03.08.20 - Нам 1 год!
09.05.20 - С Праздником Великой Победы!
01.05.20 - С Праздником Весны и Труда!
08.03.20 - С Международным женским днём!
23.02.20 - С Днём Защитника Отечества!
31.12.19 - С наступающим 2020 годом!
12.10.19 - Теперь у нашего домика новый адрес - www.ice-and-fire.ru!
28.09.19 - Мобильный стиль снова работает! Прошу оставлять ваши пожелания и замечания в соответствующей теме!
22.09.19 - Мобильный стиль в течение нескольких дней работать не будет в связи с перенастройкой! Прошу прощения за неудобства!
22.09.19 - Прошу оценить долгожданный вау-поворот!

Лед и Пламя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лед и Пламя » Теории ПЛИО » Перечитывая ПЛИО (AnnaRina): Джон Сноу


Перечитывая ПЛИО (AnnaRina): Джон Сноу

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

— Быть может, ты и прав, — сказал мейстер Эйемон. — А скажи мне, Четт, как бы ты поступил с таким мальчишкой?
— Предоставил бы его самому себе, — ответил прислужник. — Стена не место для слабых. Пусть учится, пока не будет готов, сколько бы лет на это ни потребовалось. Сир Аллисер или сделает из него мужчину, или убьет — если так захотят боги.
— Это глупо, — сказал Джон. Он глубоко вздохнул, собираясь с мыслями. — Помню, как однажды я спрашивал у мейстера Лювина, почему он носит цепь вокруг шеи…
Мейстер Эйемон легко прикоснулся к собственной цепи, костлявый морщинистый палец погладил тяжелые металлические кольца.
— Продолжай!
— Лювин сказал мне, что оплечье мейстера делается в виде цепи, чтобы он не забывал о том, что дал присягу служить, — сказал Джон вспоминая. — Потом я спросил, почему все кольца делаются из разных металлов. Ведь серебряная цепь лучше смотрится с серым одеянием. Мейстер Лювин расхохотался. Мейстер кует свою цепь занятиями, — объяснил он мне. Различные металлы олицетворяют разные науки.

Золото — знак знания денег и расчета, серебро — умения исцелять, железо — военного дела. Он сказал, что есть и другие истолкования. Наплечье должно напоминать мейстеру о стране, которой он служит, так ведь? Лорды — это золото, рыцари — сталь, но из двух звеньев цепь не скуешь, нужны серебро и железо, свинец и олово, медь и бронза и все остальные — то есть фермеры, кузнецы, торговцы и прочие люди. В цепи должны быть разные металлы, потому что стране нужны разные люди.
Мейстер Эйемон улыбнулся:
— И что же?
— Ночному Дозору также нужны всякие люди. Зачем существуют разведчики, стюарды и строители? Лорд Рендилл не смог сделать из Сэма воина, и сир Аллисер тоже ничего не добьется. Из олова не выкуешь железный меч, сколько ни стучи молотом, но это не значит, что олово бесполезно. Почему бы Сэму не стать стюардом?

Мейстер Эйемон ответил мягче:
— Твой друг охотник?
— Он ненавидит охоту, — пришлось признать Джону.
Умеет ли он возделывать поле? — спросил мейстер. — Сможет ли он править фургоном или плыть под парусом? Сумеет ли он забить корову?
— Нет.
Четт нахально захихикал:
— Видел я, что случается с изнеженными лорденышами, когда они берутся за дело! Поставь его сбивать масло, так кровавые мозоли набьет. Дай колун, чтобы колоть дрова, так ногу себе отрубит!
— Но я знаю, в чем Сэм не уступит никому другому.
— Говори, — приказал мейстер Эйемон.
Джон с опаской глянул на побагровевшего Четта, стоявшего возле двери с сердитым лицом.
— Он может помочь лично вам, — сказал он. — Он умеет считать, читать и писать. Я знаю, что Четт не умеет читать, а у Клидаса слабые глаза. Сэм прочел каждую книгу в библиотеке своего отца. Он ладит с воронами, животные любят его. Призрак сразу привязался к нему. Он умеет многое, если не считать военного дела. Ночному Дозору нужен каждый человек. Зачем же бесцельно убивать его, когда лучше приставить к делу!
Мейстер Эйемон закрыл глаза. На короткое мгновение Джон было решил, что он уснул. Но наконец старик произнес:
— Мейстер Лювин хорошо [b]выучил тебя, Джон Сноу. Твой ум, похоже, столь же ловок, как твой клинок.[/b]
— Значит ли это…
— Это значит, что я обдумаю твои слова, — твердо сказал ему мейстер. — А теперь, похоже, я сумею уснуть. Четт, проводи нашего юного брата до двери!

Порой в текстах Мартина есть слово-ключ, фраза-ключ. Если взять что-то такое, как нить, и нанизывать детали, связанные с этим словом, то окажется, что чья-то судьба бусинка за бусинкой занимает свое место. Я зацепилась за одно такое слово, которое сквозить во второй части ИП. Это есть в главах Неда, Джона, Кет, Брана и т.д. А само слово "мальчик" во всех его вариациях и касается оно Джона. Не все цитаты о нем. Но они его касаются. Даже те, что, вроде бы, о Роббе или о ком-то другом. Мартин словно ставит точку, давая понять, что именно отсюда, с момента форсирования конфликта Старков с Ланнистерами, начинается путь взросления Джона. И поступки Робба - частью зеркальное отражение этих поступков. Я взяла множество цитат (но не все, лишь те, которые могу назвать истинно важными). И все вместе они прямо намечают будущий путь Джона-правителя и дают намеки на то место, куда автор движет героя. И то, что они спойлерят этот путь, ясно лишь после. Чем и прекрасен Мартин.

В отрывке выше ясно прослеживается то, что сам Джон еще не готов к чему-то. Он пока не мужчина, он не прошел свой путь. Но он ему предстоит. Путь служения, прежде чем он станет тем, кем должен быть. За одно есть намек и на путь Робба. Он в тексте зачастую завязан на слово "лорденыш".

+1

2

Именно этого и добивается лорд Тайвин, подумал про себя Нед. Ланнистер стремится по капле выпустить силу из Риверрана, заставить мальчишку расточить свои мечи. Брат его жены молод, не столь умен, как отважен. Он попытается удержать свою землю до последнего дюйма, защитить всякого — мужчину, женщину и ребенка, — кто зовет его лордом, а Тайвин Ланнистер достаточно проницателен, чтобы понимать это.

Он хотел, чтобы наследник его был рядом, или ты не понял этого? Чтобы наблюдать, слушать и учиться. Клянусь тебе, лорд Мормонт именно поэтому потребовал тебя, Джон, зачем же еще? Он хочет научить тебя править!
Джон недоумевал. Действительно, лорд Эддард часто заставлял Робба присутствовать на его советах в Винтерфелле. Неужели Сэм прав? Даже бастард способен высоко взлететь в Ночном Дозоре. Так все говорили.

— Но я никогда не просил этого, — возразил он упрямо.
— Мы здесь не для того, чтобы просить, — напомнил ему Сэм.
И Джон Сноу устыдился.
Трус или нет, но Сэмвел Тарли нашел в себе отвагу принять свою судьбу, как подобает мужчине. На Стене каждый получает то, чего он заслуживает, говорил ему Бенджен Старк, когда Джон в последний раз видел его живым.

Джон еще не знает, кем является. Он не просил о власти, но воспитывали его не как простого дозорного, так что ему на роду написано пройти путь к власти. Но тот же Робб склонен верить, что может занять место своего отца лишь по праву рождения. И красной нитью через всю вторую часть первого тома идет, что Робб - изнеженный лорденыш, взявшийся за дело, но не постигший еще науку правления. Джону же предстоит пройти эту науку и стать мужчиной, осознающим, что властью должен быть наделен тот, кто этого достоин, а не тот, кто с ней рожден.

Подобные события не могли случиться в более неподходящее время. Страна как никогда нуждается в сильном короле… Впереди темные дни и холодные ночи, я чувствую это костями. — Он оделил Джона долгим проницательным взглядом. — Надеюсь, что ты не выкинешь никаких глупостей, мальчик?

— Я же просил тебя не делать никаких глупостей, мальчик, — сказал Старый Медведь. «Мальчик», — отозвалась птица. Мормонт недовольно качнул головой. — Только подумать, какие надежды я испытывал в твоем отношении.

Ни один меч нельзя назвать сильным, пока он не закален, — объявил лорд Тайвин. — Этот Старк еще мальчишка.

Мне нравится называть Джона льдом, а Дени огнем. Или Джона льдом и огнем. Но если меня спросят, какой вариант трактовки названия я предпочту, то я без сомнений скажу, что книга не о противостоянии Льда и Огня, как стихий. И не о двух людях, каждый из которых в той или иной степени представляет одну из стихий. Книга о людях, которые, подобно мечам, были раскалены, а после охлаждены, прошли свой тернистый путь, чтобы стать сильнее.
Кстати говоря, та забавная сценка о названии книги, которую писал архимейстер, - такой легкий стеб на Мартина. "Жизнеописание Короля Джона-Эйгона из дома Таргариенов и Старков, Королевы Дейнерис Таргариен, десницы их Тириона Ланнистера и 100500 друзей и знакомых" звучит не так красиво, как "Песнь Льда и Пламени".
А слова Рейгара о том, что у его сына уже есть песня, тоже могут быть истолкованы подобным образом. Он мог иметь ввиду не то, что в жилах его сына соединились лед и пламень, а то, что его сыну предначертано много страданий, трудностей, подвигов и лишений, которые закалят его, как клинок, чтобы он мог выстоять и не сломаться.

— В самом деле? — Лорд Тайвин не был особенно удивлен. — Еще нам досаждает последняя идея Неда Старка, моим фуражирам мешает некий Берик Дондаррион, какой-то молодой лорденыш, наделенный ложным представлением о доблести.

— Ты говоришь голосом обиженного мальчишки, Робб, — резко бросила Кейтилин. — Когда ребенок видит препятствие, первым делом он стремится обежать вокруг или сломать его. Лорд должен знать, что иногда слова способны достичь того, что не под силу мечам.

«Научил ли ты его мудрости, Нед… или одной только доблести? — подумала она. — Научил ли ты его кланяться? Кладбища Семи Королевств полны отважных людей, так и не сумевших одолеть этот урок».

Как мы уже знаем, Робб окажется сломанным мечом. Недостаточно гибким, не успевшим научиться. Пусть я и люблю Робба, но с такого ракурса отчетливо ясно, что Робб никогда не претендовал на одну из важных ролей в саге. Он как тот путь, которым Джону идти не следует.

Мальчишки могут играть с мечами, но брак заключает лорд, понимая, что это значит.

Темный намек на ошибку Робба тоже прослеживался еще в первой книге.

— Безусловно, милорд. — Но не шрамы смущали Джона, а все остальное. Мейстер Эйемон давал ему маковое молоко, но, невзирая на это, боль оставалась ужасной. Поначалу ему казалось, что руку его днем и ночью опалял огонь. Лишь погружая ее в снег или лед, он ощущал какое-то облегчение.

Светозарная рука?:D:D:eek:

По лесу бродят Белые Ходоки, мертвяки врываются в наши покои, а тут еще мальчишка уселся на Железный трон, — недовольно проговорил он [Мормонт].
Ворон пронзительно расхохотался:
Мальчишка, мальчишка, мальчишка, мальчишка!

Забавно, что для Мормонта неумелый правитель у власти равен той опасности, что притаилась за Стеной.

+3

3

Когда-то — в возрасте Брана — Джон мечтал о великих подвигах, как и всякий здоровый мальчишка. Подробности подвигов менялись от грезы к грезе, однако чаще всего ему представлялось, как он спасает жизнь своего собственного отца. И лорд Эддард называет его истинным Старком и отдает свой меч. Даже воспоминание пристыдило его. Какой человек может покуситься на первородство собственного брата? У меня нет права владеть и этим мечом, и Льдом, подумал он. Джон шевельнул обгорелыми пальцами, ощутив под кожей острый укол.

— Милорд, вы оказываете мне честь, но…
— Избавь меня от всяких «но», мальчик, — перебил его лорд Мормонт. — Я бы не сидел здесь, если бы не ты со своим зверем. Ты дрался отчаянно, более того — быстро соображал! Огонь! Проклятие, нам следовало бы знать. Нам следовало бы вовремя вспомнить о нем. Длинная Ночь уже приходила. Конечно, восемь тысяч лет — долгий срок, но… но если не помнит Ночной Дозор, кто же вспомнит!
Вспомнит, — подтвердил разговорчивый ворон. — Вспомнит

— Я не хочу никаких любезностей, Сноу, — продолжил лорд Мормонт. — Поэтому не благодари меня. Чти сталь подвигом, а не словами.

Доблесть способна скомпенсировать проявленную глупость, но ты теперь не мальчишка, при всех твоих немногих годах. Меч этот подобает мужчине, и владеть им должен человек зрелый. Рассчитываю, что с этой поры ты будешь вести себя как положено.

Еще про становление и перековку из мальчика в мужчину. Из того, что мечтает и уделяет внимание словам, в того, кто делает и не распыляется на умные речи.

+4

4

Когда андалы переплыли Узкое море и смели королевства Первых Людей, верные своим обетам сыновья павших королей остались на своем посту. Так было все эти несчетные годы. Такова цена чести!

Старик положил сморщенную пятнистую руку на его плечо.
— Тебе больно, мальчик, — сказал он. — Конечно. Выбирать… выбирать всегда больно. И всегда будет больно. Я знаю.

Мартин не прямо, но намекает, что путь Джона - власть. Но он не придет к ней по праву рождения (как Робб). И не получит власть внезапно. Сначала ему предстоит стать мужчиной, научиться править, научиться быть гибким, познать трудность выбора, многим пожертвовать. И только после этого власть будет его. Он сам возьмет ее, а не она свалится ему на голову. И не будет в этом ничего прекрасного. А выбирать надо будет не раз и не два, а постоянно. Сквозит в этих цитатах и то, что путь Джона - быть королем. Но не королем-мальчишкой. И не лордом (слово лорд, как я уже выше указывала, завязано на Робба), а именно королем.

+3

5

Перечитывая первую книгу... и задумавшись над образом Джораха, я поймала себя на понимании того, почему образ Джона в сериале и книгах так отличается. Естественно это имхошка.

Если читать книги очень внимательно, то можно заметить, что Дед не просто подает историю как бы из-за плеча взятого в фокус персонажа, а подает историю разным образом. Это не слишком заметно, но все же заметно. И именно это в итоге приводит к тому, что в сериале мы имеем то, что имеем.

Дело в том, что многие ПОВы Деда в своем повествовании направлены как бы наружу. Ведущие персонажи этих ПОВов больше наблюдают происходящее, анализируют его, но не себя в этом происходящем. Джон же куда больше занимается самокопанием, анализом своих ощущений. В его ПОВах много направленности вовнутрь. Сериал же подает нам картинку без ПОВов, уравнивая всех персонажей и обрубая то, что выделяет Джона в книгах.

У Джона очень глубокий образ в книгах, но вся эта глубина внутри, в его самоанализе, в его мыслях. Он ведь и в книгах не так уж много говорит, больше думает. Если бы в сериале использовали бы озвучивание внутренних монологов, то образ вышел бы гораздо ближе к книжному.

В книгах очень немного глав, где Джона можно увидеть чужими глазами. И там, в этих главах, он вполне похож на сериального Джона, ведь мыслей его мы тоже не слышим. Но таких глав очень мало. Большую часть времени во всех книгах Джона мы видим его собственными глазами, а это тоже не самый верный способ сказать, каким именно он является вне собственного восприятия себя.

+2

6

Как я уже говорила в своем предыдущем посте о перечитывании книг, серия книг Мартина напоминает партию в шахматы или кайвассу. Всю первую книгу Мартин посвятил выставлению фигур на поле для сражения, обозначая четыре основные силы, которые и будут вести сражение (по началу).

Во второй части саги происходят первые передвижения фигур по доске.

Игра начата, вперед выдвинуты пешки со всех четырех сторон. Кому-то может быть неприятно, что в своем разборе я называю пешками Робба и остальных участников Войны Пяти Королей, но, надеюсь, понятно, что я рассматриваю этих героев под определенным углом. В первой части Битвы Королей лишь намечались первые шаги фигур, но уже во второй можно пронаблюдать последствия этих ходов и взглянуть на влияние этих ходов на основных персонажей.

В первой книге Мартин практически всю вторую половину текста через ПОВы множества героев транслировал мысль о мальчике, которому предстоит пройти свой путь и стать мужчиной, а после - королем (о Дени внизу поста). При этом как в первой, так и во второй, а так же 3 книге Мартин активно размышляет на тему королей, их поступков, обязанностей, устремлений и т.д., но теперь действует конкретнее, показывая, кого же он прочит в короли истинные. НЕ намекает, указывает в открытую.

Если бы ты [Теон] хоть что-нибудь знал о Сигрине, мне бы не удалось тебя одурачить. Ты десять лет пробыл волком, а теперь строишь из себя принца островов, ничего и никого не зная. С какой же стати люди станут сражаться и умирать за тебя?
Я их законный принц, — надменно молвил Теон.
— По закону зеленых земель, может, и так. Но здесь у нас свои законы — или ты забыл?

Весьма интересная цитата, особенно в сочетании с другой, из 3 книги

Манс много лет собирал свое огромное разношерстное войско. Он толковал с матерями кланов и магнарами. Завоевывал одну деревню сладкими словами, другую песней, третью мечом. Мирил Харму с Костяным Лордом, Рогоногих с Полуночниками, моржовых людей со Стылого Берега с людоедскими кланами великих ледяных рек. Сир, словно кузнец, машущий молотом, превращал сто кинжалов в одно большое копье, нацеленное в сердце Семи Королевств. У него нет ни короны, ни скипетра, ни одежд из шелка и бархата, но ясно, что Манс — король не только по имени.

Весьма конкретная мысль, доносимая Мартином через размышления Джона, которому он упорно, через ПОВы других персонажей почти половину 1 книги пророчил быть королем. Королем не по имени, но по сути.

Я не поручал. Я сказал тебе, как следует поступить, а решать предоставил тебе. — Куорен встал и спрятал меч в ножны. — Когда мне нужно взобраться на гору, я зову Каменного Змея. Когда нужно попасть стрелой в глаз врагу против ветра, я обращаюсь к Далбриджу. А Эббен развяжет язык кому угодно. Чтобы командовать людьми, ты должен их знать, Джон Сноу. Теперь я знаю о тебе больше, чем знал утром.

И вот эта цитата отлично и без каких-либо оговорок указывает на то, куда ведет Мартин Джона. Манс знает своих людей и он король не по имени. Джону надо знать своих людей, чтобы командовать ими. И быть королем не по имени.

— Однако дал согласие и принял то, что должно было принадлежать мне. Но вот вам мое слово: его убийцам скоро воздастся по заслугам.
Как они любят обещать чужие головы, эти люди, именующие себя королями.

Сарказм так и сквозит. Не короли, а люди, именующие себя королями.

Люди сами выбирают себе вождя, милорд [Станнис]. Эти лорды присягали на верность Роберту и дому Баратеонов. Если бы вы с братом согласились забыть о вашей ссоре…
— Мне не из-за чего ссориться с Ренли, если он будет послушен долгу. Я старший, и я его король. Я хочу лишь того, что принадлежит мне по праву. Ренли обязан повиноваться мне, и я добьюсь послушания — и от него, и от всех прочих лордов.

Весьма забавная цитата. Она красноречиво показывает, что Станнис не вождь и не лидер, за которым готовы идти. И он не осознает, что должен быть им, он опирается лишь на "я в своем праве", а этого не достаточно, чтобы быть королем.

— Это безумие, — резко вмешалась Кейтилин. — Лорд Тайвин сидит в Харренхолле с двадцатью тысячами мечей. Остатки войска Цареубийцы вновь собрались у Золотого Зуба, еще одна армия Ланнистеров собирается под сенью Бобрового Утеса, а Серсея с сыном держат Королевскую Гавань и ваш драгоценный Железный Трон. Вы оба именуете себя королями, а королевство между тем истекает кровью, и никто еще не поднял меч в его защиту, кроме моего сына.

— Верно. — Варис коснулся мягкой рукой рукава королевы. — У вас материнское сердце, и я знаю, что его величество любит свою маленькую подружку. Но короли должны учиться ставить нужды государства превыше своих желаний. Мне думается, это предложение должно быть сделано.

И снова урок для короля и правителя. Урок, который Робб не выучил.

Цитата из 3 книги

А ты из-за нее лишился Фреев, — тихо заметила Кейтилин.
Его гримаса была красноречивее слов. Теперь Кейтилин поняла, почему так сердито звучали голоса во дворе и почему Первин Фрей с Мартином Риверсом уехали столь поспешно, растоптав знамя Робба в пыли.
— Смею ли я спросить, сколько мечей привела с собой твоя невеста, Робб?
— Пятьдесят. И дюжину рыцарей. — Робб отвечал угрюмо, и не диво. Когда они заключили брачный договор с Близнецами, старый лорд Уолдер Фрей отправил с Роббом тысячу конных рыцарей и около трех тысяч пехоты. — Жиенна не только красива, но и умна, и сердце у нее доброе.
«Тебе нужны мечи, а не добрые сердца. Как ты мог поступить так, Робб? Так неосмотрительно, так глупо?

Люблю эту цитату, она красноречиво показывает, что Диды не порят отсебятину. И мы уже знаем, что Джону нравится доброе сердце Дени, а за ее спиной чуть побольше всадников и пехоты, чем у Фреев.

— Меня учили, что добрые люди должны сражаться со злом этого мира, а убийство Ренли — безусловное зло. Но меня учили также, что королей создают боги, а не людские мечи. Если Станнис не имеет права быть королем
— Конечно, не имеет. И Роберт не имел — Ренли сам так говорил. Настоящего короля убил Джейме Ланнистер, а Роберт еще до этого разделался с наследником престола на Трезубце. Где же тогда были боги? Богам до людей столько же дела, сколько королям до крестьян.

— Правда это или ложь, Стену нужно предупредить, — сказал Старый Медведь, когда Джон поставил перед ними еду. — И короля тоже.
— Которого?
— Всех, сколько есть, истинных и ложных. Если хотят стать во главе государства, пусть защищают его.
Полурукий взял себе яйцо и разбил его о край миски.
Короли сделают то, что им заблагорассудится, — то есть скорее всего очень мало, — сказал он, облупливая скорлупу. — Вся надежда на Винтерфелл. Старки должны поднять Север.

Мне лично в этом фрагменте опять же чудится намек на Джона-короля. Истинного, а не ложного. Да еще и поднявшего Север после того, как стал КС.

— А меня глубоко опечалила весть о смерти лорда Ренли. Он был настоящим рыцарем.
— Я признательна вам за сочувствие, — сказала Маргери, а леди Оленна фыркнула.
— О да, рыцарь, и любезник, и большой чистюля. Мылся без конца, умел одеваться и улыбаться и почему-то думал, что все это делает его королем.

Куда ж без сарказма Королевы Шипов:D:D

Ваше величество, — ледяным тоном поправил Робб. — Ты сам выбрал меня своим королем, дядя, — или ты и об этом забыл?

На этом месте я всегда вспоминаю Давоса, Джона и Миссандею.
- Король Джон? Лорд Джон? Нет, это не правильно, - сказал Давос.
- Это не важно, - поморщился Джон.

Ну и вот такая цитатка. Опять же я вижу тут намеки на Джона-короля.

— Толстяк Сэм послал меня к вам. И дал мне свой плащ, чтобы никто меня не узнал.
— А Крастер на тебя не рассердится?
— Отец ночью выпил слишком много вина лорда Вороны и теперь весь день проспит. — Дыхание вырывалось у нее изо рта дрожащими белыми клубами. — Говорят, что король справедлив и защищает слабых. — Женщина стала слезать со скалы, но поскользнулась и чуть не упала. Джон подхватил ее и благополучно спустил вниз. Она преклонила колени на обледенелой земле. — Молю вас, милорд
Не надо меня ни о чем молить. Ступай домой, тебе нельзя здесь оставаться. Нам не велели говорить с женами Крастера.
— Вам и не нужно со мной говорить, милорд. Просто возьмите меня с собой — больше я ни о чем не прошу.
Больше ни о чем. Как будто эта ее просьба — сущие пустяки.
— Я… Я буду вашей женой, если захотите. У отца и без того девятнадцать — обойдется и без меня.
— Черные братья дают обет никогда не жениться — ты разве не знаешь? Притом мы в гостях у твоего отца.
Только не вы. Я видела. Вы не ели за его столом и не спали под его кровом. Он не оказывал вам гостеприимства, поэтому вы ничем не связаны. Это из-за ребенка я хочу уйти.

— Это хорошо. Вели оседлать моего коня — я собираюсь выехать не позже чем через час. Ты поел? У Крастера еда простая, но сытная.
«Я не стану есть в доме Крастера», — внезапно решил Джон.

+3


Вы здесь » Лед и Пламя » Теории ПЛИО » Перечитывая ПЛИО (AnnaRina): Джон Сноу


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC