23.02.21 - С Днём Защитника Отечества!
01.01.21 - С Новым 2021 годом!
03.08.20 - Нам 1 год!
09.05.20 - С Праздником Великой Победы!
01.05.20 - С Праздником Весны и Труда!
08.03.20 - С Международным женским днём!
23.02.20 - С Днём Защитника Отечества!
31.12.19 - С наступающим 2020 годом!
12.10.19 - Теперь у нашего домика новый адрес - www.ice-and-fire.ru!
28.09.19 - Мобильный стиль снова работает! Прошу оставлять ваши пожелания и замечания в соответствующей теме!
22.09.19 - Мобильный стиль в течение нескольких дней работать не будет в связи с перенастройкой! Прошу прощения за неудобства!
22.09.19 - Прошу оценить долгожданный вау-поворот!

Лед и Пламя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Фанфик: Пепельная Роза


Фанфик: Пепельная Роза

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

23366,58 написал(а):

Но Вы автор и эта работа одна из самых выдающихся, что пишутся по ПЛиО сейчас.

Вот с этим согласен полностью)) На редкость качественный фик, пожалуй, один из лучших в русском сегменте фанфикшена. Ну, это на мой взгляд))
Удручает, что обновляется работа не часто и порой забываешь что было в предыдущих главах...http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/44045.png
В любом случае спасибо автору за продолжение! Надеюсь когда нибудь прочитать эту работу от начала до конца!))

+2

22

Леди @armel_argent спасибо за еще одну интересную главу! Вдохновения!

+1

23

23366,58 написал(а):

Да-а! Продолжение!     
Только леди почему-то Вы на этой площадке перестали главы выкладывать. Трактовка турнира в Харренхолле у Вас интересная, хотя я на некоторые вещи смотрю по-другому. Но Вы автор и эта работа одна из самых выдающихся, что пишутся по ПЛиО сейчас. Вдохновения Вам.

Спасибо большое за Ваши добрые слова!
У меня просто были небольшие проблемы с компьютером, которые затянулись в целую череду неурядиц, поэтому в основном использовала телефон, а написать, вычитать и выложить все на фикбук с разделением на абзацы - это то еще приключение)))) Поэтому и не выкладывала даже сюда, но намерена продолжить, и еще выложить на 7К тоже)

А у Вас какой взгляд на события восстания?)

23368,57 написал(а):

Удручает, что обновляется работа не часто и порой забываешь что было в предыдущих главах...

Спасибо Вам большое!)
Согласна с Вами, мне тоже иногда приходится перечитывать)
Не знаю вообще почему-то так вышло, что работа над фанфиком растянулась аж на три года (это ужасно долго и, как справедливо мне отметили в комментариях там, я по продолжительности написания могу составить конкуренцию Мартину ахахаха))) , потому что я планировала все написать за полгода изначально), но сейчас я уже близка к финишной прямой. В "Розе" будет еще четыре главы и эпилог и будет вторая часть, которая пойдет я надеюсь более активно) да и там будет больше событий, чем рефлексии, поэтому должно быть легче писать и проживать эту историю)

+1

24

23622,56 написал(а):

Спасибо большое за Ваши добрые слова!
А у Вас какой взгляд на события восстания?)

Всегда пожайлуста, извините за долгий ответ. Обязательно продолжайте.
Что до восстания, то я не верю в мифический заговор Рейгара и на мой взгляд отношения Эйриса и Рейгара многим видятся однобоко. А если приглядется, то у нас есть принц, который будто бы строил заговор против отца, но так в итоге и ударил палец о палец. И есть король, который будто бы ненавидел сына и собирался лишить его наследства, но Рейгар так и умер кронпринцем. Мне кажется, что Эйрис одновременно ненавидел и боялся сына (это одна из граней его безумия), и одновременно любил и гордился им. И не стоит забывать, что Эйрис не всегда был Безумным королем. В молодости его многие любили и он подавал большие надежды. Так вот этот Эйрис для Рейгара папа из его детства.

+2

25

XVII. Джон

Джон и Дейенерис замерли во главе большой карты Вестероса, простиравшейся перед ними на большом деревянном столе. Карту нельзя было назвать новой – ее где-то достали слуги и принесли в самый отдалённый зал Великого замка Винтерфелла, где должно было пройти собрание малого совета королевы Дейенерис. Несмотря на то, что было раннее утро, внутри старого зала сохранялся привычный ему полумрак. Это было одно из немногих мест, которое осталось практически нетронутым после захвата замка несколько лет назад. Но сейчас даже обилие свечей не позволяло осветить этот угол северной твердыни настолько, насколько это было нужным. Но для карты света хватало – это было самое главное.

Джон молчал. Его мысли были где-то далеко от этого холодного северного края, снова и снова возвращаясь в прошлое, которое было ему неизвестно. Он пытался заставить себя перестать думать о тех событиях, которые уже давно канули в лету и были засыпаны пеплом. Пытался, но не мог. Призрак светловолосого юноши с фиолетовыми глазами упрямо стоял перед ним. И Джону казалось, что стоит ему только посмотреть на Дейенерис, как он увидит  его – того самого юношу-призрака, о котором он никогда не думал и которого никогда не знал. А рядом с ним всегда стояла темноволосая девушка, похожая на ту молчаливую статую, стоящую в крипте Винтерфелла. Хранитель Севера мотнул головой и постарался сфокусироваться на карте, на которой были расставлены несколько фигурок, изображающих оставшиеся Великие дома и армию Короля Ночи.

Двое людей, соединенных тайнами прошлого, и в чьих жилах текла одна кровь древнего рода, не знали, что им сказать сейчас, да и нужно ли что-то говорить. Они были слишком разными и слишком одинаковыми одновременно. Джон чувствовал напряжение Дейенерис и видел, как сильно она сжала руки перед собой в замок. Настолько сильно, что казалось, что ее кожаные перчатки в любой момент разойдутся по швам. Несмотря на то, что прошлую ночь они провели вместе, им все еще было сложно находиться рядом друг с другом после того, что сказал Бран. Утром пришло странное осознание того, что это все не затянувшийся ночной кошмар, а правда, которая стала открытой в самый неподходящий для этого момент. А если это так – то это все изменит. Где-то в глубине сознания хранителя Севера все еще теплилась надежда на то, что Бран ошибся, что это все лишь большая ошибка. Но две людей, задумчивым взглядом смотрящие на карту Семи Королевств где-то в глубине души знали, что это не так.   

- Я попросил Сэма и Брана прийти пораньше, - нарушил молчание Джон.

- Мы должны узнать всю правду, - кивнула Дейенерис, все еще пребывая в своих мыслях.

Джон тяжело вздохнул, а затем повернулся к Дейенерис и, обняв за талию, притянул к себе. Ее тело сразу же откликнулось на его ласку, и девушка обвила руками его шею, а затем медленно коснулась своими губами его губ. Джону снова показалось, что вокруг не осталось ничего, кроме этой трогательной светловолосой девушки, которая постепенно становилась не такой робкой и осторожной, но все еще будто чего-то боялась. Поцелуй становился более смелым и глубоким, и Джону через секунду уже стало жарко в его темно-коричневом дублете. Казалось, что с каждым новым прикосновением губ, каждым новым вдохом их чувства становятся более сильными, крепкими и… неправильными.

Кровь дракона. 

Джон резко прервал поцелуй, и на его лице отразилась гримаса боли.

- Прости. Мне нужно время, - выдохнул он,  опуская взгляд, но, все еще продолжая обнимать Дейенерис за талию,  - нужно время, чтобы… осознать это все. Прости…

- Знаешь, - в фиолетовых глазах Дейенерис мелькнуло разочарование, и она сделала шаг назад, вынуждая его убрать руки, - когда-то давно, когда я была ребенком, мне рассказали то, что Таргариены всегда женились на ком-то из своей семьи, - она сделала еще несколько шагов, обходя карту с другой стороны, - это позволяло сохранять кровь древней Валирии, светлые волосы, фиолетовые глаза…

- Но…

- Но это и породило безумие, - кивнула Дейенерис и взяла фигурку дракона с карты Семи Королевств, стоявшую на точке, отображающей Винтерфелл, а затем продолжила обходить карту, приближаясь к ее южной части, - я видела его своими глазами. Это безумие в фиолетовых глазах. Таким был мой брат, - Дейенерис подняла взгляд с карты на Джона и их взгляды встретились, - плод инцеста. Безумный и жалкий. Возможно, такой стану и я.

- Я не…- попытался возразить Джон, когда услышал стальные ноты в голосе Драконьей королевы.

- Я понимаю, о чем ты думаешь и чего боишься. Но драконы – мои единственные дети и других у меня не будет. Но они могут быть у тебя.

Бам!

Дейенерис резко поставила фигурку дракона на точку, изображавшую Королевскую гавань. Когда Джон оторвал взгляд от карты и снова посмотрел в фиолетовые глаза девушки, стоящей напротив, он увидел в них боль.

Джон не думал о детях. Никогда. Мыслей о собственной семье никогда не было в его голове – это были слишком глупые надежды. Когда он жил со Старками, он с самого раннего возраста отчетливо понимал кто он, благодаря леди Кейтилин – не более чем бастард, которому нечего предложить девушке, а особенно леди благородных кровей. Да и кто из отцов захочет отдать свою дочь бастарду, пусть даже бастарду Эддарда Старка? С Игритт все было сложнее – бесконечная опасность и чувство долга не дали бы развиться этим отношениям. А сейчас… на кону стояла жизнь всех людей в Вестеросе и за его приделами, поэтому нельзя было поддаваться мечтам, пусть даже и таким приятным.

Дейенерис и раньше давала ему понять то, что она не сможет выносить ребенка. Джон не знал почему и считал, что она сама расскажет, когда придет время. Пришло ли оно сейчас? Или сделает все дальше более запутанным? Хранитель Севера не мог дать ответа на этот вопрос. Сейчас было слишком много других вопросов, на которые необходимо было получить ответы.

Его размышления прервал стук в дверь, затем она открылась, и на пороге появился сначала Бран в своей каталке, а за ним и Сэм, старающийся как можно аккуратней направить замысловатое кресло вглубь комнаты.

- Ваша Светлость! – Сэм кивнул Дейенерис, а затем перевел недоумевающий взгляд на Джона, - ваша.. кхм… милорд.

Сэм подкатил коляску с Браном к столу и развернул его так, чтобы он был напротив Джона и Дейенерис, которая встала рядом с ним, снова сцепив руки перед собой в замок. Джон хотел сказать ей что-то одобряющее, но не смог, да и королева избегала его взгляда, внимательно смотря на мальчика-варга.

- Королева Дейенерис, - отозвался Бран, поднимая взгляд, - Хранитель Севера. Я знаю, о чем вы хотите меня спросить, но я видел не так много, но этого хватило, чтобы понять главное.

- Расскажи нам все, что ты видел, Бран. Пожалуйста, - Джон постарался говорить как можно спокойнее, хотя его сердце уже начало биться быстрее.

Что знал Джон о Рейгаре Таргариене? Практически ничего. Когда они с Роббом в детстве разыгрывали разные сражения из восстания Роберта Баратеон, никто из мальчишек не хотел играть за Рейгара. Он всегда казался неблагородным рыцарем и человеком без чести, хотя Эддард Старк никогда не говорил о нем. Он не сказал ни одного слова о драконьем принце – хорошего или плохого. Джон ни разу не слышал того, чтобы бывший Хранитель Севера даже называл его имя. Это было объяснено один раз старой Нэн  тем, что Рейгар Таргариен похитил его младшую сестру – Лианну. Но сплетники в замке шептались о том, что он насиловал ее несколько раз, а затем убил. Джон тяжело вздохнул. 

Тени старого замка легли на лицо Брана. И Джону на мгновение показалось, что он смотрит как будто сквозь стоящего напротив него Хранителя Севера  – видит все его прошлое, через что ему пришлось пройти, что пришлось сделать и на что пойти ради того, чтобы стоять сейчас здесь, в Винтерфелле. Возможно, так оно и было.

- Мне все еще сложно перемещаться в прошлое, - сказал Бран, не сводя своих темных глаз с Джона, - я не могу контролировать это в полной мере. Но я видел… многое из событий той войны. Я видел то, что Рейгар и Лианна заключили брак. Рейгар никогда не похищал и не насиловал Лианну Старк, - Бран медленно перевел свой взгляд на Дейенерис, - он любил ее. И она сбежала с ним добровольно, что вызвало войну.

- Простите, королева, милорд, - Сэм нервно начал жестикулировать руками, - я уже говорил о том, что Лилли… моя… эм… - Сэм нервно улыбнулся, в попытках объяснить всю эту запутанную историю Дейенерис.

- Неважно, - кивнул Джон, - не нервничай, Сэм.

- Хорошо… Мы были в Цитадели Староместа, и я учил Лилли  читать. Она же жила с одичалыми… - Дейенерис кивнула в ответ, но Джон успел заметить озадаченность на ее лице, - так вот, верховный септон Мейнард написал о том, что он расторг брак принца Рейгара с Элией Мартелл и женил ее на другой женщине. Эти книги остались в Цитадели, Ваша светлость, - Сэм кивнул Дейенерис.

- В этом не может быть ошибки? – довольно резко спросила королева, снова сжимая руки перед собой в замок.

- Нет, - сказал Бран, переводя взгляд на одну из свечей, расположенных на столе, где лежала карта, - после этого они вернулись в Башню Радости. В ней после битвы Эддард Старк нашел свою сестру…

Казалось, что Бран уже не в Великом Замке Винтерфелла, а снова вернулся в прошлое и видит перед собой тех людей, которые уже давно превратились в пепел и остались только на страницах старых книг.

- Она потеряла много крови и умирала. Но еще была в сознании, когда пришел Эддард Старк, - Бран снова внимательно посмотрел на Джона, будто изучая его лицо, - и она взяла с него слово, что он защитит их с Рейгаром дитя, которое назвали Эйгон. Эйгон Таргариен. Эддард Старк привез его в Винтерфелл и назвал своим сыном, изменив ему имя. Это был единственный способ его защитить.

- Кто еще знает об этом? – ледяным голосом спросила Дейенерис.

- Получается, кроме тех, кто сейчас в этой комнате, Лилли и еще знает Хоуленд Рид. Это друг Нэда Старка – единственный выживший в битве у Башни Радости. Да, милорд? – отозвал Сэм.

Джон кивнул.

Эйгон Таргариен.

Джон резко вздрогнул, как будто на него налетел резкий порыв ветра. Бран уже говорил ему это имя, но почему-то оно только сейчас задержалось в его сознании, проникло через все его существо, кольнуло где-то в области груди – именно там, где были безобразные шрамы. Дейенерис, стоящая рядом с ним, медленно выдохнула.

- У моего брата уже был сын, которого звали Эйгон. Зачем ему было называть своего ребенка именно так снова?

- Я не могу читать мысли людей, а особенно людей прошлого, - отозвался Бран, совершенно не изменившись в лице.

- Вероятнее всего, у него была определенная причина для того, чтобы пойти на это, - тихо ответил Сэм.

- Какое вообще это имеет значение?! – неожиданно резко сказал Джон и ударил кулаком по столу, на который опирался.

Сэм вздрогнул и перевел взволнованный взгляд сначала на Дейенерис, а потом на Брана. Но Джону было все равно. Только сейчас он понял, насколько он устал. Как это все было слишком – эти титулы, эта война, эта жизнь… Это все!

- Мне не нужно ничего! Мне не нужен Железный Трон, мне не нужны все эти титулы... Мой отец – Эддард Старк. И все! Я хотел просто вернуться домой и ничего больше! А теперь… -

Джон понял, что его голос срывается на крик и тут же одернул себя.

Они не виноваты, пронеслось в голове у него. Сэм и Бран посчитали, что будет правильно сказать ему об этом и их можно понять. Дейенерис могла казнить их, как изменников, если бы сочла, что это заговор и имела бы на это полное право, ведь Джон преклонил перед ней колено, тем самым вставая на ее сторону в войне двух королев, а она поддержала его в борьбе с мертвыми и поддерживает сейчас, несмотря на то, что ей было намного тяжелее слушать обо всем этом, чем ему. Как же все стало сложно и запутанно!

- Простите. Я не должен был срываться. Но это ничего не меняет, - Джон медленно разжал пальцы, стиснутые в кулаки, - мы должны готовиться к нападению ходоков. Об остальном мы поговорим позже.

Дейенерис кивнула ему в ответ. В ее глазах играли отблески пламени, а губы, изогнутые в полуулыбке, были плотно сжаты.

- Я согласна с Хранителем Севера. Сейчас нам необходимо удержать оборону Винтерфелла.

Темноволосый юноша понимал, насколько сложно дается королеве каждое слово. На него свалилось слишком многое, а на нее – еще больше. За этими хрупкими плечами были победы и поражения, завоевания и признания, построенные исключительно на силе духа, упорстве и смелости девушки, которая не побоялась войти в огонь и стать его частью. А сейчас она оказалась в незнакомом и чужом ей краю, где все смотрели на нее с недоверием, ведь в Семи Королевствах больше не верили ни в каких королей и королев. Все эти главные фигуры летели с доски, разыгранной Богами, слишком быстро, ничего не оставляя за собой. И никому не хотелось положить свою голову на плаху династии, которая не принесет в разрозненные королевства долгожданный мир. А придет ли он? Джон не знал. И хрупкая девушка с фиолетовыми глазами тоже не знала.

- Как ваша фамилия, Сэмвелл? Я должна была поинтересоваться раньше, но из-за всей нынешней ситуации прошу вас простить мои манеры.

- Тарли, Ваша Светлость.

И тут Джон вспомнил то, о чем говорил ему Тирион в Белом замке. Эта мысль резко пронзила его сознание, будто всполох белого пламени.  Из-за сложного и долго пути в Винтерфелл Джон совершенно забыл о том, что отец и брат Сэма были казнены Дейенерис. Он должен был сказать ему еще вчера, но после разговора с ним и Браном это совершенно вылетело из головы Хранителя Севера. Джон сильно сжал руки в кулаки и почувствовал, как ногти больно впиваются в ладонь. Болван!

Он заметил, что Бран перевел вопросительный взгляд на Дейенерис, лицо которой изменилось. Разумеется, он знает. Королева практически не изменилась в лице, только плотнее сжала побелевшие губы.

- Сэм, ты должен знать об этом… - Джону тяжело давалось каждое слово, но он все-таки нарушил повисшее тяжелое молчание.

- Ваш отец и ваш брат отказались преклонить колено передо мной, и были казнены, Сэмвелл, - Дейенерис неожиданно перебила его и отчеканила каждое слово, смотря прямо в растерянные глаза Сэма.

- Я… мне…. – по лицу Сэма начали катиться слезы, он развернулся и выбежал в коридор, громко хлопнув дверью.

Джон медленно выдохнул и закрыл глаза. Череда проблем не прекращалась, лишь становилась все сложнее, длиннее и запутаннее. Вдох, затем еще один. Нужно взять себя в руки, подумал он. Нужно поговорить с ним. Сноу открыл глаза и перевел взгляд на Дейенерис, которая все еще смотрела на захлопнувшуюся дверь.

- Я должен был сказать ему, Ваша Светлость, - тихо отозвался Джон.

- Я вынесла этот приговор – я и должна была сказать ему об этом.

Дейенерис на каблуках развернулась, махнув своими длинными волосами, заплетенными в сложную прическу со множеством кос. Когда она снова встала во главе стола – в ее глазах отражалась карта Семи Королевств и отблески пламени от многочисленных свеч, которыми был уставлен зал. Казалось, что вся старая карта охвачена огнем, а Королева лишь смотрела на то, как она пылает.

- Я поговорю с ним. Прошу меня извинить, Ваша Светлость.

Джон вышел за другом в коридор, оставив Королеву наедине с Браном.
В темных сводах северной твердыни он услышал прерывистые рыдания. Объемный силуэт Сэма застыл в одной из многочисленных арок, ведущей вглубь замка. В другом проходе, ведущем во внутренний двор, уже слышались голоса членов Малого совета, которые шли на собрание. Джон медленно приблизился к старому другу и положил руку ему на плечо.

- За что…. – всхлипнул Сэм.

- Сэм, мне очень жаль.

- Я не могу… Я не могу… - его прерывистые рыдания прекратились и он уже просто тяжело дышал, будто ему не хватало воздуха.

Сэм обернулся и посмотрел на Джона. На его круглом лице были видны бесчисленные дорожки слез. Неожиданно Джон почувствовал то, что никак не ожидал почувствовать в этот момент – необъяснимое раздражение и злость. Эти два чувства, словно темная и липкая жидкость проникли под кожу, распространились по всему его существу и заставили сердце бешено колотиться, а пульс стучать в висках. Джон резко сдернул руку с плеча Сэма.

- Прекрати, Сэм! Довольно! – Джон уже еле сдерживал себя, - идет война с мертвыми! Мы не можем сейчас заниматься этим! Не можем обижаться, строить козни, устраивать пересмотр власти… У нас всех и так слишком много проблем!

- Ты законный наследник Железного трона и я….

- Это неважно! – выкрикнул Джон, - это не имеет никакого значения сейчас! Как… как ты не понимаешь?!

- Она казнила моего отца и брата…– Сэм снова начал плакать.

- Мне очень жаль, что так произошло, Сэм. Правда, - Джон сделал несколько шагов  назад, стараясь успокоиться, - но идет война. Она предоставила им выбор. Они выбрали умереть стоя, остаться верными себе и тем, за кого они воевали.

- Она может поступить так и с твоими сестрами, Джон! С Браном… - по лицу Сэма катились слезы и его губы тряслись.

Сердце Джона сжалось, и он медленно втянул в себя воздух. Эти слова были словно отрезвляющей пощечиной. Он знал, какого было терять близких даже слишком хорошо. Да и он все еще помнил Рикона, бегущего ему навстречу. Джон должен был его спасти, но у стрелы, выпущенной Рамси Болтоном, были совсем другие планы.

- Дейенерис не такая, как ее отец, если ты об этом. Я не могу попросить тебя считать иначе, но я могу приказать. Прости, Сэм. Она моя королева. И сейчас мы должны вернуться на совет. Это приказ.

Джон не хотел говорить так жестко, особенно по отношению к старому другу, но ему пришлось это сделать. Жизнь становилась чередой выборов, где каждый из которых мог стать хуже предыдущего. Хранитель Севера медленно выдохнул, слегка кивнул Сэму и, развернувшись, отправился по длинному коридору обратно в зал, куда должны были прийти члены Малого совета королевы Дейенерис.

В небольшом зале было тихо. Дейенерис все еще стояла во главе карты Семи Королевств, будто бы совсем не двигалась с того момента, как Джон вышел за Сэмом в коридор. Бран молча смотрел на мерцающий в камине огонь. Джон все еще думал о Сэме и уже начинал себя винить за то, что сказал несколько мгновений назад. Аккуратно прикрыв за собой дверь, Джон встал напротив Дейенерис, но она избегала его взгляд, думая о чем-то своем.
Джон хотел спросить у Брана про Петира, о котором неожиданно вспомнил, но не успел – дверь открылась, и на пороге появился Джорах Мормонт, Миссандея, Серый Червь и Чхого. Варис, Тирион, Давос так же заняли свои позиции. Санса в сопровождении Бриенны Тарт и Подрика вошла с высоко поднятой головой, скрепив руки перед собой в замок. За ними шел Джон Ройс, а полы его длинного плаща были закинуты назад и развивались от легких порывов внутреннего ветра, гуляющего по северной твердыни. Санса продолжала неизменно носить черное, а ее длинные рыжие волосы были распущенны и мягким облаком обрамляли лицо. Джон кивнул ей, и она слегка кивнула ему в ответ. Санса все еще была недовольна им и этим объяснялась ее холодность.

На пороге появилась Лианна Мормонт, которая поприветствовала Королеву и Джораха, опустившего голову. Сможет ли простить его эта маленькая, но гордая и сильная девочка? Джону хотелось думать, что да. Он казался хорошим человеком, который просто совершил слишком много ошибок. Путь искупления всегда сложен, но если начинаешь по нему идти, то нужно идти до конца.

Санса встала по правую руку от Джона, Арья тихой и безмолвной тенью встала слева. Бран так же оставался недалеко от них и от камина, продолжая внимательно смотреть на пылающий в нем огонь.

- На наш зов приехали все наши люди? – рассеяно спросил Джон.

- Не совсем. Нет ответа от Ридов, - сказала Санса, - Бран прогнал Миру.

- Я не прогонял ее, - отозвался Бран, переводя взгляд на старшую сестру, - я сказал, что мне она больше не нужна.

- Очень мило, - раздраженно отозвалась Санса, - все-таки она спасла тебе жизнь.

- Я благодарен ей за это, - Бран отвернулся, демонстрируя своим видом то, что не намерен продолжать бессмысленный для него разговор.

- Мне нужно, чтобы ты отправила письмо Ридам, Санса, от моего имени, - Джон устало потер глаза указательным и большим пальцами, а затем внимательно посмотрел на рыжеволосую девушку, - я не знаю, сколько времени у нас есть, но лучше сделать это как можно скорее.

- Зачем? – она перевела вопросительный взгляд на Джона, а затем на Арью, выглядывающую из-за плеча Хранителя Севера.

- Ты можешь хоть раз исполнить мою просьбу, Санса? – устало спросил Джон.

- А ты можешь хоть раз прислушаться ко мне? – сразу же отозвалась она.

- Санса отправит письмо, - тихо отозвалась Арья, - Ваша Светлость.

- Хорошо, но тебе не нужно так меня называть.

Она не ответила, только странно улыбнулась. Улыбнулась так, словно знала чуть больше, чем ей стоило знать.

Дейенерис разговаривала о чем-то с Мормонтом, Миссандеей и Серым Червем на незнакомом в этих краях языке. Чхого застыл за ее спиной, оглядывая малый зал. Тирион, Варис и Давос так же стояли обособленной группой и тихо перешептывались между собой. Бриенна что-то объясняла Подрику на пальцах, а тот был больше увлечен рассматриванием Миссандеи и Чхого. Большая тень Сэма скользнула куда-то в дальний угол, пытаясь не привлекать к себе внимание. Затем появился Джендри – Арья вчера шепнула ему, что он прибыл. И Джон был рад увидеть этого парня живым и невредимым. Стоило ли говорить Дейенерис о том, что он бастард Роберта Баратеона? Джон не знал. У них у всех было и так слишком много потрясений.

- Ты должен знать о том, что Петир был приговорен мною к смерти, - неожиданно сказала Санса.

- Что?! – Джон резко выдохнул и резко обернулся на рыжеволосую девушку, -  и ты мне говоришь об этом вот так просто? Что он сделал? Тебе стоило написать мне!

- И что бы ты сделал, Джон? Бросил все и приехал? Я в это не верю.

Раздражение внутри Хранителя Севера снова начало подниматься тяжелой и мрачной волной. Он хотел было возразить, но Арья не дала ему ответить.

- Он хотел настроить меня и Сансу против друг друга, но это было не единственное обвинение. Я исполнила приговор, и больше он нам не помешает.

- Санса, - Джон повернулся и взял стоящую рядом с ним рыжеволосую девушку под локоть, заставляя посмотреть ему в глаза, - обещай мне, что мы поговорим! Я прошу тебя об этом. Мы не можем постоянно препираться. Так просто нельзя.

Он видел то, что она колеблется. После того, через что ей пришлось пройти, ей было сложно поверить кому-то и перестать искать врагов во всех, кто ее окружал.

- Хорошо, - Санса кивнула, - мы поговорим. Сегодня вечером. Только наша семья, - она сделала упор на последнее предложение, и Джону не оставалось ничего, кроме как согласно кивнуть.

Джейме и Бронн пришли последними, как и велела Дейенерис. Они не были пленниками, но их сопровождали двое Безупречных. Что же стало с сиром Джейме? Джон помнил его – идеального рыцаря Королевской Гвардии в блестящих доспехах. Образца, идеала, кумира. Он помнил его горящие зеленые глаза и светлые волосы, а так же ту спесь, которая могла быть присуща только кому-то из рода Ланнистеров. А сейчас перед ним стоял осунувшийся мужчина со спутанной бородой. Казалось, что не только его волосы потускнели, но и взгляд потух – словно белая пелена заволокла их. Но больше всего взгляд приковывала его золотая рука. Большая и несуразная. Джон поймал себя на мысли, что откровенно смотрит на нее и тут же отвел взгляд. Что же делал здесь этот таинственный человек? Зачем он приехал сюда, в Винтерфелл, если знал, что Дейенерис может казнить его? Поводов было слишком много. Но удача все еще сопутствовала Джейме Ланнистеру, раз уж он все еще был жив и стоял сейчас посередине зала, не в силах посмотреть на светловолосую девушку, чей фиолетовый взгляд был полон презрения.

Дейенерис оглядела собравшихся и затем перевела взгляд на Джона, который кивнул ей в ответ, отвечая на ее вопрос о присутствующих.

- Начнем, - сказала Королева, - как мы узнали вчера – у Короля Ночи теперь есть свой собственный дракон, что существенно осложняет нашу задачу. Поэтому нам нужно думать не только об атаке с Земли, но и об атаке с воздуха. Вы что-то говорили о скорпионах, сир Джейме? Сир Бронн?

- Итак, мое почтение Королева Драконов, люди Севера… Если вы не против, то расскажу я, - Бронн наигранно улыбнулся и развел руками.

Джону очень захотелось закатить глаза. Он не любил шутовство, а сейчас оно было совершенно неуместно.

- Ближе к делу, - жестко сказала Дейенерис, а затем плотно сжала губы.

- Вы уже знакомы с нашими скорпионами, - Бронн улыбнулся Дейенерис, но она не ответила на его ухмылку.

- Для вас это все шутки, сир Бронн, - Дейенерис приподняла подбородок и посмотрела на мужчину, стоящего напротив него, - но вам не следует забывать о том, что в первую очередь вы стоите перед королевой. Перед будущей королевой Семи Королевств. Даже сейчас я имею полное право казнить вас и сира Джейме, потому что вы пытались меня убить.

- Если Вы позволите, - Джейме Ланнистер вышел вперед, отодвигая Бронна своей золотой рукой, - то я могу продолжить.
Дейенерис кивнула.

- Это оружие дальнобойное и метательное, - Джейме достал из кармана сложенный в четыре раза пергамент и, раскрыв, положил его на карту, - оно действует, как арбалет, а выстрел зависит от мощи.

На пергаменте был чертеж внушительного оружия, которое было чем-то средним между катапультой и арбалетом. Все стоящие вокруг карты люди одновременно наклонились и внимательно посмотрели на то, что показывал сир Джейме своей целой рукой. Его золотая рука придерживала чертеж с другой стороны.

- Но это устаревший чертеж и само оружие устаревшее, потому что такое оружие использовали еще в Дорнийской войне.

- Так была убита Рейнис Таргариен и ее дракон, - кивнула Дейенерис, - и именно так сир Бронн хотел убить меня.

По спине Джона пробежал холодок. Он не видел скорпионов в действии, но судя по чертежу, они были очень мощным орудием, способным убить как человека, так и дракона в один момент.

- Мы были по разную сторону баррикад, Королева!

- Это оружие большое и не особо маневренное, - сир Джейме продолжил и в нем говорил уже опытный полководец, а не растерянный мужчина, который стоял перед ними несколько мгновений назад, - поэтому нужно усовершенствовать этот чертеж и сделать это желательно как можно быстрее.

- Может, сделать мощнее копье? Из драконьего стекла, конечно, - неожиданно сказал Джендри, - я могу это сделать. Я – хороший кузнец.

- Дело не в копье, - Джейме поставил указательный палец на основании скорпиона на чертеже, - дело в маневренности и прицеле. Необходимо сделать так, чтобы его можно было быстрее перезарядить и, соответственно, быстрее выстрелить. Чем больше будет у нас скорпионов, тем больше шансов сбить ледяного дракона.

Джон не знал, что сказать. Возможно, его тоже считали опытным воином и полководцем, но это не было правдой. Он не знал, как правильно разрабатывать военные стратегии, ведь чаще всего ему все приходилось решать в последний момент. И тем более он ничего не понимал в конструировании подобного оружия.
Ничего ты не знаешь, Джон Сноу, пронесся в голове раздраженный голос рыжеволосой девушки, давно ставшей призраком прошлого. Как же она была права!

- У нас есть опытные воины, драконье стекло, кузнец, но у нас нет времени что-то менять… - сказал Тирион, оглядывая собравшихся.

Лежащая на столе карта была ему на уровне глаз, поэтому карлику пришлось встать на небольшую скамеечку, позволяющую ему видеть все, что происходит на столе.
Дейенерис подняла руку, призывая карлика к молчанию.

- Я не увидела войска, которого обещала Серсея, хотя вы говорили, что она сдержит слово. И сейчас вы опять говорите свое слово против разумных идей. Довольно.

- Все ее войска сосредоточены в Королевской Гавани. У нее есть флот Эурона Грейджоя и двадцать тысяч наемных солдат – золотые мечи из Эссоса. Я должен был сказать еще вчера, - сир Джейме два раза стукнул по карте указательным пальцем и поднял свой взгляд на Королеву драконов.

Дейенерис не изменилась в лице, но Джон понял, что она на приделе.

- В том случае, если нам удастся пережить эту битву, то я не отпущу вас, сир Джейме, - сказала Дейенерис, но ее голос дрогнул, - даже и не надейтесь на это. Я расцениваю ваши действия сейчас, как выбор. А он не может быть сделан дважды. Вам ли не знать, о чем я говорю, не так ли?

- Возможно, если мы убьем Короля Ночи, то и все остальные падут, - пискнул Сэм дрожащим голосом из своего угла.

- Тогда мы должны убить его. Можем выстелить прямо из скорпиона, - развел руками Бронн, - чтобы наверняка! Я и сир Джейме подумаем, как можно его улучшить, тем более, что у меня есть опыт с этой штуковиной.

- Это не так, - внезапно сказал Бран и все, кто стоял вокруг стола, обернулись на его голос, - сейчас ему нужен трехглазый ворон и он придет за мной. Он уже пытался убить трехглазых воронов, поэтому это одна из его целей.

- Но зачем? – отозвался Сэм.

- Когда-то давно в мире не было магии… Был только свет и день, череда сменяющих друг друга времен года, которые длились одинаковое количество времени…. Но магия изменила все, нарушив привычный баланс. Она принесла зло и добро, развила ее до того, что магическую энергию больше нельзя контролировать. И теперь Король Ночи хочет одного – принести бесконечную тьму, не оставив света. А это значит – конец мира. Ему нужен  я, чтобы положить начало конца – стереть память этого мира.
В зале образовалась тишина. Все, в том числе и Джон, пытались понять, о чем говорит этот странный мальчик. 

- Но сейчас магия… - задумчиво ответил Джон.

- Практически везде, - закончил Бран, -  именно она принесет долгую ночь, как приносит долгую зиму и короткое лето. Только это нельзя будет изменить.

- Тогда мы должны спрятать тебя, Бран, - Арья взволнованно посмотрела на брата.

- Уже слишком поздно – на мне его метка.

Бран закатал рукав и показал запястье, на котором алел отпечаток руки с длинными пальцами.

- Сколько времени у нас есть?

- Два дня.

- Тогда сейчас разрабатывать стратегию бессмысленно, - сир Джейме внимательно посмотрел на все фигуры, стоящие перед ним на карте, - нам нужно знать, сколько можно успеть сделать скорпионов и как их улучшить, сколько точно оружия у нас будет, еще раз пересчитать все войска. Судя по тому, что я видел – они будут бежать потоком, поэтому нужно продумать то, что сможет их задержать на первых подступах к Винтерфеллу.

- Это правильное решение, - Джон кивнул, - но помимо этого нам нужно разработать и план отступления.

- Да, - Джейме перевел взгляд на Джона, - это тоже необходимо сделать.

- Винтерфелл может не выдержать осады, - Санса обхватила себя руками, внимательно смотря на всех людей, стоящих вокруг карты, - замок недостаточно укреплен.

- Вы, сир Джейме, опытный полководец, - кивнул Джон, - если вы сможете предложить что-то, что может их задержать, а нам правильно выстроить войска, то мы все будем вам благодарны.

- Мне нужно обойти замок и еще раз внимательно посмотреть на стены.

- Я помогу ему. Но лучше это сделать без сопровождения… Они меня смущают. Вот такие, как ты, приятель, - Бронн показал на Серого Червя, который нахмурился в ответ, а затем перевел палец на Чхого, - и такие как ты. Мы и без вас справимся.

- Это сделано для вашей же безопасности, сир Бронн – холодно отозвалась Санса.

- Для безопасности сира Джейме, миледи. Меня тут никто не знает, так что…

- Это невозможно. Вы можете сделать это только в сопровождении, - Дейенерис посмотрела на Джона, которому ничего не оставалось, как кивнуть в ответ, - сир Джейме и сир Бронн - вы можете свободно перемещаться, изучить все площадки замка, отправиться в кузницу и взять все необходимое, но надеюсь, вы понимаете, сир Джейме, что общаться с братом вам запрещено. Если вас не устраивают Безупречные, то вас может сопроводить сир Джорах. Это последнее слово. Я жду предложений от вас завтра, а так же хочу услышать общее количество наших воинов и запасов. До завтра, - Дейенерис кивнула присутствующим, показывая, что совет окончен.

Постепенно малый зал опустел. Санса, бросив на Джона задумчивый взгляд, одна из последних покинула помещение, а Арья растворилась в тенях старого замка. Сэм ничего не сказал – только увез Брана, стараясь не поднимать головы на Джона и Дейенерис. Тирион пытался начать разговор с Дейенерис, но она лишь отрицательно покачала в ответ головой. И карлику ничего не оставалось, кроме как уйти ни с чем, шаркая по каменному полу своими короткими ногами.

Они снова остались одни в этом небольшом зале. Свечи постепенно догорали, и оставалось всего несколько мгновений до того, как зал снова погрузится в привычный ему полумрак. Стоящие на столе фигурки отбрасывали большие тени на лежащую карту. А небольшой резной дракон все еще стоял на точке, изображавшей Королевскую Гавань.

- Ты не доверяешь Тириону? – тихо спросил Джон, подходя к Дейенерис.

- Дело не в этом. Но лучше пока не давать им сближаться. Они лучше нас знают, что такое семья и это может быть опасно.

На броши Дейенерис, приколотой к ее белой шубе, осталось два дракона. На Хранителя Севера снова навалилось огромное чувство вины, преследующее его с того самого момента, как он увидел, что копье Короля Ночи пронзило Визериона. А Драконья Королева непоколебимо стояла сейчас перед ним, словно внутри нее было длинное и прямое копье. Напряженная до самого предела, готовая к нападению с любой стороны, словно и не было той нежной девчонки, которую знал и любил Джон.

- Давай уйдем отсюда, - Дейенерис выдохнула и потянула Джона за рукав, - драконы ждут.

- Но я не умею…

- Никто не умеет, - неожиданно рассмеялась Дейенерис.

Джон взял свой зимний плащ и они быстро покинули территорию замка, в молчании преодолели расстояние до того места, где ночевали драконы, хотя их ноги утопали в снегу и иногда идти было сложно. Но чем дальше Джон отходил от северной твердыни, то тем легче ему становилось дышать. Ах, если бы все было так просто, пронеслось у него в голове, когда они увидели двух больших драконов, которые недавно закончили свою трапезу.

Драконы.

Глаза Рейгаля и Дрогона внимательно смотрели на стоящего напротив них мужчину. Дейенерис быстрыми и уверенными движениями сразу же оказалась на Дрогоне, а Джон продолжал рассматривать Рейгаля, который чуть ближе вытянул голову, словно принюхиваясь. Как можно было описать все те эмоции, которые только мог испытывать простой человек, увидев дракона? Его чешуя была очень красивого цвета – зеленая с золотистыми крапинами. Он был меньше Дрогона, но все равно очень крупным и внушающим трепет. Его взгляд казался осмысленным, и казалось, что если бы драконы умели говорить, то Рейгаль бы что-то сказал растерянному юноше, который аккуратно коснулся подушечками пальцев его шершавой чешуи. Драконы знают? Чувствуют, что перед ними кто-то из рода Таргариенов? Или это все просто совпадение и драконы доверяют ему только из-за того, что ему доверяет Дейенерис?

- Ну же! Рейгаль не против полетать.

- А если ему не понравится то, что у него будет всадник? – Джон нахмурился, продолжая гладить Рейгаля, который втянул в себя воздух и резко выпустил его.

Джон резко одернул руку и отступил на пару шагов назад. И он мог поклясться в том, что глаза двух драконов смеялись.

- Тогда это наша последняя встреча, Джон Сноу. Была рада познакомиться, - Дейенерис приподняла брови.

Джон аккуратно обошел Рейгаля с правой стороны. Казалось, что ноги подкашивались, а руки не слушались, пока он медленно вскарабкался на его спину. Дрожащие руки коснулись длинной извилистой шеи.

- За что мне держаться? – растерянно крикнул Джон, почувствовав, что Рейгаль начал готовиться к тому, чтобы взмахнуть крыльями.

- Ты и сам знаешь!

Дрогон сделал мощный взмах крыльями и взмыл в небо.

- Что за…

Джон в последний момент схватился за гребень вдоль шеи и зажмурился. Один взмах, второй, третий. Резкие порывы холодного воздуха наотмашь били в лицо, и он открыл глаза. Мимо белым вихрем проносились бескрайние поля, запорошенные снегом деревья, а сама северная твердыня оставалась далеко позади с каждым взмахом крыльев Рейгаля. Джон чувствовал под собой это невероятно сильное и удивительное создание. Чувствовал, какую силу имеет каждый взмах крыла и чувствовал бесконечную энергию силы огня. Это было что-то совершенно невероятное. Никаких слов в мире не хватило бы на то, чтобы описать все, что почувствовал Хранитель Севера. Свобода. И сила.

Разум отказывался думать, но Джон понял, что для того, чтобы дракон повернул, необходимо было сильнее надавить на гребень с определенной стороны. Несмотря на то, что Рейгаль все еще сопротивлялся и не всегда поддавался на нужные повороты, ему удалось практически ровно лететь за Дрогоном и не сильно отставать от более объезженного и крупного дракона.

Сколько они летели? Джон не знал. Казалось, что время перестало существовать и стало чем-то совершенно ненужным. А осталась только белая земля и мощные взмахи драконьих крыльев. Они приземлились где-то в стороне Хорнвуда. Бескрайняя белая земля не позволяла сориентироваться точнее, но видневшиеся на горизонте холмы свидетельствовали о том, что он недалеко от Бараньих Лбов. Дейенерис и Джон спустились на землю, и темноволосый юноша чувствовал пульсацию в ногах. Это была непривычная боль, совсем не похожая на ту, какую можно испытывать от езды на лошади.

- Ты привыкнешь, - Дейенерис словно прочитала его мысли.

Дейенерис погладила Дрогона, затем коснулась Рейгаля. Они продолжали стоять между двумя драконами, которые, будто бы, слушали то, о чем говорят эти двое людей.

- А я должен привыкать? – хмыкнул Джон.

- Если мы выживем и если… - она судорожно сглотнула, - драконы выживут после битвы за Винтерфелл, то в Королевскую Гавань ты сможешь отправиться на нем.

- Это так странно… - Джон мотнул головой, - вся эта магия. То, о чем говорил Бран. Ее слишком много.

- Тебе не понравилось? – удивленно спросила светловолосая девушка.

- Нет, это удивительно! Я никогда не думал, что возможно чувствовать такую силу. Но… это заставляет задуматься о том, что это все может исчезнуть.

- Я вошла в огонь, Джон Сноу, и осталась жива, а ты вернулся из мертвых, - Дейенерис слегка пожала плечами, - если магия уйдет из этого мира, то вместе с ней уйдем и мы.

- Ты думала об этом?

- О смерти? – Дейенерис внимательно посмотрела в темные глаза мужчины напротив, -  всю мою жизнь она ходила где-то рядом. Я привыкла к опасности, ведь я в ней живу с самого рождения. Когда-то я считала, что с драконами я стала неуязвимой. Но оказалось, что это не так.

- Не совсем, - Джон мотнул головой, - ты готова к тому, что ты можешь все потерять?

- Это очень хороший вопрос, Джон Сноу, но давай не будем отвечать на него сейчас, - королева отвернулась и посмотрела на горизонт.

- У нас есть шанс, - хрипло выдохнул Джон, сам толком не веря в то, что он внезапно захотел озвучить.

- На что? – тихо отозвалась светловолосая девушка, все еще не оборачиваясь.

- На то, что мы останемся в живых. Если бы ты не поддержала меня, то история северного бастарда бы окончательно закончилась в будущей битве.

Дейенерис повернулась и снова посмотрела на стоящего напротив нее Джона. На ее лице застыла грустная улыбка. Какой же она казалось маленькой и хрупкой в этих белых мехах посередине бескрайней снежной равнины! Держать на своих плечах будущее всего живого было слишком сложно, но он был готов разделить с Дейенерис эту ношу. Почему-то именно сейчас это стало поразительно ясно. Другого выбора здесь быть не могло.

- Ты не просто северный бастард.

- Я навсегда останусь именно им.

- Ты так считаешь? Ты знаешь о пророчестве? О принце, что был обещан? Красная жрица рассказала мне о нем.

- Да, я знаю о нем. Кто сказал тебе? Мелисандра? – Джон нахмурился, - она уже пророчила это Станнису и он умер. Затем она твердила это мне, умер и я. Это пророчество точно неправильное, - угрюмо ухмыльнулся Джон.

- Кто знает, - Дейенерис снова грустно улыбнулась и внезапно шагнула в объятия Джона.

Он обнял ее за талию, прижал к себе настолько крепко, насколько мог и, зарывшись лицом в ее волосы, закрыл глаза. Казалось, что время остановилось, и не было ничего – войны с ходоками, войны с Серсеей, ничего. Двое драконов изогнули свои вытянутые шеи и продолжали смотреть на этих странных людей, на чьих плечах лежало будущее всего Вестероса.

- Ты хочешь знать больше о нем? О Рейгаре? Джейме Ланнистер мог бы рассказать больше, чем знаю я. Что-то мне рассказывал сир Барристан… Я расскажу тебе о нем… позже, - выдохнула Дейенерис.

- Спасибо, - тихо ответил Джон и снова закрыл глаза, искренне пытаясь навсегда остаться в этом моменте.

+1

26

XVIII. Эртур

- Прогуляемся?

Эртур Дейн шутливо поклонился и протянул руку, согнутую в локте, девушке стоящей напротив. Ее фиолетовые глаза смеялись, и темноволосый юноша не мог не улыбнуться в ответ. Он встретил ее совершенно случайно – этой ночью рыцарь Королевской гвардии не должен был заступать на свой пост и охранять покой короля, поэтому сейчас, встретив сестру в коридоре, Эртур понял, что все идет как нельзя лучше. Ни одна секунда свободного времени этим поздним вечером не будет потеряна напрасно. Последнее время удача благоволила рыцарю, и он понимал, что рано или поздно ему придется за это расплачиваться.

- Если вы настаиваете, сир Эртур, - девушка напротив улыбнулась и, как и он, слегка шутливо склонила голову в ответ.

Своей почти невесомой ладонью она взяла его под локоть, и они медленно пошли в сторону богорощи по длинному коридору, медленно погружавшемуся в летние сумерки. Бесчисленные слуги уже начали зажигать свечи, а затем быстро скрывались в сводах старого замка, подготавливая все к вечерней трапезе, которая должна была начаться после представления. А проходящие мимо гости турнира, в свою очередь, спешащие на арену, с интересом провожали взглядом рыцаря Королевской гвардии, чей длинный белый плащ слегка развивался от легких порывов теплого южного ветра.

Не меньше внимания привлекала к себе и его спутница. Темно-синее платье удивительно шло ее светлой коже и фиолетовым глазам, похожим на драгоценные камни. Длинные темные волосы, достающие до самой поясницы, нежными волнами обрамляли ее лицо. Она была невысокого роста, с узкими плечами и широкими бедрами. Пухлые губы ее почти всегда были нежно изогнуты в легкой полуулыбке, а взгляд чуть опущен – привычка фрейлины, которой она недавно стала, не без помощи Эртура.  Одета она была в темно-синее платье простого кроя, но Эшара Дейн была не из тех девушек, кому нужны яркие тряпки для того, чтобы привлечь внимание. Она это знала. Знал это и сир Эртур – ее брат и самый ближайший друг. 

- Как принцесса Элия?

- Не очень, - Эшара тихо вздохнула, а затем посмотрела по сторонам, будто бы боялась, что их кто-то может услышать.

Она хотела продолжить, но Эртур решил резко сменить тему. Он знал о том, что принцесса беременна. И еще он знал о том, что вторые роды она может не пережить. Но говорить об этом сейчас было опасно. В любом месте, где присутствует король или хоть кто-то из членов его семьи, стены умеют слушать, а все перешептывания разносятся быстрее, чем взмахи крыльев воронов.

Брат и сестра свернули в коридор, ведущий к богороще, и Эртур продолжил.

- Как тебе моя стрижка? Чувствую себя так, словно помолодел лет на десять, - рыцарь усмехнулся.

Королевский отряд с сиром Эртуром Дейном во главе совсем недавно вернулся из своего похода. Это была большая ответственность и один из самых сложных походов, в котором ему когда-либо удавалось побывать. Уничтожение Братства Королевского Леса далось не так легко, как ожидал Дейн. Но главным был результат – уважение простого народа и триумфальная победа. Но последнее, что успел сделать известный разбойник из Братства по прозвищу Улыбчивый рыцарь перед смертью - сорвать с головы Дейна армет и попытаться снести ему голову. Но Эртур был проворнее, поэтому на земле остались лежать только его длинные волосы.

- Ужасно, - прыснула Эшара, - мне больше нравятся длинные волосы, ну или хотя бы до плеч.

- Улыбчивый рыцарь не разделял твоего мнения. Да у него и вообще не было волос, так что в прическах он мало что смыслил.....

Они разговаривали о всяких глупостях и даже не заметили, как дошли до богорощи, оставаясь все дальше от людей и шумихи турнира. Рука Эшары  крепко сжала локоть брата и затем отпустила его, когда они подошли к резной арке. Она стряхнула несуществующие пылинки с длинной юбки своего платья и несколько раз посмотрела по сторонам, прикусив нижнюю губу. Эртур тяжело вздохнул. Он не хотел, чтобы его сестра участвовала во всем этом, да и вообще знала о том, что происходит за престолом. Но другого выхода не было. Эртур был больше, чем уверен в том, что за ним велась слежка, но разве кто-то заподозрит его в чем-то, если он просто проводит время с сестрой?

- Посмотри не идет ли кто за нами, - уже тише сказал Эртур, оборачиваясь через плечо.

- Все смотрят на представление, - шепнула Эшара, - король, принц, принцесса, другие лорды... Я несколько раз спрашивала у прислуги о планах их господ. Все должно быть хорошо, - девушка нервозно обхватила себя руками, - я уходила последняя из покоев, и там больше никого не было.

- Ты видела принца Рейгара?

- Они ушли вместе с королем.

- Тогда нам нужно идти, - Эртур кивнул, - не забудь, что ты должна уйти из богорощи первой.

Они посмотрели друг другу в глаза. В их фиолетовых глазах читалась смесь решимости и волнения. Они одновременно кивнули друг другу и сделали шаг вперед. Рука Эртура коснулась холодной резной двери  и резко толкнула ее вперед. Пути назад нет, пронеслось у него в голове. Теперь он предатель. И он опускает свою голову на плаху династии Таргариенов. 

В богороще было тихо. Сосны и страж-деревья не пропускали последние лучи солнца, поэтому вся территория погружалась в вечерние сумерки. Им нужно было пройти к небольшому ручейку – место встречи было обозначено именно там. Медленно ступая по траве, Эртур сделал два шага вперед, загораживая сестру своей спиной. Но Эшара была не из робких, поэтому спустя пару шагов уже поравнялась с ним и они шли практически плечо к плечу, если бы Эшаре позволял ее рост.

Казалось, что ни одна живая душа не посещала богорощу уже несколько лет. Эртур обвел ее взглядом, отметив про себя то, что она была примерно чуть больше десяти акров. Привычка воина – всегда осматриваться вокруг, искать пути нападения или пути отступления. Но здесь прятаться было негде, некуда было и бежать.  Его внимание привлекло старое чардрево, на котором был вырезан ужасный лик. Широкий искривленный рот, полные ненависти глаза. В таких Богов надо верить? Эртур нахмурился и отвел взгляд. Вера в Богов медленно становилась чем-то далеким, уступая ее вере в оружие. Но рыцарю Королевской гвардии было должным верить только в своего короля. Но осталась ли эта вера? Эртур тряхнул головой, отгоняя непрошенные мысли и расправил плечи, оглядываясь по сторонам.

- Вы опоздали, Дейны, - Оберин Мартелл сделал шаг откуда-то слева, и недовольно посмотрел в глаза рыцарю Королевской гвардии.

В руке он держал зажжённую свечу в канделябре, которую, судя по всему, принес с собой. Совершенно ничего необычного, подумал Эртур и закатил глаза, он просто нес с собой канделябр через весь замок. Оберин был одет в свою обычную дорнийскую одежду в ярко-красных тонах, хотя Эртур предполагал, что ему хватит ума выбрать что-то менее привлекающее внимания, чем яркое облачение, расшитое золотыми нитками. Но, наверное, в этом был смысл – никто ничего не заподозрит, если Оберин Мартелл будет оставаться собой. Даже сейчас.

- Скажи спасибо своему дяде, - отозвался Эртур и выдохнул, с некоторым облегчением облокачиваясь на ближайшее к нему дерево, стоящее вблизи ручья.

- Королевская Гавань разбаловала его – он забыл, что такое хорошее Дорнийское вино! Поэтому и проспал дольше обычного, – ухмыльнулся Оберин, а затем перевел взгляд на Эшару, - все сделала, красотка? – темные глаза дорнийца сверкнули в темноте.

Ливен Мартелл, дядя Оберина и Элии, был членом Королевской Гвардии, так же как и Эртур Дейн. Вчера он и Оберин должны были разыграть большое представление во внутреннем дворе замка с участием вина и как можно большего количества людей. Именно вчерашним весельем было оправдано отсутствие Оберина на сегодняшнем представлении. А Ливен Мартелл слегка опоздал на свою службу, чем заставил Эртура понервничать.

- Уважение, Мартелл! – Эртур снова закатил глаза и протяжно вздохнул.

- Довольно! –  Эртур обернулся на знакомый голос и, оглянувшись, увидев приближающегося Освелла Уэнта в длинном походном плаще, слегка кивнул ему головой, - Мы здесь не за этим!

Из под широкого капюшона сначала появился длинный изогнутый нос, затем хмурое лицо, обрамленное жидкими желтыми волосами. Несмотря на то, что Освелл был любителем пошутить во всех ситуациях и не знал в своих шутках меры, сейчас он был напряжен и обеспокоен. Он так же был членом Королевской гвардии и участвовал в турнире, но выбыл из него в первый же день, сославшись на сильный удар головой. На самом деле, это была еще одна договоренность, которая была заключена гораздо раньше начала турнира в Харренхолле. Пока что все шло по плану.

Присутствующие в богороще встали небольшим кругом, сохраняя дистанцию друг с другом. Свет от свечи узором лег на их лица. Четыре человека, объединенных общей и опасной тайной, которая могла их убить. Они собирались все вместе второй раз, понимая, что следующего раза может и не быть.

- Где Коннингтон? – Оберин оглядел присутствующих.

- Я все еще не уверен, что ему можно доверять. Что он сказал тебе на пиру, Эшара? – Эртур перевел взгляд с Оберина на сестру.

После пира в честь открытия турнира у Эртура не было времени поговорить с сестрой. Последние дни Эйрис Таргариен не отпускал его от себя, а требовал, чтобы Дейн находился всегда где-то за спиной. Короткие взгляды, осторожные кивки головой, приподнятая ладонь – это было все общение с… заговорщиками? Предателями? Он не знал, как назвать тех людей, с которыми хранил общую тайну. Доверял ли он им? С трудом. Разделял ли он с ними взгляды? Определенно. 

Лорд Грифоньего гнезда был одной из ключевых фигур, которая разыгрывалась на шахматной доске. Игра была опасной и требовала той скрытности, которая нужна любому заговору, происходящему в одном шаге от престола. Коннингтон был связующим звеном в той цепи, которую они продумали с того самого момента, как… Впрочем, сейчас не было времени предаваться воспоминаниям.

- Я сам снесу его рыжую голову, если он нас предал, - угрюмо отозвался Освелл, завязывая еще один узел на своем походном плаще.

- Он ушел на представление, - отозвалась Эшара, - я видела его во внутреннем дворике.

- Так будет даже надежнее. Милашка Джон слишком влюбленными глазами смотрит на принца, - хмыкнул Оберин, проводя рукой по своим темным волосам.

- Подожди… - Эртур поднял руку, призывая присутствующих к молчанию, а так же сделав вид, что пропустил эту дерзость в адрес принца Рейгара мимо ушей, - Эшара, - он снова перевел взгляд на сестру, - что сказал тебе Коннингтон на балу?

Эшара медленно подняла взгляд от земли, а затем перевела его на Оберина, затем на Освелла, а затем взгляды фиолетовых глаз снова встретились. Ее не должно здесь быть, пронеслось в голове у Эртура. Не нужно было втягивать ее во все это тогда, много лун назад. Но Эшара всегда была смышлёной – совсем не похожей на других девушек, выросших при дворце и имевших все и даже больше. Именно ей тоже выпала одна из главных ролей в этой продуманной, как им казалось, партии. Только вот второй главный герой об этом не знал и изменил заранее продуманный ход вещей.

- Для начала стоит сказать о том, что ваш, - Оберин указал пальцем сначала на Эртура, а потом на Освелла, - а так же Коннингтона план полностью провалился. Брандон Старк не оказался танцором. С чего вы вообще взяли, что этот северный великан предастся подобным забавам? Да еще и этот ваш… - Оберин поморщился, - Селми влез, куда не просят пока вы хлопали ушами.

Эшара смутилась, и Эртур знал причину. Внимание Барристана Селми к его сестре обсуждали уже давно. Эртур не вмешивался, потому что знал, что его сестра сможет разобраться и без его участия. Но очевидно было одно – это внимание не было ей нужным и не особо нравилось. В силу своей воспитанности, девушка просто не хотела обижать сира Барристана. Что же, она имела на это полное право.

- Это не важно, - Освелл  нахмурился, - ведь главное было передать послание Старкам. Они уж точно не будут болтать где попало.  Они держатся особняком от всех остальных, но при этом имеют уважение и поддержку остальных.

- Не совсем, - Эшара перевела взгляд на Уэнта, - они близки с Баратеонами.
В глазах Освэлла мелькнуло недопонимание, но спустя мгновение он утвердительно кивнул.

- Точно. Роберт Баратеон и Эддарк Старк были воспитанниками у Джона Аррена, как велел обычай. Я бы об этом никогда и не узнал, если бы родители Баратеона не сгинули тогда в море. Он уже стал лордом Штормового Придела. Можно предположить, что если Старки поддержат восстание, то он тоже поддержит его.

- Возможно, - Эртур кивнул, - так что, Эшара? Что тебе сказал сир Джон?

- Он сказал, что он с принцем до конца… И сказал… что получил новое письмо от Ланнистера. Двери Ланниспорта открыты для тех, кем движет одна идея, - девушка снизила голос до шепота, наблюдая за тем, как мужчины напротив многозначительно переглянулись, - сир Тайвин пишет о том, что он отправит свое письмо в Дорн, а затем и в несколько других великих домов, но только тогда, когда принц Рейгар начнет восстание.

Эртур поморщился. Старый лев был не тем союзником, которого он ожидал получить, но после того, что произошло с Джейме, он готов был на все, чтобы отомстить королю. Или же это очередной блеф? Как Тайвин Ланнистер хочет приблизиться к заветной короне после того, как он потерял свое влияние? Джейме вступил в Королевскую гвардию, принц Визерис слишком мал… Лорд Утёса Кастерли уже несколько месяцев не покидал свое родовое гнездо, заняв выжидательную позицию. Но только чего он ждет?  Блефует? Или действительно поддержит молодого принца?

- Кто передал ему письмо? Джейме?

- Он ничего не знает, - отмахнулся Эртур, - в этом можно не сомневаться. Мальчишка слишком мал и совсем не похож на Тайвина, да и к тому же слишком наивен. Если ему держаться подальше от отца, то из него может вырасти что-то хорошее. Что ты сказала Эддарду Старку?

Это было самой важной частью плана. Харренхолльский турнир был организован только для того, чтобы заполучить поддержку великих лордов и дать им надежду на то, что скоро все изменится. Необходимо было заручиться поддержкой Севера и Тирреллов, а затем убедить принца Рейгара начать восстание. Но все это было слишком просто на словах… Принц Рейгар терпел издевки отца, великие лорды все еще опасливо поддерживали короля, а мир в Семи Королевствах продолжал сохранять свое шаткое равновесие.

На пиру в честь открытия турнира единственной возможностью передать новости, и остаться незамеченным можно было только в танце. Леди Эшара Дейн пользовалась небывалым успехом, чем и было обоснованно решение о том, что именно темноволосая девушка передаст сведения новым союзникам. Должно было быть всего три танца, каждый из которых имел свою ценность. Но Барристан Селми нагло пригласил на танец Эшару первой, а последним ее танцем был танец не с Брандоном Старком, а с Эддардом. Видимо все те многозначительные взгляды, которые весь вечер направляла Эшара в сторону Старков, были пойманы другим братом из этого рода.

- Это было сложно… - девушка нервозно обхватила себя руками, - я сказала о том, что вороны принесли важное письмо, которые нужно передать его старшему брату.  Я сказала, что они пришли издалека и что он не должен говорить об этом никому, кроме своего отца и старшего брата. Он дал мне слово, что так оно и будет.

- Когда ты отдала ему письмо? – Освелл насупился и посмотрел на девушку исподлобья.

- Вчера ночью.

- Вас точно никто не видел? – так же резко спросил он.

- Точно. Ответа пока нет, - опережая все вопросы, закончила Эшара, которая стояла все так же обхватив себя ладонями за предплечья.

- Варис начал о чем-то догадываться, но он остался в Королевской гвардии, чем очень удивил меня. Но это не значит, что его пауков здесь нет… Харренхолльские стены тоже умеют слушать. И пара внимательных глаз точно следила за тем, что происходило на пиру, - Эртур выпрямился и расправил плечи.

- Это все можно было сделать проще и не втягивать Коннингтона во все это, - Освелл нахмурился, - и не втягивать вас, леди Эшара. Королевская гвардия, точнее ее половина, и Дорн – это уже надежная опора. Тиреллы и Старки, как возможные союзники, уже позволят обеспечить смену власти. Ланнистеры поддержат принца Рейгара, зная обиду старого льва… И я тоже думаю, что Варис что-то знает.

- Меня никто не втягивал, - неожиданно сказала девушка, приподняв подбородок, - я сама могу принимать решения и отвечать за них.

- Не сомневаюсь, - Освелл слегка улыбнулся, - я приятно поражен вашей смелостью, леди Эшара.

- Я польщена, сир Освелл, но я еще ничего не сделала. И у меня были хорошие учителя.
Эртур довольно усмехнулся.

- Меня сейчас стошнит, - констатировал Оберин.

- Варис будет пытаться сохранить свои позиции при дворе, но пока что он верен королю, - сразу же продолжил Эртур, -  да и Барристан останется с королем до конца. Чувство долга в нем сильнее, чем в нас всех вместе взятых, - заметил Эртур, переводя взгляд на Оберина, - что насчет сира Мейса?

- Мейс Тирелл – просто дурень. Я говорил с ним после турнира, - Оберин лениво присел на корточки и коснулся пальцами кромки воды, а затем зачерпнул ее ладонью и сделал глоток, - фу!

- У него большое влияние, Оберин, - заметил Эртур, подавив свое желание сказать о том, что из-за вина Мартелл уже, скорее всего, просто забыл вкус чистой воды.

- Так и есть, но вот ума у него меньше, чем у безумного короля, - Оберин выпрямился и вытер мокрую руку о свой ярко-красный камзол, - поэтому на него не стоит рассчитывать. Он может остаться верным королю и это станет проблемой.

В богороще воцарилась тишина, которую нарушал только шорох листвы деревьев.

- Мы делаем это для будущего Семи Королевств, - выдохнул Эртур, - и ради династии Таргариенов. Я бы сам отрубил головы всем заговорщикам и мой меч узнал бы их кровь, если бы не видел своими глазами то, что делает король… Я больше не хочу чувствовать запах жженой плоти, стоя у Железного трона. Не хочу смотреть в глаза, полные ужаса и боли. Нам нужен новый король и это принц Рейгар. Но для того, чтобы он решился на… - Эртур запнулся, но лишь на мгновение, - на смену власти, принц должен чувствовать поддержку других великих домов. Вы все знаете принца и его характер. Он должен чувствовать поддержку, потому что раньше он совсем ее не знал. Все-таки Эйрис его отец… Каким бы он ни был. Поэтому мы сейчас здесь. Возможно, кто-то из нас действует в своих интересах… - взгляд Эртура скользнул сначала по лицу Уэнта, а затем переместился на Оберина, который чуть приподнял подбородок, - но сейчас у нас есть одна общая цель. И если мы ее не достигнем, то все Семь Королевств погрузятся в хаос.

- Я делаю это не ради принца и даже не ради себя, а ради своей сестры, - ответил Оберин, переводя взгляд на догорающую свечу, - Элия в большой опасности, пока жив безумный король. Но вы можете на меня рассчитывать и можете рассчитывать на поддержку Дорна.

- Я с принцем до конца, - Освелл кивнул.

- Нужно идти. Нас могут хватиться, - Эшара слегка склонила голову, а затем коснулась локтя Эртура, - не знаю, удастся ли нам еще поговорить без посторонних глаз…

- Оставьте сантименты, леди, - Оберин сделал несколько шагов вперед и коснулся ее подбородка указательным и большим пальцем, вынуждая девушку приподнять голову. Свет от свечи, которую держал Оберин в правой руке, упал на ее лицо, - вы очень красивая, а это большое преимущество. Вам будет очень просто выжить в этом жестоком мире, если вы останетесь на верной стороне.

- Ты меня провоцируешь, Мартелл, - Эртур коснулся рукоятки меча, а Оберин в ответ ухмыльнулся и поднял вверх свободную руку, делая шаг назад.

- Я просто говорю правду. Она должна знать.

- Я вижу свое отражение в зеркале каждый день, сир Оберин. Но я больше, чем просто красивая картинка, - Эшара еще раз внимательно посмотрела на брата и плотно сжала губы, - я пойду первая. Если что – дам знак.

- Ты все сделала правильно, Эшара. Спасибо тебе, - поблагодарил ее Эртур.

Она развернулась и медленно пошла к воротам, ведущим в замок. Эртур провожал ее задумчивым взглядом, пока Оберин и Освелл о чем-то говорили между собой. Ее тонкий силуэт замер в дверном проеме, а затем она оглянулась и посмотрела на брата через плечо. Всего мгновение, но этот пронзительный взгляд фиолетовых глаз был словно ударом плетью. Эртур резко выдохнул и закрыл глаза, а когда открыл их – темноволосой девушки уже не было. Она попрощалась со мной, пронеслась в голове у рыцаря не прошеная мысль.  Береги себя, Эшара. Просто береги себя, подумал он. Впервые в жизни ему захотелось обратиться к высшим силам и попросить, чтобы они защитили эту смелую девчонку, которая волею судьбы стала одной из фигур в этой сложной игре.

Следующим ушел Оберин, а затем Освелл Уэнт натянул на голову широкий капюшон, скрывающий лицо, и растворился в дверном проеме, ступив в темноту коридора. Эртур остался в богороще один. Впервые за долгое время совершенно один. Череда бесчисленных походов сменяли друг друга, так же как и бесконечные дежурства у железного трона. Что он видел кроме гвардейцев, короля и своего меча? Что еще было в его жизни? Сложный вопрос. Но он сам выбрал этот путь, а редкие сомнения, коим были подвержены все люди, были не чужды и гвардейцу с белым плащом за спиной. Боялся ли он потерять свою жизнь? Нет, не боялся. Для него было честью отдать ее за то, во что он верил. И чего искреннее желал.

Сир Эртур Дейн поднял голову и посмотрел на темное небо, едва видневшееся между тяжелыми листьями деревьев, которые слегка шуршали от теплых порывов ветра. На небе уже появлялись первые звезды, и не было видно ни облачка – ночь обещала быть теплой. Он по привычке положил руку на меч, а затем опустил на него взгляд. Рукоятка меча сверкнула в темноте. Меч Зари всегда придавал ему уверенности. А сейчас она ему была очень нужна.

***

Эртур и Освелл большими тенями застыли за спиной короля Эйриса Таргариена. Он сидел на большом вычурном стуле, который пожелал привезти из самой Королевской Гавани, хотя в этом не было совершенно никакой необходимости. От короля отвратительно пахло, но Эртур уже привык к этому, поэтому, не слушая бесконечный поток бормотания Эйриса, пребывал где-то далеко в своих мыслях. Совесть терзала рыцаря Королевской гвардии. Настойчивый и противный голос, который сидел внутри рыцаря, упорно шептал о том, что он предатель, изменник, человек без чести. И Эртур никуда не мог спрятаться от этих мыслей. Но он продолжать делать то, что должен был. Продолжал играть свою сложную роль. И все, что помогало ему справляться со всем этим – надежда.
Эртур жил надеждой на то, что все изменится. Так было проще часами стоять за спиной короля, которого уже начали называть безумным. Так было проще наблюдать, как заживо горят люди в диком огне. Так было проще выполнять бесчисленные и глупые приказы. Так было проще слышать, как ночами Эйрис насилует королеву, а на следующий день смотреть на кровоподтеки на ее лице. Так было проще.

Принц Рейгар, задумчивый и печальный, медленно вошел в королевские покои. Зажигать свечи здесь было нельзя – Эйрис опасался поджога. Эртур находил это достаточно иронично, учитывая его страсть к дикому огню. Поэтому единственным источником света было тусклое солнце, пытавшееся пробиться через низко висящие грозовые тучи.
Эртур и Освелл одновременно склонили голову. Рейгар наклонил голову и ответ и одобрительно улыбнулся стоящим за спиной короля рыцарям.

- Оба останьтесь здесь, - Эйрис, не оборачиваясь, махнул подергивающейся рукой с тяжелыми перстяными, обращаясь к Эртуру и Освеллу.

- Сир Уолтер Уэнт просит передать, что все готово.

В обязанности Рейгара на турнире входило оповестить короля о том, что к новому турнирному дню все готово. Остальным вход в его покои был запрещен. Исключения составляли только сменяющие друг друга рыцари Королевской гвардии и те, кого король приглашал лично. Но за последние три дня Эйрис предпочитал находиться в одиночестве и мог часами смотреть на горизонт. Словно чего-то ждал. И сейчас он продолжал смотреть в окно, когда его сын и два рыцаря оставались за его спиной.

- Я все смотрю в горизонт и пытаюсь увидеть там что-то из того, что я видел… - Эйрис проигнорировал слова сына, начав рассуждения, - Эти снега… Этот лед. Все это совсем не то, - он снова махнул рукой в сторону горизонта, - эта пустота не северного края. Но сейчас весна… Но это обман. Ложная весна…Для ложных надежд... Но скоро все изменится...

- Прошу меня извинить, - Рейгар кивнул головой и повернулся обратно к открытой двери, намереваясь покинуть комнату, - мне нужно проверить мои доспехи..

- А ты видел ее, Рейгар? Стену? – неожиданно сказал Эйрис, все так же не сводя взгляд с горизонта.

Рейгар застыл в дверях и медленно повернулся, посмотрев на отца испуганными глазами. Стена? Эртур напрягся и выправился, расправив плечи. Молодой принц рассказывал что-то об этом Эртуру еще тогда, когда он жил в Королевской гавани. Это воспоминание напомнило ему о их старом разговоре. Молодой дракон говорил о том, что видит в своих снах много снега. Но Эртур тут же осекся. Это могло быть простым совпадением. Поток сознания, присущий королю, уже давно не отличался логикой.

- Что...? Откуда....? – выдохнул светловолосый юноша, побледнев.

- Я тоже видел ее. Но снег может уничтожить только огонь.... Дикий огонь....Сжечь. Все... сжечь...- Эйрис откинул голову на спинку стула и Эртур, слегка наклонившись вперед, увидел, что на его губах застыла удовлетворенная улыбка.

Эртур посмотрел на Рейгара, лицо, которого стало практически одного цвета с его серыми волосами. Казалось, еще мгновение и молодой дракон лишится чувств. Принц посмотрел на Эртура и в его глазах застыл немой вопрос, который рыцарь не мог разгадать.

- Мой король, вы позволите сопроводить принца в его покои? Ему нехорошо, - Эртур обратился к Эйрису, который проигнорировал вопрос, что означало согласие.

Освелл остался с королем, проводив Эртура и Рейгара недоумевающим взглядом. Дейн кивнул ему через плечо и, выйдя за принцем в коридор, медленно прикрыл за собой дверь.

Они с Рейгаром быстрым шагом преодолели расстояние до его покоев. Принц был напряжен и проигнорировал пару вопросов, которые осмелился задать ему Эртур. Казалось, что его мысли были далеко от Харренхолла, да и от всех Семи Королевств. Всего несколько мгновений до широкой резной двери, взмах руки наследника престола и охрана, стоящая у стены, была отпущена ждать принца внизу.

- Мне слишком многое нужно рассказать тебе, Эртур, - Рейгар быстрыми шагам преодолел расстояние от двери до окна, а затем повернулся к рыцарю, махнув своими длинными распущенными волосами, пока Эртур закрывал дверь.

- Мне вам тоже, мой принц, - отозвался Эртур, проходя вглубь комнаты.
Взгляд фиолетовых глаз был внимателен и резок.

- Я знаю, кто рыцарь Смеющегося дерева, - тихо, но отчетливо сказал Рейгар, - это Лианна Старк. Предупреди других рыцарей Королевской гвардии. После завершения турнира вы поедете со мной. И вы должны помочь мне сделать все, чтобы Лианна Старк уехала вместе с нами.

- Вы, вероятно, сошли с ума, мой принц, - от неожиданности выдохнул Эртур.

- Вероятно.

0

27

XIX. Дейенерис

Дейенерис слегка приподняла руку и кивнула, чуть повернув голову вправо. Этого было достаточно, чтобы двое безупречных растворились в темноте, окутавшей старую северную твердыню. Светловолосая девушка осталась в переходе замка одна и, сжимая в руке зажженный факел, огляделась по сторонам. Никого. Только ветер свистел по разным углам Винтерфелла, нагоняя страх на его обитателей. Дейенерис медленно втянула в себя воздух и выдохнула большие клубы пара, которые сразу же растворились в воздухе. Нужно было идти, раз уж она решилась на это. Да и другого шанса поговорить с этим странным человеком у нее могло и не представиться.

Она медленно пошла по крытому переходу, который соединял арсенал и Великий Замок. Стук ее каблуков смягчал снег, плотной пеленой покрывавший деревянный настил. Огонь от факела освещал каменную стену по ее левую руку, рисуя на ней причудливые узоры. Несмотря на то, что королева была в Винтерфелле всего пару дней, она уже вполне неплохо ориентировалась в замке и его ближайших окрестностях. По крайней мере, выйти к Южным воротам она вполне могла и самостоятельно. Тем более, Джон ушел разговаривать со своей семьей, а просить сопроводить кого-то из северян Дейенерис пока не хотела.

Из этого перехода было видно то, что происходит в главном дворе. До трех часов утра было принято решение сохранять тишину, чтобы позволить всем защитникам и обитателям замка восстановить силы. Работа начиналась в три и продолжалась до полуночи – такое решение принял Джон с поддержкой Дейенерис и непосредственным участием Сансы Старк. Пока принимать решения единолично королева не могла. Если быть точнее, она могла бы настоять на том, что считала правильней, но сейчас она должна была поступать мудро.

Что есть мудрый правитель?  И где мудрость уступает место вседозволенности? Дейенерис было сложно пока дать ответы на эти вопросы. Не получив должного образования, не имея соответствующего окружения и всю жизнь прожив на чьих-то задворках девушка не всегда знала как поступать правильно. Она допустила много ошибок, доверяла не тем людям, потеряла Визериона и сейчас стоит у последней черты, после которой либо может все приобрести, либо все потерять.  А нужно ли было сохранять эту мудрость сейчас? Ей твердили об этом все – Тирион, Варис, Джорах, Джон… Но что они смыслили в этой мудрости сами? Каждый из них допускал серьезные ошибки, руководствуясь благими намерениями. И нужна ли была эта мудрость хоть кому-то, кроме последней из династии Таргариенов? Последней? Губы Дейенерис тронула легкая улыбка. Нет, уже не последней.

Она увидела его еще стоя на переходе. В опустевшем главном дворе он был один, если не считать двух безупречных, замерших у стены именно на том же месте, где приказала им нести свой пост королева несколько часов назад. Ему и сиру Бронну была отведена небольшая комната в самом замке, ведь они не были официальными пленниками.  Но сир Джейме Ланнистер пожелал остаться в кузнице, принимая активное участие в разработке нового метательного оружия, которое должно было использоваться против ходоков. Поэтому сир Бронн довольствовался своими, так называемыми, покоями в полном одиночестве, под присмотром пары северян. Доверять им было опасно.

Мужчина дремал, сидя прямо на земле, и даже не слышал тихие шаги королевы, приближающиеся к нему. Дейенерис остановилась, сохраняя дистанцию в пару метров, а затем потушила факел о снег. Внутреннего освещения главного двора и полной луны на небе вполне хватало, чтобы видеть лицо человека напротив. Она кивнула стоящим у стены безупречным и отпустила их. Ее разговор с Ланнистером не должны были услышать. Никто из местных и ее свиты не видел, как она покинула свои покои. Об этом знал только Джон. По крайней мере, Дейенерис надеялась на то, что осталась незамеченной.

Она решила прийти к нему одна. Опрометчиво ли было это? Весьма, особенно вспоминая его прошлое при дворе и их предпоследнюю встречу. Но ей нужна была честность со стороны этого странного человека, неожиданно появившегося в воротах северной твердыни. Назвать его рыцарем Дейенерис не могла. Но сейчас только он мог ей помочь и, возможно, сам того не подозревая, приоткрыть завесу тайны, которую она узнала совсем недавно.

Джейме Ланнистер вздрогнул и проснулся только тогда, когда безупречные развернулись и удалились, громко стуча ногами по земле. Сон не сразу отступил, поэтому несколько мгновений он пребывал в растерянности, прищурившись рассматривая темные силуэты двора. Но увидев перед собой Дейенерис, одетую в белую шубу, он резко вскочил на ноги и немного неуклюже склонил голову.

- Сир Джейме, - голос девушки был холоден, как лед.

- Королева, - ответил он хриплым голосом, а затем прокашлялся, поднимая на нее глаза.

- Я пришла с вами поговорить. Стража отпущена, потому что я надеюсь на очень приватный разговор, - Дейенерис тщательно подбирая слова, сцепила руки перед собой в замок и слегка приподняла голову, вскинув брови.

Стоящий перед ней мужчина слегка кивнул, но выглядел растеряно и… жалко. Он не был похож на того человека, который мог убить безоружного ударом в спину. Он не был похож на того человека, который мог состоять в интимной связи со своей родной сестрой и, по совместительству, женой бывшего короля. Он не был похож даже на рыцаря, а особенно на рыцаря Королевской гвардии, пусть даже в прошлом. Он был осунувшимся, с потухшим взглядом, короткими волосами и спутанной бородой. Острые черты лица были резкими, словно они были вытесаны из камня. Но он продолжал смотреть прямо перед собой,  словно какая-то скрытая сила все еще поддерживали его.

Дейенерис всегда знала, что когда-то их встреча состоится. Она не знала как именно, не знала когда и при каких обстоятельствах. Но впервые она увидела его тогда и сразу же узнала – там по дороге в Королевскую Гавань, словно они были знакомы когда-то давно, в какой-то прошлой и неведомой ей жизни. Рыцарь на белой лошади, направляющий на нее острое копье. Он хотел все закончить  все еще тогда. И у него это почти получилось, если бы не Дрогон. Девушка расправила плечи и с вызовом посмотрела на мужчину. На лице ее отразилось презрение.

- Мой брат рассказывал мне об убийце нашего отца...  – начала Дейенерис, все еще внимательно смотря на Джейме, - И мое воображение, воображение наивного ребенка, рисовало мне жестокого мужчину, который будет высокого роста, с широкими плечами, словно великан, который может убить беззащитного человека так просто.

- Ну... вот он я, - Джейме грустно ухмыльнулся.

Светловолосая девушка молчала. Взгляд ее фиолетовых глаз был острее валирийского клинка, но она лишь продолжала смотреть на стоящего перед ней мужчину. Она оставила взгляд на его золотой руке, и почему-то Джейме дернул ей в сторону, как будто резко захотел спрятать ее за спину, но он сдержал этот порыв.

- Что случилось с вашей рукой, сир Джейме?

- Так северяне показывают, что не хотят служить Ланнистерам.

Бровь Дейенерис вопросительно изогнулась.

- Это произошло во время восстания Робба Старка. Долгая история. Вряд ли вы пришли сюда за этим, королева.

- Вы правы, - девушка кивнула и сделала шаг вперед.

Теперь она стояла рядом с бочками, где было драконье стекло, а именно много незавершенного оружия, которое будут использовать северяне и другие войны в битве с мертвыми. А если им повезет, то и в битве против Серсеи.

- Удача сопутствуем вам, сир Джейме, - Дейенерис коснулась стоящей рядом бочки кончиками пальцев, а затем снова посмотрела на стоящего напротив мужчину, - скольким королям вы послужили? Мой отец, Роберт Баратеон, Джоффри, Томмен....И все они мертвы, а вы нет, - светловолосая девушка изогнула одну бровь, - а на что вы рассчитываете сейчас, если я выиграю эту войну? Планируете оставаться рыцарем в сияющих доспехах за Железным троном? И говорить...Хм... как же там было правильно... За Дейенерис Таргариен, первую этого имени, Королеву андалов и первых людей, защитницу Семи Королевств? И за то копье, которое вы готовы вонзить мне в спину, стоит мне только отвернуться? Сколько же клятв может дать один человек и сколько он может нарушить?

Он ответил сразу же, словно ждал этого вопроса и был готов ответить в любой момент.

- Я не знаю, что я должен вам ответить, Королева. Не буду оправдываться, просить прощение, вымаливать себе возможное место при дворе... Отправляясь на Север,  я знал, на что иду. Я дал вам слово, и я должен его выполнить. Я не собираюсь пытаться выведать у вас что-то о ваших планах, чтобы передать Серсее. Просто хочу помочь вам, насколько смогу справиться с мертвыми.

- Но почему? Прошу вас, сир Джейме, ответьте, мне и правда интересно, - девушка вопросительно посмотрела на Джейме.

- Я просто знаю, что я должен поступить именно так.

- Неубедительно, - Дейенерис кивнула, - но хорошо. Я хочу заранее сказать вам, что если мы переживем битву с мертвыми, то вы и сир Бронн будете заключены под стражу. Если вы попытаетесь сбежать, то будете приговорены мною к смерти и это будет осуществлено немедленно. Это же ждет вас в том случае, если вы попытаетесь заговорить с вашим братом без моего ведома. Я не могу вам доверять и считаю, что это справедливо.
Джейме согласно кивнул.

- Мы на войне. Я понимаю, - отозвался он.

- Но я пришла поговорить не об этом, - девушка сделала несколько шагов ближе к мужчине, все еще сохраняя достаточную дистанцию, - осталось слишком мало людей, которые бы знали моего отца и моего старшего брата Рейгара. Вы - один из последних живых свидетелей тех событий, которые были до восстания Роберта Баратеона и после них.
Мужчина нахмурился, будто бы не понимая к чему клонит Дейенерис.

- О чем вы хотите знать, королева? – нахмурился он, переминаясь с ноги на ногу.

- Я хочу знать все, что вы можете рассказать мне о Рейгаре в его последние годы жизни, а именно про события Восстания. Некоторое рассказывал мне сир Барристан Селми, - где-то в глубине души что-то предательски кольнуло, но Дейенерис сдержалась, и ее голос не дрогнул, – но мне бы хотелось услышать это от вас.

В главном дворе воцарилась тишина, которую нарушало только тихое ржание лошадей и порывы ветра в старых коридорах. Снег перестал идти, и казалось, что мир погрузился в долгожданное спокойствие. Но это было не так. Где-то совсем недалеко была огромная армия мертвецов, ледяной дракон и Король Ночи, желающий уничтожить все живое. Нет, сейчас я не буду об этом думать, пронеслось в голове у светловолосой девушки, и она продолжила выжидающе смотреть на Джейме.

Джейме молчал, словно собирался с мыслями, и наконец-то начал говорить.

- Не думаю, что смогу вам рассказать... Говорят, что все началось на турнире в Харренхолле, но на самом деле все началось намного раньше, - сир Джейме выдохнул большие клубы пара и поежился, словно от налетевшего северного ветра, - я вступил в Королевскую гвардию, когда мне было всего шестнадцать лет, и братство Королевской гвардии уже в тот момент начинало свой заговор. Я узнал об этом намного позже, когда они уже покинули дворец и уехали вместе с Рейгаром. Они были верны ему, а не безумному королю…Тогда еще никто не знал, что противостояние будет не между отцом и сыном, а между Рейгаром и Робертом. Никто не ожидал этого.

Дейенерис поджала губы, и это не укрылось от острого взгляда Ланнистера. Он слегка расправил плечи и с вызовом посмотрел на королеву.

- Я знал его с самого детства. Рейгара, - продолжил Ланнистер, - он всегда отличался от всех. Задумчивый и печальный, постоянно сидел в библиотеке, иногда тренировался, а еще брал арфу и постоянно куда-то с ней уезжал. Нередко с ним ездил Эртур Дейн – его лучший друг, а так же человек, который лучше всех его знал. Или думал, что знал… - Джейме отвел глаза и поднял голову, задумчиво посмотрев на небо.

- Вы говорили о заговоре? – поинтересовалась Дейенерис, сильнее сцепляя руки перед собой.

- Да. Барристан о нем не знал… - взгляд Джейме снова остановился на девушке напротив, - точнее, тогда не знал.  Они не посвятили его, потому что знали, что старина Барри не сможет пойти против клятвы. И это обидело его… Судя по всему, эта обида осталась с ним до конца его дней. Если бы он был тогда у Башни Радости, то Нед Старк убил бы и его…Нед Старк и его люди убили лучших рыцарей королевства, вы знали об этом? Но почему-то никто не сказал им и слова... Гвардейцы хотели поднять восстание с поддержкой Дорна, так говорили. И с поддержкой Севера. Они хотели поддержать Рейгара и продвинуть его на место короля.

- А что насчет Ланнистеров? – не удержалась Дейенерис.

Джейме тяжело вздохнул. По его взгляду было видно, что он не был готов или не хотел говорить правду, которую знал. Даже спустя столько лет эти воспоминания причиняли ему боль, которую он пытался скрыть за маской показного равнодушия. Каким же странным и противоречим был этот человек!

- Мой отец, как вам известно, поддержал Роберта Баратеона, - кратко ответил Джейме.

- Почему?

Джейме колебался с ответом, и это было видно. Почему он не хочет говорить об этом, подумала Дейенерис, ведь все они уже мертвы?

- Моему отцу на троне нужен был тот человек, который вернет его ко двору и на которого он сможет оказывать влияние. У Рейгара было много близких друзей и сторонников, поэтому он не так сильно бы нуждался в лорде Утеса Кастерли, если бы выиграл эту войну, - Джейме вздохнул и опустил взгляд, - и, на свою беду, Рейгар был слишком смышлёным. Себе на уме, но смышлёным…

Дейенерис слегка кивнула. Несмотря на то, что Джейме Ланнистер и его сестра были последними людьми, кому бы она доверилась, светловолосая девушка понимала, что он говорит правду. У Джейме осталась обида на отца, так же как и у Тириона. Его можно было понять. Тайвин Ланнистер был жесток ко всем, даже к своим собственным детям.

- Что вам известно о Лианне Старк?

- Практически ничего. Я видел ее один раз – мельком в Харренхолле за спинами братьев. Даже не помню, как она выглядит, - Джейме хмыкнул и потер подбородок целой рукой, - не знаю, что увидел в ней принц Рейгар, но видимо она смогла коснуться его души. Другого объяснения этому я найти не могу.

- То есть, - Дейенерис наклонила голову, и ее длинные волосы серебристыми волнами скользнули по плечам,  - вы не верите в то, что Рейгар насильно украл ее и насиловал?
Джейме усмехнулся.

- Это та история, которую придумал Роберт Баратеон, и в которую он настолько хотел верить, что заставил поверить в нее всех остальных. Вот только сам так до конца и не смог. Все, кто знали молодого дракона, подтвердили бы то, что у него была… нежная душа. Да и он мог получить совершенно любую девушку при дворе, если бы хотел, но это не было в его природе. Он был совсем другим человеком, не таким приземленным, как все остальные… - в голосе мужчины прозвучали нотки горечи, что удивило королеву драконов.

- Вы так говорите о нем, как будто… - Дейенерис запнулась, пытаясь подобрать нужное слово, но почему-то все слова почему-то вылетели из головы, уступив место растерянности.

- Рейгара любили все. Я не был исключением.

Этого Дейенерис не ожидала услышать. Ей даже показалось, что она ослышалась, но, смотря на лицо Джейме Ланнистера, она поняла, что ошибки здесь быть не могло.

- Я должен был уехать с ним, королева, когда он последний раз приезжал в Королевскую гавань, - продолжил Джейме, подбирая слова, - но ваш отец не отпустил меня. Он ждал предательства от Тайвина и планировал использовать меня, как заложника. Рейгар сказал мне тогда… - Джейме запнулся, - он стоял передо мной так, как вы сейчас, а затем подошел, положил руку на плечо и сказал, что он хочет собрать совет. Но зачем это нужно принц не сказал. Что он хотел изменить так и осталось неизвестным. Он убеждал Эйриса попросить поддержки у великих лордов, но было уже слишком поздно… - мужчина выдохнул последние слова и замолчал.

- Но тогда почему, если все знали каким был Рейгар, все поверили в то, что он украл Лианну?

- Для того, чтобы начать гражданскую войну в Семи Королевствах нужен был повод, пусть даже такой прозаичный. Королевство трещало по швам, - Джейме развел руками.

Сир Сандор Клиган неожиданно появился из-за угла, насвистывая какую-то мелодию, и держа в руке большой молот для кузницы. Дейенерис и Джейме одновременно обернулись и посмотрели на него, от чего мужчина резко остановился. В его глазах застыл немой вопрос, на который Дейенерис лишь кивнула в ответ, показывая, что все в порядке. Но, тем не менее, Клиган остался во внутреннем дворе замка, только отошел на большее расстояние, не мешая Дейенерис и Джейме продолжить разговор. Но королева драконов уже услышала все, что хотела, поэтому решила, что нужно идти обратно, пока ее не хватились.

- Ваш отец хотел взорвать город. Только так можно было спасти людей. У меня не было выбора! - неожиданно резко сказал Джейме, когда королева уже собралась уходить, и разговор подошел к своему завершению.

Драконья королева ждала этих слов и сейчас, услышав их наяву, лишь легкая улыбка тронула ее губы. Как предсказуемо!

- Выбор есть всегда, - отозвалась Дейенерис, делая шаг назад, - отдыхайте, сир Джейме. Силы вам еще понадобятся. 

- Если вам станет легче, то я не стал героем Семи Королевств. Все презирали меня все эти годы. Для всех я не более чем цареубийца, клятвопреступник и человек без чести.

- А это разве не так? – Дейенерис плотно сжала губы.

Джейме опустил взгляд. На его золотой руке играли отблески факелов, освещавших внутренний двор замка.

- Я никогда не хотел быть тем человеком, каким стал, королева. Я готов был понести наказание еще тогда, в ту ночь, когда убил Эйриса Таргариена. Я сел на Железный трон, положил на колени золотой меч и ждал, когда кто-то придет за мной.

- Это был Эддард Старк, не так ли? Он пришел первым?

Джейме кивнул. Слова давались ему с трудом.

Эддард Старк. Джон мало рассказывал о нем, но этот загадочный человек был важным звеном в их истории. Он то появлялся, то исчезал в чьих-то чужих рассказах, но постоянно был где-то рядом. И вот сейчас опять – именно он появился первым в тронном зале тогда, много лун назад. Что же все-таки произошло тогда?

- Мне было все равно кто станет королем. Я просто хотел, чтобы это все закончилось, - Джейме снова опустил голову и передернул плечами.

- Вы не хотели видеть королем даже вашего отца? – Дейенерис не удержалась от этого вопроса.

- Не хотел, - однозначно ответил Ланнистер и плотно сжал губы.

- Все мы хотим верить в то, что поступаем правильно, сир Джейме. Но мое прощение вам вряд ли нужно, - Дейенерис наклонила голову вбок и пару мгновений подождала, пока мужчина поднимет на нее взгляд, а ей нужно было заканчивать этот разговор, - вы сделали очень много зла, сир Джейме, как и ваша семья. И, вероятно, вас это все-таки мучает. И, возможно, вы не такой монстр, каким я представляла вас в детстве, - на этих словах Джейме изменился в лице и резко выдохнул, - надеюсь,  вы когда-нибудь сможете простить себя. Увидимся на совете, сир Джейме, - светловолосая девушка слегка кивнула головой, а Ланнистер склонил голову в ответ.

Каким должен быть мудрый правитель? Дейенерис не знала ответа на этот вопрос. Но сейчас ей показалось, что она немного приоткрыла завесу этой тайны. После разговора с Джейме Ланнистером у нее на душе не было того тяжелого ощущения, какое она ожидала получить. Кем же был этот странный человек? Чего же в нем все-таки больше? Какими же мотивами он руководствовался?

Дейенерис кивнула Клигану, подходя к лестнице, а он поклонился в ответ, а затем поднял свой топор и отправился в кузницу. Девушка медленно пошла в Главный замок. Нужно было хоть немного поспать.

Пребывая в своих мыслях, она не заметила, как дошла до своих покоев. Безупречные на своем посту открыли ей двери в комнату, и Дейенерис с удивлением отметила, что Джона не было внутри. Судя по заправленной кровати он даже не заходил. Она разочаровано выдохнула. Его объятия приносили ей покой, а заснуть в холодной постели будет сложно.

Неожиданно мир вокруг качнулся. На секунду Дейенерис показалось, что кто-то открыл окно и напустил много насекомых, заполонявших воздух. Их становилось все больше, а света от свечей все меньше. Ей стало трудно дышать, словно грудную клетку кто-то сдавил металлическими тисками. Нужно позвать на помощь, пронеслось у нее в голове. Ей казалось, что она кричит, только она не слышала свой голос.

Пальцы королевы вцепились в каменную кладку. Она зажмурилась и пыталась сосредоточиться, но ничего не получалось. Все произошло в один момент – перед ней оказалась ледяная Стена. Сильный порыв ветра поднял ледяную бурю, которая превратилась в лепестки синего цветка. А перед ней стоял мужчина в черном, держа в руках меч, объятый пламенем. Азор Ахай, шептали сотни голосов, становясь все громче. Азор Ахай, подхватили вороны, которые вырвались из тела мужчины и разлетелись в разные стороны. Его меч остался лежать на белой земле среди пепла и синих лепестков. А затем тьма поглотила Дейенерис.

Она резко упала на пол, зацепив руками столик, стоящий у камина. Свечи и графин с вином с громким стуком упали на каменный пол. Через секунду в ее покои ворвались безупречные, а за ними Джон Сноу, который растолкал воинов и упал перед светловолосой девушкой на колени, пытаясь привести ее в чувство. А два дракона громко кричали над старой северной твердыней, рассекая своими большими крыльями воздух.

0

28

XX. Эддард

Пергамент предательски хрустнул под рубашкой, а острый угол конверта из плотной бумаги кольнул между ребер, вынуждая юношу поморщиться. Он медленно выпрямился и расправил плечи, замерев в такой позе, будто бы вместо позвоночника у него было длинное прямое копье. Плотно сжав губы, он остался стоять недалеко от входа в Харренхолльский замок, ожидая, когда из ворот выйдет его старший брат. Было позднее утро. Теплый летний ветер слегка шевелил его каштановые волосы, достающие до плеч, которые мягкими волнами обрамляли его лицо. Он скрепил руки перед собой в замок и медленно втянул в себя воздух. Казалось, что еще немного, и Эддард Старк просто лишится чувств, словно нежная леди в полуденный зной. Но этого нельзя было допустить. Нужно было передать письмо, которое он спрятал под рубашкой, и которое, словно кусок раскаленной стали у тела, мучал его, не давая спокойно выдохнуть.

Девушка с веселыми пурпурными глазами принесла его, достав из складок пышного платья два дня назад в ночи. Тем самым, посвятив его в заговор, который начался… Когда? Нед не знал. И, наверное, не должен был знать еще долгое время. Ему было уже восемнадцать лет – хороший возраст для того, чтобы чего-то добиться. Но он должен был оставаться в тени своего отца и брата - тут его место. Следовать законам чести и благородства, связывать семью в единое целое и способствовать всему, что скажет отец и Брандон. Нед не привык перечить, а тем более что-то скрывать. Поэтому сейчас он чувствовал себя крайне плохо и ждал, когда он сможет избавиться от этой ноши, которая тяготила его уже пару дней.

Девушка с пурпурными глазами взяла с него слово – первое слово, которое он дал постороннему человеку, которого едва знал. Первое слово чести. На балу, среди танцующих пар, Нед помнил, что она слегка наклонилась к нему, а прядь темных волос скользнула по его лицу. Отблески сотен свечей отражались в ее глазах. И взгляд фиолетовых глаз девушки в тот момент стал серьезным. Она говорила сбивчиво и быстро, словно боялась, что их кто-то услышит. Ее голос тонул в музыке, но Эддард разобрал каждое слово. И, вероятно, кто-то услышать мог. Сотни глаз следили за тем, что происходит на турнире в Харренхолле. И несколько из них точно были прикованы к Эшаре Дейн и Эддарду Старку, танцующим незамысловатый танец на пиру.

«Вороны принесли важное письмо. Вы, милорд, должны отдать его вашему старшему брату. Вести издалека и о них никто не знает. Обещайте мне, что никому не скажете. Только вашему отцу и вашему брату. Обещайте мне, милорд!»

Дурак! Ей нужен был Брандон… Но Неду тогда показалось, лишь на мгновение, что эта темноволосая девушка с оливковой кожей и ярко-фиолетовыми глазами тоже смотрит на него. И он был так смущен, как никогда раньше, поэтому и попросил Брандона пригласить ее на танец, хотя Нед и танцевал довольно скверно. Лорд Аррен всегда говорил, что у него две левых ноги и, вероятно, это было правдой. На что он надеялся? Эддард не знал. Всего лишь секундное желание, порыв, прикоснуться к этой девушке, которую он заметил с самого первого дня пребывания в Харренхолле. Фрейлина принцессы Элии, рядом с которой любая девушка осталась бы незамеченной. Ее красота, ее манеры, легкая улыбка – все поразило его. Но где была она и где он. Что может предложить ей северный лорд, тем более средний в большой семье? Какие глупые надежды были у него.

Вчера в ночи они встретились в условленном ранее месте. Прошло два дня с момента пира. Пустая беседка на территории замка, спрятанная среди развесистых ив, не привлекала к себе внимание слуг, стражи и тех, кому не спалось этими теплыми ночами. Нед нервничал и теребил брошь на походном плаще, где был изображен лютоволк, шагая по периметру беседки, словно попавший в клетку зверь. Она появилась будто из воздуха, легкими и невесомыми шагами, преодолев несколько ступенек. Она не носила плащ, не пряталась в его длинных полах, не вздрагивала от каждого шороха. Весь ее облик был пронизан решимостью. В темноте ночи не было видно ее глаз, но ее теплые ладони неожиданно коснулись холодных рук Неда, и ее дыхание обожгло его щеку. Юноша вздрогнул, а девушка быстро зашептала:

- Лорд Эддард, я отдам вам письмо, - она отпустила одну руку и достала сложенный пергамент откуда-то из складок своей длинной юбки, - отдайте его вашему брату. Выждите два дня и отдайте. Прошу вас!

- Что… - выдохнул Эддард, - что в этом письме?

- Спрячьте, умоляю, спрячьте его сейчас, - Эддард забрал письмо и резким движением убрал его во внутренний карман походного плаща, а девушка все еще сжимала его руку своими ладонями, - ваш брат расскажет вам, но я не могу. Это не моя тайна. Но это письмо, возможно, решит судьбу Семи Королевств.

- Это заговор? – сердце Эддарда пропустило несколько ударов, - против… короля?

- Ничего не говорите, милорд. Я прошу вас! Мне нужно идти…

- Я…. – хотел сказать Нед, но не успел.

Несказанные слова о чувствах северного лорда повисли в воздухе и остались там, в темноте беседки. Темноволосая девушка отпустила его холодную руку и убежала, растворившись в ночной прохладе. Она не оглянулась, а в воздухе остался только звук едва слышного шороха от складок ее платья.

И сейчас, стоя в тени Харренхолльского замка, Нед закрыл глаза, пытаясь вспомнить тепло ее рук. На душе у северного юноши было тоскливо. Казалось, что такую тоску по чему-то неизведанному, странному и непонятному он раньше никогда не испытывал.

- Нед!

Небеса обрушились в один момент, и Старк вздрогнул, распахнув глаза. Громогласный голос Роберта Баратеона мгновенно вернул его в реальность происходящего. Высокий, мускулистый, гладко выбритый, с темными вьющимися короткими волосами и широкими плечами, он буквально перегородил Неду солнце и весь обзор на дворцовые ворота. Его рубашка была распахнута, обнажая могучий торс, покрытый темными волосами с блестящими каплями пота. Вероятно, он только что тренировался и Нед знал, что разгоряченный товарищ мог и легко напасть на него, сбив с ног, в обычной дружеской перепалке. Этого нельзя было допустить, чтобы не помять спрятанное письмо и Нед сделал несколько шагов назад, чтобы увеличить дистанцию между ними. 

- Ты чего тут стоишь, словно статуя? – прогромыхал Роберт, нахмурившись.

- Жду Брандона, - коротко ответил Нед и перевел взгляд на ворота.

- Ты чего, старина… - двумя большими шагами он преодолел расстояние между ними, огромная ладонь Баратеона хлопнула Неда по плечу, - все еще расстроен из-за той красотки на пиру? Не удалось заполучить ее? Ну, она же фрейлина, а мнит, будто принцесса... Ты просто не знаешь их... - рассмеялся Роберт и громко хлопнул ладонями перед собой.

- Нет, просто жду Брандона, - повторил Нед и потер ушибленное плечо.

Пергамент снова предательски хрустнул под рубашкой, но Роберт этого не заметил.
Главное было не начать потеть настолько сильно, чтобы смазать чернила, невзначай подумал Нед. И он снова расправил плечи, переминаясь с ноги на ногу. Нужно было чем-то отвлечь внимание Роберта и ему ничего не пришло в голову лучше, чем упомянуть сестру.

- Лианна искала тебя, Роберт, - быстро сказал Нед, сжимая руки в кулаки так, что ногти больно впились в кожу.

Она меня убьет, пронеслось у него в голове. Но это произвело должный эффект – Роберт изменился в лице и внимательно посмотрел на стоящего напротив юношу. А затем снова рассмеялся. Казалось, что от его смеха трясутся деревья и земля.

- Искала меня? Видимо, соскучилась! Давно мы с ней не разговаривали, а ведь скоро свадьба. Представляешь? Осталось назначить лишь дату, Нед, только дату! Сразу после турнира....

Нед напрягся и пропустил остаток фразы мимо ушей.

- Может, не стоит так торопиться, Роберт? – неуверенно сказал Нед, переминаясь с ноги на ногу, - она еще слишком юна.

Роберт был его другом.  Его лучшим другом. Ближе, чем родные братья. Ближе, чем родной отец. Ближе, чем все остальные. Многие поражались этой дружбе – тихий волк и дикий олень. Но они слишком много времени провели вместе, воспитывавшись у Джона Аррена. Через многое прошли рука об руку и плечо к плечу. И в этом была проблема – Нед слишком хорошо его знал. И он знал, что Роберт не станет хорошим мужем для Лианны. Как же нужно поступить правильно? Быть хорошим другом или хорошим братом?

Его отношения с Лианной были трогательными, насколько могли быть отношения между братом и сестрой. Но вырос он рядом с Робертом. И почему в один момент все стало таким сложным? Нед успокаивал себя тем, что он ни на что не мог повлиять. Он всего лишь средний брат. И так было всегда. Отец еще не слишком стар, а Брандон достаточно молод. Скоро и у Брандона появятся дети, ведь вопрос о его свадьбе тоже решен. Нед медленно выдохнул. Череда свадеб не казалась ему чем-то увлекательным.

Но что насчет него самого? Он может выбрать в жены кого захочет сам. По крайней мере, Нед так думал.  Девушка с пурпурными глазами снова мелькнула где-то в его сознании. Нет, она точно не согласится. Ее брат в Королевской Гвардии, а она сама – фрейлина королевы. Даже не стоит пытаться, а то он опозорится еще больше в ее глазах. Хотя сейчас уже все гости турнира уверенны в том, что Эддард Старк воспылал нежными чувствами к Эшаре Дейн. Пусть так. Главное, чтобы никто не знал то, что эти двое людей связаны одной общей тайной. Чужой тайной.

- Чем раньше цветок сорвешь, тем больше он сохраняет свой аромат, Нед. Ты это поймешь. Кстати, а та фрейлина тоже ничего… Эшара, да? Из Дейнов? Только мне не нравятся фиолетовые глаза. А так фигура…Все при ней. Она здесь главная красотка…

- Пожалуйста, Роберт! – взмолился Нед, - Не нужно больше слов.

- Ладно, пойду, найду твою сестру, - Роберт махнул рукой и Нед проводил взглядом его внушительный силуэт, исчезнувший за поворотом, ведущим в палаточный лагерь.

Брандона все еще не было. Нед догадывался о том, что он мог отправиться в Богорощу. Это был важный ритуал для будущего главы рода Старков. Нед не хотел ему мешать, но понимал, что чем больше он продолжает тянуть время, то тем больше вероятность быть раскрытым. Что было в письме? Нед не знал. Печать с незнакомым гербом удивила его. Он не рассматривал его внимательно, но… Не думать об этом, запретил себе Нед. Брандон и отец все решат. А он сделает то, что они скажут.

Что думал Нед об Эйрисе Таргариене? Все видели, что сознание защитника Семи Королевств затуманено. Рейгар казался достойной заменой. Молодой дракон с печальными глазами искусный воитель – он доказал это на турнире. Но неужели он собирает заговор? Фрейлина передала письмо от Рейгара через принцессу? Зачем вообще нужно было ехать на этот треклятый турнир?!

Мгновение – и Эддард сорвался с места, прижимая ладонь к правому боку, где было письмо. Он не был хорошим бегуном, но казалось, что он просто летит по коридору, едва касаясь мощеного пола носками своих потертых ботинок. Два поворота направо,  а затем налево. Он даже не заметил, как чуть не сбил двух служанок, которые несли огромный поднос с фруктами, а полы их платьев взметнулись от резкого порыва воздуха.
Казалось, что Нед выдохнул только тогда, когда замер перед дверью, ведущей в Богорощу. Подождать здесь или войти? Нет, времени больше нет. Нужно избавиться от слишком тяжелой ноши, передать ее будущему главе семьи. Нед резко толкнул тяжелую дверь, и она со скрипом открылась, пропуская юношу в тишину священного места.

- Брандон....

Мужчина резко обернулся. Нед прервал его молитву, и было видно, что ему это не понравилось. Он был одет в свой лучший костюм – его пошили перед самым турниром из ткани, привезенной с юга. Темно-коричневый дублет и такого же цвета брюки, выполненные из ткани, купленной за достаточно весомые деньги. Длинный темный плащ, расшитый изображениями лютоволков – северные ткачихи проглядели все глаза, делая это, но сейчас он не взял его с собой. Наряды младших братьев были значительно скромнее.  Его сапоги всегда были начищены до блеска, а волосы чуть ниже плеч были такими же, как у Неда. Мягкими волнами обрамляли резкие скулы. Взгляд его темных глаз из-под насупленных бровей был тяжелым и не каждый мог выдержать его. В Харренхолле он каждый день брился – отец наказал не отращивать бороду. И Брандон выполнял все наставления Рикарда Старка.

- Что случилось, Нед? Что-то с Лианной?

Нед нервно усмехнулся. Последнее время конфликты Брандона и Лианны достигли своего пика. Они ругались каждый день с самого утра и до позднего вечера. Последнее время Лианна часто пропадала, уходя в лес с Хоулендом или в одиночестве, на что Брандон махнул рукой. Да и других поводов было много. Начиная от того, что стоит носить молодой северянке, заканчивая ее предстоящей женитьбой. Нед боялся, что терпения Брандона не хватит, и он ударит сестру после всего, что она ему наговорит в порыве злости и непринятия. Все знали его вспыльчивость и импульсивность. Но каждый раз, доходя до последней черты, рука Брандона оставалась лишь сжатой в кулаке.

- Нет… Я… - Нед достал письмо между пуговиц своей простой рубахи, - это передали тебе. Брандон, здесь готовится заговор.

Нед вытянул руку, которая держала письмо. Рука дрожала и письмо, повернутое печатью вверх, слегка подрагивало, словно оно находилось на ветру.

- Кто дал тебе это письмо?

Эддард промолчал.

- Кто?! – взревел Брандон.

- Не знаю, его подкинули в шатер, - скрипя сердцем, отозвался Нед.

Он не умел и не любил врать. Если бы Брандон был чуть более внимательным, больше руководствовался разумом, а не эмоциями, то он бы понял, что Нед обманывает его. Но нет, этого не случилось.

Ко мне пощады не будет, пронеслось в голове у Неда. Брандон резко сделал несколько шагов вперед и вырвал письмо из рук младшего брата. Он разорвал конверт, его глаза пробежали по аккуратно написанным строчкам. С каждой фразой морщина между его бровей становилась все глубже, а губы сжались настолько плотно, что побелели. Это было ужасным знаком, просто отвратительным. Брандон был в гневе, но Эддард был так испуган, что не мог шелохнуться. Если он убьет меня прямо сейчас, то пускай, мысленно принял он свою возможную судьбу.

- Ты понимаешь своей глупой головой, - Брандон наклонил голову и смотрел прямо в глазу Неду из-под насупленных бровей, - что нас могут казнить только за этот клочок бумаги? Головы всех Старков уже завтра могут украшать городскую стену.

Нед боялся шелохнуться. Конечно, он понимал. Но что ему оставалось делать? На турнире за ними наблюдают сотни глаз и их семья, сами того не понимая, стали участниками заговора. На них были сделаны ставки, но только кого? В курсе ли Брандон? Может, он уже что-то знает. Может, он ждал этого знака. Нед уже не был и в чем не уверен.
Брандон медленно выдохнул и сжал пергамент в кулаке, а затем письмо исчезло в складках его плаща.

- Что там? – выдохнул Нед, сердце которого все еще отчаянно колотилось.

- Предупреди Бенджена. Сегодня вечером мы уезжаем. Нам нужно как можно быстрее встретиться с отцом.

- А Лианна?

- Она поедет с этим мальчишкой Ридом. Она всего лишь девчонка и не должна в этом участвовать.

- Но...

- Я так решил, - Брандон отвернулся и Нед видел, как сильно напряжены его широкие плечи.

Это было последнее слово. Эддард знал, что после этого все споры, уговоры и просьбы бесполезны. Брандон Старк отличался непоколебимой твердостью духа во всех делах, вот только его последнее слово не всегда было трактовано мудростью. Но Неду нельзя было об этом думать, поэтому он лишь кивнул спине Брандона и медленно пошел к выходу из Богорощи.

Нед надеялся, что когда он отдаст письмо, то он сможет расслабиться. Но нет. Он все еще не мог выдохнуть и, ступая по длинному коридору, мысли его снова и снова возвращались к таинственному пергаменту. Нед ругал себя за то, что сорвал Брандону, за то, что вообще что-то от него скрывал, за то, что вообще взял это письмо… Но что ему оставалось? Какие решения он принимал раньше в своей жизни? Как он должен был поступить правильно? Проведя всю жизнь на задворках старшего брата, а затем и Роберта, Нед Старк никогда не знал, как распоряжаться своей судьбой. Раньше все решал отец, сейчас нужно было делать так, как скажет не только отец, но и Брандон. По крайней мере, грустно подумал Нед, он меня не убил, хотя мог.

- Лорд Старк!

Тихий, но уже знакомый голос нарушил тишину коридора. Она вышла из-за угла, и сердце Неда пропустило пару ударов. Он настолько задумался, что не заметил, как пришел в противоположную сторону замка, где раньше ни разу не бывал. Длинные темные волосы, фиолетовые глаза, темно-синее платье – образ девушки напротив стал для него словно волшебным видением. Ему хотелось запомнить его, запечатлеть ее в памяти и спрятать глубоко внутрь себя. Чтобы никто не нашел и не тронул это мгновение, которое уже не повторится.

Эддард склонил голову.

- Леди Эшара.

- Вы сдержали слово? – она слегка улыбнулась, медленно подходя к нему.

- Вы следили за мной? – Нед тоже не мог сдержать улыбки и сразу же забыл обо всех своих переживаниях.

Что-то светлое, незнакомое, но, безусловно, приятное расцвело в его северной душе.

- Всего лишь совпадение.

- Да, сдержал, - подбирать слова было трудно, но нужно было быть осторожным, несколько ради себя, а ради этой девушки напротив, - скоро мы увидимся с отцом.

- Хорошо, - Эшара кивнула и опустила взгляд, но потом фиолетовые глаза снова смотрели на юношу напротив, - спасибо вам.

- Я ничего не сделал, - Нед покачал головой, - мы… еще увидимся?

Робкая надежда мелькнула в серых глазах. Нед смутился, но его скромная просьба не осталась без ответа.

- Сегодня последний день турнира, милорд. Конечно, мы еще увидимся – на турнире, а затем на пиру.

- Мой брат сказал, что мы уедем сегодня вечером…

- Все равно времени еще достаточно. Я подам вам знак, милорд. Смотрите внимательней, - не отрывая взгляда, продолжила Эшара.

Это все точно происходит со мной или я сплю, подумал Нед, пытаясь подобрать верные слова. Но, казалось, что они все вылетели из его головы и унеслись в неизвестном направлении.

- Мне нужно идти и помочь принцессе одеться к турниру, - она присела в коротком реверансе, - до скорой встречи, лорд Старк.

- Я буду с нетерпением ждать следующей встречи, леди Эшара.

Она скрылась за поворотом, оставив после себя легкий цветочный запах. Это действительно произошло? Или это была всего лишь пресловутая дворцовая вежливость? Эддард не знал этого. Он знал только то, что в этот момент он чувствовал себя безгранично счастливым. Письмо, заговор, Роберт, Лианна, Брандон, отец… Все это казалось таким далеким. Правда, лишь на мгновение. Цветочный запах пропал, а вместе с ним рассеялись и чары, которые принесла эта девушка с пурпурными глазами. Реальность неотвратимо навалилась на Неда и он, едва перебирая ногами, отправился к выходу из замка.

Ему пришлось поплутать по длинным и запутанным коридорам Харренхолльского замка, но дорогу спрашивать он не решался. Казалось, что все смотрят на него с каким-то немым вопросом, подозревают в измене, хотят подслушать его мысли. Он несколько раз проходил по одному и тому же месту, а затем увязался за слугами, которые несли знамена на турнирное поле и так добрался обратно в палаточный лагерь.

Последний день турнира должен был начаться уже скоро, и Неду нужно было быстро переодеться, собрать младших членов семьи и Хоуленда, и терпеливо дожидаться Брандона. Он не хотел туда идти – он убедился в том, что ему не нравились турниры. Хотя он и живо обсуждал все происходящее с семьей и Робертом, продумывали возможные стратегии, отрабатывали увиденные приемы друг с другом. Но ему это не нравилось, так, как, наверное, должно было. Но встреча с Эшарой стоила всех мучений.

Лианна сидела на земле рядом с входом в их шатер. Рядом расположился Хоуленд и они о чем-то быстро переговаривались, перебирая стрелы. Лианна убирала в сторону надломленные или слишком потрепанные стрелы, а Хоуленд просто наблюдал за этим, держа в руках небольшой клинок, который принадлежал Бенджену. Сам Бенджен неподалеку махал мечом и, увидев Неда, приветливо помахал ему рукой.

Хоуленд резко соскочил с земли, когда услышал приближающиеся шаги, и кивнул Эддарду, но он этого не заметил. Он устало сел на траву рядом с сестрой и вытянул ноги, а затем Хоуленд снова сел рядом с ними.

- Где ты был? – спросила Лианна, не поднимая голову от своего незамысловатого занятия.

- В Богороще.

- С Брандоном?

Нед кивнул. Ему не хотелось разговаривать, но оставаться одному не хотелось тоже.

- Роберт заглядывал, - неохотно буркнула Лианна, - нес какую-то ерунду про то, что я его искала… Но он быстро ушел. Лорд Хантер его позвал.

- Брандон сейчас придет, - Нед постарался перевести тему в безопасное русло, - нам нужно собираться. Лианна, пожалуйста, будь готова к его приходу или…

- Или Брандон будет ругаться. Да мне плевать! – она резко разломала старую стрелу напополам, а затем откинула ее в сторону.

- Лианна… - Нед устало выдохнул, - ради меня. Сегодня последний день турнира. И мы сегодня уезжаем – Брандон, я и Бенджен. Ты поедешь завтра с Хоулендом и слугами.

- Что?! – девушка резко повернула голову и посмотрела на брата, тряхнув длинными волосами, а затем сгребла в руки оставшиеся стрелы и протянула Хоуленду, - Хол, унеси их, пожалуйста.

Рыжеволосый юноша неуклюже поднялся и безропотно понес стрелы за шатер, где они хранили все, что привезли с собой для турнира и упражнений.

- Что произошло? – прошептала Лианна, пересаживаясь ближе к Неду.

- Брандон так решил. Нам нужно увидеть отца, - отозвался Нед, стараясь избегать ее взгляда.

- Но почему? Нед, прошу, скажи мне.

- Брандон так решил, - повторил Нед, посмотрев на дорогу, ведущую к замку.

Лианна проследила за его взглядом и нахмурилась. Она сама знала, насколько Брандон был непоколебим в своих решениях. И если он сказал, что будет так, то будет так.

- Нед, у Роберта есть ребенок? – неожиданно спросила она.

- Кто тебе сказал?

- Ты должен был мне сказать, - отрезала девушка, поднимаясь со своего места.

Она отряхнула налипшую траву и песок со своих штанов и рубашки. Если ее внешний вид увидит Брандон, то скандала не избежать, невпопад подумал Нед, поднимаясь вслед за ней.

- Я думал, что так будет лучше…

И он действительно так считал. Он знал, что у Роберта есть склонность к женщинам, если это можно так назвать. Сколько женщин у него было… Несчетное количество. Нед старался об этом не думать и избегал участия в его похождениях. И рано или поздно это должно было случиться – у Роберта появился незаконнорожденный ребенок. Он не просил держать это в секрете и не запретил рассказывать об этом маме новорожденной девочки, но… Это все было так сложно!

- Не будет. Уже ничего не будет лучше, - Лианна внимательно посмотрела на брата, и в ее глазах мелькнуло разочарование.

Нед потупил взгляд. Полуденное солнце ярко озаряло палаточный городок, а его обитатели медленно собирались на последний турнирный день. Рейгар Таргариен должен был сразиться с Барристаном Селми. Затем их ждало окончание турнира и пир.

- Прости меня, Лианна, - просто сказал Нед и протянул ей ладонь, предлагая дружеское перемирие.

- Тебе не за что извиняться, - девушка тряхнула головой и протянула ему ладонь, - ты не можешь ничего изменить.

Ее теплая рука коснулась шершавой ладони Неда и слегка пожала ее.

- Тебе лучше переодеться, пока не пришел Брандон, - повторил Нед.

- Да знаю я! Но только ради тебя! - ухмыльнулась она и сделала шаг назад, а ее рука выскользнула из ладони Неда, - тебе бы тоже не мешало надеть что-то получше вот этого вот… - она неопределенно показала на стоящего напротив брата.

Нед опустил голову и с удивлением заметил, что несколько пуговиц на его рубашке были расстегнуты. Болван! И так он шел через весь замок! Девушка ухмыльнулась и растворилась в шатре, а Нед так и остался стоять у входа. Они были здесь, в Харренхолле, всего чуть больше недели, но казалось, что прошла целая жизнь. Каждый день приносил череду эмоций, которые раньше были незнакомы тихому волку из рода Старков. И сейчас, стоя в палаточном городке, Нед понял, что это только начало. Впереди ждала пугающая неизвестность.

+1

29

Леди автор, большое спасибо, что радуете нас! С нетерпением ждем продолжения! Вдохновения Вам!

+2

30

24431,58 написал(а):

Леди автор, большое спасибо, что радуете нас! С нетерпением ждем продолжения! Вдохновения Вам!

Спасибо большое!  http://forumstatic.ru/files/001a/58/81/37539.png

Уже на финишной прямой к завершению первой части этой работы) Во второй планирую больше событий, меньше рефлексии)

+2

31

Сейчас прочитал продолжение. Спасибо Вам за Ваши труды. Санса пооучилась именно той волчицей, какой и должна быть, а не сериальной Сансеей Бейлишевной.  К тому же она должна была научиться владеть собой, а не быть хабалкой перед лицом королевы с драконами. Дени тоже многому научилась как правитель. Поэтому и разговор в библиотеке у Вас получился на три порядка лучше, чем у сценаристов. Вдохновения Вам, леди@armel_argent ,  и с Новым Годом! ПыСы. По-моему у Вас опечатка: Ройс в одном месте назван Гловером.

Отредактировано Храмовник (2021-01-04 11:28:57)

+2

32

25083,58 написал(а):

Сейчас прочитал продолжение. Спасибо Впм за Впши труды. Санса пооучилась именно той волчицей, какой и должна быть, а не сериальной Сансеей Бейлишевной.  К тому же она должна была научиться владеть собой, а не быть хабалкой перед лицом королевы с драконами. Дени тоже многому научилась как правитель. Поэтому и разговор в библиотеке у Вас получился на три порядка лучше, чем у сценаристов. Вдохновения Вам, леди@armel_argent ,  и с Новым Годом! ПыСы. По-моему у Вас опечатка: Ройс в одном месте назван Гловером.

Спасибо большое! Мне очень приятно) Я так и хотела показать Сансу именно такой - чуть сомневающейся, немного потерянной, имеющей определенную внутреннюю силу, но, как и все остальные, пытающуюся поступить правильно.

Вас тоже с Новым годом) :shine:

Да, уже подправила, спасибо) Причем, я когда писала, то несколько раз упорно Ройса называла Гловером, потом все исправлять пришлось)) :D

+1


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Фанфик: Пепельная Роза


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно