23.02.21 - С Днём Защитника Отечества!
01.01.21 - С Новым 2021 годом!
03.08.20 - Нам 1 год!
09.05.20 - С Праздником Великой Победы!
01.05.20 - С Праздником Весны и Труда!
08.03.20 - С Международным женским днём!
23.02.20 - С Днём Защитника Отечества!
31.12.19 - С наступающим 2020 годом!
12.10.19 - Теперь у нашего домика новый адрес - www.ice-and-fire.ru!
28.09.19 - Мобильный стиль снова работает! Прошу оставлять ваши пожелания и замечания в соответствующей теме!
22.09.19 - Мобильный стиль в течение нескольких дней работать не будет в связи с перенастройкой! Прошу прощения за неудобства!
22.09.19 - Прошу оценить долгожданный вау-поворот!

Лед и Пламя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Фанфик: Демон


Фанфик: Демон

Сообщений 21 страница 32 из 32

21

21519,7 написал(а):

Как-то Джон довольно спокойно принял весть о том, что его отец - демон.

Нэ, Джон просто смог скрыть свои эмоции после первого прорыва. Следующая глава от его лица будет и там будет реакция в полной мере

21519,7 написал(а):

И Рейгар какой-то странный: вместо того чтобы собственными детьми поинтересоваться, матерью, наконец, спрашивает о любовнице брата, с тем, что у демонов отношения к этому делу довольно простое.

Он же спросил как мать и Визерис. Про Арианну спросил, потому что Визерис был прям сильно к ней привязан и это тоже момент из жизни его брата, который ему любопытен. Про сына он понимает, что Дени ничего не знает (сказал же, что понял, что защита была слишком сильна и они не смогут через неё пробиться, чтобы найти мальчика), а от Рени он отказался, так что как дочь не воспринимает и даже не предполагает, что мучимая чувством вины семья взялась её воспитывать

21519,7 написал(а):

Есть у меня подозрение, что в ловушку его заманил Нед - с него сталось бы таким радикальные способом от любовника сестры избавиться.

Об этом будет, через главу. Пока спойлерить не стану)))

+1

22

21521,21 написал(а):

Об этом будет, через главу. Пока спойлерить не стану))

эх!!

+1

23

а когда следующая глава? очень жду

0

24

23051,52 написал(а):

а когда следующая глава? очень жду

Не знаю пока. Муза переселилась в фэндому Древних Свитков и возвращаться в ПЛиО пока не хочет

0

25

23142,21 написал(а):

Не знаю пока. Муза переселилась в фэндому Древних Свитков и возвращаться в ПЛиО пока не хочет

Мы очень ждём!!! https://forumstatic.ru/files/001a/58/81/38100.png

+2

26

Музу удалось уговорить оторваться от Древних Свитков и вернуться к ПЛиО. Надеюсь, что надолго

Общая кровь
Нижние миры, на удивление, не слишком отличались от того, что можно было увидеть в мире обычном. Разве что тёмно-серым небом и чёрным солнцем почему-то светившим самым обычным светом.
- Не обращай внимания на солнце, это всё из-за особенностей расположения наших миров относительно друг друга. Планы накладываются друг на друга, проникают друг в друга, нити путаются… Если коротко, то солнце то же самое, просто кажется чёрным из-за того, что смотрим мы на него как бы через ваш мир. – Дени наверняка могла бы объяснить понятнее. Судя по упоминанию планов и нитей, в вопросе она разбиралась, но ей было не до того. Глаза лихорадочно горели, речь сбивалась и путалась, а прикасаться к ней Джон и вовсе опасался. Её кожа обжигала едва ли не сильнее огня.
- Понятно. Ему тоже не было особенного дела до солнца. Да даже и до самих Нижних миров. В другой раз он бы здесь всё постарался осмотреть и запомнить, чтобы потом потомкам в поучительных писаниях передать, но сегодня было как-то не до того. Очень странно в двадцать лет, будучи инквизитором узнать, что ты на самом деле полукровка. Что твой отец был князем демонов, а мать могущественной некроманткой полюбившей того, кого любить было нельзя. Очень странно узнать, что тебе всю жизнь если и не врали, то уж точно недоговаривали, умалчивали. Что странная предубеждённость дяди, имеет куда более веские причины, чем незаконное происхождение племянника. Что отец на самом деле не бросил мать с ребёнком на руках, что любил её. Что вся жизнь могла бы пойти совсем иначе. Не было бы одного имени, сказанного Роберту Баратеону, и он был бы демоном. Считал людей любопытными объектами для изучения и недолюбливал Собор. Не был бы знаком с кузbнами и кузенами, словно дядя бы позволил своим деткам общаться с демоном, зато наверняка был бы знаком с той девочкой, которую убила Санса, может даже бы любил единокровную сестру. И у него были бы родители, которых он совсем не знал. Рейегар показался ему достаточно приятным, насколько это возможно для демона. А какой была мать? Лианна? Он запомнил лишь что у неё были чёрные волосы, тёмные глаза и мягкий голос. Возможно, стоило ещё раз обратиться к Квиберну, теперь уже для разговора с матерью. Но не раньше, чем он расплатится с долгом, иначе некромант может и припомнить. Добиваться целей, какими бы они не были он умел.
- Пришли. – Дёрганный голос Дени вырвал его из размышлений, которые он прокручивал в голове, кажется, уже не в первый раз. Они вообще много прошли? Он как-то не заметил, просто шёл за ней, даже сказать встретился ли им по дороге хоть один демон не мог. – О боги, не могу дождаться, когда я скажу всё маме и брату. Не верится. Столько сил затратили, а оказалось, что она Старк. Как же мы не догадались? Даже не подумали.
- Какие боги? – И что у вас за связь со Старками? Вот только на второй вопрос она вряд ли ответит. Даже оказавшись их родственником он остался человеком и инквизитором и неожиданное родство, пожалуй, напротив делало его лишь более опасным для демонов.
- Древние. Не обращай внимания. – Дверные створки здания, больше похожего на замок распахнулись от двух хлопков её ладони. Магия. Здесь всё было ею пронизано, он почти чувствовал это. В легендах говорилось, что наверху когда-то было так же, но потом что-то случилось. Но знать такие легенды было позволено только членам Собора, да и то не всё. В официальные проповеди они не вписывались. – Рада приветствовать тебя в древней резиденции моей семьи. Дворец Солнечного пламени стоит здесь с тех пор, как демоны появились в этом мире. – Она улыбнулась, в уголках глаз появились тонкие морщинки. – Название, на мой взгляд, слишком громкое, но так уж повелось. Наши предки вообще любили громкие названия и имена.
- Видимо основатель вашей семьи был огненным. – Джон повертел головой, разглядывая зал. Просторный, почти пустой. Лишь у стен несколько длинных скамей, да трёхногие тёмные жаровни. И зачем они здесь? Не для света точно. Под высоким потолком висело несколько магических светильников, дававших достаточно света для освещения всего зала.
- Наверное. – Пожатие плеч. – Огненный дар у нас проявляется чаще всего. Даже странно, что из нас троих огненная только я. Интересно, какой был бы у тебя?
Джон только повёл плечами в ответ. Кто знает. Дар демонов наследовался странно. Без какой-либо внятной системы. Ребёнок мог родиться со способностью одного из родителей, с той, которой не было ни у кого из семьи, а мог вообще оказаться отличного от родителей рода. Хотя у магов людей с наследованием дара было что-то похожее. Да хоть и он был живым примером. Сын некроманта, а оказался инквизитором. Совершенно чуждые друг другу способности, но не похоже, чтобы дядю Эддарда это сильно удивляло. Так же, как и дядю Бенджена. Знал ли Бенджен о том, что племянник полукровка? Да, наверное. Лианна ведь и его сестрой была.
Ещё одна дверь открылась под рукой Дени, кожу слегка кольнуло, когда он шагнул через проём. Миниатюрный портал. Интересно. В любую часть замка так можно попасть или только в эту комнату? Довольно небольшую, по сравнению с залом. И всю какого-то тёплого цвета. Почти солнечного, но мягче и нежнее.
- Дени. – Уже знакомый ему демон, брат Дени, повернулся к ним. – О, здравствуй, Джон. И зачем, скажи пожалуйста, потребовалось тащить сюда своего любовника?
- Любовника? - Она захлопала глазами, словно не поняв. - Ах, да, ты об этом. Нет, Джон здесь не как мой возлюбленный.
- Даже возлюбленный. Вот как. Интересно. - Брат Дени чуть вскинул брови, красивая демоница с аметистовыми крыльями, сидевшая в кресле едва заметно улыбнулась. Выходит, для демонов разница в значении слов любовник и возлюбленный существенна? В Соборе считалось, что они не различают оттенков любви. Нужно будет узнать у Дени подробнее. - Ну и зачем же он здесь?
- Мы встретились с Реем, и я спросила про его возлюбленную... - Дени задохнулась на середине фразы. Неудивительно. Для него самого произнести всё это до сих пор было сложно. Даже просто произнести, не то что поверить, что отец, о котором он ничего не знал, был демоном, что он любил мать, что не бросал её. Не по своей воле. - Он сказал... Сказал, что её звали Лианна Старк.
- Лианна? - До того молчавшая демоница с аметистовыми крыльями подалась вперёд. - Помню её, милейшая была девочка. Очень своевольная, для людей такое редкость. И почему Рей мне не рассказал, уж о ней мог бы.
- Всех-то вы знаете, матушка. – Брат Дени усмехнулся коротко. – Ну допустим. Об этой Лианне, я, кажется, тоже что-то слышал. Сестра Брандона Старка ведь? – И откуда он знает про дядю Брандона? О нём даже в доме Старков говорили редко. Он был наследником дедушки и погиб вместе с ним при очень странных обстоятельствах, ещё до рождения Джона. Говорили на них напали. О том, кто напал, говорили разное. Маги, оборотни, даже про демонов шептались. Никто не выжил, оставалось лишь строить догадки. – Но Джон твой к ней какое отношение имеет?
- Она моя мать. – Джон и сам не понял, как он это сказал. Слова прозвучали сами собой. Стоило бы оставить Дени общение с её родными. Но что уже теперь. Всё сказано.
- И Джону двадцать. – Тихо добавила Дени, глядя в пол. – И я замечала за ним необычные для людей вещи. И ощущается он не совсем как человек. – Голос её, и без того негромкий, к концу речи дошёл до шёпота. Словно она сама боялась того, что говорила.
- Не может быть. – Её брат отшатнулся, когти пропороли обивку кресла, на которое он опирался, фиалковые глаза сверкнули золотом. – Невозможно. Он инквизитор. Это человеческий дар.
- Порой бывает, что маленькие полукровки рождаются с человеческим даром. – Демоница с лиловыми крыльями говорила тихо, но что-то звучало в её голосе, что делало его не извиняющимся, не неуверенным, а властным и спокойным. – Успокойся, дорогой. Как бы там ни было, но Дени верит в то, о чём говорит мальчик. Мы же не станем сомневаться в ней без причины. – Она поднялась мягко скользнула ладонью по руке сына, едва заметно улыбнулась. – Обычно дар погибает, когда ребёнок становится демоном, просто не развивается больше. Но ведь для малыша моего сына не было проведено обряда, его дар мог и развиться. – Она ничего такого не сказала и не сделала, но по спине вдруг скользнул холодок. Как-то сразу стало понятно, что, если бы вдруг он оказался самозванцем, демоница не стала бы тратить время на угрозы, как сын или на разговоры, как дочь. Она даже вряд ли бы что-то сказала. Просто оторвала бы голову, прежде чем он что-то смог бы сделать, и пошла бы дальше, посожалев разве что об испорченном ковре. Именно таких демонов более всего боялся Собор. Древних, могущественных и столь уверенных в себе, что никакое позёрство, никакие лишние жертвы становились просто не нужны. У них почти не было слабых мест, они были не по зубам инквизиции. – Сейчас мы узнаем ответ. – Она подошла совсем близко, вновь чуть изогнула губы в улыбке, подняла руку, остановила её у самой его груди, словно чего-то коснулась, прикрыла глаза, провела ладонью вниз, вверх, чуть в сторону, глубоко вдохнула и опустила ладонь. – Это правда. - Голос стал ещё тише, что-то пугающее исчезло из него. – Ты действительно сын Рейегара. – В фиалковых, совсем как у Дени, глазах неожиданно отразилась такая тоска, что перехватило дыхание. – Вот значит какой мой младший внук. Инквизитор Собора. – Она коснулась ладонью его щеки, когти пропали. – Как жаль, что мы ничего не знали о тебе. Как бы я хотела сама вырастить тебя. – Она вздохнула. – Я Рейла, счастлива видеть тебя, Джон. Пусть я и думала, что наше знакомство пройдёт не так.
- Да ты вообще не думала, что оно состоится. – Брат Дени, его дядя, выходит, тоже подошёл ближе, скользнул каким-то оценивающим взглядом. – Значит сын Рея. Не слишком похож. Хотя голос… И готовность защищать близких даже ценой жизни. Что-то в тебе от него определённо есть. - Усмешка. – Вот уж никогда бы не подумал, что мой племянник окажется инквизитором. Хотя так даже интереснее.
- Я… Я тоже рад познакомиться с вами, бабушка. – Слова получились неживыми. Язык слушался плохо. Он так и не мог… Не верил до конца, что красивая демоница – его бабушка, что брат Дени, угрожавший ещё утром – дядя и что сама Дени оказалась его тётей. – Не думал, что когда-нибудь вас увижу.
Она грустно улыбнулась в ответ, не отводя внимательных глаз от его лица. – Ты похож на мать, сильно похож, но мой сын прав от отца в тебе тоже многое, я вижу это. У тебя его глаза, пусть и другого цвета.
- Кхм, а про культ-то вы что-нибудь выяснили? – Голос у Виза был неуверенный, словно он и сам понимал, что вопрос совсем не кстати. Но Джон был где-то ему благодарен. Странный разговор стоило прервать, но он никак не мог сделать этого сам. Не после того, как увидел тоску в глазах Рейлы. Как она, должно быть, любила старшего сына.
- Да, немного. – Дени вновь заговорила, и в её голосе Джон услышал то же облегчение. Возможно знакомство оказалось немного преждевременным. Ему было сложно представить демонов своими родственниками, да и Дени и её брату, похоже, было неуютно. Вряд ли они хотели заполучит инквизитора в семью. – Рей сказал, что культ был построен на идее получения силы за счёт жертвоприношений. Вроде бы при определённом способе эту силу можно, а потом использовать для изменения сущности.
- И всё? - Рейла отпустила Джона, повернулась к дочери. – Где их искать, кто возглавляет?
- Он не знает, кто возглавляет. – Глаза у Дени были невесёлые. Хотя, казалось бы, и не было особенных поводов для грусти. – Сказал, что они с папой почти добрались до него, но он успел сбежать, уничтожив всех, кто знал о нём. Где искать он не сказал, не успел. Но всё, что он о них знал, можно почитать в нашей библиотеке, на дневниках с символом культа.
- Дневники. Пожалуй, стоит поискать. – Голос у Рейлы остался столь же тихим и спокойным. – Должен же кто-то вам помочь. Если этот тип был демоном, то ему лет больше, чем вам всем будет. Такие древние опасны.
- Да, не хотел бы я с твоим сверстником в бою сойтись. – Виз скривился. - Есть куда более приятные способы покончить с собой. Ариа должна знать несколько.
- Змейка знает их куда больше. – Дени улыбнулась, наконец. Ему даже легче стало. Её было так жаль. Она любила брата, очень любила, это было видно. Должно быть ужасно было встретиться с ним всего на несколько минут, не иметь возможности просто поговорить, просто помолчать, сидя рядом. Тот, кто раскрыл Роберту Баратеону имя её брата лишил её этого, а самого Джона семьи. И ему казалось, что он знал кто это был. Просто верить не хотел. – Не сомневаюсь.
- Да она такая. – Тоже улыбнулся, значительно мягче, чем до этого. – Ладно. А узнали что-то про ту тварь, которая раскрыла имя Рея?
- Он не успел сказать. – Улыбка тут же исчезла. Джону показалось, что она сейчас вновь заплачет как там, в заклинательном зале. – Я виновата, я слишком…
- Дени, успокойся. – Он не выдержал, шагнул к ней, обхватил за плечи, прижал к себе. – Не вини себя, времени было слишком мало. – Она глубоко вздохнула, откинулась ему на грудь, и Джон осторожно погладил всё ещё вздрагивающее плечико. – Кроме того… Может мне показалось, но твой брат не слишком спешил называть имя. – Назвать Рейегара отцом даже в мыслях пока получалось с трудом, не говоря уже о том, чтобы произнести это. - Знал, что не успевает и ничего не сделал. Может он не слишком хотел рассказывать
- Но почему бы Рею не назвать имя убийцы? – Виз вскинул голову, покосился на Джона так, что стало неуютно. – Зачем скрывать от нас?
- Чтобы вы не мстили. – Рейла покачала головой, улыбнулась мягко, глядя на Джона, обнимающего Дени. – Рей был хорошим мальчиком. Прошло двадцать лет, у того человека наверняка уже семья и дети, а может и внуки. Убив его, вы лишь породите круг бесконечной мести. Рей знал об этом, и мог отказаться от первого шага, который привёл бы к этому кругу. Он бы не хотел, чтобы мы оставляли детей без отца или матери, толкали их на путь ненависти к нашему народу. И как ни горько мне понимать, что убийца моего сына никогда не ответит за сделанное, я согласна с решением Рея. – Она вздохнула, слегка прикрыла глаза и на несколько мгновений каким-то образом стал виден её настоящий возраст. – Главное, что мой внук жив, что тот, кого Рей так любил – жив. Это поважнее мести.
- Да, матушка, тут я с вами соглашусь. – Джон даже вздрогнул от слов новоявленного дядюшки. А ему казалось, что Визу он не нравится. – Может обряд? Ну раз уж мы все тут так удачно собрались.
- Обряд? – У него даже голос дрогнул. Нет. К таким переменам в жизни он точно не был готов. Только не сейчас. Может через несколько лет. – Тот, что превращает полукровок в демонов? Прошу вас, не надо. Я не…
- Глупенький. Ты не станешь демоном. – Дени перебила его мягко, вскинула ладонь провела по щеке, осторожно касаясь кожи когтями. – Тебе уже слишком много лет. Никогда взрослые полукровки не превращались. Даже если для них проводили обряд. Самому старшему, кого удалось превратить, было десять. Да и то превращение шло дольше обычного. Не бойся, это лишь формальность. Другие демоны станут чувствовать, что ты один из нас и поостерегутся нападать, а кто-то может даже помочь.
- Да расстелиться перед внуком королевы многие будут рады. – Интересно, а у Виза выражения лица ограничиваются усмешками разной степени ехидности или это он по случаю знакомства такой? – Даже если он человек и инквизитор.
- Королевы? – Про усмешки Джон решил не спрашивать, а вот это… Про сектора и их властителей Собор не знал почти ничего. Разве что то, что они были.
- Да, я королева огненного сектора. – Рейла кивнула. – С тех пор, как сменила отца, после его смерти. Давно это было. Разве люди не знают про правителей секторов? Мне казалось, я что-то слышала об этом от членов Собора.
- Только что вы есть. И что у вас король, не то же самое, что у нас.
- Ну да, сам титул скорее формальный. Вроде надзирателя за спокойствием в секторе. В нём важно другое – король или королева сильнейший демон сектора, тот, кого никто не смог победить в открытом поединке. Меня не вызывали уже лет двести. Или триста? – Она тихо хмыкнула, голос впервые повеселел. – Уже не помню, но точно давно.
- А Дени мамина наследница, как самая сильная в семье. – Виз кивнул, но похоже каким-то своим мыслям, а не словам матери. – Так ты готов к обряду. Не хотелось бы силой в ритуальный холл тебя тащить.
- Виз. – Дени вскинулась у него в руках, прежде чем Джон успел среагировать, руки обожгло. – Джон, не слушай его. Никто не станет тебя заставлять. Если не захочешь проходить обряд, то мы не станем его проводить. – Она вывернулась из рук, повернулась, положила ладони на плечи, заглянула в глаза. – Но с ним будет лучше. Он пробудит то, что осталось от крови демона. Ты будешь сильнее, быстрее, обострятся чувства. И ты проживёшь дольше, чем отведено людям.
И снова эта боль в глазах. Он почти слышал её мысли. Связалась с человеком, обрекла себя на то, чтобы увидеть, как он состарится и умрёт. И так скоро, слишком скоро по её меркам. Он лишь не верил, что её чувства настолько сильные. До этого момента не верил. Ну кто волнуется о случайной интрижке? Вот только почему, Дени? Что во мне столь важного? Или это всё из-за того, что я твой племянник? Он спросит. Обязательно. – Ну если так, то почему нет. – Улыбка получилась не очень, но хоть что-то. – Быть инквизитором опасно, дополнительные способности мне точно не повредят.
- Да кому они вредили-то? – Ещё одна усмешка от Виза. И опять не такая, как прежние. – Главное освоиться не забудь, прежде чем использовать. И про обряд никому не проболтайся.
- Ну поучи инквизитора правилам Собора. – Джон не выдержал, ответил своей ухмылкой. – Что-то мне подсказывает, что я их лучше знаю.
- Да, Джон мне столько интересного про Собор рассказал. – Дени заулыбалась, с прищуром развернулась к брату. – Я тебе когда-нибудь расскажу и полюбуюсь, как ты челюсть с пола подбираешь.
- Обряд. - Рейла окончательно растеряла свою серьёзность и, казалось, с трудом сдерживалась, чтобы не рассмеяться. – Потом успеете поцеплять друг друга. Или обязательно делать это при Джоне?
- Пусть привыкает. Он теперь вроде как тоже член семьи. – Виз отпустил, многострадальное кресло, чуть наклонил голову, расправил песочные крылья. – Тем более у него и самого неплохо получается. Ну да ладно, пойдём.
В ритуальный холл пришлось именно идти. Видимо портал был только в главном зале и работал только в одну сторону. Хотя скучной дорогу назвать точно было нельзя, белые стены замка украшали искусные гобелены, с вытканными на них демонами с серебряными волосами и лиловыми глазами, должно быть членами семьи. Не завешанные места украшали барельефы и статуи. Всё в идеальном порядке и целостности. Наверху таких почти не встречалось. Сперва Собор разрушал признанное неправедным искусство, потом на искусство Собора охотились маги. Хуже от этого стало только искусству. Здесь всё сохранилось с неизвестных древних времён. Возможно, с самого появления демонов в мире.
- Смотри – это папа. – Дени аккуратно толкнула Джона локтем, указала на один из гобеленов. Демон на нём величественно смотрел куда-то вдаль, опираясь на отливающий серебром меч, серебряный волосы развевал ветер, где-то на заднем плане извергался вулкан, текла по склонам огненная лава.
- Красивая работа, но на Эйриса этот величественный тип совсем не похож. – Рейла, остановившаяся у одной из дверей, повернул голову, взглянула на картину. – Он был как пламя, слишком живой, чтобы вот так стоять. У него всегда было в голове столько идей, столько мыслей. Он всегда рвался их выполнять. Я поначалу обижалась. Всё бросить его хотела, но так и не вышло. Не пускало что-то. Потом я поняла, как он меня дополнял. Я всегда была очень серьёзной, его огня мне не хватало.
- Мне его тоже не хватало. – Виз скривился, продемонстрировав, что не только ухмыляться может, и толкнул дверь. – Он вечно где-то носился со своими идеями, а на сына времени у него не было.
- Отцом он был не лучшим, увы. – Рейла глубоко вдохнула, отвела глаза от картины, первой вошла в дверь, словно приглашая следовать за ней.
- А мне жаль, что я его не знала. – Дени сказала это словно себе, шагая в дверь. Джон замер на мгновение, прикрыл глаза. Что же он делает? Так нельзя. Хотя какая уже разница. На десяток костров он уже правил Собора нарушил, даже если добавится ещё парочка, что изменится? Всё равно больше одного раза умереть ему не грозит.
Зал оказался пепельно-серым, с высоким потолком и множеством колонн, которые, кажется, создавали различные ритуальные символы. Пересекающиеся и накладывающиеся друг на друга. И как демоны, интересно собирались эту проблему решать?
- Джон встань в центр, пожалуйста. И артефакты любые оставь, если есть. – Рейла двинулась вдоль колонн, то и дело касаясь их рукой. Мягкое фиалковое свечение наполняло каждую, складываясь в странный, никогда им раньше не виденный узор.
Артефакты. Если бы они у него были. На обычную прогулку он их не брал. Он даже меч не взял, какие уж тут артефакты. Несколько шагов, чтобы оказаться в центре зала. Словно вся дорога от дома до столицы Собора. Серый показался каким-то давящим, словно могильные плиты. Почему он доверился им? Демонам. Он знал их меньше суток. Кроме Дени. Дени он верил. Она поверила ему, когда он попросил её сдаться ведьмам, она сделала то, что было немыслимо для демона. Кажется, пришло его время поверить ей, сделать то, что немыслимо для инквизитора.
Рейла закончила зажигать колонны, шагнула к нему, улыбнулась ободряюще, мягко взяла его руку в свою. Фиалковый в колоннах засиял ярче, между ними протянулись тонкие нити. Ладонь Рейлы засияла, свет прохладный и колючий потёк в его ладонь. Вторая её ладонь легла ему на грудь напротив сердца. Тот же колючий свет коснулся груди. Сердце замерло, дышать мгновенно стало нечем. Он бы отшатнулся. Он хотел. Но не мог пошевелиться. Тело словно окаменело, даже оторвать взгляда от глаз Рейлы он не мог. Колючий свет обволакивал сердце, тело, перед глазами всё поплыло. Неужели он умирает? Уже и всё равно. Какая разница сейчас или на несколько лет позже? Кажется, Рейла повторяла его имя, но было уже всё равно, мир заволакивал фиалковый свет.
- Джейх, проснись. – Прозвучал в голове тихий голос с неожиданной ясностью. Женщина. Кто она? Словно кто-то знакомый, но давно потерянный. – Проснись. Дыши, Джейехейрис.
Мир прояснился, воздух обжёг лёгкие, вспыхнули ярким льдисто-голубым светом колонны. Всё снова было обычным. Только страх в глазах Рейлы говорил, что что-то пошло не так.
- Очнулся. – Она сморгнула, а потом неожиданно шагнула вперёд и обняла Джона. Укрыла его плечи фиалковыми крыльями. - Боги, я боялась, что не дозовусь тебя. Ты словно не слышал. Я так испугалась. – Она отстранилась и вдруг слабо улыбнулась. – Неожиданно. – Тонкие пальцы подхватили одну из прядей его волос, вытянули из и без того растрёпанной причёски. – Как у Рея. – Прядь упала на глаза. Чёрные волосы в ней смешались с серебряными. – Нужно спрятать. Я сделаю амулет. – Она шагнула назад и пропала мгновенно. А Джону осталось смотреть на место, где она была и гадать что же произошло? Что было с ним? Из-за чего всё пошло не так? И кем была женщина, позвавшая его по имени, данному отцом? Многие ли вообще знали его.
- Дени. – Он шагнул было к ней, скромно стоящей у серой стены, но был остановлен лёгшей на плечо ладонью её брата.
- Извини. Задержу буквально на мгновение. – Он смотрел спокойно и серьёзно, как его мать до ритуала. – Я видел, как мама испугалась. Дени я не скажу об этом, к чему волновать, но я рад, что с тобой всё в порядке. Прости, что настоял на ритуале. Не думал, что он может быть опасен.
- Ничего. Главное всё хорошо закончилось. – Очень хотелось присесть, ныли виски. Даже неожиданная забота до того насмешливого демона как-то не удивляла.
- Да, ты прав. Жаль, что Рей не смог провести для тебя этот ритуал. Мне не стоило… - Он помотал головой, снял с пальца узкое золотое кольцо. – Возьми. – И словно почувствовав, что Джон собирается отказаться. – Пожалуйста. Рей столько для меня сделал, а я даже не смог защитить его дочь. Я не хочу вновь искать тех, кому надо мстить. И я верю, что ты можешь себя защитить. Просто… Просто не со всем можно справиться самостоятельно. Клянусь, я не вмешаюсь, если ты не будешь хотеть этого.
Это неправильно. Жалобно сообщили последние остатки совести, но Джон уже привычно отбросил их. Он только за сегодня сделал столько неправильного, что на две жизни бы хватило. То, что демон сегодня хотел его убить было серьёзнее. Но ведь не сделал он этого, отступил. Непохоже было, что он хочет причинить вред. А если и хочет, то и безо всякого кольца сможет. В любом случае нельзя носить его на пальце, вопросы возникнут. А на вредоносные заклинания можно молитвой проверить. – Хорошо. Спасибо.
- Тебе спасибо. Что нормально относишься после утра. Мне стоило вести себя разумнее. – Он повернул голову, кинул взгляд на Дени, терпеливо ждущую конца разговора. – Кажется она тебя любит. И ценит. И доверяет тебе. Она сказала тебе полное имя, я знаю. И мама тоже. Наверное, и мне стоит. – Фиалковые глаза блеснули улыбкой. – Я Визерис. Только смотри, никому не проболтайся. Я не Рей, не постесняюсь всех оповестить, кто моё имя разболтал. – С ответом Джон не сразу нашёлся. Выходит, он теперь знает полные имена трёх демонов? Если бы он раскрыл их Собору, награда была бы велика. Но разве так можно. Вроде как родные, хотя он и не мог пока принять этого. Впрочем, Визерис, похоже, и не ждал ответа. – Ну ладно, иди, поговори с Дени. Ей ещё нужно тебя поздравить.

+3

27

Секреты домов

- Ну что, как там всё прошло? Джон, ты в порядке? Мы уже волноваться начали.
Кажется, Санса и Робб действительно очень ждали его возвращения. Стоило только войти во внутренние помещения Винтерфелла, появились рядом и забросали вопросами.
- Всё хорошо. Да, в полном. Возникли некоторые обстоятельства, пришлось задержаться. – Какие обстоятельства, пожалуй, даже им лучше пока не знать. Пока он не прояснит ситуацию окончательно. – Санса, перед тобой очень извиняются, просят о возможности загладить вину. - Сестра заулыбалась, кажется, внимание демона ей польстило. Не стоило бы так радоваться. Специально вреда ей Визерис не причинит, но случайно сделать больно вполне мог. Он был слишком демоном, а Санса слишком человеком. – Рикон, погоди, я немного занят. – Младший полез с предложениями поиграть в фигурки, но Джону сейчас было не до него. Слишком нужно, слишком важно было опровергнуть возникшие у него подозрения. Или подтвердить. Лучше опровергнуть, иначе он не знал, что делать. Последовать решению Рейегара… отца и не разворачивать круг мести? Или поступить так, как поступил бы Визерис? Нет, пожалуй, на второе он был не способен. Хотя всегда можно просто вернуть зло. Одно имя, сказанное правильному адресату, и месть будет осуществлена. Вот только нужно ли? – Дядя у себя?
Они, все трое, кивнули. В глазах удивление. Не понимают. Неважно. Эту тайну он им не расскажет. Пока нет. Когда-нибудь может быть, хотя, какой в этом смысл, если обряд лишь формальность. Если всё останется как раньше. Лучше пусть не знают. Они и так хранители тайны. Тайны опасной не только для Джона, но и для них. Костёр за покрывание может и не грозит, но вот в монастырь точно сошлют, а он не был уверен, что для Сансы это было хоть немного менее пугающим.
Дверь в кабинет дяди отворилась бесшумно. Тот привычно сидел за своим большим столом, писал что-то. Крупные буквы аккуратно ложились на пергамент. Джон глубоко вдохнул, плотно прикрыл за собой дверь, задвинул засов. Не стоит никому слышать этот разговор. И стоит обезопасить себя от слуг, случайно решивших зайти к лорду.
- Здравствуй, Джон. К чему такие меры предосторожности? – Дядя не оторвал взгляда от пергамента. Аккуратно завершил строчку, присыпал буквы песком. - От кого запираться в собственном замке?
- От тех, кого заинтересует, где я был и почему вернувшись сразу направился к вам. – А такие будут, он ловил заинтересованные взгляды всё время, пока шёл по замку. Не только кузенам было любопытно, что с ним приключилось. – Разговор, боюсь, не самый простой будет. Может и повредить вашей репутации.
- Действительно? – Дядя сложил письмо, капнул сургуча, прижал кольцом, поднял на Джона светлые серые глаза. – И о чём же таком ты хочешь мне рассказать?
- Скорее спросить. О матери. И об отце.
- Джон, я тебе уже говорил. – В глазах дяди мелькнуло раздражение. - Мать твоя была милой девочкой, общительной и доверчивой это её и погубило, наверное. Влюбилась в заезжего музыканта, а он погулял с ней, да и пропал куда-то. Оставил тебя на память.
- Говорили, да. – Семнадцать лет он отговаривался этой сказкой. Мог ещё добавить, что мать была волшебницей, любила лошадей, владела мечом. Как-то упомянул её любимое блюдо. На этом всё всегда и заканчивалось. Но сегодня Джон собирался развить разговор. – Милая, общительная и доверчивая – несомненно лучшие слова, для описания некроманта. – Он улыбнулся, когда в глазах дяди что-то дрогнуло, пропала абсолютная уверенность. Так-то. – Я встречал нескольких и они, конечно, бывают и милыми, и общительными, и доверчивыми, но не приведи Создатель их обидеть. Куда только всё пропадает? Бросить её, да ещё и с ребёнком, должно было быть сложно.
- Откуда ты знаешь? – Все спокойствие и уверенность пропали, даже дрожь в голосе дяде скрыть больше не удавалось. Он боялся, довольно неожиданно понял Джон. Причём боялся вовсе не инквизитора.
- Скажем так, я попросил помощи у одного знакомого некроманта, чтобы разобраться с родословной. – Он успел придумать что будет врать ещё там, в нижних мирах. Ему всегда было интересно узнать больше про родителей, дядя это знал.
- И ты говорил с душой Лии?
- Нет, сперва я решил разобраться с отцом. Тем нехорошим человеком, который маму бросил. Как раз сегодня некромант сообщил мне, что у него всё готово, он убедился, что отец мёртв и дух можно вызвать. Я воспользовался порталом, который мне на крайний случай оставили. – На самом деле портальный амулет лежал в комнате в целостности и сохранности, но все можно сказать, что он многозарядный. Обычно маги их именно такими и делали. Меньше мороки. – Мы вызвали дух отца, и я узнал несколько интересных вещей. – Джон замолчал, следя за выражение на лице дяди. Не ожидали, лорд Старк? Верили, что всю жизнь сможете хранить эту тайну? Как же приятно разочаровывать. – Он не бросал маму, она была некромантом, да и назвали они меня совсем не Джоном. Но это не самое интересное. – Джон подошёл к столу, оперся обеими руками на край, наклонился вперёд. – А самое интересное, что мой отец не был нехорошим человеком. И хорошим тоже. Он вообще человеком не был. – Взгляд глаза в глаза, дядя не выдержал первым, отвёл взгляд, откинулся на спинку кресла.
- Да, не был. И да, я об этом знал, хотя ты это уже и так ведь понял? Не знаю, как именно Лия его вызвала. Догадываюсь, до кого пыталась достучаться, но вместо него на наши головы свалился этот Рейегар. – Джон едва не вздрогнул от прозвучавшего полного имени отца. Значит предположение было верным? Дядя действительно знал. Но как он мог? – Я узнал не сразу. Он приехал в замок как музыкант, арфист. – Губы дяди исказила усмешка. – Закрутил роман с моей сестрой. Я не препятствовал. Знал, что постоять за себя она сможет, хотя и не одобрял её увлечения магией. Даже был отчасти рад, что Лианна, а не какая-то глупая служанка. Они все на него заглядывались. Не только женщины. А он никогда и против не был. Стоило ещё тогда догадаться. Все они такие, мерзость для них в порядке вещей. – Джон открыл было рот, собираясь возразить, но неожиданно для себя не смог. Впервые. Его воспитали человеком, и он был согласен здесь с дядей, хоть никогда и не произнёс бы этого. – Потом я узнал, что у неё будешь ты. Я был в ярости на них обоих, но твою мать это даже не обеспокоило. Она улыбнулась мне в лицо и сказала одно слово – свадьба. Он поддержал. Я ничего не мог сделать. Незадолго до твоего рождения он покинул замок, сказал, что нужно ещё что-то уладить, но Лия не сомневалась, что он вернётся. Он и вернулся. Когда я распахнул дверь комнат сестры, чтобы посмотреть на своего племянника, увидел твоего отца. В настоящем облике. С крыльями, когтями, клыками, услышал, как она называет его по полному имени. Она знала, с самого начала знала. – Дядя побледнел, глаза смотрели с таким холодом, что захотелось поёжиться. – Она связала себя с потусторонней тварью, предала Создателя, Собор, семью. Я больше не мог называть её сестрой. Поэтому, когда твой отец не вернулся, она покинула замок сама. Ей здесь больше не было места. – Он перевёл дыхание, посмотрел спокойнее. – Но ты другое дело. Кем бы они не были, я не мог бросить невинное дитя, оставшееся сиротой. Я забрал тебя после её смерти и воспитал так, как полагается сыну леди. Да, я никогда не рассказывал тебе о них, но на то была причина. Я никогда не хотел, чтобы ты знал, что твоя мать связала себя порочной связью, а отец был даже не легкомысленной сволочью, а мерзкой потусторонней тварью, о которой даже упоминать достойному человеку противно. Да, сперва я хотел, чтобы ты стал монахом. Считал, что служение Создателю быстрее подавит в тебе ту тьму, что оставил твой отец. Но, как я уже говорил, я рад, что ты стал инквизитором. Это место куда больше твоё, а такое служение не менее угодно Создателю, чем кроткие молитвы братьев и сестёр.
— Вот значит, как оно всё было на самом деле. – Говорить почему-то было сложно, голос дрогнул. – А скажите, дядя, вы знаете, почему отец не вернулся за мной и мамой?
- Кто их знает, может наигрался и бросил. – От столь откровенной лжи, да ещё и произнесённой таким тоном даже дыхание перехватило. Дядя случаем не забыл, что говорит с инквизитором? Что Джон о демонах знает не только из детских сказок?
- И она, зная его полное имя, не смогла вытащить обратно? – Судорогой свело ладони. Он уже почти не сомневался, что его предположения верны. – Не врите мне. Отец умер. И вы об этом прекрасно знаете, иначе не рассказывали бы нам в детстве, каким героем был ваш друг Роберт, иначе не рискнули бы взять в дом маленького полукровку, у которого даже имя демона уже было. – Глубокий вдох. – Это вы сказали Баратеону полное имя отца.
- Он тебе сказал? – Дядя, казалось, наоборот остался спокоен. Смерил Джона очередным оценивающим взглядом.
- Нет. От него я узнал лишь имя убийцы. Про вас лишь моя догадка. Верная, как я теперь понимаю.
- Ну хорошо. Да, это я сказал Роберту имя твоего отца. – Дядя встал с кресла, подобрал письмо, обошёл стол, оказавшись совсем рядом с Джоном. – Это было ошибкой. Он был так огорчён, когда узнал, что твоя мать расторгла помолвку, что даже решил присоединиться к Собору. А я был в такой ярости, когда узнал о предательстве сестры, что даже не подумал, на какой отважный, но самоубийственный поступок толкнут Роберта эти знания. – Дядя резко дёрнул плечом, отошёл от Джона, отодвинул засов. – Есть ещё что-то, о чём ты хочешь меня спросить или мы на сегодня закончили разговоры о твоих родителях, и я могу заняться делами?
- Пока закончили. – У него было ещё много вопросов, очень много, но если он не собирался завершить этот день убийством дяди, то задавать их пока не стоило. Слишком легко они могли выдать его настоящее отношение к демонам, то, что он воспринимает их не как врагов. Если дядя так легко отказался от сестры, то от племянника, отказаться ему будет ещё проще.
- Хорошо. Надеюсь, ты не только узнал, что хотел, но и понял почему я скрывал это, Джон. – Дядя улыбнулся чуть грустно, открыл дверь и вышел. Джон, наконец, отпустил стол, с трудом разжав сведённые судорогой пальцы. Выходит, всё правда. И что теперь ему с этой правдой делать? Его дядя, человек которому он был обязан всем, убил его отца. Даже если и ненамеренно. Хотя этому Джон не слишком верил. Зачем было раскрывать истинное имя отца, если не в расчёте, что оно будет использовано для причинения вреда? Ещё бы знать, что ему со всем этим делать? Как инквизитор, он должен был во всём поддержать дядю. Как полукровка демонов - отомстить за отца или, по крайней мере, рассказать Визерису. Он не хотел ни того, ни другого. Он слишком многим был обязан дяде, чтобы убить его, пусть даже и не своими руками. Поддержать после знакомства с родственниками отца, с Дени, он тоже не мог. И что же теперь делать? Знать бы, что случайный визит в деревушку в окраинных землях приведёт к такому. Знать бы… Что бы вновь поступить так же. Что бы там ни было, но отказаться от случайного знакомства, от Дени, он не был готов, даже избавь это его от мучений выбора. От необходимости как-то балансировать между двумя такими разными мирами. Она того стоила. Несомненно.
Джон тяжело вздохнул, помассировал пальцами виски. Он со всем разберётся. Обязательно. Но сам. Ни Визериса, ни кого другого в эту историю впутывать не надо. Только ему решать, как поступить и что с этим делать. Когда он ещё только начинал путь инквизитора, наставник, обучавший их фехтованию, говорил «если ты не способен своими руками, забрать чью-то жизнь, возможно, этот человек не заслужил смерти». Хорошие слова. Стоило прислушаться.
Дверь дядиного кабинета вновь отворилась бесшумно, за дверью обнаружился Бран. – Здравствуй, Джон. – Маленький кузен выглядел несчастным и каким-то потерянным. Что ещё у него случилось? И почему он пошёл с этим к Джону, а не к матери или отцу. Нянька он что ли этим Старкам? Или он к отцу и собирался, а с Джоном столкнулся случайно? – Можно с тобой поговорить?
- Здравствуй, Бран. – Не случайно. Вот только чужих проблем Джону сейчас не хватало. – О чём?
- О… - Мальчик замялся, словно не в силах подобрать подходящие слова. – О видениях.
- А что с видениями? – Ну теперь хоть понятно почему именно к нему. Ни лорд Старк, ни леди Кейтилин не смогут помочь с ними. Хотя Джон мало понимал в даре провидцев. Тут нужен был другой маг, а не инквизитор.
- Они… изменились. Раньше всё было обрывками какими-то, то ворон, то серебряные клинки и очень много крови. – Голос брата стал тише, он поёжился. – Теперь стало чётче. И страшнее. Я вижу, как чёрная вода заливает пламя, как серебро тускнеет и ломается из-за тьмы, и над всем этим ворон с крыльями и клювом перепачканными в крови.
- Ворон. – Сразу вспомнился культ, о котором он узнал сегодня. И про воду что-то было в стихах Рейегара, и про тьму. Неужели видения брата связаны с культом? Тогда ему точно нужен наставник. Чем скорее Бран научится трактовать то, что видит, тем большую помощь сможет оказать. Нельзя пренебрегать таким даром. – Не бойся. Я поговорю с магистром, чтобы тебе нашли наставника, который поможет научиться толковать видения.
***
- Так, ну смотри, они должны быть где-то здесь. – Визерис задумчиво покачал головой и нырнул куда-то за стеллажи огромной библиотеки. Сколько же поколений их предков собирали здесь знания о мире. Об этом и о том из которого они пришли. – Всё нашёл, иди сюда.
Понять, где он, отсюда было почти невозможно, но Дени это и не требовалось. Несколько взмахов крыльев подняли её над стеллажами, и брат сразу нашёлся. Короткая улыбка, сложенные за спиной крылья, несколько мгновений падения. Вновь распахнула их она лишь у самой земли, притормозив падение и ослабив удар. – Пришла. Показывай.
- Ты точно, как отец. – Усмешка в ответ. – Он тоже любил вот так крылья складывать. Предупреди меня, когда решишь в вулкан прыгнуть, ладно. Не хочу второй раз такое зрелище пропустить.
- Конечно, братик. У тебя возможность насладиться зрелищем с ближайшего расстояния. – Дени одарила его улыбкой. – Я прихвачу тебя с собой.
- Дорогая сестричка, позволь напомнить, что второй по силе после мамы ты считаешься только потому, что я решил так говорить. Так что большой вопрос кто кого с собой захватит. – Брат улыбнулся столь же очаровательно и быстро, чуть небрежно коснулся губами её виска. – Вот те дневники, о которых говорил Рей. Займёмся делом или продолжим обсуждать наши способности?
- Давай займёмся делом. – Дени озадаченно коснулась виска. Странно. Никогда прежде поцелуи брата не казались ей такими холодными и сухими. Джон тоже целовал её так, но всё было… иначе. Более настоящим.
- Прекрасно. Тогда давай читать с начала. Рей всегда был очень аккуратен, так что… - Брат скользнул когтями по корешкам книг, выстроившихся на полке, и вытащил крайнюю. – Начнём вот с этой. Итак. – Он откашлялся, перелистнул страницу, улыбнулся чуть грустно, узнал почерк должно быть. – Таинственный культ Ворона. Сегодня я решил начать записывать всё, что нам с отцом удалось узнать про этот практикующий кровавую магию культ. В последнее время сведений стало так много, что удержать их в голове становится непросто, я постараюсь вести краткие заметки, так как положиться на записи отца нельзя. Мне никогда не удавалось до конца разобраться в том, что он пишет. – Визерис оторвал взгляд от книги, взглянул на ещё десяток таких же, стоящих на полке. – Видно кратких заметок не получилось. Хотя Рей всегда любил подробности. Не удивлюсь если здесь и рисунки со стихами встретятся.
- Стихи не стихи, а рисунки нам бы пригодились. - А она была бы рада просто ещё раз посмотреть на рисунки брата, вспомнить с какой любовью он всегда выводил каждую чёрту. Она ребёнком любила сидеть рядом с ним в такие моменты. Следить за его рукой, за выражением лица. - Полезно было бы узнавать врагов при встрече.
- Да, полезно. - Визерис тяжело вздохнул, наверное, тоже вспомнил как Рей рисовал. Интересно, а Джон умел рисовать? Или петь? Играть на арфе? Раньше такие вопросы в голову не приходили, а сейчас их и задать было некому. Не искать же Джона только чтобы про рисунки спросить. Она вообще не была уверена, что ей стоит его искать. Ей очень этого хотелось... Но столько дел. Дневники сами себя не прочитают, а подготовиться к схватке с культом куда важнее. - Ну, давай посмотрим, что тут ещё. - Визерис перевернул страницу, потрепал уголок листа когтем. - Подчинённость? Нам так и не удалось выяснить как именно встраивается иерархия в культе. Возглавляет его некий Ворон, в честь которого всё и названо. Ещё есть круг приближённых - их зовут капитанами, люди они или демоны выяснить пока не удалось. Дальше непонятно. У каждой группы культистов есть свой руководитель, но проследить стоит ли кто-то между ними и капитанами не удаётся. На вопросы культисты отвечают редко, возможно дело в том, что ни я ни отец толком не умеем их задавать. - Визерис прервался, хмыкнул. - Да уж, Рей и пытки всегда были вещами взаимоисключающими. Неудивительно, что он так любил тех, кто способен был достать почти любую информацию.
- Того. - Дени тоже невольно улыбнулась. - На нас работает только один такой.
- Он работает не на нас, а на себя, как и все здесь. Просто пока нам по пути. - Брат улыбнулся чуть задумчиво. - Кстати это идея. Надо поспрашивать его, что он про культ знает. Быть не может чтобы ни единой крупинки информации у столь запасливой пташки не было.
- Что-то наверняка имеется. - Дени согласно кивнула. Их любимый информатор не смог им помочь лишь однажды, не смог найти возлюбленную Рея. Брат, зная его любовь к чужим тайнам, хранил эту особенно тщательно. - И про Лианну ему расскажи, пусть посмеётся.
- Думаешь стоит? Не будет это слишком опасно для Джона?
- Опасно? - Дени нахмурилась, не сразу поняв о чём речь. Из того, что она видела и о чем слышала, Джон был довольно сильным инквизитором и мог себя защитить. Да и не должен был... - Подожди, ты что считаешь он может рассказать инквизиции, что Джон общается с демонами?
- Если ему это будет выгодно. - Визерис пожал плечами, Дени поджала губы. С одной стороны, брат, конечно, прав, умение видеть свою выгоду во всём отличало их информатора, с другой, бросать вызов их семье даже для такого хитрого типа было слишком. Слишком уж несопоставимы были последующие проблемы с любой выгодой. - Тогда точно нужно сказать. Мы так хоть контролировать ситуацию сможем. Иначе какие-то слухи просочатся и пойди пойми он это или ещё какой-то доброжелатель.
- Ну да, я тебя понял. Рассказать и намекнуть кого мы будем виноватым считать, если что-то случится. Может и сработать. В любом случае уж он-то эту историю не упустит, ты права. - Визерис вернулся взглядом к дневнику, открыл случайную страницу. - Так, посмотрим. Странные жертвоприношения. Культ, как и большинство ему подобных практикует кровавые жертвоприношения, которые проводятся... Хм, кхм, да, понятно почему у него краткие заметки целую полку заняли. Если каждую мелочь описывать так и будет. - Глаза Визериса скользнули куда-то вниз страницы. — Вот, нашёл. Но в отличии от большинства жертвоприношений, а которых важна именно кровь жертвы и не имеет значения испытываемая ею в процессе ритуала боль, в этих, кажется, основной целью является именно причинение жертве наибольших мучений. Пометка - выяснить почему. Для этого... - Визерис покачал головой, вновь поднял глаза на Дени. И тут идёт описание ритуала не меньше, чем на страницу. Кажется, исследовательский интерес пересилил отвращение перед пытками. Ну да ладно, почитаю как-нибудь, врага ведь нужно знать в лицо и методы. - Фиалковые глаза хищно блеснули золотым. В отличает от Рея, Визерис в пытках разбирался, хотя от самого действа особенного удовольствия не получал. Дени в этом была похожа скорее на самого старшего брата. А Джон? Мысль почему-то вызвала отвращение. Она раньше не задумывалась, но ведь он инквизитор. А значит точно умеет и должен был, как минимум присутствовать на каких-то допросах, а то и допрашивать сам. И почему от этого так горчило на языке? – Ну да ладно. – Голос брата отвлёк от неприятных мыслей. – Думаю, ответ на главный вопрос этой части мы уже знаем. Странные ритуалы нужны, чтобы накапливать получаемую в их ходе энергию. Так что всё разумно. Энергию эмоций удержать проще, чем чистую силу.
- Ты это мне рассказываешь? – Дени глубоко вдохнула, попыталась вернуться мыслями к дневникам брата. И почему всё так сложно? И так невовремя? Если бы только Рей был жив, он бы справился куда лучше неё.
- Скорее рассуждаю вслух. – Визерис перевернул ещё несколько листов и вдруг улыбнулся. – Символы культа. Смотри, а вот и рисунки. – И опустил книгу так, чтобы она смогла увидеть тот самый символ, что был на медальоне и дневнике. – Ну да ладно. – Насмотреться на работу брата Дени не успела, Визерис захлопнул книгу. – Главное мы поняли. Нужная информация здесь есть, но она основательно затеряна в измышлениях, рассуждениях и описаниях Рея. Так что давай, Дени, неси пустую тетрадь, у мамы, кажется, должны быть, я возьму дневники и, пожалуй, ещё книги по ритуалистике и символам, и начнём делать действительно краткие заметки по культу Ворона.
- Хочешь мне помочь? – Дени почти невольно сощурилась, улыбнулась. Брат не любил составлять дневники и заметки. Считал, что его несомненно прекрасная память, сохранит всё необходимое. – Заскучаешь. Давай я одна.
- Ну уж нет. Если ты будешь заниматься этим одна, то вместо одиннадцати книг мы получим штук семь-восемь. А надо одну, в крайнем случае две. – Брат вернул ухмылку. – Ты такая же любительница подробностей как Рей. И поищи, наверное, ещё по дороге печати, перенесём самые важные рисунки на них, а то я рисовать не умею, а ты, если начнёшь перерисовывать, то как всегда быстро уверишься, что неспособна сделать также хорошо, как наш брат, и впадёшь в печаль и тоску.

+2

28

Танцующие с огнём

- Ваша группа будет работать исключительно в качестве поддержки. Создателем тебе прошу, не лезь вперёд. Ты, конечно, сильный инквизитор, но ребята у тебя ещё неопытные, сработанность в группе низкая и то, что вы победили одного мага крови, ещё не говорит о том, что удастся победить кого-то другого. Может и не повезти.
- Да, Джейме. Мы группа поддержки исключительно на случай, если что-то пойдёт не так. Понял. Уже пять минут как. – Джон тяжело вздохнул, надеясь, что уж на этот раз второй после Баратеона у стражей и глава всего предприятия – Джейме Ланнистер поверит в его понимание ситуации и оставит в покое. Да, основания волноваться у Джейме были. Они всего второй раз работали в таком составе, прошлая победа вполне могла породить чувство всесилия, а о степени взаимопонимания между ними Джейме вообще не знал, но всё же. Джон не рвался вперёд группы Ланнистера, уже лет пять работавшей вместе и состоящей из куда более опытных стражей, мага и инквизитора. – И донесу это до ребят, обязательно. Ты не знаешь случайно, где мой маг?
- К отбытию будет. Хотя, мне показалось, она очень удивилась, узнав, что ты просишь именно её быть твоим магом. – Джейме улыбнулся той улыбкой, что Джон помнил ещё по времени обучения на инквизитора. – Что-то не поделили в прошлый раз?
- Нет, всё было нормально. – Скорее дело в том их общении, о котором Собору не должно было стать известно. Не отвлёк ли он её от чего-то важного? Мало ли какие обязанности могут быть у наследницы сектора. – Возможно, какие-то личные причины. – Джейме безразлично повёл плечами, чуть нахмурился. Джон почувствовал, что если его срочно не отвлечь, то придётся выслушать ещё одну лекцию об осторожности. И так как Дени появляться и помогать не желала, дело явно нужно было брать в свои руки. – И знаешь, я всё никак не соберусь тебе сказать, но спасибо, что выдернул меня из Винтерфелла. Дядя смотрит на меня так, словно подозревает в запрещённой магии, кузены строят личную жизнь, а ожидание несуществующей опасности превращалось в пытку.
- Не стоит, Джон. Я посчитал, что будет справедливо, если именно ты сможешь побывать там. Хотя вряд ли мы узнаем, что тогда случилось.  – Джон лишь молча кивнул. Две полноценные группы – большая редкость для проверки старых могильников. Проверить сообщения об активности странных личностей должна была одна и без мага. Но в последний момент у Станниса Баратеона вновь возникли срочные дела, и он поспешно уехал, руководство перешло к Джейме, и тот всё пересмотрел. Видимо, слишком хорошо помнил, чем закончилась прошлая проверка активности возле этих могильников. – Если бы Бенджен не погиб тогда, я бы здесь не стоял. Он был куда более достоин руководить стражами в отсутствие Станниса.
- Да, дядя был достойным человеком и стражем. – Интересно, что именно дядя Бенджен знал об отце? Мог ли дядя Эддард не рассказать ему, что Джон полукровка? Вряд ли. Лианна ведь и его сестрой была, и он наверняка понимал каковы шансы выжить у того, кто посмел бросить некромантку. Скорее бы Квиберн закончил свой конструкт. Джону не терпелось поговорить с матерью, но больше знакомых некромантов у него не было. Да если бы и были, обращаться к ним было слишком рискованно.
- Здравствуйте. Если все ждут меня, то я здесь. – Тихий знакомый голос, чуть усталый взгляд фиалковых глаз из-под выпавших из косы светлых прядей. Она выглядела сегодня как-то иначе. Ничуть не напоминала ни ту девушку, что танцевала бесов вальс и соблазняла инквизитора, ни чуть язвительного мага огня, ни немного задумчивую демона. Словно она очень устала. Может зря он попросил, чтобы она была его магом?
- Нет, Дени. Мы ещё ждём наши амулеты. – Джейме окинул её взглядом, чуть прищурился. – Ты какая-то уставшая. Всё нормально?
- Да, всё хорошо. Уже неделю дневники переписываю. Под надзором очень строгого наблюдателя. – Дени криво усмехнулась, покосилась на Джона. Явно про дневники брата, его отца, говорила. А наблюдал Визерис. – Спасибо, что спасли меня от них. Хоть немного отдохну.
- Какие-то у вас на редкость схожие проблемы. – Джейме усмехнулся, кажется, собирался добавить что-то ещё, но отвлёкся на оклик инквизитора из своей группы. Джон осторожно выдохнул.
- Ну как дела с дневниками? – Не то чтобы в такой толпе народу можно было нормально поговорить, но Джон очень надеялся, что, если всё пройдёт спокойно, то время появится после могильников. – Нашли что-то интересное?
- Да и довольно много. – Она развязала ленту на косе, расплела волосы, тряхнула головой. – И в этом, кажется, моя главная проблема. Очень хочется передать всё-всё, что Рей написал, но братец следит, чтоб ни буковки лишней. Ты не представляешь какие это мучения. – Она тяжело вздохнула, странно повела плечами. Наверное, будь она в истинном облике, это был бы жест крыльями, что-то вроде опущенных плеч у человека. И как остальные не замечали? – А у тебя что за проблемы?
- Скучно. – Джон не смог сдержать улыбки, когда она взялась переплетать косу. Какие же у неё были необыкновенные волосы, тонкие нити серебра, переливающиеся под пальцами. – Кузину теперь защищает куда более надёжный, хм, человек. Кузен помирился с невестой и укатил к ней в Простор, окончательно заглаживать вину. Брану нашли наставника, они учатся управлять видениями, а Арью так и не нашли, хотя дядя, кажется, уже половине королевства письма разослал. Рикон играет в фигурки и, если я их увижу ещё раз в ближайшее время, сойду с ума. Спасибо Джейме, спас меня от этой тоски.
- Джейме может. Хотя мне, наверное, стоит благодарить тебя. – Дени хмыкнула, пихнула его плечом, не прерывая плетения косы. Так она куда больше была похожа на себя настоящую. Хотя знал ли он её настоящую? – А у твоей кузины теперь значит другой защитник. Вот значит куда он в перерывах между дневниками бегает. – Весёлый прищур глаз. – Не боишься за неё?
- Немного. – Конечно он боялся. Люди слишком беззащитны перед демонами, а Санса даже не маг. Люди слишком иначе воспринимают мир, особенно кузина с её мечтами о чистой и вечной любви. Странно, что она не боялась. Особенно после суккубы, после того как Визерис едва не убил её. – Но слабо надеюсь, что он удержится в рамках. Хотя бы чтоб не поссориться со мной.
- На это он точно не пойдёт. Не волнуйся. – Она закончила косу и протянула Джону её кончик и ленту. – Когда я уходила он меня несколько минут не мог отпустить, всё объяснял, что я должна за тобой приглядывать. Словно я сама не способна этого понять.
- Словно я не способен сам за собой присмотреть. – Джон невольно хмыкнул, но и косу и ленту принял, аккуратно вплёл одну в другую. – Несмотря на все открывшиеся обстоятельства я не перестал быть инквизитором и не растерял способности защищаться самому.
— Это я тоже пыталась донести, но ты не знаешь брата. Если он увидел цель, то ничто не помешает ему к ней двигаться. Причём кратчайшей дорогой, то есть напрямик, игнорируя все несущественные моменты. А сейчас он цель видит ясно. Нам с тобой его не переубедить. Тут только если мама сможет
- Ну что же, пока он мне не очень мешал, но, если что-то переменится, буду знать к кому обращаться. Спасибо.
- А у тебя есть брат, Дени? Тоже маг? – Они вздрогнули одновременно, так же одновременно подняли глаза. Джейме едва заметно усмехался, протягивал им шкатулку, с шестью амулетами.
- Не совсем. – Она довольно быстро опомнилась, протянула руку за амулетами. Джон последовал её примеру. В конце концов они не сказали ничего такого. Ничего, что моно было бы понять, не зная о них. – Он слабее меня, да и от Собора предпочитает держаться подальше.
- Не самое верное решение. – Джейме хмыкнул, захлопнул шкатулку, поправил ножны на поясе. – Впрочем, я уверен, что каждый человек должен сам осознать важность помощи Собору. Идёмте. Джон, ещё раз, о чём я тебе говорил?
- Мы группа поддержки, вперёд не лезем, не геройствуем, вам не мешаем. – Он постарался улыбнуться как можно искреннее. Интересно, когда Джейме поверит, что он всё понял? Если в могильниках ничего не случится, то, возможно, никогда.
- Хорошо. Молодец. Дени, к тебе тоже относится.
Джейме развернулся, двинулся к дверям, по губам Дени скользнула совершенно нечеловеческая улыбка. - Каждый человек должен сам осознать важность помощи Собору. Что же, возможно так и есть. Человек должен.
***
- Дени, осторожней. – Молитву он прочитать уже не успевал, поэтому кинулся между ней и замахнувшимся мечом человеком, не слишком удачно подставил свой клинок. Плечо отозвалось на столкновение мечей болью, удар нанести бы не получилось. Но это и не требовалось. Амулет активировался, одним словом, почти невидимое воздушное лезвие вошло в голову противника. Джон успел прикрыть лицо от крови рукавом мантии.
- Спасибо. – Коротко, почти без эмоций. Она уже тоже разобралась со своим противником, слишком хорошо защищённый от её магии тип теперь валялся на земле с разрубленным животом и добивать его она, похоже, не собиралась. – Не хотелось бы, чтобы они увидели чёрную кровь.
Он только кивнул. Ещё одна молитва улетела туда, где маг и инквизитор группы Джейме противостояли четырём колдунам противника. Но пользы не принесла. Один, даже не разворачиваясь, вскинул руку, молитва разбилась об алую силу мага крови, заклинание изменилось и став атакующим полетело в Джона. Дени шагнула вперёд, закрыла его, отбив магию ребром ладони. Сбоку взвыл ещё один из нападавших. Попала.
- Ну вот, считай вернула. – Она безразлично покосилась на бывшего и ещё живого противника. – Пошли, с магами поможем.
— Это будет непросто. Они искуснее того типа, которого мы хитростью убивали. – Быстрый взгляд на остальное поле боя. Джейме искусно фехтует один с двумя противниками сразу. Задеть ни одного не удаётся, все силы на защите, но сзади уже идёт один из его стражей. Скоро всё будет кончено. Пип и Гренн неплохо стоят спина к спине, уже четверо мёртвых противников есть, хотя ребята, кажется, ранены. Эдд держит меч в левой руке, защищая ещё одного из стражей Джейме. Кажется, ранения у того серьёзные, с земли подняться ему не удаётся. Сложный бой, но, если бы не предусмотрительность Джейме, его бы и вовсе не было. Два десятка опытных бойцов, четверо колдунов, один из которых маг крови. Их ждали. Но не в таком составе. С одиноким отрядом без мага они разделались бы быстро. А Собор вновь получил бы лишь нательные знаки.
- Но у них, похоже, меньше сил. К тому же, наше дело связать их боем, а там стражи помогут.
- Смогут ли? – Хотя Джейме, кажется, в порядке, и поразивший второго его противника страж тоже. В любом случае она права. Нужно вмешаться сейчас, пока их ещё четверо против четверых иначе потом может быть так, что они вдвоём окажутся против четверых, а это сильно усложнит и без того совсем не простую задачу. – Но ты права. Идём.
Несколько шагов, чтобы сменить позицию. Так будет удобнее. Дени встряхнула руками, поставила щит, пока ещё тонкий и еле заметный. Значит атака на нём. Хорошо. Первая молитва оказалась удачной. Противник успел её заблокировать, но отвлёкся, и маг Джейме достал его. Три на четыре. Неплохо. Или было неплохо, пока маг крови не воспользовался умирающим союзником как сосудом, усилив его кровью своё заклинание. Пришлось броситься в разные стороны. Может Дени и смогла бы создать достаточно сильный щит, но тогда не осталось бы и сомнений в её нечеловеческой природе. Ещё одну молитву Джон послал прямо в падении, вслепую, и, похоже, спас себе жизнь. Заклинания столкнулись и разорвались с грохотом практически над головой. Ещё бы мгновение и его бы ждали похороны с почестями. Если бы колдунов удалось победить, конечно. Встать на одно колено и послать ещё молитву, однако, удалось почти без труда. Мага крови отвлекла Дени. Двое других всё ещё противостояли магу и инквизитору Джейме. Теперь колдуну приходилось противостоять двоим. Увы, его искусства вполне хватало на это. Он защищался не обычными щитами, а длинными похожими на хлысты заклинаниями, отбрасывая их атаки так, что каждое мгновение они рисковали навредить своим же стражам. Нужно было всё это прекращать. Но ему требовалось время.
- Дени, мне нужен щит! – Она услышала, кинулась к нему, увернулась от двух атак так, как никогда бы не смог человек. Подпрыгнула, чтобы избежать третьей, приземлилась рядом с ним, развернула сложный щит. Оставалось надеяться, что она удержит его достаточно долго. И что маг крови не перенесёт своё внимание на стражей.
Одна из самых сложных молитв была создана ещё в период юности Собора. По легенде, сам Создатель научил ей первых своих служителей, чтобы их борьба с врагами его и нечестивцами не была обречена с самого начала. Человек с мечом обречён в схватке с магом. Это потом мечи научились зачаровывать так, чтобы отбивать заклинания, нашли способ вкладывать силу инквизиторов в защитные и атакующие амулеты. И всё равно бой одинокого стража с сильным магом был неравен, а исход заранее предрешён. Но эта молитва меняла всё. Тонкие нити, лишающие дара. Как и любую молитву её можно читать хоть на бегу, особенно упрощённый и укороченный её вариант. Он так уже делала, когда боролся с тем магом крови. Но там был расчёт на хитрость и чужую… может не глупость, но самоуверенность уж точно. Здесь не выйдет. Он был уверен. Нужна была полноценная молитва. А такую и читать нужно по всем правилам. Зато, если выйдет, он лишит возможности сражаться не только мага крови, но и двух других колдунов, пусть и ненадолго.
Щит под руками Дени застонал. Несколько алых нитей вцепились в него, дёрнули, почти вырывая из-под её контроля. Маг тоже понял, что происходит. И собирался во что бы то ни стало добраться до инквизитора, пока не стало слишком поздно. Ещё один колдун присоединился к нему. Дени зашипела, внешность её словно подёрнулась туманом, в котором хорошо были видны очертания когтей и крыльев. Она тратила слишком много сил на удержание щита и оставаться в человеческом облике для неё было всё сложнее. Держись, Дени. Если она обратится, то убедить всех, что она неопасна будет очень непросто. Несмотря на то, что она сражалась за них и защищала инквизитора. Слишком уж сильно было предубеждение против них. Джейме мог бы понять, но ему придётся действовать так, как от него ожидают, иначе проблемы возникнут и у него. Тихое шипение вырывается сквозь стиснутые зубы. Дымка пропадает, возвращается человеческий облик, щит вспыхивает, едва не ослепив Джона, и сжигает вцепившиеся в него нити. Маг крови едва успевает их бросить.
Ещё два слова. Он буквально чувствует силу молитвы. А ведь он вложил в неё даже не треть способностей. Кто бы ни придумал на самом деле её, он был гением. Жаль, что эта гениальность породила лишь войну. Готово. Завершающее слово. Сила вырывается из рук, буквально сметая по дороге щит Дени, падает сетью серебра на магов. Это не на долго, но инквизитор Джейме тут же пользуется возможностью. Активирует один из амулетов. Джон не успевает последовать его примеру. Ещё один амулет использует страж, помогавший Джейме, сам Джейме первым ударом зачарованного меча перерубает горло магу крови. А вторым отделяет голову от тела. Кажется всё. Последний оставшийся боец, отбивавшийся от Эда, замечает освободившихся магов и инквизиторов и буквально бросается на меч стража. Что угодно, только бы не попасть в руки Собора живым. Где-то Джон его даже понимал.
- Молодец, Джон. – Джейме тяжело дышит, но, похоже не ранен. – Накрыл молитвой всех кроме себя, но главное магов остановил. Молодец. И ты, Дени, тоже. Не думал, что ты сможешь против таких атак щит удержать. Ты сильнее, чем я думал.
- Что же, помолитесь Создателю за моё второе дыхание. – Она сидела на земле и не выказывала желания вставать, но что-то подсказывала Джону, что она вовсе не так измучена, как хочет показать. – Если бы не оно, всё могло бы кончиться печальнее.
- Я за тебя полноценное бдение отстою. – Торжественно пообещал подтянувшийся Эдд. Пип и Гренн, тоже подошли, хотя выглядели неважно. Доспехи все в крови и непонятно, где их, а где противников. Второй маг, где был, там и упал и, в отличие от Дени, видимо, действительно не мог встать. Инквизитор шептал молитвы над самым тяжело раненым стражем. Тяжёлый вышел бой. Но без потерь. Стоит сказать спасибо Джейме, за предусмотрительность. И Дени, конечно. – А то я уже думал, что мы облегчили этим ребятам задачу. Сами пришли к могильникам, где нас закопают.
- Нет, это они облегчили нам задачу. – Джейме криво усмехнулся. – Нужно проверить что они в том кургане делали. Джон ты как?
- Меч удержу. – Голос прозвучал слабо и хрипло. Лучше бы без молитв ближайшие пару дней. Иначе можно надолго без них остаться. – Ну и одну-две молитвы в случае самой крайней необходимости.
- Хорошо. Тогда ты со мной. И ты, Адам. Посмотрим, чем они тут занимались. Остальные – займитесь ранами. Не хватало только потерять кого-то уже после боя.
- Можно я тоже с вами? - Дени потянулась вверх, и Джон протянул руку, решив подыграть. - Многого я не смогу, но хоть магию почувствую, если что.
- На ногах сама удержишься? – Полный сомнения взгляд. Зря. Она не только удержится. Она ещё и всех их убить сможет, если пожелает. Теперь он был почти уверен. У неё были такие горячие ладони, для огненного демона это никак не говорило о полной потере сил.
- Вполне. Главное без резких движений. – В голосе что-то такое промелькнуло, похожее на насмешку, но пропало столь быстро, что даже Джон усомнился, что не почудилось. Остальные и не заметили.
- Хорошо. Пошли. Помощь мага лишней не бывает.
Вход в могильник оказался низким, пришлось пригнуться, выложенным серым камнем. Таким же был и коридор к погребальной камере. Узко, темно, прохладно. Ничего примечательного. А вот погребальная камера оказалась интересной. Вокруг саркофага расположились многочисленные руны, на крышке начертан раскинувший крылья ворон, на груди ворона языки пламени. Очень похоже на культ Ворона, но при чём тут огонь.
- Осторожнее. Тут огненная ловушка. Давайте я уберу. – Дени подвинула идущего первым Джейме, кончиком сапога стёрла несколько завитушек на рунах. – Всё, можно. Если знать, что стирать, то оно не причинит вреда. – Ответ на невысказанный вопрос и такая милая улыбка. Ну да, видимо руна силы принадлежит к тому, что стирать можно. Главное не забыть уточнить кому именно можно.
- Допустим. Что за символ?
— Это культ Ворона. – Джон шагнул к саркофагу, осмотрел крышку. – По крайней мере ворон их. Я писал верховному святителю о них. Но вот огонь в круге… Я такого не знаю.
- Я знаю. – Дени тоже подошла, провела пальцами по изображению, словно не веря. – Это танцующее пламя. Но я никогда не думала… Они тоже культ, но не опасный. Так считалось, по крайней мере. Танцующее пламя – символ Танцующих с огнём.

+1

29

Алора
леди, а что ж вы на фикбукке новую главу выставили, а у нас нет?  smalimg у меня тут пару вопросов появилось

+1

30

25869,7 написал(а):

Алора
леди, а что ж вы на фикбукке новую главу выставили, а у нас нет?   у меня тут пару вопросов появилось

Да как-то всё так тихо (даже лайки только вы, кажется ставите), что я решила, что никому особо не интересно. Сейчас приду домой и выложу, вопросы я люблю))

0

31

Обещанный разговор

      — Ты уже сбегаешь? — Она обернулась на оклик, хотя знала, что делать этого не стоило. Но не смогла удержаться. — Я хотел поговорить.
      — Я занята немного. Ты же знаешь, дневники. И с танцующими нужно разобраться. Не понимаю, что связывает их с культом Ворона. — А она не хотела. Совсем не хотела. При каждой мысли об этом разговоре в груди поселялось тянущее неприятное чувство. И ведь не расскажешь никому. Визерис не поймёт, а мама… А что мама может сделать?
      — Мне казалось, что ты хотела отдохнуть от брата и дневников. — Джон подошёл ближе, поправил тёплый плащ, накинутый прямо поверх изрядно испорченного сегодня алого, коснулся плеча. Взглянул в глаза, казалось, перебарывая что-то в себе. — Я что-то сделал не так? Обидел?
      — Нет, ну что ты. — Улыбка наверняка получилась чуть вымученной, но может он спишет это на недавний бой. — Ничего такого.
      — Тогда точно нужно поговорить. — Он нахмурился, тянущее чувство стало сильнее. — Пожалуйста.
      — Хорошо. Давай поговорим. — И всё же он прав — надо. Надо всё решить и сказать, раз и навсегда. И чем быстрее, тем лучше. Она уже достаточно себя помучила, словно не княжна демонов, а глупая человеческая крестьянка. — Прямо здесь?
      — Нет, точно не здесь. Но я знаю одно место, где вопросов задавать не будут?
      — Даже мне? — По губам невольно скользнула улыбка. А ей-то казалось, что вопросов к демону не будет только в Нижних Мирах. Но там неизбежно возникнут вопросы к Джону.
      — Если ты сохранишь нынешнюю внешность, то и тебе не станут. — Продолжать разговор пришлось на ходу. Джон решительно двинулся куда-то от резиденции Собора. Пришлось поспешить за ним. — Туда члены Собора как раз для того и ходят, чтобы вопросов не задавали и сплетен не распускали.
      — Не проще ли изменить ваши уже давно плесенью покрывшиеся правила и жить как все остальные?
      — Не проще. Эти правила в основе не только Собора, но и всей веры в Создателя. Если их отменить, то наша религия никогда уже не будет прежней.
      — На мой взгляд, это много говорит о вере. — Что-то она перегибает, не стоит столь откровенно задевать его веру, даже при всём насмешливо-негативном отношении? — Хм, Джон, а ты сам насколько веришь в этого Создателя?
      — Ну, я верю, что есть некая сила, создавшая наш мир и нас. — Он, к её удивлению, отреагировал совершенно спокойно. Повёл плечами, словно она ничего такого и не спросила. — Но я не знаю кто это, да и не слишком мне это интересно. Моя задача — защищать людей от тех, кто хочет причинить им зло потусторонними методами. Верить во всё, в чём убеждают народ, для этого не обязательно.
      — Я слышала, что в Соборе в последнее время распространяются вольные взгляды, но никогда бы не подумала, что они настолько вольные.
      — Всё меняется и Собор в том числе. — Он остановился у красивого бежевого здания с тремя этажами. Не слишком приметное, что тут, интересно? Раньше ей здесь бывать не доводилось. Любопытно, очень-очень любопытно. — Вот то место, о котором я говорил. Только у себя про него не рассказывай, пожалуйста. Здесь никто не ждёт демонов, не хотелось бы оказаться невольным убийцей.
      — Не стану. — Пока, по крайней мере. Возможно, в будущем что-то рассказать придётся, мало ли куда свернут отношения демонов и Собора. Вдруг инквизиции всё же удастся изобрести молитву блокирующую и их дар.
      — Хорошо. Тогда пойдём. — За распахнутой дверью не оказалось ничего интересного, самый обычный трактирный зал. Почти пустой. Несколько человек подняли головы на звук открывшейся двери, но почти сразу вернулись к кружкам или разговорам.
      И чего такого она могла рассказать об этом месте дома? Дорогие демоны, я нашла тайную таверну Собора, куда служители ходят выпить, сыграть и закрутить романчик. Что-то Джон сильно переоценил ценность этих сведений. Разве что у суккубов и инкубов такое место, без сомнения, имело бы популярность. Можно соблазнить кого-нибудь из Собора и приятно провести время, не боясь получить мечом или молитвой в сердце. Главное не забыть озаботиться грамотной иллюзией.
      — Нам с девушкой нужно поговорить без лишних ушей. — Джон, тем временем, подошёл к местному трактирщику, опёрся о стойку. Дени из любопытства прислушалась. Более острый, чем у людей, слух позволял.
      — Понимаю. — Усмехается. Нет не понимаешь. Они родственники. Но тут об этом никому знать не нужно. — Красивая, кто она?
      — Мой маг.
      — Как скажешь. — Улыбка как-то поугасла. — Устало выглядишь. Распорядиться вам ванну принести?
      — Мы только с задания. Пришлось побегать. — Обернулся через плечо, улыбнулся уголком губ. — Давай, но греть не нужно. Она куда быстрее справится.
      — Я тебе что, личная печка? — Не была она возмущена по-настоящему, но постаралась показать возмущение как можно достовернее. Пользоваться демоном, чтобы водичку в ванной нагреть, это как-то уже совсем перебор.
      — Неужели хочешь ждать, пока они будут её над огнём греть? — Он вскинул в ответ брови в удивлении столь же притворном, как её злость. Визерис был прав, у Джона действительно получалось общаться в их с братом манере. И очень неплохо получалось. — Я думал, ты больше ценишь своё время.
      — Я очень ценю своё время, поэтому могу и дома, после разговора ванну принять. — Она ответила в шутливой манере, но результат оказался неожиданным. Усмешка пропала с лица Джона, он отвёл глаза, поджал губы.
      — Как скажешь. — И голос прозвучал холодно, почти безразлично. И это не было игрой. Кажется, она обидела его шутливыми словами. Что же такого она сказала? — Заходи.       — Поворот ключа в замке, открытая дверь. Она не думала, что жест может быть холодным, но у Джона получилось. Ей даже показалось, что холод идёт от него, когда она проходила мимо него в комнату.
      — Так что ты хотел обсудить? — Постель в небольшой комнатке выглядела на редкость аккуратной, никогда она в трактирах таких не видела, садиться на неё в грязном костюме было даже как-то стыдно.

      — Я… — По лестнице раздались тяжёлые шаги, наверняка ванну несли. Много ли времени нужно, чтобы её наполнить холодной водой. Джон, наверное, тоже так подумал. Ну или увидел людей. Вошёл, отошёл в сторону, держась немного на расстоянии от неё.       Томительное молчание затягивалось. Она вслушивалась в шаги людей в коридоре. Так и хотелось поторопить их, с их ванной. Ей нужно было узнать, что она такое сделала, чем обидела Джона. Пусть бы уже поторопились.
      — Ванна, милорд. Что-то прохладно здесь сегодня. — Их было четверо. Двое несли большую деревянную ванну, ещё двое по два объёмистых ведра каждый. Поставили, начали наполнять. Да скорее же. Когтями бы этих неспешных поторопить. Вот только почему она дёргается вообще? С каких пор демоны так переживают из-за чужих обид? Джон, конечно, её племянник, но она не сказала ничего такого. И всё же… В том ли дело, что он племянник? Конечно в том, и не в том одновременно.
      Люди наконец закончили, вышли, прикрыли дверь. — Так ты будешь мыться?
      — Ну раз уж ванну всё равно принесли. — Она присела рядом с ней, опустила ладонь, огонь прокатился под кожей, она почти видела, как жар расползается в воде. Совсем скоро она закипит. Но она была и не против. Она любила горячую воду.
      — Я тогда за дверью подожду. Чтобы не мешать.
      — Не вздумай. — Она повернула голову, посмотрела, как он расстёгивает тяжёлый тёплый плащ. — Единственный способ для тебя мне помешать, как раз постоять за дверью. Я не вынесу пытки ожиданием, и купание будет безнадёжно испорчено. — Она хмыкнула, вспомнив как впервые раздевалась перед ним. Хорошее было время. Никаких культов или неожиданных родственников. — Только дверь запри. Я крылья выпущу.
      — Значит пытка ожиданием? — Его голос словно потеплел. Вода, наконец, закипела, Дени выпрямилась, скинула на пол свой плащ, лишь выглядящий тёплым, взялась за рубашку. — Ожиданием чего?
      — Того разговора, ради которого меня сюда привели. — Рубашка упала на пол, крылья распрямились за спиной. Боги, как же хорошо. Сегодня, когда она чудовищным усилием удержала трансформацию, ей казалось, что в спину загнали с десяток ножей одновременно. Крылья всё ещё ныли, но с ними всё было хорошо, теперь она чувствовала. — Там наверняка будет что-то интересное. — Сапоги и штаны последовали за рубашкой, Дени с наслаждением потянулась, шагнула в ванну, опустилась в уже не столь бурно кипящую воду и, наконец, повернула голову к Джону.
      — Не то чтобы. — Он фыркнул, кажется невольно. — У тебя такая улыбка блаженная.
      — Обожаю горячую воду и чем горячее, тем лучше. — Она потёрла кожу ладонью, при такой температуре грязь смывалась без всякой губки. Просто прекрасно. Осталось только выяснить, что Джона обидело. — Ну же, не томи. Я жду обещанного разговора.
      — Обещанного разговора. — Он скользнул по ней взглядом, и ей почудилась горечь. Знаешь, Дени, ты первый демон, с которым мне довелось познакомиться, но я кое-что знаю о ваших привычках. Знаю, что для вас верность одному, хм, ну пусть человеку, нечто неестественно, так же, как и постоянство. Просто… Просто если я тебе надоел, я хочу это услышать от тебя. Прямо, а не намёками или попытками меня избегать.
      Дени, оттиравшая пятнышко на бедре, вздрогнула, когда когти до крови поцарапали кожу. Что? Что он там себе придумал? Нет, ну понятно эта странная человеческая верность, но постоянство. Да демон может с партнёром пробыть столько, сколько люди вообще не живут. Зато теперь понятно, чего обиделся. Решил, что его избегают. Интересно, а если сказать, что надоел, достанет меч и отрубит голову, как человеческие, как же это слово, ах да, ревнивцы? Пф. Вот теперь она злилась по-настоящему. — Мы умеем быть верными и постоянными. — Кажется её голос никогда не был таким сладким. — Вот только для нас эти слова совсем не о том, чтобы цепями себя к кому-то одному приковать и не сметь даже смотреть в другую сторону. Они о том, чтобы всегда помнить о том, кто дорог, и всегда возвращаться. — Её кровь подкрасила воду чёрным, но ранка уже затягивалась. — Избегаю его, тоже мне придумал. Я никого и никогда не избегала. Надоел бы, первым бы узнал. Я таких вещей никогда не смущалась. — Дени вытянула ножку вверх, давая стечь с неё каплям воды и наблюдая за выражением лица Джона. Надоел. Пф. И как в голову пришло? Он же для неё источник нескончаемых открытий. Как такой может надоесть? — И вообще, это тебе положено меня избегать.
      — Это ещё почему? — Попытка изобразить ехидство полностью провалилась. Дени, напротив, ухмыльнулась, закинула ногу на ногу и повернулась так, чтобы грудь показалась над водой.
      — Я твоя тётя.
      — И демонов смущают такие вещи? — Всё же ему удалось героически оторвать взгляд от неё и направить в окно. Вот только надолго ли? — А я думал, вас степень родства совсем не смущает.
      — Нас нет. — Дени подпустила в голос мурлыкающе ноток, чтобы тот перестал звучать человечески. Ну же. Сдавайся. Она знала, что делает, у неё имелись подруги среди суккуб, знающие, как увлечь и без всякой ауры. Она не собиралась этого делать, но теперь, когда он обиделся на неё за то, что она, видите ли, его избегает… Пусть винит себя. — Вас смущают.
      — Знаешь, наше родство — последнее, что меня должно смущать в общении с тобой. — Он усмехнулся и взглянул прямо в глаза. В глаза. Она тут для кого вообще старается? — Если уж я решил спать с демоном, то, то что она моя родственница — мало значимо. Так что не один я тут себе что-то придумал. Зато я, в отличие от некоторых демонов, не побоялся спросить.
      — О, мой герой. — Дени приподнялась, поманила пальцем с длинным когтем. — Ну иди сюда, за смелость полагается награда.
      — И какая же? — Он подошёл, словно с любопытством наклонил голову набок.
      — Наклонись и узнаешь. — Словно она с одним из своих. Ни с одним человеком она никогда так… Они всегда ждали чего-то другого, человеческого. А он нет. Опустился послушно на колени рядом, но и ничего больше, продолжая играть. Что же, почему бы и нет. Ей так нравилось куда больше. Пальцы скользнули в его волосы, кончики когтей мягко уперлись в затылок. Она не поранит, если он только глупость какую-нибудь опять не скажет. Хотя не сможет. Занят будет. Подаваться вперёд сама она не стала, притянула к себе. Понятно, что неудобно, но сам же согласился на такую игру. В поцелуе слега приоткрыла рот, прикусила клыками его губу. Для демонов это нормально, вкус крови партнёра, чувство власти над другим и что отдаёшь власть над собой одновременно. Даже жаль, что он так не может. Странно, что не оттолкнул. Интересно, что для него черта? Есть ли она? Или он как демоны, пока мне хорошо, нормы значения не имеют? Она вновь мягко потянула его за волосы, только теперь заставляя отстраниться. Хорошо, но можно и получше. Только нужно из горячей воды выбраться. И дать ему тоже помыться, наверное.

      — Какая-то не слишком соответствующая смелости награда. — Он вытер собственную кровь, и Дени заметила, что рука у него в капельках воды. — В следующий раз подумаю стоит ли так рисковать ради такой мелочи.
      — Ты руку в воду опускал? — Надо бы поддержать разговор, но интересовало её сейчас другое. Горячая же вода. Не навредила ли она ему заигравшись? Вот этого не хотелось бы.
      — А у меня был выбор? — Он чуть вскинул брови, в глазах недоумение.
      — И не горячо было?
      — Горячо, но терпимо. Не обжёгся, как видишь.
      — Странно. — Совсем ещё недавно ведь кипяток был. Неужели так быстро остыла? Она, конечно, могла не почувствовать, но странно. — Странно, но весьма неплохо. — Да какая разница. Мысли отброшены, пора заняться чем-то более интересным. — Ну, раз терпимо, то присоединяйся. Будет тебе награда посерьёзнее.
***

      — Сколько у тебя серебра в волосах. — Дени перебирала пряди его волос, когти то и дело скользили по вискам. — После обряда была только одна прядь, а сейчас словно половина головы серебряная. Странно. Но красиво.
      — Да, я тоже удивился. Вы не говорили, что изменения будут и после обряда. — Шевелиться и даже открывать глаза не хотелось, говорить тоже не особенно, но что-то ответить нужно было. Не ей. Она и сама с собой отлично могла поговорить. Себе. Какой же он дурак был, когда подумал, что демон может его избегать из-за того, что надоел. Хотя и она не лучше. Он о родстве даже и не задумывался. Слишком они были разными. Да и не запрещены были такие отношения у людей. Не одобрялись, да, но разве это важно, когда она демон.
      — Мы не знали, что так может быть. — Тонкие пальцы оставили его волосы в покое, губы бережно коснулись сперва одного глаза, затем другого. — Я же говорила. Взрослые полукровки не превращаются и не изменяются. Не знаю почему с тобой по-другому.
      — Главное, чтобы больше ничего неожиданного не было. Дени, ну перестань. — Где там её плечо Джон не знал, поэтому толкнул крыло, лежащее у него на груди. — Дай полежать.
      — Скучно. — Она рассмеялась, но целовать перестала, повозилась, положила голову ему на плечо. — Я отстану, а ты уснёшь ещё.
      — Ну так придумай интересную тему для разговора. Расскажи кто такие эти твои Танцующие с огнём.
      — И что здесь интересного? — Голос прозвучал суховато. — Почему абсолютно в любой ситуации нужно говорить о деле? Рассказал бы вот девушке сказку какую-нибудь. Романтическую.
      — Ну уж нет. — Он едва не рассмеялся, представив, как рассказывает демону романтическую сказку, а та через слово спрашивает, почему же герои так тянут и в чём вообще их проблема? — Ты же меня разбудить пытаешься, тебе и рассказывать.
      — Ну ладно. — Она фыркнула, кажется, тоже представила себе романтическую сказку людей. — Пусть будут Танцующие с огнём. Это на самом деле не культ. Просто я не могла Джейме объяснить по-другому так, чтобы он понял, и чтобы ни в чём меня не заподозрил. Это люди, служащие моей семье. Как источники информации, в основном. Давно уже. Может быть, даже с самого нашего появления в этом мире. Они наши глаза в этом мире. Ни обрядов, ни жертвоприношений. Они даже слугами себя не всегда считают. Просто помощники. Огненные маги в основном. Мы помогали им освоить новые заклинания в обмен на службу. — Она перевела дыхание. Помолчала пару мгновений. — Брат отца нынешнего лорда Старка был из Танцующих с огнём. Это к ответу на твой вечный вопрос, как мы связаны с твоей семьёй. Но Танцующие никогда не связывались с другими культами. И уж точно не с такими, как культ Ворона.
      — Выходит, кто-то из них вас предал? — Джон даже глаза открыл от таких новостей. Вот и узнал какая связь у огненных демонов со Старками. Почему-то простая мысль, связать единокровного брата деда, мага, не дожившего и до тридцати лет, и демонов, ему в голову не пришла.
      — Выходит, что так. — Предатель среди тех, кто знает о доме всё, сообщает им информацию — это серьёзно, опасно. — И хорошо, если кто-то один. Придётся искать, проверять всех. — Она перевернулась на живот, неожиданно улыбнулась. — Но нам, можно сказать, повезло. Если бы ты не пригласил меня своим магом, то мы бы ничего не узнали. А теперь мы его найдём. Рано или поздно.
      — Какой я оказывается полезный. — Он улыбнулся, поднял руку, отводя серебристые пряди от её лица. Всё равно уже проснулся.
      — Определённо. — Хитрая улыбка на губах. Кончик когтя скользнул по груди, выписывая какие-то узоры. — Но не только. Не только.
      В этот раз она играться не стала, просто наклонилась для поцелуя, фиалковые глаза на мгновение сверкнули алым и губы у неё оказались горячими, как и кожа. Но не обжигающими. Он к ней привык или она лучше себя контролирует? Вот ведь глупый вопрос. На диво не своевременный.
      — Джон. — Она чуть приподнялась, облизнула губы. — Моя очередь вопросы задавать.
      — А тебе это точно надо? — Отвечать сейчас на её вопросы хотелось меньше всего. Ситуация не слишком располагала.
      — Конечно. Я же тебе про танцующих рассказала. — Ещё одна крайне хитрая улыбка. Ладошка соскользнула с груди к животу. — И чем скорее ты ответишь, тем быстрее мы вернёмся к прерванному.
      — Ну хорошо. Спрашивай. — И лучше бы руку ей убрать, если она всё же хочет услышать что-то осмысленное. Хотя, мало ли что там за вопрос. Может очень подходящий к ситуации.
      — Почему ты, — смешок, она наклоняется совсем низко, — никогда не смотришь в глаза, когда задаёшь вопросы?
      — Почему? — Так он себя чувствовал в детстве, когда весной на голову падал снег. Когда, сидя на приёме год назад, почувствовал, как в зал вползает сила некроманта. Вся нега испарилась в одно мгновение. И, кажется, она это заметила. Отстранилась, нахмурилась. — Знаешь, Дени, инквизиция и Собор сильно изменились, очень сильно. Но не во всём. Не до конца. Каждый инквизитор обязан уметь проводить допрос. Далеко не со всеми удаётся обойтись разговором. И когда ты спрашиваешь, ты обязан смотреть в глаза, чтобы, если вдруг хватит сил на ложь, понять это. — Джон хорошо помнил тех, кого допрашивал. Ему везло, среди них не было невиновных. А может дело было не в везении, а в тщательности предыдущего расследования? Неважно. — Прямой взгляд в глаза при вопросе теперь всегда будет напоминать мне о допросах.

      — Вот как. — Она села, подобрала крылья. Кажется, игривое настроение оставило обоих. Возможно, и к лучшему. — Я никогда никого не допрашивала. Не пытала.
      — Я бы мог сказать, что тебе повезло. Но иногда это единственный способ добиться справедливости. — Несколько мгновений они смотрели друг-другу в глаза, она отвела взгляд первой.
      — Возможно. — Она пересела на край кровати, крылья повисли как-то безжизненно. — Я подумаю об этом. Знаешь, надо, наверное, к дневникам вернуться. Визерис злиться будет.
      — Да, мне тоже ещё нужно на имя магистра пересказ о произошедшем написать. — Вот уж не думал он, что вот так этот день кончится, но, наверное, это к лучшему. У них действительно есть дела. Да и обдумать новое знание стоит. А так оно рисковало испариться где-то в абсолютной радости. — Скажешь, если станет известно что-то о предавшем вас танцующем?
      — Да, конечно. Вам может даже легче его найти будет. — Она поднялась, убрала крылья, потянулась к одежде, что-то шепнула. — Сделать тебе так? Оно не очищает до конца, но одевать будет приятнее.
      — Сделай. — Джон тоже сел на кровати, повёл плечами, взял с тумбочки амулет, подаренный бабушкой. — И да, если будет возможность, узнай про мои волосы, хотелось бы знать, чего ждать дальше.

+3

32

Пара фактов о главе:
1. Будет мало Дени и много Визериса, так получилось, извините
2. Глава получилась перенасыщенной информацией, причём не только той, что в лоб, но и той что между строк (ну так на всякий случай, если вам что-то вдруг показалось, то есть шанс, что оно не показалось)

Ритуал
- Ты что, прости? - Магистр смотрел так, что было понятно, он всё услышал верно и ни на мгновение в этом не усомнился, просто хотел дать неразумному инквизитору шанс исправиться.
- Я прошу освободить меня от участия в ритуале. - Джон исправляться не собирался и изобразил послушного дурачка, не понимающего, что на самом деле хочет начальство.
- И на каком же основании? - Магистр хищно прищурился, и Джон не сразу нашёлся с ответом. Не правду же говорить же магистру. - Давай, Джон, мне очень интересно послушать почему я должен освободить от опасного и сложного обряда одного из лучших своих инквизитор. И мою негласную правую руку, между прочим.
Джон мысленно выругался. Намёк ясен. Если не пойдёт, то все выгоды негласного положения потеряет и хорошо, если в немилости не окажется. Раньше он, возможно, и рискнул бы, но не сейчас. Придётся значит, хотя Создатель знает, как ему этого не хочется. - Я вас понял, Магистр.
- Ну и хорошо. Тогда бегом за мечом и в ритуальный зал. Пока я тебя уговаривал, там всё уже наверняка подготовили.
Слов Джон не нашёл. Только поклонился, поспешно вышел. Всё подготовили пока магистр с ним разговаривал? Его выдернули на ритуал призыва меньше чем за час до начала, хотя по всем правилам должны были сообщить за два-три дня? Одно из двух: либо его позвали заменить кого-то из инквизиторов, либо боялись, что, если сообщат раньше, он найдёт способ избежать ритуала. Да и попытке отказа магистр словно и не удивился. Но почему? Его в чём-то подозревают? Проклятье. Что ему делать если так? Просить демонов о помощи. Визерис подарил колечко, значит может узнать, что Джон в беде. Вот только успеет ли демон помочь? И не пострадает ли сам? И готов ли Джон бросить приятелей под когти и магию демона ради собственной безопасности? Проклятье. Стоит быть осторожнее. Если это действительно проверка, то нужно развеять любые подозрения, пока это ещё возможно. Пока вместо предложения поучаствовать в ритуале не пришли два-три инквизитора со стражами и не объявили, что вынуждены взять его под стражу до окончания расследования.
Дверь комнаты, по правилам полагалось называть их кельями, но, по правде, если они когда-то и имели что-то общее с монашескими кельями, то те времена затерялись в веках, открылась с неприятным скрипом. Нужно будет сказать служителям, чтобы смазали петли. Меч в ножнах висел на положенном месте. Несколько мгновений, чтобы пристегнуть пояс, поправить мантию, заново перетянуть волосы на затылке. Вот и всё. Готов. Насколько к такому вообще можно было быть готовым. Инквизиция всегда звала демонов злейшими врагами, своими и Создателя, и всегда страстно желала изучить их. Порой эта жажда доходила до одержимости. Магистрам не давало покоя, что кто-то способен сопротивляться молитвам, почти бесконечно скрывать свою истинную сущность, побеждать и подчинять инквизиторов. Люди-маги бывали сильны, но против них знали, как действовать. Была блокирующая дар молитва, были надёжные способы обездвижить, пленить, убить. Даже если маг побеждал инквизитора, все знали, что однажды его найдут и заставят заплатить за сделанное. С демонами было не так. Не все молитвы действовали на них, а магический дар порой приобретал формы столь странные, что и не распознаешь. Поймёшь ли ты, что нельзя доверять тому, кто посмотрит на тебя глазами друга, рассмеётся его смехом, а потом скинет маску и, оказавшись меняющим обличья оборотнем, вонзит когти в живот? Догадаешься ли, что стоящий на другой стороне улицы юноша в следующее мгновение шагнёт в тень от здания и выйдет у тебя за спиной? Что скромная девушка с милой улыбкой и невинными глазами способна силой дара разрушать города и стирать человеческие кости в порошок, выпустив за спиной крылья князя? Инквизиция училась. Как могла. Как получалось. Были молитвы, способные вышвырнуть оборотня в истинное обличие, буквально запечатать в тенях шадари, отразить ауру очарований суккуба. Даже князей побеждали. Теряли стражей, а порой и инквизиторов, но побеждали. Вот только эти победы были столь мимолётны. Чаще всего о демонах даже не узнавали. Вот как о Дени. Сколько уже она маг инквизиции? И никто не понимает, не знает. Мечтой любого магистра было изучить каждый из родов демонов подробно, обстоятельно, так, чтобы понять, как же отличать их от людей, как выявлять до того, как они ошибутся или, что куда хуже, сами захотят продемонстрировать свою сущность. Их порой ловили, что-то даже узнавали, но мало. Демоны дурачили людей, играли с ними, порой притворялись, что готовы сотрудничать и, вырвавшись из ловушки, убивали всех вокруг. А если вырваться не удавалось, демоны предпочитали обрывать свою жизнь своими же когтями, но не раскрывать инквизиции своих тайн. Но магистры не оставляли попыток. Раз за разом, век за веком. Магистру Мормонту выпала невероятная удача, настоящее чудо. Неизвестный доброжелатель сообщил ему имя князя демонов. Настоящее имя, полное. Невероятный шанс, уникальный, всего третий за историю инквизиции. Шанс, окрашенный в цвет крови. В предыдущие разы князья вырывались из не выдержавших их могущества ловушек, уничтожали целые поселения, в которых их пытались пленить. Поэтому эту ловушку плели два десятка инквизиторов и столько же магов, потому подземный зал полностью изолировали. Даже если демон вырвется из ловушки зал он покинуть не сумеет. Никогда не узнает, что это был за город и кто сообщил его истинное имя. Хотя, тут надеяться не слишком стоило. Поняв, что ему не выбраться на улицу, демон, если сможет одолеть собранных магистром инквизиторов, обязательно оставит себе одного-двух пленников, которые всё скажут рано или поздно. У людей не было когтей, чтобы хоть собственной смертью прекратить пытки.
Последние несколько ступенек на нижний уровень, недлинный коридор, короткий кивок стражу у массивной двери, зал, в котором тесно от людей в алых мантиях. Почти два десятка инквизиторов, десяток боевых магов, из угла смотрит, недоумённо приподняв брови, Квиберн. Магистр приволок некроманта. Пожалуй, даже если клетка не выдержит, демону не покинуть этого подвала. Не инквизиторы, так могущественные маги его остановят, свяжут и убьют. Ну или ещё в какую-нибудь клетку засадят, по обстоятельствам. Даже странно, что сюда не притащили Дени. Хотя и во благо, конечно. Двух князей даже собравшиеся здесь не удержали бы. А сомнений за кого она будет, случись схватка, у него не было.
- Джон, мы ждали тебя. Прости за столь срочный вызов, один из наших инквизиторов не смог учувствовать в ритуале, а ты единственный из тех, кому мы могли доверять, был здесь. – Вот как, значит ритуал ведёт инквизитор Джейме. Немолодой уже Куорен, один из самых уважаемых инквизиторов. Долгое время именно он считался правой рукой магистра и самым вероятным его сменщиком. Но не оскорбился, когда неофициальный титул перешёл к Джону, только посмеялся, сказал, что магистр ещё поживёт, ему нужен сменщик, который доживёт до момента смены. Хороший выбор. И насколько же легче от того, что он лишь заменяет одного из инквизиторов. Значит не в чём не подозревают. Джон даже перевёл дыхание, постаравшись, впрочем, сделать это незаметно.
- Я понимаю. Приношу извинения за то, что пришлось меня ждать.
- Не стоит. – Инквизитор коротко криво улыбнулся, кивнул Джону на его место. Несколько шагов. Поправить на поясе меч. Ритуал начался. Зажжённые свечи, привычные слова призыва, мерцающая в центре пентаграмма. Сила её такова, что от нахождения рядом пробирает холодом. Не обычным зимним морозом, он заметил, что в последнее время почти не чувствует его, чем-то жутким, достающим до самых костей, выворачивающим наизнанку душу. Даже здесь снаружи пентаграмма причиняет боль, каково же оказаться внутри? Сколько сможет выдерживать её демон, которого заключат внутри? Как он вообще потерял своё истинное имя?
Последнее слово ритуала, имя демона словно тонет в глубокой воде, сфера оглушения. Мера безопасности. Есть шанс, что тем, кто истинного имени демона не слышал, мстить не будут. Маловероятно, но тут от демона зависит. Он, например, почти уверен, что бабушка Рейла, и когда он привык называть её бабушкой, не стала бы убивать. А кто-то ради развлечения деревни может вырезать. Такой не только всех выследит, но и убьёт не сразу, насладится прежде мучениями. Воздух внутри пентаграммы подёрнулся дымкой, треск, словно разорванная ткань, щель столь тёмная, что даже безлунной ночи не сравниться. Фигура в центре пентаграммы, сперва призрачная, но спустя мгновение ставшая ясной.
Демон стоял на одном колене, опустив голову так, что светлые волосы закрывали лицо, но что-то внутри всё равно оборвалось. Он мог ошибаться. Песочные крылья и серебро в волосах могли быть и у других. Демон медленно поднял голову, скользнул по людям взглядом аметистовых глаз. Он не ошибся. Этого демона он знал. И тот знал его. Презрение в чужом взгляде словно удар. Джон не выдавал истинного имени внезапно обнаружившегося дядюшки. И никогда бы не сделал этого. Но Визерис об этом не знал. Он доверил своё истинное имя человеку, сыну брата, и теперь оказался в ловушке.
- Так-так, сколько народу согнали ради одного демона. – Голос его даже отдалённо не напоминал человеческий. Шуршание песка вплеталось в глубокое и завораживающее звучание, вызывая желание сорваться с места и бежать отсюда как можно скорее, как можно дальше. Куда угодно, только бы не находиться рядом с тем, что способно говорить так. – Нынешний магистр серьёзно подготовился к своей охоте. Порадуйте его, что она станет для него последней. Моя сестра убьёт его. И всех, кто причастен к этому. – И очередная волна ужаса, вместе с холодным взглядом. В этот раз перенести оказалось легче. Джон и не думал, что Визерис способен столь сильно воздействовать на чужое сознание, хотя по общению с Дени мог бы догадаться. Нужно что-то делать. Избавить демона от того, что приготовила для него инквизиция, Дени от необходимости убивать столько людей и рисковать собой в схватке с Собором. И себя от раскрытия правды. Не стоило и сомневаться, что Визерис всё расскажет, он уверен, что Джон его предал и постарается сделать всё, чтобы обеспечить предателю если не костёр, так хоть монастырь. Нужно что-то делать. Но не сейчас, конечно. Так глупо погибнуть не хотелось.
- Прежде мы узнаем всё необходимое. – Куорен перевёл дыхание, взглянул в глаза Визерису и выдержал его взгляд. – Лучше тебе самому нам всё рассказать.
- Мне вам? – Демон рассмеялся тихим нечеловеческим смехом. – Ты бы стал делиться тайнами своей магии с деревенским скотом, инквизитор? Даже если я вам что-то скажу, вы не сможете этого осознать, слишком глубоко вы похоронили собственную магию, заменив служением несуществующему богу. Увы, теперь среди вас есть маги, способные что-то понять и осмыслить, как дети способны понять отдельные слова из речи взрослых. И как взрослые не говорят лишнего при детях, так и я сохраню наши тайны при себе.
- Если бы деревенский скот смог меня пленить, я бы всерьёз подумал о том, как доступно объяснит коровам суть дара Создателя. – Всё остальное Куорен словно пропустил мимо ушей, и по-прежнему не отводил глаз. – Пентаграмма создана так, что позволит добиться ответов на многие вопросы. – Инквизитор сделал шаг вперёд, коснулся невидимой стенки. Джона обожгло болью, Визерис зашипел, лицо исказила гримаса. – Подумай об этом.
- Я подумаю, инквизитор. – Визерис отвёл глаза первым, вызвав у Джона невольное восхищение Куореном. Он бы так не смог. – Но придётся дать мне время. Согласись, будет странно, если я соглашусь сотрудничать с вами, не попытавшись предварительно разрушить вашу пентаграмму. Приходи через пару часов, один. Если пентаграмма всё ещё будет стоять, то ты переживёшь эту встречу, и мы обсудим, как можно объяснить коровам суть вашего дара. Если же пентаграмма не выдержит. – По губам скользнула хищная усмешка. – Знаешь, для чего скот выращивают? Впрочем, чем ты выгодно отличаешься от коров, так тем, что умеешь говорить и тебе можно задать пару вопросов.
- Хорошо. – Всё так же спокойно. - Я абсолютно уверен в пентаграмме и тех, кто её ставил. Пару часов, дней или месяцев, тебе не разрушить её, демон.
- Что же, значит тебя ждёт много интересных открытий. – Ещё одна улыбка. - Главное, чтобы было время их использовать. – Джон прекрасно понимал, что это значит. Удастся Визерису выбраться или нет, но инквизицию ждёт расплата. Дени обязательно нанесёт визит всем, кто замешан в пленении брата и, возможно, один из них даже согласится открыть клетку после некоторых уговоров. Она говорила, что не умеет пытать, но у неё наверняка были те, кому можно было данное дело передать.
Зал постепенно пустел, инквизиторы, соблюдая правила Собора старательно игнорировали демона, не вырвался и не испортил ритуал – дело завершено. Маги собрались в кучку и о чём-то перешёптывались, периодически бросая на пленника любопытные взгляды, кто-то тихо засмеялся. Визерис на мгновение вскинул аметистовые глаза, одарил магов ответным взглядом, прищурился и вновь прикрыл веки. Джону оставалось только покинуть зал вместе с другими инквизиторами. Пока маги здесь, а они точно собирались задержаться, ничего не сделаешь. Да даже если бы маги и ушли, задерживаться не стоило. Слишком много вопросов могло возникнуть. Хотя захлопнуть дверь за спиной было сложно, он и не думал, что воспринимал демонов как семью. Или это из-за того, что его считают предателем. Несправедливо. Что бы ни было, он должен всё исправить. Только как? Он инквизитор, ему по силам отомкнуть клетку, но тогда он станет предателем уже для инквизиции. Просить демонов забрать к себе? Возможно, они и не откажут. Вот только… Только…
Он и сам не понял почему пришёл в храм инквизиции. Так его звали. На деле крохотная часовня, больше десятка человек и не поместится. Её построили очень давно, когда комплекс зданий Собора ещё не расползся на несколько кварталов, когда те, кто называл себя слугами Создателя, ещё действительно в него верили. Когда-то инквизиторы могли помолиться здесь перед тем, как идти бороться с тьмой. Или тем, что они ею считали. Сейчас в часовне было тихо. Через витражи высоко под потолком пробивались лучи солнца, в которых танцевали пылинки. Словно крохотные искры золота. Можно ли такое увидеть в Нижних Мирах? Увидит ли он когда-нибудь ещё солнце, если освободит Визериса?
- Здравствуй, Джон. Не думал встретить тебя здесь. – У двери часовни стоял Куорен. Какая встреча. Смотреть на старшего инквизитора было горько. Тот всегда с добротой и пониманием относился к Джону. – Мне всегда казалось, что ты не слишком почитаешь Создателя.
- Не знаю, Куорен. – Старший инквизитор прошёл к алтарю, опустился на колени. Его точно нельзя было заподозрить в недостатке веры. Вот только веры правильной. Не как у магистра стражей и не как у прежних инквизиторов. Чистой и благородной, настоящей. – Наш дар – не божественное вмешательство, ты же знаешь. Лишь магия, такая же как у целителей, магов стихий или даже некромантов. Вера больше не определяет можешь ли ты быть инквизитором. – Любому другому он бы не рискнул такого сказать, но Куорен поймёт, Джон почему-то был уверен.
- Да, Джон. Ты прав. – Старший улыбнулся, покачал головой. - Вера уже давно не определяет Собор. На смену тем, кто верил истинно и сильно приходят такие как Баратеон или Мормонт, испытывающие некий трепет перед властью Создателя, но вполне способные забыть его заветы ради выгоды. А их смените ты и Джейме и вовсе не верящие в Создателя. Возможно, это и неплохо. Наш долг защищать людей, и вы прекрасно это делаете. – Он покачал головой. – Вера не нужна чтобы быть инквизитором. Она нужна чтобы быть человеком. Сегодня я смотрел в глаза демона, Джон. Никогда я ещё не испытывал такого страха, такого чувства слабости и незащищённости. Но лишь на мгновение. Я знал, что Создатель со мной, что тот, кто смотрит на меня лишь его извращённый замысел, что ему не одолеть того, кто верит по-настоящему. Он мог бы меня убить, но я останусь собой, и Создатель всегда будет со мной и примет меня в садах своих по ту сторону смерти. Это же существо ожидают только бесконечная тьма и забвение. И потому мне не стоит бояться его.
- Возможно. – Получилось тихо. Прав ли был Куорен? Джон не знал. Он знал, что демоны не верят в Создателя. Считают его лишь фантазией людей. И никак не узнать кто прав, пока находишься по эту сторону смерти. Но в одном Куорен был прав. Его вера давала ему силу выдержать взгляд демона. Силу того, кто уверен в своей правоте и самом себе. Даже жаль, что Джону никогда так не поверить в Создателя, не найти в нём этой уверенности. Сможет ли он найти её хоть в чём-то? – Я подумаю над этим. – Пора идти и делать то, что он собирался. Если только в планах не появилась возможность бросить родственника, пусть и такого. Предать уже по-настоящему.
Куорен остался в часовне, молиться Создателю перед ещё одной встречей с демоном, которая не состоится. Тот же самый путь, который прошёл совсем недавно. Только теперь каждая деталь остаётся в памяти. Он словно прощается с этим местом. Очень надолго. Или навсегда. Предателя инквизиция не забудет, не за человеческую жизнь. Сюда ему уже не вернуться. И всё же… Всё же всё верно. Визерис был странным, эмоциональным, порой жестоким, но он не заслуживал пыток и смерти от рук инквизиции. Не за то, что был демоном. Когда он успел прийти к этой мысли? Кажется ещё совсем недавно, на излёте осени, считал демонов опасными тварями, в которых человеческие лишь голоса да фальшивая внешность. Знакомство с Дени слишком многое помяняло. Жаль, что лишь для него. Хотел бы он объяснить остальным, что далеко не все демоны зло – которым их принято считать. Но этого не сделал даже предыдущий верховный святитель, сломавший тысячелетние устои Собора, сделавший возможным сотрудничество с магами, практически заново создавший стражей и инквизицию. Нет, в одиночку такое невозможно. Магов и изменения готовы были принять, пусть никто и не рисковал сказать об этом, демонов нет. Страх перед ними был куда глубже чем перед странными и непонятными, но всё же людьми.
Вновь та же дверь, только теперь рядом с ней два стража. К прежнему присоединился совсем юный мальчишка, вряд ли он хотя бы обучение закончил. Старший страж усмехнулся в ответ на недоумённый взгляд, повёл плечами. Ну да, мальчишка ещё, но зато сколько гордости и счастья во взгляде. Настоящее взрослое дело поручили. Тем более, что пока дверь закрыта, все в безопасности. Джейме иногда практиковал такое. Хотя странно, что ему сейчас позволили, Станнис вернулся в город и к управлению стражами, а он всегда был против таких рисков. Других вопросов не возникло. Джона знали, сомнений, что он может здесь находиться не было. Дверь открыли крайне аккуратно, активировался магический знак. Его хватит всего на несколько мгновений, но этого должно быть достаточно, чтобы страж захлопнул дверь. Все возможные меры безопасности. Всё, ради одного демона.
- Пара часов уже прошла? Время сегодня идёт быстрее, чем обычно. – Визерис произнёс это прежде, чем поднял голову на звук открывшейся двери. Открыл глаза, во взгляде блеснуло презрение. – А, вот оно что. А то я удивился, с каких пор чувство времени меня подводит.
Джон только скривился, отвечать не стал. Оправдываться не хотелось, лучше он откроет клетку и потом всё объяснит. Или ему объяснят. Хотелось бы знать кому ещё недоверчивый дядюшка подарил своё имя. От приближения к пентаграмме внутри что-то словно болезненно натянулось. Ещё не больно, но совсем немного и струна лопнет, разорвётся с болью. Что же такого они в эту клетку накрутили? Никогда он раньше такого не чувствовал. Ладонью в перчатке коснуться стенки, в глазах Визериса что-то мелькнуло, но Джон не успел понять. Пальцы обожгло болью. Стон едва удалось сдержать. Да что же с этой клеткой такое? Чтобы оборвать ещё несколько нитей пришлось сжать зубы. А Куорен ведь тоже их коснулся. Знал что-то и поставил защиту заранее?
Десятая нить лопнула под рукой, пожалуй, стоило оставить их ненадолго, слишком больно руку. Но осуществить задуманное Джон не успел. Невидимая стена разлетелась на куски, перестало тянуть в груди, ослабла боль в пальцах, а в следующее мгновение горло сжала чужая рука. От удара в голове словно вспыхнул огненный шар. И как он сознание не потерял? А вот зрение отказало, стоило надеяться, что не на долго. Хотя он и так чужого движения толком не увидел. Слишком быстро.
- Назови мне хоть одну причину не убить тебя прямо сейчас. – Тихий голос у самого уха, но, теперь в нём было слышно что-то человеческое. Возможно, и хороший знак. Тем более, что Джону было что ответить. Если бы он только мог. Демон сжимал горло с такой силой, что ни вдохнуть, ни выдавить хоть звук было невозможно. Джон вскинул ладонь, сжал запястье демона, повезло, наверное, что, не видя, нашёл, не сильно, просто чтобы понял. – Ах ну да. Так есть что сказать? – Голос был насмешливым, но хватка немного ослабла. Джон вдохнул, перед глазами немного посветлело.
- Я догадываюсь, как это всё выглядело, но это не я раскрыл магистру твоё имя. – Джон вновь перевёл дыхание, темнота ещё немного посветлела, но уходить не собиралась. И что теперь делать? Исцеляющие молитвы ему всегда плохо давались. А применение на себя всегда ослабляет молитву. – Иначе зачем мне отпирать пентаграмму?
- Ну мало ли. – Демон разжал руку, тяжело вздохнул. – Хотя, я об этом не подумал.
- С одной стороны, я, конечно, понимаю. – Джон коснулся ноющего затылка, на пальцах что-то осталось. Наверняка ведь кровь. Хотя рана заживёт, а вот вернётся ли зрение? Как же не хотелось выяснять опытным путём. – Но с другой, зачем о стену то головой бить? А если бы убил?
- Если бы я хотел тебя убить, быстро, по крайней мере, сломал бы шею. Это надёжней. – Несколько мгновений молчания. Как же тяжело без глаз, непонятно что демон там делает.  – Что с глазами?
- А я не знаю. – Первую фразу Джон решил проигнорировать. В дополнениях она явно не нуждалась. Визерис просто сообщил очевидную для него вещь. – Говорю же, не надо было меня головой о стену бить. Такая себе благодарность, между прочим.
- Чтобы ты знал, я ещё не до конца поверил, что это не ты рассказал про меня своему магистру. – Чужая ладонь приподняла голову. – Замри, целитель из меня никакой, но простейшие травмы и я лечить умею. – Вторая ладонь коснулась затылка, и Джон едва сдержался, чтобы не дёрнуться в сторону. Странно, когда когтями его касалась Дени, он даже внимания не обращал, но прикосновение другого, хоть и не враждебного, демона, едва вынес. – Но теперь, немного подумав… Не пытайся изобразить ехидную усмешку, у тебя плохо получается. Подумав, я решил, что это не слишком вероятно. Иначе, почему не ты проводил ритуал вызова и зачем бы решил помочь. – Сила демона ощущалась как горячий сухой ветер, острый и колючий. Неприятный. Странно, ему казалось, что песок должен быть каким-то другим. Но, главное, перед глазами посветлело, он вновь видел подземный зал и стоящего рядом демона. – Хотя я и могу придумать объяснение всему этому. Нужно?
- Не стоит. – Джон вытер кровь, оставшуюся на пальцах, посмотрел на Визериса, задумчиво рассматривающего собственные пальцы. – Чему ты поверишь и чем тебя так заинтересовала моя кровь?
- Кровь интересная вещь, умея, с ней столько всего можно сделать. – Он фыркнул, перевёл взгляд на Джона, вытер ладонь. – Впрочем, этого слишком мало. Моё кольцо у тебя с собой? – Лёгкий наклон головы в ответ. – Доставай. Надень на руку, только без перчатки, и повтори всё, что сказал.
- Оно ещё и артефакт на ложь? – Джон бережно достал цепочку с кольцом, которую носил во внутреннем кармане мантии. Полезная вещь. Почему-то карманы обычные инквизиторам не полагались, приходилось вот так. – Сразу этого сказать было нельзя? – Убирать цепочку Джон не стал. Артефакт не обязательно надевать полностью, достаточно, чтобы он касался кожи. Пальцы правой руки вновь кольнуло болью, когда он снимал перчатку. Кончики были обожжены. А перчатки даже не нагрелись. Ситуация с пентаграммой нравилась ему всё меньше. Но сейчас важнее было другое. Кольцо на руку, можно ещё и в глаза демону взглянуть, хоть это и непросто. – Я не раскрывал магистру твоего полного имени ни словами, ни текстом, ни какими-либо намёками, Визерис. – Вновь несколько мгновений молчания. Но теперь можно смотреть, как недоверие уходит из взгляда демона, сменяясь привычной усмешкой. Стоит поблагодарить его, что вернул зрение. Или нет? Будь он чуть менее эмоциональным, и возвращать ничего бы не пришлось.
- Что же, верю. Можешь снять кольцо. – Голос стал совершенно обычным, таким, как он слышал в их замке в Нижних Мирах. – Спасибо за помощь, Джон. И извини, что слишком бурно отреагировал на твоё появление. Я был уверен, что это ты. Да и… - Он скривился, скользнул когтями по стене, оставив длинные полосы. – Я слишком испугался. После того, что случилось с братом… Вздумаешь кому сказать, убью.
- И эту тайну обещаю сохранить. – Джон невольно улыбнулся. Значит испугался. Хотя, наверное, это действительно страшно против воли быть выдернутым из своего мира и очнуться в ловушке в окружении врагов. Визерис удивительно хорошо сохранил самообладание для такой ситуации. – Но сейчас предлагаю тебе подумать о том, чтобы вернуться домой.
— Это не сложно. – Он безразлично дёрнул плечами. - Пентаграммы больше нет и ничто не мешает мне вернуться в нижние миры. Вот только что с тобой будет, если я сейчас уйду? Тот инквизитор, что проводил ритуал, ведь не дурак. Сможет сложить твоё появление здесь и моё исчезновение.
- Если останусь здесь, то ничего хорошего. – После того, что он сделал, костёр покажется вполне себе милосердной казнью. По крайней мере после того, что сделают с предателем, смерть, пусть и такая, будет именно милосердием. – Поэтому оставаться мне нельзя.
— Вот оно что. – Визерис нахмурился и, как и тогда с Рейлой, каким-то образом стал виден настоящий возраст демона. Образ насмешливого и ехидного юноши пропал, словно и не было никогда, а Джон почувствовал себя мальчишкой. – Ты уж прости меня, Джон, но людям в Нижних Мирах не место. Даже если у них есть кровь демона. Не пойми неверно, я не против, даже, наверное, мне так было бы куда спокойнее, но тебе будет там плохо. Люди страдают от нашего чёрного солнца, им нужно иногда возвращаться сюда, а ты не сможешь сам сделать этого, значит будешь на всю жизнь привязан ко мне или Дени. Да и демоны никогда не воспримут человека как равного. Из-за нас будут сдерживаться, конечно, но ты же умный, всё равно всё поймёшь. Поверь, хорошей такая жизнь быть не может.
- И всё же это жизнь. – Что-то такое Джон и раньше предполагал. Не зря же Дени не хотела даже показывать ему Нижние Миры, пока не узнала, что он полукровка. Не зря культисты предпочитали до последнего скрываться от инквизиции в лесах и болотах, но не просили покровителей забрать их к себе. И всё же Джон знал, что с ним будет, если он останется. Если демоны не готовы принять его, то пусть хотя бы убьют, это хотя бы быстро будет. – Любая жизнь лучше чем то, что сделают с инквизитором, перешедшим на сторону демонов. Можешь мне поверить.
- Верю. – Он кивнул, криво усмехнулся. – Но, я думаю, я знаю, как избежать всего этого. Иди, Джон, возвращайся наверх, постарайся попасться на глаза кому-нибудь из служителей этого вашего Собора. А я подожду того инквизитора. Думаю, он появится в ближайшее время.
- И что ты сделаешь? – Глупый вопрос. Словно он не знал. Вот только как смерть Куорена ему поможет? Стражи у дверей его видели и догадаться будет несложно.
- То, что обещал. Пентаграммы ведь больше нет. Но, я могу сделать так, чтобы он не сразу это понял. – Смотреть как демон воссоздаёт иллюзию невидимых стен было где-то даже интересно, если бы только не мысль, что он соглашается на смерть хорошего человека и инквизитора. – Если всё правильно сделать, то виновным в моём освобождении посчитают именно его. На тебя никто и не подумает.
- Кроме стража у двери. – Джон вздохнул тяжело. – Я не уверен, что…
- Я уверен. Спасибо за помощь, Джон, но дальше я буду действовать так, как я считаю нужным. Остановить ты меня не сможешь, так что если твоя совесть не способна пережить обмена твоей жизни на жизнь того инквизитора, то иди и сдайся стражам. Я-то уйти домой всегда успею. - Он вновь не нашёлся что сказать. Визерис был прав. Это был единственный шанс оставить всё как прежде, но жизнь Куорена в обмен на его благополучие. Не этому его учили наставники в инквизиции. – Но, прежде чем это сделать, подумай о Дени. Она ведь твой маг? К ней много вопросов возникнет, если тебя назовут предателем. И она-то может и выкрутится как-нибудь, не маленькая уже, а друзья твои? Нет у них недоброжелателей, которые воспользуются таким шансом?
- Есть. – О ребятах он действительно не думал. А ведь дружба с предателем действительно может дорого им стоить. И не только им. Хуже всего будет дяде и его семье. Он спас Сансу из монастыря, от нелепых обвинений в сговоре с демоном. Как скоро о них вспомнят? Как быстро Робб превратится из жертвы колдуний в помощника, когда вспомнят, что вервольфы дикие твари и их нужно уничтожать, несмотря на возраст, назовут дар Брана тёмным? Из-за него пострадает семья. Так тоже нельзя, они не виноваты. – Я тебя понял. И сдаваться не пойду. Только это…
- Пф. – Он фыркнул совсем как сестра. – Иногда поступить правильно для всех нельзя, Джон. Уверен, ты это знаешь и понимаешь. Привыкай смиряться.
- Смириться можно, но воспринять такое, как верный выход – перестать быть человеком.
- Хорошо, что я не человек.  – Он только повёл плечами. – Иди, Джон, если не хочешь присутствовать при моей беседе с инквизитором.
Стоило бы. Хоть в глаза взглянуть тому, кого обрёк на смерть, но сил не хватало. Если бы он знал, кто сказал магистру имя Визериса, наверное, своими руками бы убил. Он заставил его выбирать между двумя смертями, каждую из которых он не хотел бы допустить. Стук в дверь, стражи открыли. На пороге Джон обернулся, Визерис вновь сидел во внешне целой пентаграмме и едва заметно улыбался. Его не волновала необходимость убить человека. Хотя, для него Куорен был чужаком, инквизитором, проведшим обряд и заточившим в ловушку. Нельзя поступать правильно для всех. Как же порой бывает трудно выбрать для кого лучше поступить правильно. Демоны хорошо относились к нему, он, кажется, даже влюбился в Дени. Не мог он не помочь её брату. Но Куорен тоже хорошо к нему относился, он был инквизитором и другом Джейме, которого Джон очень уважал и без которого, наверное, был бы совсем другим. И человеком, и инквизитором. Но подставить под удар семью дяди Джон тоже не мог. Получалось, что жизнь одного человека стояла против многих: его собственной, семьи, друзей, Дени. Небольшая жертва. Или напротив, слишком большая.
О не заметил, как вышел на улицу, побрёл куда-то. Мысли крутились в голове, повторяясь раз за разом, люди обходили инквизитора в плаще и при мече. Даже здесь к ним относились с некоторой долей настороженности. Хотя уважения и было больше. Широкие улицы сменились переулками. Куда он забрёл? Важно ли это? Воспринять такое, как верный выход – перестать быть человеком. Хорошо, что я не человек. Хорошо тем, кто может отнести себя лишь к одному из миров. Теперь он по-настоящему понимал почему инквизиторам, да и служителям Собора вообще было запрещено разговаривать с демонами. Они были непохожи на людей, но у них была своя правда. Разумная, верная для них. Этой правдой было слишком легко проникнуться. А двум столь разным правдам невозможно существовать без конфликтов. И кто угадает, какая окажется сильнее. Он вот предал Собор и встал на сторону демона. Посчитал, что его правда и возможность жить важнее правды Собора, требующей изучать демонов, чтобы обезопасить людей. Не от таких как Визерис, нет, от других, но с теми же способностями.
Переулок стал совсем узким и довольно тёмным. Джон тяжело вздохнул. Сколько он уже бродит по городу? Наверное, уже всё кончено. Он догадывался, что Визерис собирается не просто убить инквизитора, он хочет, чтобы все подумали, что это Куорен его освободил. Но только не все в это поверят. Джейме, например. Он найдёт любую возможность, чтобы оправдать своего инквизитора. – В голове словно распахнули тяжёлые тёмные шторы, и Джон вздрогнул от мысли, которую осветили появившиеся лучи. Джейме будет искать способы оправдать Куорена. И не он один. И первое, что они сделают – допросят стражей, стоявших у двери. И Визерис знает об этом. Нет! Выходит, он согласился пожертвовать сразу тремя жизнями, одна из которых жизнь совсем юного мальчишки. Нет! Так нельзя. Может ещё не поздно. Ряд молитв позволял вызвать потери памяти. Создавались они, разумеется, не для этого и имели и другие неприятные последствия, но стражи хотя бы будут живы. А потом он придумает что-нибудь.
Джон развернулся стремительно, сделал шаг и едва не врезался в стоящего посреди переулка человека.
- А я-то уже думал тебя по плечу похлопать. – Без приветствия начал он, а Джон опознал в говорившем ещё одного инквизитора – Яноса. – Ты быстро ходишь. Я уже почти отчаялся догнать.
- Больше времени тренировкам надо уделять. – Про инквизиторов говорили, что они бывают старыми – фанатично следующими принципам прежнего Собора, и новыми – принявшими перемены и ищущими новые пути взаимодействия с миром. Джон точно знал, что есть ещё один тип, и Янос был ярким его воплощением. Он вобрал в себя всё худшее, что было в инквизиторах старого и нового Собора, и нисколько этого не смущался. Общение с такими давалось Джону крайне тяжело и, видно, не ему одному. Большинство инквизиторов и стражей таких как Янос избегали. Приходилось им искать поддержки среди духовенства, где им подобные встречались куда чаще. – Пропусти меня. Мне срочно нужно в собор, от этого зависят жизни людей.
- Пропустить и опять гоняться по всему городу. – Янос и не подумал посторониться, напротив сделал ещё шаг вперед и почти упёрся в Джона. – Нет уж сперва то, для чего я тебя искал.
- И для чего ты меня искал? – Джон понимал, что он уже опоздал, что даже если сейчас отшвырнуть Яноса в сторону молитвой и кинуться в собор, то ничего уже не изменится. Стражей не спасти. Но человек, мешающий ему хотя бы попытаться, ради какого-то личного дела ставящий под угрозу жизни людей вызывал глухую ярость. Джону даже казалось, что всё внутри него покрылось ледком. Обжигающе холодным.
- Для разговора. Знаешь, я тут немного поизучал твоих родственников и столько всего интересного выяснил. Что сестру твою, например, обвиняли в связи с демоном, что брат как-то подозрительно связался с колдуньями…
- Да, а ещё один мой брат видит пророческие сны, а ещё один превращается в вервольфа. – Человеческая жизнь – такая хрупкая, всего несколько ударов и её больше нет. И никогда этот уже не будет шантажировать глупых одарённых девчонок, не отправит на расследование человека, чем-то ему помешавшего. – Магистр обо всём этом прекрасно осведомлён.
- Ты погоди, дай закончить. Я ещё одну интересную вещь узнал. Вот ты знаешь, что жених твоей матери весьма неожиданно решил податься в стражи, а потом убил целого князя демонов?
- И? – А вот это уже новость. Янос что специально искал доказательство его связи с демонами? Но зачем? И почему?
- И от амулета, который ты носишь рядом со знаком Создателя, идёт очень отчётливый след магии. Причём нечеловеческой. Есть у меня способность её чувствовать, ты же помнишь? – Помнит, конечно, за то Яноса и держали в инквизиции. Способность крайне редкая и порой очень нужная. Жаль, что он совсем не подумал об этом ничтожестве и не позаботился о сокрытии магии бабушки. – Интересно правда. И с аурой твоей подружки-мага, что-то не так. Я даже себе не смогу этого объяснить, но уверен, если после моей молитвы у неё обнаружатся когти и клыки – мне простят нападение. Ну, и самое интересное, зачем ты ходил в подвал к пойманному князю демонов? Я слышал краем уха, что он согласился говорить только с Куореном, лично. А ещё, что по описаниям магов, он очень похож на эту твою Дени. Интересно?
- Очень. – И как он смог это выдавить? Попасться на такой мелочи как амулет… - Особенно почему ты с такими чудными доказательствами пошёл не к магистру, а ко мне. И не боишься, что я тебя просто убью? Место пустынное, тихое, хватятся тебя не сразу, для предателя самый разумный поступок.
- Нет, Джон, не боюсь. Ты же не дурак. И я не дурак. И ты это знаешь. Все свои мысли я изложил и оставил записи Алисеру Торне. Если я не вернусь до заката, и не заберу их из его комнат, то магистр Мормонт обо всём узнает. Представляешь, что будет с твоей семейкой? Иметь в семье инквизитора прекрасно, но только если он не предатель, перешедший на сторону злейшего врага Собора.
- И что ты хочешь? – Голос едва не сорвался. Проклятье. С Торне не договоришься. Он из старых инквизиторов, Джона и таких как он не уважает и ухватится за любой шанс уничтожить перемены и верящих в них.
- Я много чего хочу. Но конкретно от тебя, чтобы ты завтра же объявил, что отказываешься от титула инквизитора и добровольно уходишь в монастырь. Можно даже где-нибудь на севере, к родне поближе. С лишением дара, разумеется.
- Зачем тебе это? – Вот теперь голос удержать не удалось, он никогда не думал, что вот так может быть. Нет, нет, нет. Может воспользоваться колечком Визериса? Демон старше он придумает что тут можно сделать. – За что?
- За то, что в свои двадцать ты любимчик Мормонта и Ланнистера, что половина инквизиторов и стражей признают тебя следующим магистром и готовы назвать им хоть сейчас, за то, что я уже столько лет в инквизиции, а они делают вид, что меня нет и за глаза зовут ничтожеством. Вот за это и за многое другое. – Янос улыбнулся. Ничтожество. Сломать чужую жизнь, только чтобы на мгновение почувствовать себя значимым. Ледок внутри превратился в вечные льды севера. – Ну так что, согласен?
- А у меня есть выбор? – Ему нужно подумать, возможно выход и найдётся, но если не сказать сейчас этих слов, то возможности подумать может и не быть.
- Выбор есть всегда. – Отвратительно нравоучительно. – Хотя я и не сомневался, что твой будет именно таким. – Яносу бы взять и уйти гордым победой, но он вместо этого протянул руку и покровительственно похлопал Джона по плечу. – Чёрный тебе пойдёт больше, чем красный, уверен.
Лед с хрустом треснул. – Отвали, Янос. – Резкий шаг вперёд, толкнуть в грудь обеими руками. Янос был тяжелее Джона, он должен был спокойно стоять дальше, но вдруг оказался сидящим на земле в нескольких шагах. Его мерзкого жёлтого цвета дублет медленно окрасился красным.
Несколько мгновений они оба смотрели на кровь, потом так же одновременно перевели взгляд на его руки. Чёрные перчатки оказались порваны, каждый палец украшал длинный тонкий коготь. Он видел такие, он знал у кого они бывают. Медленно он поднял глаза, встретился взглядом с Яносом, тот открыл рот и завизжал. Тело сработало само. Ладонь сжалась на рукояти меча, руку пронзила боль, когда когти вонзились в неё. Взмах, удар. Визг Яноса прервался навсегда. Горло перечертила алая полоса.
Колени больно ударились о мостовую, когда подогнулись ноги. Меч упал со звоном. Нет, нет, нет. Не может быть, не может. Одна мысль, заполнившая целый мир. Нет, нет. Они говорили. Не может быть. Не может. Руки слушались плохо, но кольцо достать удалось. Да как же оно? Надеть, потереть, что сделать? Мир в шаге расступился разрывом тьмы. – Джон, я почувствовал, что что-то не так. Кольцо позволяет мне прямо к нему… Джон? – Демон схватил за плечи заставил выпрямиться, осмотрел быстро, взял ладони в руки. Джон не сопротивлялся. Какая разница? Что он теперь вообще? Полукровка это лишь слово, не бывает наполовину людей наполовину демонов. Вот так вот и не бывает. Возможно, им просто не стоит быть? Может лучше, если Визерис его прямо сейчас убьёт? – Не может быть. Невероятно. Мы не думали, что в твоём возрасте… - Слова где-то далеко. Где-то в другом мире, где жил инквизитор и сирота Джон, со своими странностями, но всё же обычный человек. – Джон. – Плечи пронзила боль. Джон вздрогнул. Человек бы встряхнул за плечи, демон ещё и вонзил когти. – А ну вернись.
- Куда? – Боль действительно вернула. Мир перестал расплываться. – Проклятье, Визерис, куда мне вернуться? Вы говорили, что ничего не изменится, что я просто стану немного быстрее. Потом у меня побелели, волосы, а сейчас появились ваши когти. Что я теперь такое?
- Не кричи. – Очень спокойно, ледяной взгляд глаза в глаза. – Если на твои крики кто-то прибежит, то будешь трупом. Мы были уверены, что взрослые полукровки не могут стать демонами. Возможно, мы ошибались. Я обещаю, я сделаю так, чтобы ты встретился с тем, кто знает про это больше нас. Чтобы мы во всём разобрались. Хорошо?
- Хорошо. – Злость пропала так же, как пришла. Вновь сменилась слабостью. Разве что умирать больше не хотелось. – Ты меня ранил.
- Несильно, кровь уже останавливается. Теперь раны у тебя будут заживать куда быстрее. – Он сжал плечо уже так, чтобы не задевать когтями. – Джон, расскажи, что случилось? Кто этот свиноподобный тип?
— Это Янос. – Почему-то сравнение со свиньёй заставило совсем слабо улыбнуться. – Он из инквизиции. Умеет чувствовать магию. Почувствовал на амулете бабушки, понял, что она нечеловеческая и начал крайне усердно искать. И нашёл. Требовал, чтобы я добровольно ушёл в монастырь с лишением дара, иначе он рассказал бы магистру.
- И нарвался на когти и клинок. Да уж, от идиотизма не спасает даже Собор. – Кажется, его пытались подбодрить. – Должно быть громко визжал, когда понял, кому угрожал.
- Громко. Только он не просто так угрожал. Он оставил все свои предположения в письме человеку, который сделает всё, чтобы уничтожить не только меня, но у всю обновлённую инквизицию. Алисеру Торне. Дени должна его знать.
- Письмо, говоришь? Ничего, разберёмся. Где оно знаешь?
- Янос сказал, что должен забрать его из комнат Торне до заката.
- До заката мы всё решим. Никто ничего не узнает. А сейчас, тебе нужно убрать когти, найти какую-нибудь гостиницу попроще, смыть кровь и идти обратно к своим. Пока тебя не хватились. Вдохни поглубже. Сформулируй мысль. Просто как можно лучше представь, что ты хочешь изменить в себе. Убрать когти должно быть легко, ты всю жизнь без них прожил. Но, даже если не выйдет – не страшно. Просто попробуешь ещё раз. - И куда только делась демоническая язвительность. Проскользнуло где-то на краю сознания, пока он представлял, как исчезают когти. Три раза подряд. Зато теперь понятно, чем он Сансу очаровал. Настоящий благородный рыцарь… если захочет. – Ну вот и всё. Прости, я тебя оставлю. Нужно ещё кое-что завершить.  – Демон поднялся сам. Потянул за плечи, тоже вынуждая подняться. – Не забудь привести себя в порядок, прежде чем к своим пойдёшь. А то даже полный идиот догадается, что с тобой что-то не так.
- Визерис. – Мысли спутались в такой клубок, что понять, что он чувствует и чувствует ли вообще Джон уже не мог, но одну мысль поймать всё же смог. – Стражи, охранявшие зал, ты убил их?
Несколько мгновений молчания. Слегка задумчивый взгляд аметистовых глаз. И, прежде чем исчезнуть в очередном разрыве, - Они не мучались.
***
Огонь был виден издалека, но к тому моменту как Джон добрался до комплекса Собора его уже полностью контролировали маги. Потушить негасимое пламя сложно даже тем, кто управляет огнём, поэтому маги просто не выпускали огонь из крыла, где он начался, дожидаясь, когда жечь станет нечего и пламя постепенно исчезнет.
- Джон, ты в порядке? – Она выскочила из толпы, вся перепачканная в пепле, кинулась к нему, обняла, буквально заставив всех интересующихся сделать шаг назад. – О, Создатель, я так перепугалась, когда не увидела тебя здесь. Ты слышал, демон, которого сегодня вызвали сломал пентаграмму, убил двух стражей. Наверное, и здание он поджёг, если бы не огненные маги, жертв было бы куда больше. Он превратил один из светильников в негасимое пламя. – И фиалковые глаза такие честные. Её брат не мог создать негасимое пламя, для неё это не представляло сложности. Визерис сдержал слово, горела именно та часть здания, где располагались комнаты Торне. Никто ничего не узнает. Бумаги уничтожены вместе с крылом. И о Яносе в ближайшее время даже сам Торне не вспомнит. Пожар в зданиях Собора куда важнее, чем один потерявшийся слабый инквизитор.
- Спасибо. – Получилось тихо. Внешне он, кажется, должен быть выглядеть чуть лучше, но распутать клубок из мыслей и эмоций так и не удалось. Да и не слишком хотелось. – Со мной всё нормально. Я решил немного побродить по городу после ритуала. Подумать нужно было. Ты сама как?
- Дени сегодня герой. – Магистр словно разом прибавил десяток лет. Гибель стражей и инквизитора, пожар в здании, всё на его душе. Да ещё и сбежавший могущественный демон, который вряд ли пожелает оставить в живых того, кто знает его имя. – Первая почувствовала негасимое пламя, всех предупредила и удерживала, пока другие маги собрались. Если бы не она, то половина комплекса бы полыхало. Нам очень повезло, что она к тебе приехала. - Дени опустила глаза, затрепетала ресницами. Хорошо у неё смущённая девчушка получается. Джон бы и не догадался, что она может иметь какое-то отношение к пожару. – Ладно, можете идти оба. Без вас тут справимся. – Магистр бросил на Джона какой-то крайне тоскливый взгляд, но ничего больше не сказал, развернулся и тяжело пошёл прочь.
- Пойдём. – Дени одарила спину магистра столь злым и насмешливым взглядом, что увидь кто-то, сразу бы догадался, что с ней что-то не так. – Многие уже разошлись по комнатам. Маги здесь неплохо справляются, а твой знакомый некромант призвал какую-то странную нежить и обещал, что сможет отогнать любого коварного демона.
- Прям любого? – Даже странно, что Квиберн их ещё не выдал. Такой шанс. Дени никто бы и слушать не стал, она же демон. Да и Джона после всего, скорее всего, тоже.
- Любого незнакомого, видимо. Мне он мило улыбнулся и похвалил за смелость и отличное владение магией. Просил напомнить тебе про конструкт, говорит, что подобрал подходящую голову и очень ждёт.
- Да, я напомню магистру. Возможно, даже завтра. – Так вот оно что. Квиберна никогда по-настоящему не волновали инквизиция и Собор. Он согласился зарегистрироваться, чтобы его перестали отвлекать от работы. Так какое ему дело, что один из магов собора демон, а инквизитор предатель? Пока Джон исполняет условия сделки, Квиберн будет молчать, улыбаться и где-то даже покрывать.
- Завтра, возможно, не стоит. Нужно подождать пока всё немного успокоится. Некромант как раз свою голову прикрепить успеет.
- Дени, послушай. – Он прекрасно понимал к чему она, но, Создатель, как же не вовремя. Не говоря уже о том, что смерти магистра он тоже не хотел. – Если с магистром Мормонтом что-то случится… Скорее всего следующим магистром назовут меня, а это сейчас… Совсем не вовремя.
— Вот оно что. – Она медленно кивнула, в фиалковых глазах мелькнуло что-то. – Понимаю. Да, ты прав. Всё может печально кончится. Хорошо. Есть ещё один способ защититься, неприятный, да и хватит в лучшем случае на полгода, но мы за это время постараемся придумать что-нибудь. Во всём разобраться.
Она толкнула дверь его комнаты. Интересно, он сам, не думая, пришёл сюда или она откуда-то знала где его комната? Хотя, кажется, уже всё равно. Её брат и она знают о нём больше, чем кто-либо ещё. Так какая разница, знает ли она, где он живёт? – Спасибо вам за помощь, Дени.
- Ты спас моего брата, Джон. – Она подошла со спины, мягко обхватила за плечи, положила на плечо голову. – Ты рисковал собой, ради нас. Рисковал всем. Если бы мы не помогли после этого, кем бы мы были? – Она погладила его по плечу, протянул ладонь, расстегнула брошь тёплого плаща. – Во всю эту историю мы тебя втянули. Прежде чем что-то делать, нам стоило всё выяснить, а мы понадеялись на свой опыт. Мы поможем, всё что нужно сделаем. Обещаю тебе.
- Спасибо. – Он перехватил тонкую ладонь, прижал к своей щеке и замер. Идущее от её кожи тепло словно успокаивало, клубок начал распускаться. Нить за нитью. Всё будет нормально, всё получится. У него есть семья, пусть и не те, кого он привык так называть. Они разберутся, справятся. Он уже предатель для Собора, пусть пока никто и не знает об этом. Так так ли плохо перестать разрываться между двумя мирами? Стать полностью частью одного из них. Пусть и не того, который он привык считать родным. – Твой брат обещал мне встречу с кем-то.
- Да, я знаю. Он единственный известный нам полукровка, превратившийся не в младенчестве. Думаю. он многое сможет объяснить. - Она бережно коснулась губами его щеки. – Джон, мне очень жаль, что так получилось с Куореном и теми стражами. Они были хорошими людьми. Я бы многое отдала, чтобы на их месте были другие.
- Я тоже. – Несправедливо и горько, что достойные люди погибли, а такие как Торне остались живы. Тяжело. Это его решение и эти горечь и несправедливость с ним навсегда, но стоит ли бесконечно думать о том, что уже не изменить? Возможно, ему удастся предотвратить подобное. Возможно, его отношения с демонами могут пригодиться Собору и людям, особенно, если о них не узнают. – Я хотел бы всё исправить. Жаль, что никто этого не может. – Стоило всё же снять не лучшим образом выглядящую мантию. И меч тоже. И обнять Дени. Бесконечная усталость не оставляла никаких желаний, но просто обнять её, чувствовать, что она рядом, что поддерживает было почти необходимо.
- Только сделать так, чтобы не повторялось. – Она словно прочитала его мысли. Отпустила, чуть отстранилась. – Что другие про нас подумают?
- Уже всё подумали и поняли. Не переживай. Ты героиня, а Мормонт считает, что именно наши отношения спасли большую часть зданий. – Джон отстегнул меч, вернул на место, расстегнул и сбросил мантию. – Они закроют на всё глаза.
- Хорошо. – Она бросила рядом с его мантией свою куртку, перепачканную в золе, но ничего больше сказать или сделать не успела. В дверь постучали.
- Заходите. – И кому понадобилось его дёргать? Неужели очередным проблемам?
- Джон, Дени. Простите за вторжение. – Проблем не было. Был Джейме. В перепачканном сажей костюме, с растрёпанными волосами и потускневшими изумрудными глазами. Ланнистеру мало кто давал больше тридцати раньше, сейчас же он выглядел куда старше своих сорока.  – Джон, можно тебя на пару слов?
- У меня нет от неё секретов, Джейме. – Бывшего наставника было жаль, очень. Но скрывать от Дени он больше ничего не собирался. Пусть лучше Джейме сразу выбирает слова, если в них есть что-то, чего не должен знать маг инквизиции.
- Хорошо. Тем более это и не тайна. Просто я не хотел ещё и её впутывать. – Он замолчал, опустил глаза. Джейме потерял друга и двух стражей из-за Джона. Его мучения отзывались тупой болью. – Просто… Просто Квиберн сказал, что может создать защиту против демона для магистра Мормонта. Может и не спасёт, но хоть задержит. Как бы эта тварь не стала убивать всех причастных к ритуалу. – Джейме скривился как от боли. – Он убил Куорена, я уверен. Но тела не нашли, а вызвать души погибших стражей, по словам Квиберна, невозможно. И теперь все вокруг обсуждают мог ли мой друг быть предателем. Проклятье. Магистр Баратеон уже сообщил, что мне лучше на какое-то время уехать.
- Мне очень жаль, Джейме. – О том, что под удар попадут все связанные с Куореном он не подумал. Теперь у Джейме будут проблемы. Станнис его недолюбливает, как и верховный святитель. Придётся что-то придумать, чтобы убедить всех, что Джейме ни в чём не виноват. Хорошо, хотя бы, что поверить в виновность Куорена большинству будет сложно. – Я ни за что не поверю, что Куорен мог бы предать Собор и Создателя. Он был лучшим инквизитором, что я знал. – Джейме слабо улыбнулся, на плечо легла тонкая ладонь. Дени. – Я сделаю всё что смогу, чтобы они даже не начали расследование на тебя, твоих стражей или мага.
- Спасибо Джон. – Изумрудные глаза немного посветлели. Джейме не мог не переживать за своих людей, наверняка даже больше, чем за себя. – Семью они не тронут, отец всё же слишком серьёзная фигура, а вот ребята. – Джейме перевёл дыхание. - Спасибо за помощь, но и ты меня послушай, хорошо? Поговори с Квиберном. Знаю, что он не внушает доверия, но он лучшее, что есть. Если бы только твоя мать была жива…
Рука Дени дрогнула на плече. – Ты её знал?
- Мы дружили. Когда твой дядя пообещал её руку Баратеону, она говорила, что, если бы стражам не запрещено было заводить семьи, она бы вышла за меня. – Джейме слабо усмехнулся. Джон почувствовал, как в груди кольнуло болью. Рядом столько лет был человек, который знал его мать. Знал ли Джейме про отца? – Чтобы не выходить за Роберта, конечно. Но для такой как она, знак бесконечного доверия. Эддард тебе не рассказывал? Его, в своё время, наша дружба ужасно злила.
- Дядя почти ничего мне о ней не рассказывал. – Он мог бы столько узнать о ней. Он обязательно расспросит Джейме, когда всё закончится. – Даже о том, что она была некромантом, я узнал не от него.
- Странно. Эддард всегда недоверчиво относился к дару сестры, но никогда не пытался отказаться от неё. Возможно, это связано с твоим отцом. Они поссорились из-за него. – Джейме покачал головой, но тяжёлое выражение почти исчезло. – Хотел бы я знать кем он был. Что Лианна Старк, всегда любившая и оберегавшая свою семью, из-за него разругалась с братьями и уехала из дома. – Значит Джейме не знал. Она никому не сказала про отца. Жаль лишь, что узнал человек, от которого всё стоило сохранить в тайне. – Можно тебе теперь, наверное, сказать. Я её видел за несколько месяцев до того, как её не стало. И она просила приглядеть за тобой, если что-то случится с ней. Как чувствовала. Хотя, может и чувствовала. Говорят, некроманты такое могут. Так что, поговоришь с Квиберном?
- Конечно, Джейме. – Это день, кажется, решил окончательно похоронить его под ворохом откровений и эмоций. Их было уже столь много, что Джон почти ничего не почувствовал. Возможно, чуть позже. – Спасибо. За то что рассказал о ней. Я знаю так мало, что каждое слово как драгоценность. Куда мне написать тебе о Куорене и расследовании?
- Пиши в Кастерли. – Горечь вновь вернулась в голос Джейме. – Съезжу навещу брата и сестру. Отец сейчас в разъездах, если моё изгнание не затянется, то разминёмся. Доброй вам ночи. И ещё раз спасибо за помощь.
- Не стоит благодарности, Джейме. Не стоит. – Уже закрытой двери произнёс он и повернулся к Дени.
- Хочешь о чём-то поговорить? – Кажется она тоже была ошеломлена откровениями Джейме. Наверное, даже хотела их обсудить, но сил сейчас говорить о чём-то не было.
- Нет. – Джон шагнул вперёд, обнял, зарылся лицом в серебристые волосы. – Я хочу, чтобы этот день закончился. Хорошо?
- Конечно. – Тонкая ладонь погладила по голове, распустила и без того растрепавшиеся волосы. – Если хочешь я останусь. Кровати у вас определённо не предназначены для совместного использования, но, если будешь меня так же крепко обнимать, как-нибудь поместимся.

+1


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Фанфик: Демон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно