеется, но любая зацепка хороша. – Что за игра?
- Противостояние трёх богов за право владеть миром. – Ещё одна улыбка. Ему нравится путать Тириона, что он знает больше, что понимает непонятное для Тириона. Вот только… Алые одежды Дейенерис, воскрешение – это точно Владыка Света, Р’Глор. Второй, наверняка, этот непонятный Ворон. Третий… Если алый – огонь Владыки Света, то белый… Белый – это лёд.
- Кому ты служишь? – Вырвалось само, невольно, но, похоже, он попал. Джон дёрнулся, ладонь дрогнула, но не так, как если бы он хотел схватиться за меч. Нет, словно он меч уже держал и нужно было только перерубить им шею одного слишком догадливого карлика. – Белый это же лёд, да? Только я думал, что эти боги враги. – Тирион ещё раз пригляделся к Джону. Нет не почудилось, глаза всё те же. – Да и глаза не голубые.
- Уверен? – Злая усмешка, цвет глаз медленно сменился. Вместо серых глаз старого знакомого Тирион смотрел в голубе глаза Иного.
- Хватит. – Дейенерис. Спокойно и очень тихо, уверенно. Голос настоящей королевы. Кому нужно – услышит. – Мы не должны ему этого рассказывать. Он был слишком близок к Ворону, он сам предложил сделать его королём. Ты сам говорил, что он может предать нас, что достаточно умён, чтобы обойти даже мою магию.
- Я не стану вас предавать, если, конечно, вы намеренны пригласить меня присоединиться к вам. – Вот как Джон его оценил значит. Значит достаточно умён, чтобы обмануть магию. Приятно, приятно, хотя и слишком опасно. Что за магия к слову? Раньше не было. Р’Глор что-то даровал? – Я уже успел осознать, что был неправ, предлагая на трон человека с лучшей историей. – От этих слов захотелось сплюнуть прямо на укрытый ковром пол. Как эта глупость вообще в голову пришла? Самая лучшая история, тьфу, да и только. – Король из него отвратительный, только и умеет, что через ворон на мир глазеть. Ты была бы лучше. – Тирион скривился. – Боги, да кто угодно был бы лучше. Даже неуравновешенный идиот Джоффри или моя ненормальная сестрица. Их хотя бы власть интересовала. А этому вовсе ничего не надо.
- У него есть куда более серьёзная власть, чем у кого-либо ещё… - Начал, но не закончил Джон.
- Ты предал меня ради своей сестры, а теперь говоришь, что она была ненормальна. Ты хоть кому-то можешь быть верным? – Глаза Дейенерис вспыхнули алым, но он уже почти не удивился. Ну Джон Иной, а она какое-то порождение Владыки Света, чего такого? Важно сейчас убедить её, что живым он полезнее, чем трупом. Даже, если они не собирались его убивать, Дейенерис, похоже, передумала.
- Я любил брата. А он любил сестру. Почему-то мне вдруг стало казаться, что он не сможет без неё, что и её стоит спасти. К тому же, убеждал я себя, когда она сбежит, город сдастся. Всё можно будет решить мирно. Но ничего не получилось, я был в такой ярости, когда увидел их мёртвыми. Не на тебя, на себя. Я просчитался, поступил неправильно. Я больше не мог быть десницей, столько ошибок я насовершал. – Тирион вздохнул, помассировал висок, посмотрел в округлившиеся глаза Дейенерис. – Мои родные погибли из-за меня, твой дракон, город. Я был десницей, должен был просчитывать всё на несколько шагов вперёд, должен был убедить тебя слушать, на коленях стоять, если надо было. А я не смог. Я собирался отдать тебе значок. Но не так, как сделал это. Я слушал тебя, а гнев на себя вдруг превратился в гнев на тебя, и я совершил очередную ошибку.
- Ворон? – Джон оправился от его откровений первым, медленно сморгнул лёд в глазах, посмотрел на Дейенерис уже серыми.
- Возможно. – Голос у неё дрожал, и Тириону стало так жаль её. Она ведь пришла сюда зная, что делает. У неё была цель и картина мира. А он несколькими предложениями разбил её. Дважды. – Я не знаю. Мне нужно подумать.
- Можете задержаться. – Тирион радушно махнул рукой. – Велю слугам подготовить покои и подать вам что-нибудь. – Если только им ещё нужно было есть, пить и спать. Хотя думать в комфорте всё равно удобнее, чем под непрекращающимся уже несколько дней мелким дождём. – Здесь вас не отследят, если вдруг опасаетесь этого. Утёс сплошной камень, живность не водится, птицы залетают только в открытые галереи, но это при хорошей погоде, сейчас им взлетать слишком мокро, а растений у нас здесь никогда не было.
- И зачем тебе это? – Теперь Джон недоверчиво хмурится. Можно придумать что-нибудь, но Тириону неожиданно понравилось отвечать правду.
- Любопытно. Вы столько всего знаете про происходящее вокруг. Если решите мне поверить, то хотелось бы, чтобы были рядом и могли поделиться информацией. – Джон всё ещё хмурился. Боится предательства. Кажется, предыдущие слова его не убедили. – Я не предам вас. Рассказать столь же многословно почему?
- Давай. Подбрось ещё одну тему для размышлений.
- Ну, хорошо. Я уже сказал, король из этого вашего Ворона неважный. Королевство его не интересует совсем, а сейчас так нельзя. Я не раз пытался достучаться, объяснить, как нужны нам деньги, как нужно встретиться с главами других держав, договориться с лордами. Но он меня не слышит. Сделай всё сам. – В какой-то момент от этих слов уже тошнило, хоти они были явно не худшим. – Вот только не все готовы говорить с десницей, кому-то нужен король. Договариваться с волантийцами он и вовсе запретил. Хотя те, напротив, были только рады. Единственный раз поучаствовал и всё загубил. А когда я попытался сам… В общем я хочу быть хозяином своему телу. И не готов служить королю, который не слышит тебя, не обсуждает твои мысли, а при попытке возразить превращает в безвольную куклу. Если он всё знает, зачем ему десница? Вот только стране от моего ухода не лучше. То, что с ней стало, результат и моих ошибок тоже. Если помощь вам позволит их исправить, то я готов помогать. – Тирион выдохнул, передёрнулся от нахлынувших воспоминаний. Устроит их причина? Его бы не устроила, слишком уж хорошо звучит.
- Не врёт. – Неожиданно тихо пробормотала Дейенерис. – Действительно готов. Держи. – В её руках появилась небольшая алая шкатулка. – По горсти под древо каждый день. Больше не сыпать, руками не трогать. Ворону на глаза не попадаться. – Тирион поднялся, принял из её рук шкатулку, но вместе с ней на руку скользнула огненная искра, пробежала по рукаву, по груди и замерла напротив сердца золотой брошью с крупным рубином. – На случай, если всё же решишь предать.
- Хм, красиво. – Тирион не стал спрашивать, что сделает эта штука. Точно ничего хорошего и безопасного для жизни. – Останетесь?
- Ненадолго. – Она глубоко вдохнула. – Дождь надоел.
***
Галерея выходила на небольшой утёс, нависающий над морем, невысокая оградка, золочёные украшения. Здесь наверху всё так и светилось роскошью дома Ланнистеров, уходящей роскошью, такой яркой раньше, потускневшей сейчас словно золотые львы на оградке.
- Ты говорила тебе надоел дождь, а теперь стоишь под ним и мокнешь?
- Для меня промокнуть не самая простая задача. – Девушка до того стояла, подняв голову к небу, давая каплям дождя стекать по лицу, испариться облачками пара где-то на щеках. Услышав вопрос, она медленно опустила голову и повернулась. – Даже если захочу. Чего ты хочешь от меня, Тирион?
- Не знаю. – Он пожал плечами, поморщился. - Я шёл по галерее и увидел тебя здесь. Совсем одну, под дождём. Напомнило, знаешь ли. Решил подойти.
- Можешь не волноваться. Я уже не та девочка, что страдала от одиночества и отчаянно желала любви. – Девушка поправила растрепавшуюся косу, облокотилась на ограждение. – Одиночество дарит спокойствие, возможность подумать, понять что-то, что могло ускользать от тебя. А дождь сегодня хороший, не то что эта морось.
- Уж и не знаю, что лучше. Уже две луны, если не больше, то дождь, то морось. Не холодно и не жарко, солнце из-за туч почти не показывается. Зима закончилась, но ни весна, ни лето не начались. Не знаешь в чём причина?
- Те, чьи силы создают нам зиму и лето не хотят больше участвовать в жизни мира. Не пока место, которое они считают своим, занимает Ворон. – Ответ прозвучал не от девушки. Мужчина неторопливо вышел на балкон, но из-под нависающей над ним скалы не вышел, остановился возле Тириона. – Н Севере, где правит она – ещё зима, в Волантисе – лето, но чем дальше от них, тем меньше в погоде хоть каких-то красок.
- Тоже случайно меня заметил? – Девушка прищурилась, склонила голову набок, заглянула в глаза, словно ища большего, чем ответ на вопрос.
- Нет, искал специально. Хотел поговорить о наших дальнейших планах. – Он прислонился плечом к стене, поправил плащ. – Так что ты решила, доверим их Тириону или прогоним пока не поздно?
- А что решил ты?
- Пусть знает. – Мужчина скосил глаза, слабо улыбнулся. – Ты сама сказала, что он не врёт. А если вдруг решится предать, готов гарантировать, что все в Утёсе обзаведутся чудными голубыми глазками.
- Собираетесь и дальше здесь сидеть? – Тирион в ответ вскинул бровь, искривил уголок губ в усмешке. – Или ты можешь на расстоянии обеспечить моих людей голубыми глазами?
- Я нет, а та, кому, как ты выразился, я служу, может.
- Ну, хорошо. – Девушка, казалось, пропустила разговор мимо ушей, задумчиво изучая трещинки на скале. – Пусть знает. Только вот что обсуждать? Осталось последнее древо в Королевской Гавани. Воспользуемся твоим бывшим другом, чтобы его уничтожить. А дальше Ворон, к которому ни ты, ни я не представляем, как подобраться.
- Вы про Тарли? – Тирион задумчиво потер подбородок. – Знаете, у вас, конечно, есть причины не слушать моих советов, но я вам всё же дам один. Тарли нового короля обожает. Любит больше чем собственную жену и готов на него молиться. Не знаю с чего такие чувства, но убедить его сделать что-то во вред королю вы не сможете.
- А если запугать?
- Можно, наверное. – Тирион нахмурился, подвинулся чуть назад, чтобы укрыться от дождя, сдуваемого слабым ветром. – Тарли трус. Вот только не знаю, сделает ли он что-то или будет скулить. И точно попытается как-то сигнал подать. Может магия ему и помешает, но если Ворон настолько умён, чтобы переиграть двух богов, то может и догадаться. Лучше попробуйте как-то иначе. Не раскрывая ему настоящих целей.
- Допустим. – Мужчина и женщина быстро переглянулись, он протянул руку под дождь. Капельки замерли над ней, мгновенно превратившись в льдинки и закружившись в крохотном вихре, который становился всё больше. – Откуда ты взял, что Ворон переиграл двух богов?
- Догадался. Мы сражались против Иных, и на нашей стороне была красная жрица. Потом всё как-то кончилось, на трон уселся Ворон. А теперь вы, посланцы враждующих богов, приходите вместе, чтобы уничтожить Ворона. Думаю, одна игра завершилась, да ещё и не так, как планировали её устроители, а вы – часть новой.
- А он и вправду очень умён. – Мужчина резко сжал ладонь, и многочисленные льдинки с грохотом посыпались на пол. – Понимаю, почему ты сделала его десницей.
- Если бы он, ещё будучи десницей, был бы так же умён. А то здесь, каждый совершённый им шаг вёл к моему поражению.
- Возможно, это и вправду был Ворон. – Тирион раскрыл рот, но ответить на реплику не успел. – А произошедшее после штурма лишь последний шаг. Согласись, предательство Тириона просто идеально вписалось. Королева драконов сжигает город, чтобы спасти свою армию, но её собственный десница обвиняет её в безумии, зарождая сомнения даже у самых верных. Они знают, что десница всегда был за мирное решение, стремился избегать войны, а королева его не слушала. Не слушает и сейчас, бросает десницу в тюрьму. Потом королеву убивает её… - Мужчина скривился, не закончил фразу. – Совет лишь утверждает её безумие, а её убийца навсегда исчезает в снегах с клеймом клятвопреступника. То же, о чём я говорил тебе у водопадов. Только картина чуть полнее. Понять бы ещё зачем её складывали.
- Может и так. – Тихо согласилась девушка. – Он говорил мне, что моё одиночество вина Ворона. Что это он всеми силами отталкивал от меня людей. Может ты и прав и не стоит их так винить?
- Кхм. – Оба, полностью погружённые в разговор повернулись на кашель Тириона. – Простите. А как именно Ворон мог влиять на людей? Он, конечно, может тебя в свою куклу превратить, но до его становления королём, по крайней мере со мной, такого не бывало.
- Он находит самые сокровенные тёмные мысли людей, вытаскивает их, подпитывает. Ему не нужно воздействовать прямо, чтобы изменить игру. В том числе и потому я дарю украшения. От такого его влияния они защищают неплохо.
- Вот как. - Тирион вновь потёр подбородок, покачал головой, хмыкнул, запустил руку в волосы. – Тогда, наверное, не стоит снимать вины с тех, на кого он влиял? Он ведь лишь придаёт силы мыслям, но зарождаются они не в его голове.
- Значит и с тебя вину снимать нельзя?
- Мои ошибки – мои, даже если кто-то помог мне их совершить. Я ведь не ребёнок, должен был думать головой, а не слушать собственные тёмные желания и мысли, даже если они казались крайне привлекательными. У меня они и сейчас возникают порой, но мне удаётся справиться, зная, что я должен сделать. И тогда должен был.
- Знаешь, после всего произошедшего между нами, я бы и рад с тобой не согласиться, но не могу. – Мужчина усмехнулся как-то устало. – Мои ошибки – только мои. Хотя даже она мне иное говорила.
- Кто такая она? – Тирион оглядел собеседников и нахмурился, когда те одновременно покачали головами. – Вы мне уже столько рассказали, а доверить её имя боитесь?
- Мы не боимся. Не можем. Такова была клятва, которую с нас взяли, прежде чем отправили сюда. – Девушка потеребила кончик косы, другой рукой, погладила гриву золотого льва. – Их имена не прозвучат в Вестеросе, пока Ворон не будет повержен. Он, она, они. Большего мы не сможем сказать, Тирион.
- Как скажете. – Тирион вздохнул тяжело, откинулся на скалу. – А что за картина, в которую вписалось моё предательство?
- Пытаемся понять зачем Ворону была нужна именно такая наша смерть. Почему так нужно было замарать наши имена. – Мужчина смотрел словно сквозь дождь, куда-то далеко, может, в тот день. – Мы много думали, но так и не смогли понять. Единственное, что приходит в голову – имя нашей семьи. Но чем Таргариены так помешали Ворону?
- Не представляю. – Тирион хмыкнул. Этого знания от него никто и не ждал. – Но может вам поискать ответы в местах, что связанны с вашей семьёй? Ваши способности могут помочь? – Два кивка в ответ, но безрадостных. - На Драконьем камне можно поискать, хотя там столько людей с тех пор побывало, времени много потратите, наверное. – Вновь кивки. – Валирия далековато, Красный Замок вам не подойдёт. А что если… А если Летний Замок?
- Он погиб. – Девушка затрясла головой. – Там лишь руины.
- Ну и? История-то более чем странная. Король собирает всю семью, магов, привозит яйца драконов, твёрдо уверенный, что знает, как их вернуть к жизни, а потом всё сгорает. Пожар столь силён, что замок рушится, а из всей семьи спасаются лишь несколько человек. Вам это не кажется странным? Я знаю, многие считают, что короля убили, но, возможно, это были не люди?

+3

16

Рейтинг главы повышен относительно фанфика (до R)

За гранью прошлого
От замка осталось немного, обгорелые стены, обломки камней и лишь в нескольких местах на уровне второго и третьего этажей сохранились полы. Закопчённые и ветхие, казалось, не способные выдержать даже веса пера. Девушка смотрела на него со странной смесью чувств во взгляде, вряд ли даже она сама смогла бы определить какая из этих эмоций была главной.
- Ничего не чувствую. – Мужчина выскользнул из-за одного из обломков стены, встал за спиной у девушки. – Если здесь и была чья-та сила, то исчезла за столько лет.
- Нет, не исчезла. Да и лет прошло не так уж много. – Девушка медленно покачала головой, скользнула пальцами по одному из камней. – Представляешь огонь какой силы должен был пылать здесь? Харренхолл горел в огне дракона, что способен был плавить камни, и всё ещё стоит и даже люди там живут. Здесь же всё обрушилось, словно камни и вправду расплавились, все ушли отсюда, забросили замок и даже не пытались его восстановить. Это не слишком похоже на Таргариенов.
- Да отступать было не в их правилах. – Мужчина кивнул, вновь оглядел погибший замок. – Хотя в этом месте было столько горя для них, может позже сюда и вернулись бы, но случилось восстание.
- Их? – Девушка не повернулась, задавая свой вопрос.
- Думаешь мы ещё Таргариены после всего, что случилось?
Она не ответила, покачала головой, вновь коснулась оплавленных камней. – Здесь всё пропитано пламенем, каждый камушек. Они поют мне. Может и Рейегар это чувствовал, просто не так явно? Затем и приезжал, и потому уезжал с новой песней каждый раз? – Она помолчала несколько мгновений, наклонив голову, вслушиваясь в песню камней. – Они зовут меня, хотят рассказать историю, услышать которую могу только я. Он дал мне эту силу. Пойдём.
Она переступила через довольно крупный обломок и быстро пошла вглубь нагромождения камней, которое когда-то было замком. Быстро, не оглядываясь и не проверяя следует ли спутник за ней, то и дела касаясь стен и остатков колонн.
- Хочешь подняться туда? – Мужчина остановился сразу, как только она замерла воле трёх сохранившихся абсолютно целыми колонн, на которых возлежал кусок пола бывшего второго этажа.
- Да? Что бы здесь ни случилось, оно началось отсюда. Не уверена, что здесь мы получим ответ на наш вопрос, но я должна выслушать камни. Они хотят рассказать.
- Высоко. – Он поднял голову, оценивая расстояние до осколка бывшего когда-то полом. – Помочь подняться?
- Нет. Я сама. – Она повернулась к спутнику, улыбнулась немного грустно. – За Стеной ты посоветовал мне не использовать огонь, а я посоветую тебе не использовать здесь лёд. Ему тут не место.
- Не стану, если на то, не возникнет необходимости, но будь поосторожнее. Пол должно быть хрупкий после пожара и стольких лет.
- Падение не убьёт меня. Несколько камушков тоже. Тебе ли не знать. Это под силу лишь богам, да тебе при некоторых усилиях. – Ещё одна грустная улыбка, и она отвернулась. Под поднятой ножкой сама собой возникла огненная ступенька, ещё одна и ещё. По огненной лестнице девушка поднялась к куску пола - абсолютно чёрному, с то и дело пробегающими алыми искрами, словно огонь ещё жил здесь даже спустя все прошедшие с пожара годы. Шаг вперёд, пол даже не дрогнул под её алыми сапогами, искорки замерли на мгновение, а затем развернулись, метнулись к ней, закружились вокруг всё быстрее. Качнулись назад и вперёд, словно танцуя. Девушка улыбнулась, затем недоумённо подняла брови, нахмурилась. Губы дрогнули и с них сорвался тихий выдох больше похожий на стон, глаза расширились. Дрожащие ладони в алых перчатках накрыли рот, девушка замерла дрожа, а затем вдруг вскрикнула, дёрнулась назад. Лестницы из огня уже не было, пол кончился мгновенно.
- Что случилось? Ты в порядке? – Лететь до земли было не так уж далеко, но удариться о неё мужчина девушке не дал. Двигался он быстро и успел подхватить упавшую спутницу на руки, даже не вздрогнув, словно поймал перо. И вопросы задал, лишь поставив её на ноги.
- Я… Я видела… - Голос дрожал и связать слова ей не удавалось. – Смерть замка. Смерть короля Эйгона. Это он сделал! Он!
- Кто он? - Её спутник недоумённо нахмурился. – Ворон?
- Нет. Не Ворон. Он. – Плечи девушки дрогнули, она развернулась, почти пробежала несколько шагов, запнулась обо что-то, упала на колени и замерла, обняв себя за плечи. Трава, успевшая прорасти сквозь камни пола занялась искрами огня.
- Не надо. Здесь уже более чем достаточно было огня. – Потухло пламя так же легко, как занялось, замороженное тонкой корочкой льда. – Послушай, я… - Он опустился рядом с ней на колени, замер, протянул руку, опустил. – Я… - Ещё несколько мгновений промедления. Он тряхнул головой, словно отгоняя что-то, придвинулся к ней, обнял за плечи, прижал к себе, бережно погладил по светлым волосам. – Мне жаль. Мне очень жаль, Дени.
Она вздрогнула, но потом замерла, прижалась к нему, положила ладонь в алой перчатке на его руку. – Я всё видела. Всё. Это он уничтожил Летний замок и всех, кто был здесь. Убил прадеда. Он хотел, чтобы прадед служил ему, чтобы весь дом Таргариен ему служил. Способность подчинять драконов дала богиня, она же и создала их, растворившись в них, последнем своём творении. Сила Таргариенов, последнего дома драконьих всадников отчасти похожа на силу богов. Совсем немного, но она нужна богам. А если нет, то их уничтожат. Так он сказал Эйгону. И всё здесь погубил. Мои дед и бабка спаслись вопреки его воле. Потому и Ворону нужна была такая наша смерть. Чтобы тех, кто посмел отказать богам забыли навсегда, окрестили безумцами. В этом они схожи, хоть и враги.
- Она говорила мне, что кровь драконов имеет свою силу, но я не обратил внимания тогда. – Он помолчал, глядя на руины. – Выходит, они всё же получили своё. Двое последних Таргариенов служат им. Только Ворон остался ни с чем.
- Выходит.
- Злишься на него?
- Не знаю. Должна бы, они ведь моя семья, но, если бы Летнего замка не было, я бы никогда не родилась. Если бы не он, я бы не сидела здесь.  Он прерывисто вздохнула, сжала его руку. -  Знаешь, Джон, я даже не могу заплакать. Когда-то я думала, что костёр Дрого выжег мои слёзы. Глупая была, наивная. Что это такое я поняла, только когда он вернул меня, когда хотела разрыдаться над своей судьбой, а ни одной слезинки так и не появилось. Мне казалось вот-вот они появятся, что я могу заплакать, туман перед глазами, словно сейчас они польются, но так ничего и не случилось. У огня не может быть слёз.
- Я тоже. Тоже не могу. – Он гладил её по голове, но смотрел куда-то вдаль. – Хотя хотелось порой поначалу. Она умеет ранить, даже не берясь за оружие. Может из-за того, что сама ранена страшно.
- Им ранена. – Тихо почти неслышно на выдохе. – Она рассказывала тебе?
- Да. Разве могла она обойти стороной такую тему. Она его ненавидит, все восемь тысячелетий. Хотя всё ещё любит того мальчика, которым он был.
Повисло молчание. Дени повертелась в руках Джона, посмотрела на небо. – Я тоже. – Тихо-тихо, на выдохе. Словно низким облакам и спрятанным за ними звёздам. – Глупо, знаю.
- Несмотря на всё? – Джон вздрогнул, рука соскользнула с её серебристых волос.
- Благодаря всему. Я думала, что ненавижу тебя. Я и ненавидела, когда мы встретились, наверное. У нас общее дело, сделаем и разойдёмся. А потом… - Она замерла, выдохнула, посмотрела ему в глаза. – Всё верно, но решение принимал я. Всё случившееся, моя вина. Тирион столько всего сказал, а я вдруг поняла, что почти не знаю того, кто рядом со мной. В нём столько того, за что я любила, но то, за что возненавидела всё исчезло, замещено чем-то. Чего я не знаю. – Дени подняла руку, провела пальцами по чёрным кудрям. – Хочу узнать.
- В тебе тоже что-то изменилось. Ты нашла себя настоящую, ту что может быть милосердна и сурова. Я угадал?
- Да, он помог немного. – Она поднялась, не отрывая взгляда от его глаз. – Сказал, что я не должна позволять играть собой, что только я могу решить кто я в этот момент. Решить сама.
- И кто же ты сейчас?
- Я огонь. Глупо отрицать это. Я и так зачем-то пыталась это делать. Уже не человек, так зачем цепляться за то, что было. – Алый затопил радужку глаз, губы изогнулись в улыбке. – Прятаться нужно от Ворона, а не от себя. И не от тебя.
- Согласен. От друг друга нам прятаться не нужно. – Серый сменился льдисто-голубым, пальцем он провёл по её щеке к уголку губ. – Лёд подарил мне кое-что. То, чего всегда так не хватало. Я это я и я останусь собой чтобы ни было вокруг, кто бы меня не окружал. Если окружающие не принимают меня, хотят видеть меня кем-то другим, то им со мной не по пути, ну или придётся пересмотреть свои взгляды. Ты одна всегда видела во мне меня. Не героя, что спасёт людей, не позор семьи, не брата, который постоянно что-то должен, не инструмент для своих целей. Человека. Теперь, думаю, тем более только тебе это под силу.
- Не смогла бы возразить, даже если бы захотела. – Она протянула руку, зарылась пальцами в его волосы, чуть притянула к себе. – Но я не хочу. - По руинам заплясали искорки пламени, закружились хрупкие снежинки. – Дай руку. – Тонкие пальцы подхватывают его ладонь, кладёт ей на плечо, совсем близко к шее, перемещаются на его плечо, скользят по шее, зарываются в волосы. Он не сопротивляется, напротив притягивает её к себе, касается её губ своими. Тонкие пальцы сжимается сильнее, до боли натягивая его волосы, его рука сжимает её плечо, вторая прижимает её крепче, словно она может ускользнуть куда-то. Искорки оборачиваются пламенем, снежинки ледяной бурей.
- Красиво. – Шепотом произнесла Дейенерис, когда они отпрянули от друг друга. Я и не знала, что наши силы такое могут.
- Огонь и лёд когда-то были единой силой. – Ледяная глыба, напоминающая очертаниями костёр, возвышалась вокруг них, а внутри льда горело живое пламя. – Они стремятся слиться вновь. Может поэтому нас так и тянет друг к другу?
- Может. – Она с улыбкой отпустила его волосы, скользнула пальцами к вороту тяжёлого белого плаща. – Но мне уже всё равно. Ты сменил цвет, Джон, но когда-то я видела тебя без каких-либо цветов.
- Разрешу посмотреть ещё раз. – Он чуть наклонился, чтобы шепнуть это. – Если ты дашь ответное разрешение.
- Обязательно. – Она поймала его подбородок, наклонилась вперёд улыбаясь. – Как же я иначе удовлетворю своё любопытство.
- Удовлетворяй. – Алый плащ скользнул на землю, за ним, спустя несколько мгновений, последовал белый. – Тебе повезло, что мы не чувствуем холода.
- Думаешь, меня бы это остановило? – Алая рубашка на белом. – Я слишком любопытна для этого.
- Мне повезло. – Отлетели в сторону перчатки, ладони скользнули по её обнажённым плечам, по груди, к животу. – Ты удивительная.
- Ты сомневался когда-то? – Она потянула его рубашку, и он послушно отпустил её, позволяя снять.
- Никогда. – Его ладонь вновь вернулась к её бёдрам, ещё закрытым алой тканью брюк. – Не надоело болтать?
- Это любопытно, но, пожалуй, есть кое-что привлекательнее. – Она приподняла голову, вновь коснулась его губ, прижалась ближе, слегка толкнула назад. Огнь внутри льда чуть качнулся, словно повторяя её движение. Коснуться друг друга по-настоящему, снова почувствовать. Словно всего не было. А может и было. Огонь и лёд две половины одного. Она не стыдилась даже самой себя, становясь единой. Они были людьми, это прошло. Тот человек, которого она любила предал её, но и это прошло. Он её не предаст, она знала, они вместе. Он вновь обнимал её, касался поцелуями её кожи. Может он и не искупил, того, что сделал, ещё нет, но теперь точно знал он может это сделать. Сделает ради того, чтобы быть с ней как сейчас, чтобы чувствовать всю её. Чтобы снова быть вместе.

+2

17

Обеты

Сэм натянул капюшон поглубже, посильнее запахнулся в плащ. Опять этот дождь. Мелкий противный, холодный. Никакого сравнения с ливнями, что случались, когда он ещё жил в Просторе с матерью. Когда же уже закончится это затянувшееся подобие весны? Скорее бы лето. И не только из-за того, что дожди надоели. Когда Тирион бросил брошь Десницы на стол и засобирался на Запад, Сэм пытался с ним поговорить, убедить остаться, но тот был непреклонен. «Можешь и дальше преклоняться перед нашим королём, если хочешь, а я вернусь домой и попытаюсь сделать что-то хотя бы там». И прежде чем выйти бросил на прощание: «молись о скором и жарком лете, Тарли, если посевы не взойдут в ближайшее время, твой обожаемый король будет править мертвецами».
За обожаемого короля Сэм на Тириона до сих пор злился. Он просто верно служил тому, кто дал ему всё, о чём Сэм мечтал. Тем более с королём Брандоном было легко поладить. Достаточно было лишь не перечить ему. А вот с этим у Тириона были серьёзные проблемы. Пару раз вызвав на себя гнев короля Ланнистер не выдержал и сбежал на свой Запад. На Сэма его милость ни гневался ни разу.
Над головой слабо скрипнула какая-то вывеска. Увлёкшийся своими мыслями Сэм остановился, пригляделся. Едва не прошёл. Он почти на месте. Осталось только свернуть в переулок. И кому он потребовался в такую погоду? Сэм бы и не пошёл, но автор доставленного стражником письма был чрезвычайно убедителен, расписывая, что Вестеросс в опасности, что только король может его спасти, и только Сэм может донести до короля правду так, чтобы тот поверил. Так что пришлось помокнуть под дождём ради королевства.
В переулке обнаружился человек. Весь с головы до ног в белом, капюшон накинут, прислонился к стене под нависающей крышей дома. – Вы со мной хотели встретиться?
Незнакомец поднял голову, наверное, взглянул на Сэма, под капюшоном не было видно, несколько мгновений молчания. – А ты стал ещё толще, Сэм. Хотя, казалось бы, куда. – Сэм вздрогнул от знакомого голоса. Слишком хорошо знакомого. Обладатель этого голоса был первым на Стене, кто отнёсся к нему как к человеку, его Лордом-Командующим и, очень недолго, его королём. Но здесь и сейчас его быть не должно было. – Хорошо живётся в украденном королевстве? Сытно? Комфортно?
- Никакое оно не краденное. – Вот только Джон никогда так не говорил. С таким ледяным ехидством и бесконечной ледяной злостью. И что за цвет? Он должен быть в чёрном, даже если зачем-то приехал со Стены. – Короля Брандона выбрали на большом совете.
- На том же, на котором решили отправить законного наследника подальше за Стену? – Он не видел, но был почему-то уверен, что губы того, кто был его другом исказила злая усмешка. – А то вдруг помешает вашей прекрасной команде отрывать от Вестероса кусочки посочнее.
- Всё было совсем не так. – Сэм подавил желание попятиться. Нужно разобраться с опасностью, о которой было в письме. – И ты это знаешь. Ты мне письмо послал?
- Я.
- Тогда рассказывай, что за страшная опасность грозит Вестеросу? От чего нас может спасти только король?
- Ну какая ещё опасность может грозить нашему многострадальному королевству? – Он тихо хмыкнул, а Сэм вдруг почувствовал, как по спине пробежали ледяные мурашки. Что за? Да прохладно, но тут другое. Из-за чего вдруг такое чувство холодного ужаса? – Всё та же, Сэм, всё та же. Мертвецы под предводительством ледяных теней.
- Не может быть. – Мурашки победно промаршировали в обратную сторону. Как так? Так не бывает. – Иные побеждены. Король Ночи мёртв.
- Да ты понимаешь, Сэм, оказывается, Король Ночи никогда не был предводителем Иных. Да и никакого Короля Ночи не было. Была марионетка настоящего владыки зимы. Того, кто является вечным врагом бога огня. – Он развёл руками, а Сэм почувствовал, как затряслись ноги. Нужно скорее во дворец, рассказать королю. Пусть собирает войска. И почему Тирион сбежал так не вовремя, сейчас его помощь очень бы пригодилась. Одному Сэму ни по чём со всем не управиться. Может позвать Джона? Безупречные далеко, а помощь того, кто столько знает, может очень пригодиться.
- Нужно поспешить к королю. Расскажешь ему обо всём, соберём армию. – Сэм развернулся, намереваясь бежать, но что-то остановило. – А кто доложил об Иных? Одичалые?
- Нет, Сэм, не одичалые. Я всё видел своими глазами.
- Отлично. Тогда тем более нужно спешить. Король скорее поверит тебе, если ты видел, чем мне. – И уже подняв ногу над мостовой? – А почему белый? Ночной Дозор сменил цвет?
- Нет, Сэм. – Простое отрицание, но прозвучало в нём что-то, что внутри всё словно ледком покрылось. – Ночной Дозор цвета не менял. Это я сменил сторону.
Медленно он повернулся, хотя внутри всё кричало, что нужно бежать и чем скорее, тем лучше. Джон не торопясь откинул капюшон, давая разглядеть ту усмешку, что всё чудилась Сэму. И льдисто-голубые звёзды глаз. Красиво. И жутко. Иные смотрели такими. И тот, кого они звали Королём Ночи. – В снегах за Стеной кого только не встретишь. По задумке вашего короля я должен был умереть, но она спасла меня и предложила присоединиться к ней. Я не нашёл причин отказать.
- Но… Ты… Мы же сражались с ними. Столько хороших людей погибло. Наших друзей. Мы стольким пожертвовали. Неужели ты не помнишь? Пип, Гренн, Эдд, Старый Медведь, все братья, что остались на Кулаке Первых Людей. Ты их всех забыл? Решил сделать все их жертвы напрасными? – Оно вырвалось само, хотя нужно было бежать, бежать поскорее. Только далеко бы он убежал?
- Жертвы. Какое хорошее, какое красивое слово. – Тот, кто был Джоном на месте стоять не пожелал, двинулся к Сэму. Спокойно, медленно. Падающие капли не касались его, обращались снежинками и кружились вокруг. – Какое правильное. Вот только хоть кто-то помнит про мои жертвы? Как поклялся Дозору? Как из-за клятвы потерял возлюбленную? Как множество раз чуть не погиб, сражаясь с Иными? Как преклонил колени, чтобы спасти Север? Как потерял её? Ради вас всех потерял. Сам ударил самого нужного мне человека ножом, чтобы вся ваша братия могла жить. – Голос его задрожал, и Сэма тоже затрясло. Неужели он всё ещё помнит Дейенерис Таргариен? Любит её? Королеву сжегшую целый город, убившую отца и брата. – А как вы мне отплатили? Отправили за Стену? Иди, Джон, умри там тихонечко, не мешай наслаждаться плодами вашей победы. Хорошо, звучит. Приятно чувствовать себя победителем, а Сэм? – Сэм не ответил, просто не смог. Ужас крепко схватил за горло, не дал выдавить ни одного звука, даже дышать стало тяжело. – Приятно. – Почти с удовольствием и удовлетворением. – Теперь и я не прочь почувствовать себя победителем. Заберу вас всех туда, где вы бы были без меня. А начну с вашего короля. Брат ещё называется. Сделал грязное дело и исчезни, а чтобы точно не вернулся и не помешал, наградим тебя проклятием, которое за луну всю жизнь из тебя выпьет и сердце остановит. Вот и я торопиться не буду. Чтоб всё до конца прочувствовал, не торопясь, обстоятельно. Начну с его любимого дерева, пожалуй. Интересно, насколько это больно смотреть глазами замёрзшего изнутри древа? Думаю, очень.
Ещё один шаг и Сэма, наконец, отпустило. Из горла вырвался визг, которой он не ожидал услышать от себя. Тело само развернулось, а ноги рванули прочь. Быстрее, быстрее. Бежать. Пока разум лихорадочно ищет хоть что-то. К королю. Скорее к королю. Всё, всё рассказать. Он придумает что делать. Скорее, скорее. А если догонит? Он же быстрее бегает. Или не побежит? Король Ночи не бегал. Может и этот не станет. Но у Короля Ночи были мертвецы. А что если и у этого? Смерти двух-трёх человек в городе никто и не заметит. А для преследования вполне хватит. Сэм даже оглянулся через плечо. Никого. Нога зацепилась за что-то. Удар о мостовую выбил воздух из лёгких.
Но боли Сэм почти не почувствовал. Может пока. Ничего, в замке найдётся маковое молоко. Сейчас надо подняться. Побыстрее. И скорее ко дворцу. Уже не так далеко.
- Великий мейстер. – От незнакомого глубокого голоса Сэм остолбенел, ноги словно вновь примёрзли к мостовой. – Великий мейстер, какая удача, что я вас встретила. – Из ещё одного переулка появилась женщина, и Сэм выдохнул. Красная жрица. Вся в алом с головы до ног. Эта ему не враг. Может, даже наоборот. – У меня срочное дело. Владыка послал меня для борьбы с великим злом, угрожающим всем нам.
- Знаю, да. – Дышать было тяжело, говорить ещё труднее. Как же быстро он бежал? Далеко ли?.. Нужно уйти, пока его не догнали. – Опять Иные.
- Их предводительница желает уничтожить память мира, ту, что скрыта в древах, которую хранит Трёхглазый Ворон. Их нужно спасти. – Словно удар в спину порыв ветра. Ледяного и колючего. На мгновение показалось, что он вновь за Стеной, только в этот раз на нём нет не плаща ни перчаток, да и вовсе никакой одежды. – Скорее. Этот ветер, он может погубить древо. Если это случится, всему конец. Возьмите. – Крохотные руки в алых перчатках протянули крохотную капельку рубина в золотой оправе. – Если холод уже поразил древо, она поможет его согреть.
- Идёмте со мной. – Капелька оказалась обжигающе горячей. Такая согреет что угодно. Сразу стало как-то теплее. Расскажете всё королю.
- Я не могу Великий мейстер. – Она повернулась и, проследив за её взглядом, Сэм почувствовал, как вновь задрожали ноги. Из-за угла показалась фигура в белых одеждах. Совсем недалеко. – Владычица Иных послала своего слугу. Мне придётся его задержать. – Она развернулась, прошептала несколько слов, должно быть молитва. – Бегите же. Если вы не успеете, то всему конец.
Сэм ещё несколько мгновений смотрел на фигуру в белом, того, кого когда-то называл другом, и кто предал их всех, а потом развернулся и побежал так быстро, как мог.

***

- Хорошо бежит, быстро. – Джон остановился за плечом Дейенерис, проводил взглядом улепётывающего Тарли. – Если бы он во время службы в Дозоре так бегал, то цены бы ему не было.
- Главное, чтобы не остановился и не задумался. – Дейенерис скинула с головы капюшон, пронаблюдала, как Великий мейстер завернул за угол. – Как думаешь?
- Мне кажется, я с задачей напугать его до полусмерти вполне справился. В какой-то момент показалось даже, что он сейчас сознание потеряет, а мне его в чувство приводи. – Мгновение паузы.  Не узнал он тебя?
- Не думаю. Я постаралась говорить голосом, совсем не похожим на мой. – Короткая усмешка на тонких губах. - И что ты такого ему сказал?
- Да всё как есть. Дал льду свободу ненадолго. – Джон сморгнул лёд в глазах, вздохнул. – Понял, наконец, о чём она говорила, когда просила не отдаваться ему полностью.
- Соблазнительно?
- Ещё как. Но чудовищем становиться не хочу. Хватит с нас и того, что на троне сидит.
- Да уж. Точно хватит. – Дейенерис вздохнула, поёжилась обняла себя за плечи руками. – Если с древом всё выйдет, то останется только он.
- Не бойся. – Джон обнял её за плечи, прижал к себе. – Всё будет нормально. Мы справимся. Ты справишься. Пойдём назад? Хозяин гостиницы, мне кажется, будет рад нас видеть.
- Ещё бы. Думаю, мы первые постояльцы с момента окончания войны. Всё в такой разрухе. – Она погладила его руку в белой перчатке, грустно улыбнулась. – Знаешь, ты иди. А я поброжу тут ещё немного. Хочу посмотреть каким стал город, о котором я мечтала когда-то.
- Грязным и противным, каким и был всегда. Будь осторожней. Мы слишком близко от Ворона.
- Буду. Накину капюшон, никто и не узнает. Ну бродит какая-то жрица по городу. Думаю, даже Ворону его слуги не настолько интересны.
- Возможно. Я, конечно, привлекаю больше внимания. – Джон улыбнулся, отпустил её, задержал ладонь в руке на мгновение. – Надеюсь, ты не разочаруешься в этом городе настолько, чтобы решить, что он достоин Ворона.
Губ коснулась слабая усмешка. – Ну уж нет. Я не ради города здесь. – Обмен взглядами, совсем короткий. Дейенерис развернулась и пошла прочь. Во всём этом сером и грязном городе её манило всего одно место. То, что было величественным когда-то, но пало ещё до её появления. Когда-то величественная септа на холме, а теперь лишь груда развалин на обгоревшей земле.
Идти по дороге было непросто. Она выглядела так, словно её специально ломали, ну или просто забыли о том, что нужно починить после всего, что город пережил. Скорее второе. Дома вокруг выглядели жутковато. Обгорелые, закопчённые, где-то обрушившиеся, без дверей и с выбитыми окнами. О городе никто не думал, наверное, с того момента, как Тирион громко хлопнув дверью уехал на Запад. Ближе к руинам дворца и возле временной резиденции дома ещё как-то восстановили. Тот же хозяин гостиницы говорил, что это было личное распоряжение Десницы. Но Десница сбежал, а королю и дела не было до каких-то людей. Найдётся ли такой дурак, что будет строить домики и заботиться о благополучии фигур для кайвассы? Ворон таким дураком точно не был. Он вполне ограничивался тем, что не ломал фигурки специально. Да и то лишь пока сохранялся хоть крохотный шанс на возобновление игры. Когда соперники кончатся, смысл в фигурках пропадёт и их можно будет использовать иначе, а если сломаются, так не беда, ведь пользы от них всё равно никакой.
Пожалуй, прав был Р’Глор, когда говорил, что люди нуждаются в спасении. Все эти немногочисленные горожане, шарахающиеся от женщины в алом, все те, кто живёт в других местах. Кто раскаялся в своих поступках и, кто никогда не знал о королеве драконов. Даже такие, как Санса Старк. Хотя относительно таких как она у Дейенерис были свои мысли. Если Ворона удастся победить, если игра для них не закончится трагедией, то многое изменится. Она не просто сломает колесо, о котором говорила ещё в той жизни, она разотрёт его в мелкую пыль, в пепел и развеет по ветру. В Вестеросе будет только один закон.
Только вот как победить Ворона? Как приблизиться к богу, чтобы коснуться занятого им тела? Одному, чтобы убить, двоим, чтобы была надежда спасти Брандона Старка. Они так и не придумали. Ворону не залезть в их головы, не внушить своих мыслей, не сделать марионетками. От этого огонь и лёд надёжно хранили их. Но вот убить. Уничтожить само сознание, искру, что подарена. Это он мог. Не сразу, не в мгновение, но мог. Если они так и не смогут решить, как обмануть его, то кому-то придётся пожертвовать собой. Принять удар бога на себя, дать второму шанс. Джон сказал, что сделает это. Она не отговаривала особенно. Они оба знали, что он был виноват перед нею и всё же… Всё могло пойти не так и погубить их обоих, Р’Глора, Инайю да и мир, наверное, тоже. Стоило подумать ещё. Найти другой выход. Вот только почему же в его поисках она пошла к уничтоженной Септе?
Силу вырвавшегося на волю пламени она почувствовала сразу, а затем оттуда, где раньше был замок взметнулся столб почти чёрного огня. Там выгорело всё, только древо и осталось. Он позаботился об этом. Огромная птица забила крыльями, выше, выше, силясь вырваться и с воплем среди языков пламени окрасившихся алым и, неожиданно, белым. Выходит, подарочек Ворону был совместным. Красиво. Тарли добежал. И даже не подумал ни мгновения, решительно использовал странный подарок незнакомой жрицы. Испугался лёгкого инея на листьях, последствия слабого мороза. Но ведь так всё и планировалось. Дерева, в которое Ворон вложил больше всего сил, он лишился. Сегодня же Арья Старк должна будет отравить дерево Штормового Предела, тихо умрут те, что в Винтерфелле и Утёсе. Ни Тирион, ни Санса не предали её. Она постоянно чувствовала насмешливое злорадство одного и холодный пробирающей до костей страх другой. Древ, с которыми у Ворона связь, больше не будет. Не сбежать ему будет туда, где его не достать. Придётся встретиться с теми, кого обманул. – Так-то Ворон. – Почти шёпотом произнесла она. Перед ней возвышалось нагромождение оплавленных и закопчённых камней, когда-то бывшее септой. У самых ног лежал огромный каменный фонарь, должно быть тот, что держала статуя Старицы. Так последователи Семерых почему-то окрестили Ворона. – А не относился бы к своим помощникам как к фигурам, может и живо было бы древо.
- Да, пожалуй, здесь я просчитался. Признаю. Вы блистательно отыграли этот раунд. Я восхищён, Дейенерис Таргариен.
Алый плащ взметнул мелкие камушки, когда она повернулась на голос. Женщина. Высокая, худая, в потрёпанной старой одежде, с измождённым, исчерченным морщинами лицом и молочно-белыми глазами. Огонь рванулся наружу из кончиков пальцев, стал длинным тонким ножом. Шаг вперёд, замах.
- Ну-ну. – Насмешка, так не шедшая этому замученному телу, остановила руку. – Неужто ты убьёшь невинную женщину? Мне это не повредит, ты же знаешь. А у неё трое маленьких детей, которым не прокормиться самим. Представь, как они будут ждать маму, которая никогда не вернётся из-за тебя. А ведь вся вина её в том, что она решила попросить милости у жрицы и увязалась за тобой. – Огонь в пальцах опал сам. Она так не могла. Знала, что губит их всех этим шагом, но не могла. Если эти дети правда, она не могла оставить их без матери. Не было блага, ради которого стоило пойти на такое зло. – Ну вот и молодец. Верное решение. – Улыбка тоже была совершенно чуждой. Хищной и недоброй. – Не стоит будущей королеве начинать с убийства подданных. Особенно невиновных.
- Королеве? – Губы Дейенерис исказила усмешка. – Королева сидит на троне во дворце, а не гуляет по руинам.
- Ещё не королеве, но ведь именно это пообещал тебе мой огненный друг. Наследие предков и корону Семи Королевств в обмен на чёрные пёрышки Ворона. – Лицо женщины вновь исказила усмешка, несколько шагов вперёд, проникновенный взгляд в глаза. – Ведь это пообещал тебе тот, кто подарил алые глаза? - Она вздрогнула, дёрнулась назад и едва не упала, запнувшись о каменный фонарь, рука в алой перчатке дёрнулась к лицу, словно в силах почувствовать цвет глаз. – Ну-ну, не бойся. Сейчас они фиалковые, как и должны быть. Ты отлично держишь лицо. Я видел их алыми несколько раньше. – Женщина сделала шаг назад, заложила руки за спину, наклонила голову. – Видишь ли, я уже некоторое время знаю кто вы. Хотя и не очень долгое. И началось всё с твоего спутника, Джона Сноу. Он так блистал своим отсутствием, что мне стало любопытно. Почему не вернулся к своим друзьям в шкурах, если его спасли от смерти? Почему не собирает армию, не предпринимает каких-то движений. Вот ты всё делала верно, а он… Да где он вообще был? Идей не было, и тогда я обратил более пристальное внимание на девушку в Миэрине. Она была почти как ты, ни лишь почти. Разве смогла бы Дейенерис Таргариен не летать на своём драконе? А та к нему даже и не подходила. И тогда я понял. Была лишь одна причина так прятать вас. Они сделали невозможное. Подарили вам огонь и лёд. – Женщина коротко и резко рассмеялась. – Идиоты. Хотя первый раунд был хорош, признаю. Но теперь игра окончена. Я знал, что вы придёте сюда, я знаю кто вы и мне придётся потратить не столь уж и много усилий, чтобы избавиться от вас навсегда. – Пауза, только едва слышно шуршит усилившийся дождь. – Мне даже жаль тебя, Дейенерис Таргариен, опять все твои проблемы из-за этого Джона Сноу. Будь ты одна шанс бы был.
- И зачем же ты рассказал мне всё это, Ворон? – Она справилась с собой, усмехнулась коротко. Сплела пальцы. – Решил поделиться своей гениальность перед тем как убить?
- Ну что ты. – Ещё одна усмешка-улыбка в ответ. – Разговаривать с тем, кого собираешься убить, невероятная глупость. Я бы никогда не допустил такой ошибки, Дейенерис Таргариен. Дело в том, что я вовсе не хочу тебя убивать. Это всё же не так просто. Да и ошибка какая-нибудь может быть. Совсем небольшая, и один из вас может сбежать. Отследить вас сложно, а сидеть много лет и напряжённо искать, ждать подвоха и не получать обещанный приз я не хочу. Победа должна быть однозначной. Такой же, как и в первый раз. А значит, стоит совершать ходы, которых от тебя никто не ждёт. – Женщина расправила плечи, распрямила спину, вскинула голову, возможно, впервые в жизни. – Я предлагаю тебе союз, Дейенерис Таргариен. Взаимовыгодный.
- Он заберёт подаренную искру, если я хотя бы задумаюсь о таком. – Она дёрнула плечами. – Да и что ты можешь предложить мне Ворон? Так что – нет.
- Ставкой в игре была сила. Его и её. Если я выиграю, то он не в силах будет распоряжаться твой жизнью моя дорогая, Дейенерис. Скорее наоборот. Он станет человеком, потеряв силу, а ты останешься той, кто ты есть. Почти богиней. – Женщина развела руками, словно предлагая представить размах возможного. – И я не смогу. Ведь не я дарил тебе искру. Так что ты будешь свободна, моя дорогая. А что насчёт второго твоего вопроса… О, я могу дать всё то же самое, что предложил мой огненный друг. Трон, после победы он будет не нужен мне. Защиту людей, к чему они мне, когда величайшая сила мира будет в моих руках? Ты будешь ими править, оберегать их и защищать так, как считаешь нужным. Разотрёшь в тонкий пепел колесо и станешь единственным законом. Но самое главное я дам тебе их. Драконов. – Она вздрогнула, переплетённые в замок пальцы сжались до тихого скрипа перчаток. – Только огонь и лёд вместе могут это сделать. Вот только зачем им это? Он столько сил потратил, чтобы извести этот не свой огонь. Целую цивилизацию в огне вулканов истребил. Что одно преданное слово против этого? А я совсем не против драконов. Напротив, мне будет приятно, если последний символ милой Девы останется не только на картинах.
- Ты правда можешь вернуть мне их? – Хрипло, с растянутыми словами и звуками.
- Смогу. Когда получу их силу. – Женщина шагнула ближе, положила руку на плечо, вновь проникновенно заглянула в глаза, но в этот раз Дейенерис не отшатнулась. Даже не вздрогнула. – Мы оба получим что хотим. А ещё, помимо даров моего огненного друга и свободы я подарю тебе месть. Месть человеку, предавшему самое чистое твоё чувство и обратившему его против тебя. Тому, кто всему твоему пониманию и вере предпочёл пустую благодарность тем, для кого он лишь инструмент. Кто не смог любить тебя и не пожелал понять. Ведь ему нужно было сделать столь мало, чтобы столь великой боли не было.
- Что ты хочешь от меня? – Медленно глаза Дейенерис затопил огонь, вокруг рук заплясал огонь. Пока лишь искры, но готовые в любой момент перерасти в пламя.
- Не столь уж и многого. Приведи Джона Сноу ко мне так, чтобы он ничего не понял, и тогда мы оба получим то, чего хотим. Ты отомстишь за всю свою боль, а я уберу доверенных лиц моих главных соперников из игры и одержу победу.
- Это будет не так уж и просто. Мне не убить его одним ударом, понадобится время, а его не будет, как только он поймёт. Он сильнее меня, владеет мечом, мне не справиться.
- Не переживай. – Улыбка стала мягкой, почти нежной. - Я дам тебе оружие, которому хватит и одного удара. А чтобы удовольствие не оказалось слишком коротким, возьми. – Одно движение, и в ладони женщины лежит чёрная лента, перевитая золотыми нитями и святящаяся странным светом. - Этого хватит, чтобы лишить силы даже бога. А Джон Сноу не бог.
Ладонь в красной перчатке замерла над рукой женщины, медленно опустилась, тонкие губы исказила злая усмешка, огонь в глазах вспыхнул чёрным, медленно склонилась в жесте согласия светловолосая головка, пальцы обхватили ленту.

+1

18

Зная всё
В комнате было совсем тихо, а ещё холодно или, скорее, сыро. Его такие вещи не волновали. Никогда раньше. Но теперь, когда уже несколько лун при его приближении гас любой источник огня, начало раздражать. Особенно с учётом того, что он легко мог представить ухмылочку Р’Глора, надменный блеск его алых глаз. «Ну что, Ворон, как тебе? Весь мир в твоих руках, а согреться не под силу. Ну и кто из нас более беспомощен? Кто более человек?» Он медленно повёл плечами, распрямил спину, откинулся на кресло. И ведь во всём же прав. И в том, чего не выскажет никогда и в том, что сказал в лицо. Тело искалеченного мальчишки - плохое вместилище для бога, а сил Р’Глора и его сестры он желал куда больше, чем власти над миром. Иначе не согласился бы на новую игру. Но Инайя знала, как убедить. Проницательная девочка. Умная, талантливая и недоверчивая. А ещё очень добрая и верная когда-то. Очень давно.
Хотя предать своё слово для неё до сих пор невозможно. Даже более невозможно, чем тогда. Так она отделяла себя от людей, от тех, кого считала способными лишь на подлость и предательство. Тот, кому она подарила свой лёд, не предаст никогда. Даже смысла идти к Джону Сноу не было. Да даже если бы не лёд, он бы всё равно не пошл на это второй раз. Не после того, что пережил. Когда душа ранена так сильно, что сердце можно остановить одним касанием, когда боль буквально убивает, серьёзно задумаешься о том, чтобы повторить данный опыт. Он был уверен, что подобрать достаточно веские аргументы было бы чрезвычайно сложно. Для Дейенерис их было найти проще. Зацепить её чувство болезненной справедливости, потянуть за ниточку милосердия, пробудить гнев и боль, таящиеся на дне неправильных фиалковых глаз, и зародить неуверенность. Страх того, что главное желание, то, ради чего она прошла всё это, не будет исполнено. Тёмное пламя в глазах девочки подтвердило, что он справился. Хотя, он сильно сомневался, что Р’Глор действительно нарушил бы обещание. Опыт осмысления собственного предательства у него уже был. Да и драконы давно должны были перейти из категории раздражающих воспоминаний о бросившей его Деве в категорию последней памяти о той, что ушла слишком рано. Нет, Р’Глор бы своего слова не предал. Но убедить пережившую столь много предательств Дейенерис в обратном было не сложно.
Он задумчиво постучал пальцами по подлокотнику кресла. Новая привычка, как интересно. Если он просидит в этом теле ещё год-другой какие могут ещё появиться? Хотя, этого он выяснять не собирался. Однажды в мире вновь родится ребёнок с даром, и он не будет калекой. И вот тогда он изучит все возможности, что дают человеческие тела. Или вспомнит. Всё было так давно. Уже и не с ним. Не важно. Он получит что захочет, осталось только доиграть эту игру. Дождаться Дейенерис Таргариен и убить её руками Джона Сноу. Он бы предпочёл иначе. Чтобы обе фигуры его соперников сыграли против них, заодно и устранили бы друг друга. Но лёд. И печальный опыт. А ему совсем нечего противопоставить. Он так и не понял, что же столь сокровенное было в третьем обещании. Такого, чтобы побудить играть в игру всерьёз.
Два первых понять было не сложно. Защитить людей – он, как и Дейенерис, всегда слишком много о них думал, и спасти брата, тело которого он занял. Ну или хоть попытаться. Освободить, пусть даже и убив. Вполне выход. Вот только чего-то действительно важного не было. Того, ради чего можно пойти на всё, сыграть в игру. Для Дейенерис таким стали её драконы, те единственные, кто никогда её не предавал и даже намёка на это не давал. Но что же для Джона Сноу? Что могло быть столь важно для него, чтобы пойти против бога? Что же?
Он подпёр голову кулаком, глядя в пустой камин, сквозь него. Чего же ты хочешь больше всего, Джон Сноу? Что могла предложить тебе Инайя? Инайя. Почему задумываясь он не разу не пытался пойти от её личности? А ведь всё так легко. Как она могла согласиться подарить лёд предателю? Да никак, только если он не готов был искупить вину. Не желал этого всем сердцем. Вот это она и пообещала. Убей Ворона, Джон, верни ей и её семье трон, который ты не дал получить, заверши то, что делала она и тогда, возможно, ты сможешь искупить причинённую ей боль. Вот так вот всё просто.
Он усмехнулся, выпрямился, погладил дерево кресла. Что же, этого он дать никак не мог. Жаль, очень жаль. Но он знал, что можно сделать, ничуть не менее интересное. – Исполнить данное тебе обещание я не могу, Джон Сноу. – Задумчиво в пустоту. Даже жаль, что адресат не слышит. Он мог бы сделать так, чтобы услышал, но поставить под угрозу тщательно проработанный план ради мгновения удовольствия… – Что же, значит ты умрёшь.
***
Дверь открылась с едва слышным скрипом. Будь в комнате не так тихо, его бы даже не услышали, но в абсолютной тишине он прозвучал явно. Юноша, сидевший перед пустым камином в кресле с колёсами, едва заметно улыбнулся, но голову на звук не повернул. – Здравствуйте, мои долгожданные гости. Проходите, не стойте в дверях.
- Долгожданные? – Двое вошли в комнату, держась совсем рядом, настороженно глядя на одинокую фигуру перед камином. – Неожиданно.
- Считаешь, что я мог не заметить гибели моего прекрасного древа вчера, Джон Сноу? – Юноша так и не повернул голову, улыбка стала чуть шире и куда более злой. – Или думаешь, что я не вытряс из Сэмвела Тарли всех подробностей произошедшего? Хотя, надо отдать ему должное, он пытался от меня спрятаться и даже сбежать, но на этой земле спрятаться от меня, скажем так, проблематично.
- И Сэм остался жив после попытки спрятаться?
- Он был мне больше не нужен. Теперь, когда вы здесь, мне никто из них больше не нужен. – Юноша распрямился, погладил подлокотники своего кресла. – Вам нравится разговаривать с моим затылком? Не хотите подойти сюда?
- И ты так легко позволишь нам приблизиться, Ворон? – Несмотря на свои слова девушка осторожно двинулась к камину и потянула спутника за собой.
- Если вы встанете вот тут, около камина, то да. Мне без разницы, где вы стоите, но почему бы не пользоваться глазами этого тела раз уж они есть, правда?
- Возможно потому, что это не твои глаза, Ворон. – Они остановились совсем рядом с камином, прямо перед юношей. Джон нахмурился, крепче сжал ладонь Дейенерис.
- Теперь уже мои, Джон Сноу. Или считаешь, что от твоего кузена ещё что-то осталось? – Он тихо засмеялся, Джон вздрогнул, стиснул зубы. – А может и осталось, если тщательно поискать. – Юноша всё с той же улыбкой наклонил голову, вгляделся в своих гостей. – А знаете, в тот день, когда началась эта игра, ваши создатели стояли на этом же самом месте. Только что за ручки трогательно не держались. Восемь тысячелетий вражды в мгновение не преодолеть. Хотя, отдаю им должное, они пытались. И почти преуспели.
- Что ты хочешь от нас, Ворон? – Девушка требовательно прищурила фиалковые глаза, прямо встретила взгляд собеседника. – Почему не убил, если знал, что мы придём?
- Скучно, Дейенерис Таргариен. Скучно. Слишком уж просто. Какая же это игра? Убить вас, даже не увидев – это как перевернуть доску, едва поняв, что побеждаешь. Никакого удовольствия. Ты не увидишь, как противник до последнего ищет выход, его отчаяния, не сможешь довести дело до конца. Всё закончится в тот момент, когда что-то интересное только начиналось.
- Вот только соперник может и найти выход. И выиграть.
- Бывает. – Юноша легко повёл плечами. – Можешь его найти, Джон Сноу?
- Есть мысли. – Джон ответил усмешкой перевёл взгляд на столик возле кресла юноши, на котором стаял графин с вином и два изящных кубка на длинных ножках. – А ты не иначе как приготовился к поражению.
- Ну что ты, Джон Сноу. Я сегодня собираюсь победить. – Юноша задумчиво провёл пальцем по бокалу. – Да и разве в случае вашей победы должны остаться двое? Я был уверен, что ты собираешься пожертвовать собой, дав Дейенерис Таргариен приблизиться. Смерть оно, конечно, неприятно, но в третий раз уже даже как-то обыденно, так ведь? Зато все три цели, ради которых пришёл – исполнены. Особенно главная, та, которой тебя и сподвигли на всё это. Та, которая не давала дышать ещё до встречи с Инайей. Я ведь прав?
Джон вновь вздрогнул, глубоко вдохнул. – Прав. Абсолютно. Но меня это не остановит. – Шаг вперёд, заискрившийся ледяными искрами воздух.
- О, я на это и не рассчитывал. – Тихо, словно для себя.
- Джон. – Дейенерис дёрнулась вперёд, крепче сжала руку Джона, перехватила вторую. – Не надо, пожалуйста. Он же нами манипулирует. Даже не залезая в головы видит всё, о чём мы думаем. Неужели не видишь?
- Вижу. – Джон выдохнул, позволил Дейенерис свести свои ладони, прижать к груди. – Но что нам делать?
- Я не знаю, Джон. Не знаю, что нам делать. – Тонкие пальцы правой руки разжались, из рукава выскользнул кончик чёрной ленты, перевитой золотыми нитями, лёгкий почти небрежный взмах руки, короткое движение, усмешка на губах. – Зато я знаю, что мне делать.
- Дени? – Он словно не веря попытался развести руки, которые связала чёрная лента, но не смог ими даже пошевелить. – Что ты наделала? Мой лёд, что с ним?
- А ты считал, что можно просто предать любовь девушки, сказать извини и заслужить прощение, Джон Сноу? – Юноша, до того молчаливо наблюдавший, вмешался. – Блистательно сработано, Дейенерис. Ты очень умна, мне повезло с союзницей. – Юноша протянул руку к бокалу, неторопливо наполнил кубки. – Выпьем за нашу победу?
- С удовольствием. Но пока ещё не за что. – Дейенерис коротко усмехнулась. – Ты обещал мне оружие.
- Всё будет, моя дорогая Дейенерис. Всё будет. Но не торопись. – Юноша поднял кубок, отпил небольшой глоток. – Как я уже говорил, основная прелесть победы не в ней самой, а в пути, которым к ней приходишь. Я столь давно враждую с Инайей и Р’Глором, что желаю насладиться каждым моментом. Вот, например, твоему спутнику очень хочется задать тебе несколько вопросов. Задавай, Джон Сноу, не стесняйся. – Юноша приглашающе повёл рукой, но Джон только стиснул челюсти и перевёл взгляд куда-то в угол. – Или мне придётся задать их за тебя. Мне начинать?
Лицо Джона исказила болезненная гримаса, он вновь дёрнул руками, словно силясь разорвать ленту. – Де… Дейенерис, зачем? Неужели из-за меня? Я поклялся тебе, что после победы ты сможешь сделать со мной всё, что захочешь. Я бы сдержал обещание. Зачем ты предала их? Отказалась от всего, ради чего пришла сюда?
- Я ни от чего не отказывалась, Джон. – Дейенерис улыбнулась, провела пальцами в алой перчатке по его щеке. – Ни от чего. Ворон даст мне всё, что было обещано. Так что да, из-за тебя. Именно из-за тебя. Да, ты обещал, и я даже тебе верю. Верю, Джон. – Она улыбнулась улыбкой немного наивной девочки, чуть вскинула брови, округлила глаза. – Только это не то, понимаешь? Ты был бы готов. Принял бы мою месть с достоинством и смирением. А может и с осознанием важности того, что ты делаешь. Но я не хотела этого. Я не была готова тогда. Не собиралась умирать. Я хотела разделить мир с тобой. Я хотела так же. Чтобы тот, кому ты доверяешь, кого любишь вонзил тебе нож в сердце, когда ты этого не ждёшь. Я приняла твою клятву, ведь у меня не было другого выхода, но теперь есть. Ворон подсказал мне его.
- Блестяще. – Хлопки разорвали на мгновение было повисшую тишину. Юноша с улыбкой аплодировал. – Ты невероятна, моя дорогая Дейенерис. Мне стоило ещё в первый раз не сбрасывать тебя с доски, а заключить союз. Игра бы расцвела новыми красками. А уж её финал поразил бы всех. – Он вновь отпил глоток вина, поставил кубок. – Но и так неплохо. Ты получила огонь, а в моих руках скоро будет сила, которой нет равных. Да, всё к лучшему. А сейчас, думаю, наконец, наступило время для финала этой истории. Король противника загнан в ловушку. Будь моим драконом, Дейенерис, заверши эту партию. – Юноша лёгким движением извлёк из складок одежды кинжал, чьё чёрное лезвие пронизали золотые блики, махнул рукой подзывая. – Идите ко мне. - Дейенерис замерла на мгновение, потом повела плечами, потянула Джона за руку, тот не сопротивляясь последовал за ней, не поднимая головы. Подошла к креслу юноши. – Прекрасно. Красивый финал. А чтобы было ещё красивее… - Юноша усмехнулся. – Не хочешь повторить финал той игры, Дейенерис? Только в этот раз мы поменяем роли.
- Поцелуй? Она распахнула глаза, вздрогнула как от удара.
- Красивая месть. Впрочем, – Он развёл руками. – Если хочешь иначе, я тебя не ограничиваю. Наслаждайся.
- Я не думала о поцелуе, но сейчас… - Она улыбнулась, протянула левую руку за кинжалом. – Теперь, я думаю, это лучший вариант.
- Тогда возьми. – Юноша собирался вложить кинжал в её ладонь, но его рука вдруг дрогнула, пальцы разжались, кинжал упал бы, не успей Дейенерис подхватить его. – Не обращай внимания. Этой проблемы скоро не будет.
- Значит Бран всё же жив. – Джон произнёс это тихо, едва слышно, так и не подняв головы.
- Да. – Юноша нахмурился в ответ. – Но это ненадолго. Он неплохо прятался, но решив вмешаться выдал себя. Теперь уничтожить его не составит труда. Давай, Дейенерис. Или… Впрочем, погоди мгновение. – Юноша наклонился вперёд, ухитрившись заглянуть Джону в глаза. – Ты даже ради сохранения собственной гордости не попытаешься сопротивляться, Джон Сноу?
Джон не ответил, поднял голову и не обращая внимания на юношу прямо посмотрел в глаза Дейенерис. – Ты правда этого хочешь?
- Да.
- Тогда я не буду сопротивляться.
- Спасибо. – Она развернулась, правой рукой ухватила Джона за плечо потянула к себе, поднялась на мысочки, прижалась своими губами к его, скользнула пальцами в черные волосы. Плечи их соприкоснулись, двое замерли в поцелуе. Но лишь на мгновение. Плечи Джона дрогнули, ладонь Дейенерис, скользнула вниз, обнимая его где-то возле лопаток. Юноша подался вперёд, вглядываясь с наслаждением, читавшимся в золотых глазах.
Они повернулись одновременно. И быстро, слишком быстро для людей. Разрезанная лента и кинжал упали на пол. Ладонь в белой перчатке коснулась лба юноши, в алой – груди напротив сердца. Вспыхнул огонь, холодом зимы блеснул лёд, тело юноши беспомощно обмякло.
- Ты обманула меня. – Фигура возникла за спинкой кресла юноши в то же мгновение. Высокий мужчина в плаще из чёрных перьев и с хищными золотыми глазами.
- Обманула. Не одному же тебе жульничать, Ворон.
- Ты поплатишься за это, Дейенерис Таргариен. И тот, ради кого ты отказалась от моего предложения тоже. – Он скользнул вперёд, словно призрак пройдя через кресло, протянул ладонь к вздрогнувшей Дейенерис, но коснуться не успел.
- Ворон, оставь детей в покое. – С недоброй насмешкой и столь же недоброй радостью. – Померяйся силами с теми, кто равен тебе.
- Ну или почти равен. – Девушка в белом и мужчина в алом стояли в разных углах комнаты, скрестив руки на груди совершенно одинаковым жестом. – Время завершить игру.
Ворон не ответил, отдёрнул протянутую к Дейенерис руку и тут же исчез, словно и не было его, оставив лишь ворох перьев на полу. Инайя тут же последовала за ним, лёгкой белой вспышкой и дуновением пронизывающего зимнего ветра. Р’Глор задержался на мгновение, с улыбкой посмотрел на ту, которой подарил огонь. – Молодец, Дени. Я в тебе не ошибся. – И исчез в огненной вспышке. А на тёмных отсыревших дровах в камине заплясало яркое живое пламя.
- В каком смысле он не ошибся в тебе? – Джон наклонился, подобрал с пола кинжал Ворона, оброненный Дени. Чёрное и золотое в нём уже исчезли. Теперь это была лишь надёжная сталь.
- Может в том, что он смог научить меня контролировать свои эмоции настолько, что я не поддалась Ворону? – Дени поёжилась, обхватила себя за плечи. – Только это не так. Он крутил мной как игрушкой. Знал всё, о чём я думаю.
- Вот как. – Джон поднёс кинжал к губам юноши, и улыбнулся, когда тот затуманился. – Жив. Но я тебе не верю. Крутил бы как игрушкой, ты бы убила меня, а не рассказала мне о предложении, не придумала бы весь этот план.
- Он знал почти всё, о чём я думала. Одного не учёл.
Джон кивнул, повертел кинжал в руках, затем безразличным жестом отшвырнул в сторону, шагнул к Дейенерис, взял её ладони в свои. – Скажи мне, Дени, те слова, что ты говорила… Почему, как он думал, предала. Это была игра для Ворона или они все правда?
- Все правда, Джон. – Она грустно улыбнулась, посмотрела ему в глаза. – Иначе с Вороном никак. Он бы почувствовал фальшь.
- Тогда почему?
- Почему? – Она поджала губы, покачала головой. – Знаешь, Р’Глор пообещал мне трон Семи Королевств, после победы над Вороном. Я не спорила с ним, но принимать этот дар не собиралась. Я хотела победить Ворона, получить то, самое важное, что мне обещали и вернуться в храм, вернуться к нему. После всего, что произошло было так больно, так больно. Я не могла плакать, но и радоваться не могла, Джон. И только с ним могла быть счастлива. Может это из-за нашей связи, из-за того, что во мне частица его силы, не знаю. Но когда он смеялся, я видела, почти чувствовала те мгновения, когда была счастлива. Ради этих мгновений я готова была бросить весь мир к его ногам и сделать всё, что он прикажет.
- И в какой момент всё изменилось? – Она вздрогнула от этого такого простого вопроса, подняла опущенную было голову, алыми глазами вгляделась в его лицо. – Я тоже пережил это, поверь. Инайя она… Скажем так, она меня лишь терпела. Потому что это было нужно. И она почти не смеётся. Не от радости. Но всё же. Только тогда я забывал о тебе и обо всём, что произошло, что я сделал. Глупо, но даже встреча с тобой мало что изменила. Ты меня ненавидела, а огонь и лёд внутри нас, тянущие к друг другу лишь всё ухудшали. Так что я тоже хотел закончить как можно скорей и вернуться к ней. Пусть ненавидит, лишь бы терпела, позволила быть рядом. А потом всё изменилось.
Они замерли, глядя друг на друга алыми и голубыми глазами, одновременно улыбнулись и ответили в один голос, - в Летнем замке.
- Там я поняла, что мне не нужен Р’Глор, чтобы чувствовать себя счастливой, цельной, настоящей. – Дейенерис вздохнула, прижалось к Джону, прикрыла глаза. – Вот чего не учёл Ворон. Как можно предлагать предать и убить часть себя. Так невозможно глупо. Не я стану единственным законом, мы им станем.
- Можно предать и убить часть себя. – Джон улыбнулся, приподнял её голову за подбородок. – Но я рад, что ты оказалась мудрее.
- Конечно рад, иначе бы ты здесь не стоял. – Шаловливая улыбка на тонких губах, лёгкий тычок в грудь.
- Верно, но раз уж я здесь стою, как насчёт вернуться к поцелую теперь, когда Ворон на нас не таращится?
- Да, необычный опыт будет. Второй раз за нашим поцелуем не будут подглядывать. – Она хмыкнула, чуть приподнялась, обхватила Джона за шею, чуть прикрыла глаза. Даже поцелуй вышел у неё с улыбкой.
- Джон, Дейенерис? – Тихий голос произнёс это, только когда они отстранились друг от друга. Юноша в кресле с колёсами смотрел на них круглыми и словно испуганными глазами. Синими глазами. – Вы… Неужели…
- Здравствуй, Бран. – Джон усмехнулся, повернув голову к юноше, почти ещё мальчику. – Рад снова видеть тебя тобой, а не этой пернатой гадостью.
- Я тоже. – Бран выдохнул, поднял руку, помахал ею перед своим лицом, улыбнулся, постучал кулаком по креслу, улыбнулся ещё шире, подёргал себя за волосы и улыбнулся совсем уж восторженно. – Спасибо вам. Это… Это так невероятно. Я опять могу говорить и что-то делать и, и… Есть хочется.
Этого Дени выдержать уже не смогла, фыркнула в ладонь. – Вот какой ты значит, Брандон Старк.
- Два года, два года и даже дольше моим телом управлял этот… - Брана передёрнуло. – Я только и мог что думать, да и то очень осторожно, чтобы не привлечь внимание. А ещё наблюдать, как эта тварь разрушает жизни дорогих мне людей. Сегодня, когда он кинжал протянул, я думал, что всё. Так что этот день вдвойне счастливый.
- Да, для нас тоже неплохой. – Джон задумчиво кивнул. – Хотя ещё нужно уладить один вопрос.
- Да какой же это вопрос. Мне этот трон и не нужен был никогда. – Бран вздохнул, как-то жалобно прищурился. – Я хочу вернуться домой в Винтерфелл. Мне ещё нужно исправить одну вещь. Ворон очень больно ранил слишком важного для меня человека. – Мгновение молчания. – Я же могу рассчитывать на Винтерфелл? В конце концов именно я последний сын Эддарда Старка.
- Почему бы и нет. Только Сансу оттуда высели. – Джон усмехнулся, Дени фыркнула. – Я бы посоветовал отдать её законному мужу, но он очень нам помог, причём почти бескорыстно, так что не думаю, что заслужил такое наказание.
- Да уж, тут даже я склонна Тириона помиловать. – Дени весело прищурилась. – Придумаю для него менее суровую кару.
- Нехорошо Сансу выгонять. – Бран вздохнул, потёр подбородок. – Сестра всё же. Но разговор у меня с ней будет. Долгий и очень обстоятельный. А есть всё же хочется.
- Ну кухне сегодня жарят утку, лорд Брандон. Ворон был тем ещё любителем изысканно питаться, оказывается. – Голос прозвучал из-за спины. Инайя стояла, прислонившись плечом к камину рядом с братом и улыбалась. – Может вы туда и проследуете. Поедите. И не будете нам мешать.
- Я бы с радостью, миледи. – Бран поёжился и не рискнул взглянуть в голубые глаза богини. – Но самому мне никак туда не добраться. Но я могу удалиться иным способом, если это важно.
- Удалитесь. - Р’Глор тоже был спокоен и благожелателен. - Это не займёт много времени, а потом вы сможете отправиться на кухню вместе с родственниками. Попробуете утку и пообщаетесь. Думаю, вам есть о чём. – Бран медленно кивнул, откинулся на спинку кресла, синие глаза заволокло белой пеленой. – Хороший мальчик, послушный. Теперь о вас. Ворона больше нет, во многом, благодаря вам. Особенно тебе – Дейенерис. Я очень рад тому выбору, который ты сделала. Мы оба очень благодарны тебе. Скажи, считаешь ли ты мои обещания исполненными?
- Да. – Дейенерис коротко кивнула. – Трон моей семьи мой, а люди больше не пострадают от Ворона, осталось только одно.
- Которое я рад буду исполнить. – В руках его словно из ниоткуда появился тяжёлый резной ларец. – Дева подарила их миру, они последняя память о ней. И эта память не должна исчезнуть. – Осторожно Р’Глор опустил ларец, на пол, откинул крышку. Блики света пробежали по чешуйкам драконьих яиц. – Найя? – Она только улыбнулась, опустилась рядом. Две руки коснулись белого яйца. Звонкий треск разорвал тишину комнаты. Осколки брызнули в стороны, крохотный кремовый с золотом дракон поднял голову. Второе яйцо и рядом с кремовым оказался изумрудный с бронзовым узором. – Возьми их, Дени. Ты заслужила чтобы они были с тобой.
Сундук перешёл в руки Дени, дрожащие так сильно, что упавшие в ларец осколки запрыгали по нему, и тут же был опущен на пол. – Визерион, Рейегаль. – Голос дрожал, но оба дракончика подняли головы на свои имена, потянулись к протянутой руке.
- И как после такого не поверить, что добро всё же есть? – Инайя улыбалась, глядя на прижимающую к груди драконов и шепчущую какую-то ерунду Дейенерис. – И даже мы можем ему послужить. Иногда даже неожиданными путями. Знаешь, Джон, ты смог изменить моё мнение о себе. Брат был прав, ты действительно очень похож на основателя дома Старков – Брандона. Разве что тебе не хватало немного…
- Льда. – С улыбкой закончил за неё Джон. – Благодарю, Инайя. Я не ждал столь высокой похвалы от тебя. Надеюсь, что и впредь смогу быть достойным её.
- Уверена, что сможешь. – Вновь улыбка. – Скажи, ты считаешь, что я исполнила данные тебе обещания?
- Да. Бран жив, а Ворон никому больше не навредит. Только вот про третье, боюсь, не меня нужно спрашивать.
- Тогда спросим у неё. Скажи, Дейенерис, смог ли Джон искупить то, что совершил?
- Да. Он сделал для меня нечто столь важное, что всё что было, теперь несущественно. – Дейенерис подняла взгляд от драконов, посмотрела на Джона, покачала головой. – Джон. Ну почему ты сразу мне не сказал?
- А ты бы приняла? Или бы посчитала злой издёвкой.
Она не ответила, только вздохнула и улыбнулась, погладила зелёного дракона, поднялась на ноги и без слов протянула его Джону.
- Красиво. – Р’Глор задумчиво кивнул. – Что же, если обещания исполнены, то мы вас оставим. Нам ещё нужно решить несколько семейных вопросов.
- Надо вернуть братцу тело, чтобы я могла его побить. – Инайя насмешливо-мечтательно закатила глаза. – Ногами. В благодарность за всё остальное, так и быть, только этим и отделается.
- Постойте. – Дейенерис фыркнула, глядя на печально разводящего руками бога, но от смеха всё же удержалась. – Вы сказали, что горды моим выбором. Вы знали, что его придётся делать?
- Знали. – Инайя вздохнула и сразу стала серьёзнее. – И знали, что он не станет играть честно, попытается переманить одного из вас на свою сторону. Но сказать не могли. Ворон слишком умён. Слишком хорошо чувствовал других, понимал и знал. Вы могли бы придумать для себя тысячи причин не принимать его предложения, но он бы назвал одну, которая бы перевесила их все. Нужна была одна, та единственная, которую Ворону было не пересилить. Неготовность предать второго.
- Огонь и лёд – были целым когда-то. Их тянет к друг-другу. Мы посчитали, что если это наложится на сильные чувства, не такие как у нас с Найей, а на любовь, пусть и раненную, то может выйти связь, которую вы не пожелаете разрушать.
- А ведь могли и убить друг друга. – Джон бережно погладил свернувшегося у него на плече дракончика. – Но ведь получилось в итоге. Получилось ведь, Дени?
Она улыбнулась, сверкнули весельем алые глаза. – Думаю, получилось.

+5


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Крылья ворона


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2019 «QuadroSystems» LLC