Путеводитель Новости Галерея артов

08.03.22 - Поздравляем прекрасных леди с 8 марта!
23.02.22 - Поздравляем наших защитников с 23 февраля!
01.02.22 - У нас новый дизайн фиалкового цвета!
03.08.21 - Нашему «домику» 2 года!
09.05.21 - С Днём Великой Победы!
08.03.21 - Поздравляем прекрасных дам с Международным женским днём!
23.02.21 - С Днём Защитника Отечества!
01.01.21 - С Новым 2021 годом!
03.08.20 - Нам 1 год!
09.05.20 - С Праздником Великой Победы!
01.05.20 - С Праздником Весны и Труда!
08.03.20 - С Международным женским днём!
23.02.20 - С Днём Защитника Отечества!
31.12.19 - С наступающим 2020 годом!
12.10.19 - Теперь у нашего домика новый адрес - www.ice-and-fire.ru!
28.09.19 - Мобильный стиль снова работает! Прошу оставлять ваши пожелания и замечания в соответствующей теме!
22.09.19 - Мобильный стиль в течение нескольких дней работать не будет в связи с перенастройкой! Прошу прощения за неудобства!
22.09.19 - Прошу оценить долгожданный вау-поворот!

Лед и Пламя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Фанфик: Демон


Фанфик: Демон

Сообщений 41 страница 50 из 50

41

круто! втрая глава так быстро. появится минутка, прочту  smalimg

+1

42

хм, Осмунд? уж не любовник ли Серсеюшки?
и ни кто не заметил,что Джон после своего великого колдунства и спаринга с инкубом разговаривает? или все пока в шоке, что он в принципе выжил?
на фикбуке видела, что вы намекали, что предатель не Станнис. если подумать, он, действительно, мало вероятен (если, конечно, вы и тут не переделали характер, как в случаее с Недом). но кто же тогда? неужели Мормонт? он тоже лысый. а Джорах в вашей вселенной есть? вон он может быть предателем, ИМХО  smalimg

+1

43

27075,7 написал(а):

хм, Осмунд? уж не любовник ли Серсеюшки?
и ни кто не заметил,что Джон после своего великого колдунства и спаринга с инкубом разговаривает? или все пока в шоке, что он в принципе выжил?
на фикбуке видела, что вы намекали, что предатель не Станнис. если подумать, он, действительно, мало вероятен (если, конечно, вы и тут не переделали характер, как в случаее с Недом). но кто же тогда? неужели Мормонт? он тоже лысый. а Джорах в вашей вселенной есть? вон он может быть предателем, ИМХО

За что люблю писать такие вещи в фэндоме, что ты имя назвала, и у читателей сразу теории появляются))) В полностью оригинальных работах оно так не работает, увы
Предполагается, что демон активно трепался до того, как напал на Джона. С учётом того, что пьяный инкуб и правда то ещё трепло оказался, всё действительно могло именно так и быть
Да, намекала, но меня, кажется, особо не услышали. Мормонт, как я его себе представляла по телосложению скорее не жилистый, а крепкий, может даже немного массивный. Джорах пока не планировался, может потом где-то и всплывёт, а то мне остро не хватает именных персонажей на роль третьего лебедя в пятом ряду. А кто предатель... Ну им может теоретически и Станнис действительно быть. Может его кто-то из культа околдовал, или он верит, что поступает верно, подставляя под удар магов и инквизиторов и стражей верных новому Собору (типа, что его долг очистить Собор от тех, кто отступил от канонов, а культ инструмент этого, как Мел и Р'Глор в книге). А может это кто-то, кто ещё не был описан. По сути из всей обширной верхушки мы знаем или предполагаем что-то о внешности только четырёх человек - двух Магистров и их сменщиков. Даже про Верховного Святителя знаем только что он невысокий и поэтому носит каблуки, а то и платформы

+1

44

Песня
- Шесть. - Визерис усмехнулся, вполне беззлобно, но уже и такая усмешка начинала невероятно раздражать. - Но в этот раз неплохо.
- Да где неплохо? - Оставалось только скривиться. Попытки научиться использовать способности демона он под руководством родственников предпринимал вот уже пять дней. И, поначалу, казалось, что всё получается, пока три дня назад, выпустив когти, он не потерял равновесия от неожиданной тяжести на спине. Визерис и Дени сперва долго смеялись, он напомнил им малыша, делающего первые шаги, потом долго любовались, крылья оказались красивые - угольно-чёрные с тонкими серебристыми трещинками-прожилками. Самому Джону ни любоваться ни смеяться не хотелось. Двигаться с крыльями оказалось сложно. Они не были тяжёлыми, но даже такой вес серьёзно мешал. И если ходьбу он освоил быстро, то драться никак не получалось. Крылья мешали балансу, словно на спине была тяжёлая сумка, то и дело расправлялись, словно сами собой, чем Визерис охотно пользовался. Вот и в этот раз он бросил Джона на пол, схватив за раскрывшееся крыло.
- Ты продержался против меня почти две минуты – очень даже хорошо, на мой взгляд. – Визерис тихо фыркнул и наконец отпустил, убрав колено с груди, левую руку с запястья, а правую, с выпущенными когтями, от горла. – Но с крыльями тебе определённо нужно что-то делать. Если не научишься их контролировать, то никой навык не спасёт. Тебя за них схватят, вот как я сейчас, и сделают всё, что захотят. – Демон выпрямился и протянул руку, помогая подняться.
- Хоть верёвочкой их подвязывай. – Прозвучало устало и зло. Поражения - часть обучения – так было всегда, но проигрывать шесть раз подряд, быть не в силах даже задеть противника… Такого унижения он никогда не испытывал. И даже разница в опыте в несколько столетий как-то не успокаивала. Визерис дрался даже не в четверть силы.
- Верёвочкой? – Визерис вскинул брови, а, наблюдавшая за, с позволения сказать, поединком Дени неожиданно рассмеялась.
- Инквизиторы носят длинные волосы собранными в пучок, чтобы во время боя за них никто схватить не смог. – Хихикая пояснила она. – Подвязывают, понятное дело, лентами. Вот и крылья Джон предлагает так же. Чтобы не мешались.
- Ну, можешь попробовать. – Визерис не удержался от смешка, кажется не задумываясь, скользнул пальцами по длинным волосам, собранным в хвост. – Только учти, удобнее не станет. Крылья не волосы, будут затекать, болеть. Да и если научиться ими пользоваться они могут быть весьма опасным оружием. Удар крылом в голову почти наверняка вынудит противника некоторое время полежать на земле, думая о вечном.
- Не говоря уже о том, что возможность посреди боя взлететь и ударить по врагам магией сверху – невероятное преимущество. – Дени тоже присоединилась к расхваливанию дополнительной пары конечностей. Джон тихо вздохнул. Он верил, что крылья могут быть грозным оружием и серьёзным преимуществом, вот только бы научиться этим оружием поражать врагов, а не себя. Демоны в этом помочь ничем не могли. Дени сказала, что это, как учиться ходить. Или есть ложкой. Родители раз за разом могут показывать тебе, как это делается, поддерживать, но только от тебя зависит, как скоро всё получится. Это нельзя объяснить. Слишком уж в разных категориях мыслят те, кто умеет, и кто никогда не умел. – К слову о полётах. Виз, может стоит попробовать? Вдруг у Джона лучше получится контролировать крылья, если он научится использовать их по прямому назначению.
- Летать? Когда он даже складывает их с десятой попытки, а убирает и выпускает так и вообще только за счёт когтей, из-за чего постоянно на боли в спине жалуется. – В глазах дядюшки было столько сомнения, что им можно было захлебнуться. – Так никто не делает.
- Конечно не делает. Просто потому, что к моменту, когда крылья ребёнка становятся достаточно сильны, чтобы взлететь по-настоящему, он уже всё умеет. – Дени вздохнула, завернулась в собственные белоснежные крылья. – Вот только Джон не ребёнок. И не может учиться десять, а то и пятнадцать лет. Его крылья уже сейчас способны поднять его. И может они станут послушнее на земле, когда он поймёт, как управлять ими в воздухе.
— Вот именно, что ребёнок уже всё умеет. – Мнение Джона демонов не интересовало, но он уже привык и смирился. Он ничего не понимал в том, чему они пытались его научить, ну какое, к бесам, собственное мнение. Что он может умного сказать по вопросу полёта? Да ничего. Так что оставалось слушать. – В том числе и безопасно перепархивать с места на место. А Джон? Да он разобьётся.
- Скорее не взлетит. – Дени, в отличие от Визериса оставалась спокойна. - Этому тоже учиться надо, как ходить. Ребёнок не идёт сразу после того, как впервые встаёт на ноги. Но, если ты так переживаешь, то можно и с перепархивания начать. Я знаю место, где много замечательных булыжников внушительных размеров. Там будет удобно учиться.
- И бросим замок пустым? – Похоже Визерис был склонен согласиться.
- Зачем пустым? Ты останешься, а мы с Джоном пойдём тренироваться, летать-то я могу.
- Летать можешь, а защититься, если на вас нападут?
- А магия на что?
- Магия спасает не всегда, иногда и когти нужны. – Визерис тяжело вздохнул и всё же сдался. – Ладно, подумаем. Может ты и права. Возьмёте только с собой мамин амулет и всё время будете держать активным.
- Ох и наслушаешься ты, братец. – Дени рассмеялась, но голову согласно склонила. Вот и всё демоны договорились о дальнейшем обучении и без единого слова от самого Джона.
- Ничего. Зато буду спокоен. А теперь, раз уж заговорили о магии, предлагаю немного сменить род занятий. А то мне уже надоело заниматься избиением детей, прости Джон.
- Ничего. – Джон позволил себе слабую улыбку. С магией ему было как-то проще. Может потому, что учителем была Дени. – Самому надоело.
- Ну и прекрасно. Прошу, сестричка. – Визерис усмехнулся, вновь ухитрившись не повторить ни одну из тех усмешек, что были ранее, и уселся на место Дени. – Продемонстрируй свои таланты по обучению новоявленных демонов.
- Ну они явно выше, чем у тебя, братец. Может, если бы я учила Джона драться, схватки бы не выглядели столь печально?
- Так в чём проблема? Регенерируй мизинец и вперёд. Я буду только рад. – Кажется в этот раз в словесной перепалке победил Визерис, Дени захлопала глазами, пытаясь подобрать слова, но лишь отмахнулась правой, сегодня, спустя пять дней после битвы, снятой с фиксирующей подвязки, рукой.
- Пойдём, Джон, не стоит обращать внимания.
Да я и не обращаю. Мог бы ответить он, но предпочёл промолчать. К чему обижать, понятно, что слова были о ней и для неё. – Действительно. Что тебе показать?
- Ну, давай опять с контроля. – Прозвучало с некоторым сомнением. Лёд не требовал столь серьёзных концентрации и контроля, как пламя Дени или песок Визериса. Не угрожал перекинуться на всё, что попадётся или рассыпаться и просыпаться сквозь пальцы при малейшем ослаблении контроля. Но Джон был не против. Магия демонов была для него совсем новой. Хороший контроль точно не был лишним.
- Как скажешь. – Сосредоточиться, ему всё ещё легче было делать это прикрыв глаза, зачерпнуть дар из источника, в очередной раз поразившись насколько он больше так и не восстановившегося инквизиторского, направить дар в ладонь, но не использовать, а удержать.
- А красивое ледяное пламя. Очень-очень достойный контроль. – Похвала Визериса звучала словно немного уязвлённо, огорчается, что ему так и не удалось чего-то подобного от Джона добиться. – О Рее напоминает. Он любил так свой лёд на руку собирать и разговаривать, активно жестикулируя, со всякими неприятными личностями.
- Ну, мне до такого уровня ещё далеко. – Джон заставил серебристо-голубое, словно неподвижное пламя поколебаться, стечь к пальцам и вернуться обратно в ладонь. – Но контролю нас обучали, ещё когда инквизиторами делали. Тут всё не так сложно.
- Магия так это совсем легко. – Дени улыбнулась несколько натянуто. Не получалось у неё, в отличие от Визериса, вспоминать о старшем брате без тоски в глазах. Словно она чувствовала себя в чём-то перед ним виноватой. – Знай преобразуй энергию в то, что тебе нужно. Ну, давай стрелу попробуем, она самой простой считается, кроме того, почти одинакова для огня и льда. – Лёгкое движение пальцами правой руки и над ними возникает что-то, на стрелу совсем не похожее, скорее на наконечник копья, увеличенный в несколько раз. – Вот так она должна выглядеть, рассмотрел внимательно? – Джон только кивнул. Пока он учился создавать только шарики, похожие на твёрдые снежки. Кажется, теперь пришло время для настоящих заклинаний. – И потом направить куда тебе нужно и бросить. Я делаю это пальцами, но можно и всей рукой. Виз, например, свои песчаные плети именно так бросает. – Визерис в ответ только плечами повёл, словно подтверждая, что разницы нет. – Вот так. – Она развернулась к стене, ещё одно едва уловимое движение пальцами и огненная вспышка прочертила комнату и разбилась о камни. – После того, как заклинание выпущено из руки, контролировать его больше не требуется. В этом несомненное преимущество стрел, шаров и прочих бросаемых заклинаний. Но есть и минус. Эти куда направил, туда и полетят, даже если врага там уже не будет. Плети, мечи, управляемые стрелы – требуют постоянного контроля, но зато изменяют направление, как тебе будет угодно.
- Тут ещё нужно обратить внимание на разницу стихий. – Визерис, до того сидевший тихо, решил вмешаться. – Для огня или песка – плеть базовое заклинание, а меч показатель высочайшего уровня, тогда как для льда, всё наоборот. Его твёрдость благоволит мечам, но сопротивляется созданию гибких и подвижных плетей. Демоны такие вещи обычно на практике осваивают, но у тебя времени не так много, поэтому очень советую поискать книги по ледяной магии людей и ознакомиться. Формулы заклинаний тебе не нужны, а вот принципы работы будут очень полезны.
- Спасибо, Виз, изучу. – Сэм и не такое достать может. В этом Джон не сомневался. А как объяснить внезапный интерес к магии льда он придумает. – Так могу я попробовать эту стрелу создать?
- Конечно. Прости. Мы увлеклись. – Улыбка, задорно блеснувшие глаза. Дени. Правая рука у неё цела, может пригласить её наверх, в любимую инквизиторскую таверну?
- Ничего. Всё было очень интересно и познавательно. – Он вернул ей улыбку, подмигнул и развернулся к той же дальней стене. Так, стрела. Похожа на крупный наконечник копья. Бросить ну, допустим, прямо. Попробуем. Глаза было бы проще закрыть, но Джон сделал усилие над собой и удержал их открытыми. Нет. В бою закрытые, даже на мгновение глаза – верная смерть. А отучиться будет очень сложно, вот как с зачерпыванием силы, лучше сразу правильно. Представить, представить, пламя в руке изменило контуры превращаясь в стрелу. Хорошо. Бросок. Не задумываясь, движением запястья. Не пальцами, но и не всей рукой, неплохо. Голубая вспышка, звон расколовшегося льда. Стрела долетела.
- Молодец. Отличная стрела, особенно для первого раза. Но лучше задержи её на пальцах на несколько мгновений подольше. Она не успевает до конца сформироваться и в полёте разбрасывает остатки энергии, если рядом будут союзники, то ты можешь им навредить. Кроме того, будет время прицелиться получше. Давай, попробуй.
Джон охотно попробовал. И ещё раз, и ещё. Задержи стрелу на руке дольше, бросай резче, сделай всё непрерывно, зачерпнул и сразу в стрелу, без ледяного пламени. В конце концов даже последнее удалось. Счастливая Дени тут же вознамерилась показать ему огненный шар, вполне переиначиваемый в ледяной. Заклинание, взрывающееся при столкновении с целью и осыпающее всех вокруг градом острейших ледяных осколков. Кроме того, в него при должном умении можно было спрятать ещё какое-нибудь заклинание. Но с шаром не задалось. Создавая его, Джон на мгновение потерял контроль, и ледяными осколками осыпало его руку.
- Закончили. – Визерис на ногах оказался тут же, создал какое-то странное заклинание и крохотные плети разом выдернули из ладони засевшие там осколки. Джон скривился, по пальцам, быстро останавливаясь, потекла чёрная кровь. Не забыть вымыть руку перед возвращением в Собор. Объяснять, где он в библиотеке, где по легенде он сидит целыми днями, нашёл демона, точно не хотелось. – Хватит магии на сегодня. Джон, ты как?
- Нормально. – Рука ещё ныла. Привыкнуть к тому, что раны заживают быстрее, чем перестают болеть, он пока не успел. – Отвлёкся.
- Устал. – Спокойно отозвался Визерис, при этом бросив укоряющий взгляд Джону за спину, на Дени, наверное. – Хватит на сегодня или всё-таки хочешь попробовать полетать?
- Хочу попробовать. – Идея полёта Джону очень нравилась. И пусть в родном мире летать можно только если по ночам или где-то совсем на безлюдье, но здесь-то можно. Посмотреть на мир с высоты, увидеть его единым полотном, а не набором миниатюр. – Но не сейчас, пожалуй. Посидеть мне не помешает.
- Пойдёмте посидим. – Голос у Дени был смущённый, хотя Джон не считал, что она в чём-то виновата. Он сам слишком увлёкся, не заметил, что теряет контроль над магией. – Джон, расскажешь, что в итоге у вас с предателем?
- Не знаю. – Когда он пришёл к Магистру в тот день, то был уверен в том, что знает, кто их предал. Магистр сделал из описания демона тот же вывод. Магистра Баратеона взяли под стражу той же ночью, он ничего не успел сделать. Вот только какое-то неприятное чувство не давало Джону поверить, что с опасностью для Собора покончено. Хоть он и убеждал себя, что это лишь из-за того, что сообщники предателя, а они обязаны были быть, пока не найдены. – Магистр Баратеон во всём сознался ещё вчера, но…
- Но сперва всё отрицал. – С тихим смешком сообщил очевидное Визерис. Уж он-то переживать о судьбе Станниса Баратеона точно не собирался. Не зря Дени говорила, что он собирался уничтожить всю семью человека, убившего Рейегара. – Хорошие у вас палачи, быстро работают. Даже у нас лучше бы не справились, я думаю.
- Да, магистр Мормонт подобрал лучших. – Старый инквизитор не поскупился на палачей для закадычного соперника. Порой Джону даже казалась, что магистру совершенно всё равно виноват ли Станнис Баратеон в предательстве. Главным было отправить его на костёр.
- И смогли эти лучшие что-то узнать про сообщников? Про Культ?
- Сообщников он назвал. И демон у него знакомый был. Была. – Джон быстро поправился, вздохнул. – Сель какая-то.
— Это мы долго искать будем. – Дени тоже вздохнула и тоже тяжело. – Я никакой Сель не знаю. А что с Меллисандрой?
- Рассказывал о ней, правда не много. Что ведьма, что была Танцующей с Огнём, переметнулась в Культ Ворона, что была любовницей демона. Или демонов, там в протоколе допроса какая-то путаница. Назвал какой-то замок, где они встречались.
- Проверили? – Фиалковые глаза Визериса блеснули золотом.
- Как раз сегодня должны проверять. Сперва магистр хотел и меня отправить, но Джейме его отговорил. Уж не знаю какими методами.
- А что с Джейме? – Дени немного повеселела, открыла какую-то неприметную дверцу, ведущую на балкон весь увитый необыкновенными чёрными и алыми цветами, которых Джон нигде наверху не видел. – Он теперь магистр стражей?
- Джейме тяжело. Нужное количество голосов для признания он набрал, но с трудом. Многие стражи и часть инквизиторов считают, что Станниса арестовали несправедливо, кто-то видит в этом вину Джейме. – Кажется Собор всё больше раскалывался надвое. Приверженцам старых традиций после ареста Станниса везде чудились интриги и заговоры, последователи же нового Собора косились, словно подозревая, что каждый, оставшийся верным прежним идеалам может быть предателем. И это всё на фоне того, что две части Собора словно поменялись ролями. Приверженцы старых традиций призывали провести полное расследование и справедливый суд, новых – отправить на костёр по выбитому под пытками признанию. Стать новым магистром в такой ситуации – врагу не пожелаешь.
- А кто он такой этот Джейме? – На резные стульчики, стоящие вокруг маленького столика на витой ножке демоны сели с присущей элегантностью, а вот Джон с трудом. Сидеть с крыльями ему ещё не доводилось и понять куда их деть, чтобы не мешали, было решительно невозможно. – Можем мы рассчитывать на его содействие?
- Ты нет, братец. Ты убил его близкого друга. – Дени скривилась. Смерть Куорена она считала нелепой и ненужной. И припоминала её Визерису уже не впервые. Говорила, что не понимает зачем убивать, если можно было ударить посильнее, да и перетащить в бессознательном состоянии сюда. Визерис вяло отбивался, что договориться бы с инквизитором не удалось, а вреда от пленника было бы больше, чем пользы. К собственному ужасу, Джон чувствовал, что поддерживает скорее Визериса. Слишком хорошо он помнил, как Куорен отозвался о демонах в последнем их разговоре. – Да и нам следует быть осторожнее. Я не готова предсказать его реакцию на новость, что он водит дружбу с демонами.
- Ты сама говорила, что Тирион с бесом приятельствует, а у Серсеи любовник – инкуб. – Джон, наконец, как-то пристроил крылья и смог присоединиться к разговору. – Не думаю, что Джейме настолько плохо относится ко всем демонам. Но вот смерть Куорена действительно может стать проблемой. – А ещё Джейме магистр стражей и должен поступить так, как от него ждут. Поэтому осторожность совсем не помешает.
- То, что я спасал тебя никак оправданием не послужит? Хотя бы небольшим? – Джон бы подумал, что Визерис шутит, но в глазах демона не было не следа его обыкновенных ухмылок.
- Не знаю. – Совсем недавно он бы однозначно сказал нет. Но после того, как услышал от Джейме про мать, про странное взятое с него обещание, уже не мог быть до конца уверен. – Может быть. Джейме хорошо ко мне относится и там какая-то сложная история с моей матерью.
- Точно сложная? Мне показалось, что он просто был в неё влюблён. Безответно, наверное. – Дени взмахнула ресницами, а Джон в очередной раз поразился как легко они говорят на такие темы.
- Может быть. – Или не безответно. Или не был влюблён. Про прошлое Джейме Джон знал очень мало. Ланнистеры были скрытной семьёй, мир узнавал только какие-то обрывки фактов из их жизней – ничего не зная о предпосылках.
- Может ещё узнаем когда-нибудь. – Дени вздохнула, постучала когтями по столу, отозвавшемуся странным, но приятным звоном, подняла взгляд на брата. – Жаль, что арест Баратеона ни на шаг не приблизил нас к Ворону. Может хоть у тебя есть чем порадовать, Виз? Ты, как мне показалось, на что-то такое намекал сегодня.
- Ну как порадовать. – Визерис покривился, выбил на столе какую-то свою мелодию. – Знал этот тип удивительно мало. Что-то где-то подслушал, что-то подсмотрел. Но даже то, что есть, ничего толком нам не даёт. Там много имён, столь же информативных, как та Сель. Какие-то описания, среди которых я только драгоценного Паука и знаю. Но этого скользкого х’нари не поймаешь, да мы и так знали, что он на Ворона работает. – Демон перевёл дыхание. Джон мысленно прикинул, что паук – должно быть тот информатор воронов, которого так нежно “любил” Петир. – Но два интересных момента имеются. Инкуб частенько захаживал в “Девичьи пещеры”, но похоже не только с суккубками развлекался, но и встречался там с кем-то из низшего звена воронов. По его же словам о нападении на инквизицию ему рассказали там же. Девочки у нас информированные, может вспомнят что-то более интересное, чем этот…
- Девочки могут. – Дени хихикнула, глаза блеснули, Джон ощутил неприятный укол в груди. Интересная новость. Он что, собрался демона ревновать? Тогда стоит прекратить всякие отношения прямо сейчас.
- Пойдёшь?
- Почему нет. Давно я там не была. Даже соскучиться успела.
- Понимаю тебя. Ну, удачного визита. Главное не забудь, что нам нужна информация.
- Кто бы говорил.
- Потому я и не иду. – Очаровательная ухмылка, и очередная словесная дуэль осталась за Визерисом. – Но, вернёмся к теме. Среди кучи бесполезных имён я услышал одно очень интересное. Некий Гриф.
Дени поперхнулась воздухом. Похоже имя было очень хорошо знакомым и очень интересным. – Ты думаешь тот самый? Да не может быть, он уже лет сорок, как сдох.
- Или мы думали, что он сдох, а он затаился где-то. – Визерис пожал плечами, с сожалением покосился на Джона. – Краткая историческая справка. Гриф, он же Джонатан, он же, уж извини, Джон, был любовником Рея лет семьдесят назад. Но потом у них что-то не сложилось, и Рей от него ушёл. Так вот этот тип вместо того, чтобы, как и положено приличному демону, плюнуть и найти себе кого-нибудь ещё или хотя бы по-человечески поплакать в уголочке, решил обидеться. Убил девушку, с которой у Рея тогда были отношения, причём как-то особенно жестоко. Я её тела не видел, Дени, тем более, но нам и выражения лица Рея хватило. После этого за него объявили такую награду, что все четыре сектора за ним гонялись. Но поймать не успели. Он покончил с собой, как мы думали. Утопился, только чтобы не попасть к нам в руки. Теперь, вспоминая, что эту новость нам сообщил Паук, я думаю, что они уже тогда что-то совместное планировали.
- А вызвать его по полному имени никак? – Джон глубоко вдохнул и решил, что о любовных приключениях отца подумает попозже.
- Я пробовал. – Визерис скривился. Но там такая магическая стена, что осталось только убраться от пентаграммы поскорее. Кто-то его защищает, и у меня совсем нет желания, чтобы этот кто-то почувствовал меня.
- Может Ворон? – Дени поджала губы и теребила косу.
- Если так, то с ним только маме и под силу справиться. Там такая мощь, что кажется, что одного взгляда будет достаточно, чтобы от меня только горсточка песка и осталась. – Визерис передёрнулся, потряс головой. – Однако, мы отошли от темы, ибо новости о чудом воскресшем Грифе ещё не кончились. По слухам, у него объявился сын. Парнишка лет двадцати.
- Сын у Грифа? – Дени снова поперхнулась воздухом. – Тогда это точно не он.
- А по описанию он. Только волосы в синий перекрасил. Но сын меня тоже удивил. – Визерис покачал головой. – Я этого Грифа знаю дольше, чем ты живёшь, и к девушкам он интерес проявлял разве что до первого полёта. Возможно, он, конечно, очень много выпил той ночью, но всё это уж слишком странно. По всему выходит, что я знаю только одного демона, который может эту загадку распутать и, как только он вернётся из своего загадочного путешествия, нужно ему об этом сообщить. Пусть расплачивается за покровительство.
- А как же другие варианты? – Шутка у Дени получилась натянутой, кажется она хотела разрядить атмосферу.
- А то ты Петира не знаешь. Он скорее согласится со своей скалы не в облике птицы прыгнуть. Человеческое воспитание накладывает на демона страшный след. – Визерис картинно вздохнул и улыбнулся. – Даже если в течении всего десяти лет.
- Действительно. Какой ужас, не считать мужчин привлекательными. Как же жить то без этого. – Джон произнёс это негромко, но, чтобы демоны услышали. Они и услышали, дружно фыркнули. Давящее чувство ушло. – И мне, если я верно помню, кто-то полетать обещал.
- Действительно. – Дени тут же оказалась на ногах, глаза блеснули угольками. – Чудесная площадка с камнями, как я могла забыть. Братец, где там твои амулеты?
***
- А у тебя неплохо получается. – Мурлыкала она ну совсем не по-кошачьи у животных, по мнению Джона, получалось хуже.
- Ну так с таким учителем. -  Примерно в том же тоне отозвался Джон. Теперь к фокусам, которым учили инквизиторов, можно было добавить настоящий демонический голос. Пожалуй, он был единственным, что Джону однозначно нравилось.
- О да, мои таланты в обучении ну очень велики. – Фиалковые глаза блеснули улыбкой, ладони соскользнули с его плеч, шаг назад, взмах крыльев и она уже на другом камне. Улыбнулась, поманила пальцем.
А ведь начиналось занятие вполне невинно. Ну, если не считать периодически вспыхивающих огнём глаз Дени. Она показывала ему как раскрывать крылья, как правильно двигать ими, чтобы была надежда хоть оторваться от земли. Потом было несколько попыток взлететь, довольно удачных, как ни странно, а потом Дени предложила перебраться на камни. И с ними ничего не вышло, ну поначалу. Как оказалось, приподняться над землёй, взмахивая крыльями и лететь совсем не одно и то же. Как курица, честное слово, сообщил Джону внутренний голос. Он подумал и поделился образом с Дени. Та расхохоталась и предложила не считать перепархивания полётом, скорее затяжным прыжком. Это ведь даже курицам удаётся. Идея оказалась удачной. Дени недолго наблюдала за ним с земли, потом вдруг скривилась, выругалась на своём языке, вспорхнула на камень и вот так же поманила. С этого момента всё стало намного интереснее.
- Вы выяснили что-то по поводу пробуждения моей магии? – Джон прикинул расстояние до камня Дени и решил, что за один прыжок, пожалуй, не перелетит. Ноги поломать не хотелось. Заживёт, конечно, но сегодняшний день будет безнадёжно испорчен, а у Джона всё ещё были на него планы. Стоило воспользоваться другим камнем, поближе. И оттуда уже к Дени.
- У нас есть теория. – Она смотрела, наклонив голову и то и дело облизывая губы. – Непроверенная. Рассказать?
- Давай. – Услышать про крайне своевременно пробудившийся дар было любопытно. Тем более, что Джон был готов поклясться, что это было связано с неправильной молитвой, использованной против Меллисандры. – Любопытно.
- Ну смотри, мы думаем, что это связанно с молитвой. – Можно похвалить себя за догадливость. И расправить уже крылья для прыжка. Чуть отвести назад, напрячь так же, как ноги перед прыжком. Как же это всё было странно. Если бы не аналогии Дени он бы никогда не понял. Повезло, что она достаточно много времени проводила в человеческом облике и могла их придумать. – Ты каким-то образом смог сломать саму её структуру, превратив в бесконечный поток. По сути, вызвать то же противостояние сил. – Прыгнуть и сразу взмахнуть крыльями и ещё раз. Движение задаёт направление, задача крыльев только удержать тело в воздухе. До нормального полёта ему ещё далеко, но перепархивания уже давались неплохо. Ноги уверенно встали на камень. Расстояние он рассчитал верно. – Но инквизиторский источник на противостояние сил не рассчитан. Ты не просто вычерпал источник, но и одолжил свою жизненную силу, слил её с даром.
- Тогда почему я ещё жив? – При некотором желании жизнь действительно можно было превратить в магию. Именно так создавались самые могущественные и разрушительные заклинания. Вот только выживания мага это не предполагало. Последний шанс, для тех, кто рядом или месть забравшему всё врагу, но не более. Процесс превращения жизни в магию уже было не остановить. Она навсегда покидала тело, выжигая всё вокруг последней волей мага.
- Потому что ты демон. – Она хмыкнула. Переплела пальцы рук. – Живому, знаешь ли, свойственно до последнего цепляться за этот мир. Душа не хочет уходить, тело умирать, порой даже вопреки разуму. – Она скривила губы, явственно выразив отношение к самоубийцам, и продолжила. – Ищется любая зацепка, соломинка. И в твоём случае она нашлась. Пробуждение магии демона могло, как это ни странно, прервать превращение жизни в магию. Просто магии стразу становилось столько, что вытекала уже она, попутно залатав собой разрывы в ауре.
- То есть магия пробудилась из-за того, что я был на грани смерти?
- Да, если всё совсем упростить. – Она вздохнула, потеребила косу. – Ты идёшь или у нас намечается философский диспут о сущности нематериальных планов и мне можно слезть с камня?
- Разве для философского разговора обязательно слезать? – Ещё один прыжок и Джон опустился рядом с ней, приподнял её голову за подбородок, когти странным образом уже почти не мешали, поцеловал. На несколько мгновений магия стала совершенно неважна. – Да и, я думаю, мы сможем провести его в другом месте и в другое время, как считаешь?
- Считаю, ты абсолютно прав. – Кончиками когтей по виску, щеке. – Ты знаешь, что князья, сказавшие друг другу о любви, целуются в полёте?
- Впервые слышу. – Это она ему настолько доверяет? Упадут ведь оба и всё очарование момента будет безнадёжно разрушено. – Думаешь получится?
— Вот и проверим. – Она взмахнула крыльями, устремилась вверх, не выпуская его руки. Пришлось последовать за ней. Крылья выдерживали. Не полёт, но зависнуть в воздухе удалось отлично. – Думаю, ты будешь прекрасно летать. Так быстро учишься. – Ответить, что всё это благодаря ей, Джон не успел. Вкрадчивый шёпот прервался поцелуем. Самым странным в жизни. Князья, сказавшие друг другу о любви целуются в полёте. А их дар сплетается и поёт странную, непонятную и неповторимую песню. Огонь и лёд. Ярость и скорость, спокойствие и задумчивость. Гибкость и движение, уверенность и стабильность. Тепло, что согреет и сметающая всё на пути буря, вымораживающий жизнь холод и дуновение прохладного горного ветра. Слишком разные, чтобы быть вместе, слишком разные, чтобы не тянуться друг к другу.
Ноги демонов коснулись земли, поцелуй завершился. – Огонь и лёд. – Шепнула Дени. И её голос даже отчасти не был человеческим. – Как они поют, ничто не способно петь так, как соединившиеся противоположности. – Когтем она стукнула по амулету, так и болтающемуся у Джона на шее.
- Снять?
- Не надо. Но и крылья оставь. – Несколько мгновений тянущего молчания. – Говорить безумно трудно, но и молчать нельзя. Дар бьётся внутри, требует снова соединить противоположности. – Так вот какая она любовь князей, мама говорила, что неописуемо, а я не понимала. Дура. Теперь ясно чем человек от демона отличается.
- Я тебе не наврежу когтями? – Он почти перебивает, не попадает в тему, но это не важно.
- У меня хорошая регенерация, переживу. – Она мучительным жестом срывает с шеи подвеску, амулета, но аметист в центре не пульсирует жизнью, в её руках лишь обычное украшение. – Отключил. Догадливый. – Подвеска отлетает в сторону, вновь поцелуй и сплетающиеся в песне стихии.
Рубашки на пуговицах у обоих, оказываются словно знаком свыше. Представить необходимость разорвать поцелуй почти физически больно. Песня стихий струится вокруг, заполняя собой весь мир. Внутренний голос пытается изобразить здравый смысл и сунуться в голову с чем-то похожим на «ну и как, и где?» и тут же сбегает, перепугавшись песни. Где? Как? Да какая разница? Такие непривычные и непонятные раньше крылья подчиняются даже не по желанию, по его тени. Крепко обнимают её, за плечи, прижимают. Когти скользят по её груди, животу, не оставляя и следа. Привкус чужой и своей крови, от расцарапанных клыками губ. Песня взвивается вспышками и искрами, снежными пиками и ледяными ветрами, не смолкает и ведёт за собой. А может они её ведут? Силой слишком разных стихий, слившихся в одно. Любовью князей.

+4

45

Глава немного экспериментальная и представляет собой, по сути, один большой диалог. Местами имеются флешбеки загадки, разгадав которые, можно очень много понять про Петира (и его взаимоотношения со Старками)

Беды
- Тирион! Мне срочно нужен твой бес! – Дверь с грохотом врезалась в стену, Тирион и бес, вместе изучающие где-то выкопанную последним «Книгу демонов», одновременно подпрыгнули на месте и развернулись к двери с одинаково недоумёнными лицами.
- Ты бы орала потише, сестрица. Ещё отец услышит. Или слуги. – Отец, конечно, и так знал, а слуги в доме Ланнистеров в последнее время остались только самые верные и молчаливые, но так громко всё равно не стоило.
- Зачем нужен-то, блондиночка? – Сестрицу бес называл исключительно так. Последняя шалость, оставшаяся ему после появления у неё нового любовника. За прежние, которые сама Серсея предотвратить не могла, инкуб приложил беса об стену и пообещал после следующей жалобы оторвать голову. Тириону, хорошо знавшему сестру, пришлось заключить с ней сделку, чтобы та своему любовничку не нажаловалась. Сволочи. Оба.
- Мне нужно узнать про один ритуал. – В другой ситуации они с бесом бы вместе что-нибудь съязвили, но сегодня сестра выглядела на редкость плохо. Волосы растрёпаны, глаза красные, платье всё измятое. Ревела не иначе. И даже на блондиночку внимания не обратила. – Срочно!
- Ты спокойнее, блондиночка. Спокойнее. – Бес соскочил со стола, прыгнул к Серсее, но запрыгивать на плечо не стал. Уселся рядом. Помнил ещё про инкуба. – Что за ритуал?
- Хочу призвать демона по полному имени. – Тирион, двинувшийся к двери, нечего ей распахнутой стоять, запнулся о ковёр. Бес издал тихий, испуганный писк.
- Ты это, блондиночка. Не надо. Они этого страсть как не любят. Даст твой инкуб о себе знать, куда он денется.
- А если не даст, то значит ты ему надоела и тем более не стоит его сюда тащить. Тем более по полному имени. – Тирион даже поёжился, представив себе ярость демона. Если не получится сестрицу отговорить, стоит отцу сообщить. Сильный тёмный маг должен справиться с инкубом, если тот решит пойти дальше нецензурной ругани. – Ты его вообще откуда знаешь? Разве демоны говорят такие вещи случайным любовникам?
- Я не случайная. – Серсея вспыхнула, но под взглядами Тириона и беса быстро стихла. – Мы напились как-то вместе, он мне сказал, а на утро – забыл.
- И ты сейчас хочешь ему об этом сообщить? Да ещё и вот так? – Тирион, наконец, плотно прикрыл дверь и чуть выдохнул. – Тебе жить надоело? Если так, то давай Джейме письмо напишем, он придумает как тебя прибить, не ставя под угрозу всю семью.
- Братец, ты идиот. – Сказано было с такой стальной уверенностью в глазах, что Тирион почти поверил. – Смотри. – Серсея потянула за цепочку и вытащила из декольте странный кулон. Довольно крупный круглый медальон с гравировкой ворона на одной из граней. – Это он мне дал. Сказал, что если будет нужен или, если соскучусь, взять эту штуку в руки и позвать его по имени. Он услышит. – Тирион с сомнением посмотрел на медальон, но говорить ничего не стал. Кто их демонов знает. Потом покосился на беса, да так и замер. Тот сжался в комочек, словно стараясь стать совсем незаметным. Очень странное поведение для умеющего исчезать существа. – Я уже пользовалась. И он всегда отзывался. Либо сам приходил, либо медальон становился горячим. Значит он не может сейчас, но меня услышал и будет, как сможет. А сегодня сколько я не звала это штука только холоднее становилась. А потом я по полному попробовала позвать, так мне показалось, что я зимой руку в воду сунула. Что-то не так, Тирион, я боюсь за него.
- И чем тебе призыв поможет? – Может демон таким образом просто давал сестре понять, что не хочет с ней говорить. Хотя странно. Этот тип показался ему тем ещё болтуном, к тому же любителем чужих негативных эмоций. Не упустил бы он возможности сказать сестрице, что она ему надоела в лицо, и получить удовольствие в последний раз.
- Если с ним беда, то его выдернет сюда, где бы он ни находился. И тут он будет в безопасности, хотя бы недолго. – И опять та же уверенность в глазах. Не переубедить.
- Ладно, ладно. Но все запечатывающие знаки на пентаграмме начертим, как положено. Если необходимости в них не возникнет, то извинишься потом. Договорились? – Лишь дёрганый кивок в ответ. Ну и ладно. Тирион повернулся к бесу и кивнул. – Ну что поможем Серсее?
- Давай. – Бес пискнул совсем тихо и сжался ещё больше. Что же его так напугало в этом медальоне? Нужно будет обязательно спросить потом. Но сейчас Тирион больше был занят проблемой сестры. Выброс магии от ритуала нужно будет как-то замаскировать. А то отец точно недоволен будет. А хотелось бы обойтись без этого. Ладно, так уж и быть, придётся лабораторией пожертвовать. И всё ради этой неблагодарной ведьмы – сестрицы.
- Пошли только в мою лабораторию. Там хоть какой-то экран от магии стоит. Есть шанс, что отец не сразу узнает, что мы сотворили.
Следующие пол часа они с Серсеей дружно ползали по лаборатории, под руководством беса вычерчивая все необходимые контуры и знаки, расставляя свечи и пытаясь ничего не стереть рукавом рубашки или подолом платья. Но наконец всё было закончено, Серсея повторила за дрожащим бесом формулу, замолкла на мгновение. – Осмунд.
В воздухе возникла щель чернее ночи, медленно расширилась… и выплюнула прямо в преисполненные надеждой лицо Серсеи и любопытством лицо Тириона кучу песка. Когда они, наконец, отплевались, щель исчезла, свечи не горели и весь пол был засыпан песком.
- И что это было. – Тирион задал вопрос в пустоту, не рассчитывая на ответ, но тот прозвучал.
- Похоже инкуб у какого-то князя. – Бесу заметно полегчало, он валялся в песке и довольно махал кисточкой на хвосте. – Тот поставил на него знак блока, который и плюнул в нас песком. И хорошо, что только песком. Если бы князь понял, что у него добычу украсть пытаются, явился бы лично. И было бы нам плохо. – Бес, которому сейчас точно было хорошо, перекатился в песке, довольно ухмыльнулся. – Ты, блондиночка, лучше про инкуба забудь. Знак блока демонов калечит, на друзей его не ставят. Так что козлоногий твой уже считай труп. – Бес мерзко захихикал и подбросил в воздух горсть песка. Вот ведь. Даже пнуть захотелось.
Тирион тяжело вздохнул, покосился на осевшую на пол с пустыми глазами Серсею, вздохнул ещё раз и пошёл за метлой и тряпкой. Лаборатория прибрать сама себя бы не смогла, а запускать сюда слуг он был категорически не согласен.
***
- Здравствуй, сестрица, да ты вся сияешь, как я посмотрю. Глупый, наверное, вопрос, но как там девочки?
- Прекрасно, братец, и очень скучают по тебе. Надеялись, что ты со мной придёшь, но ты у нас теперь такой занятой.
— Вот вернётся мама, и я сразу к девочкам. Или лучше сначала к Арии?
- Лучше к девочкам, а то змейка тебя заворожит и опять про них забудешь. А где, кстати, Джон? Я видела его мантию в зале. Думала вы вместе.
- Ты, как всегда, права, драгоценная. А Джон у Петира.
- Один? Ты с ума сошёл?
- Не дёргайся. У него моё кольцо и амулет связи. Ничего с ним не случится. А нам всё равно нужна была информации.
- Ты должен был туда пойти!
- Я собирался, но какая-то кас’хании пыталась выкрасть моего пленника по полному имени. Пришлось распутывать след, пока он не пропал.
- Распутал?
- Да, и раз уж ты, драгоценная, вернулась, ухожу туда, куда он ведёт.
- А Джон?
- А что Джон? Он уже не маленький, ледяным мечом наловчился владеть, да и потренироваться в полёте ему полезно. И что ему может там угрожать? Это же Петир, с него все окрестные демоны, только и делают, что пылинки сдувают, такой источник информации потерять никто не хочет.
***
В дверь постучали, когда он только закончил расставлять новые статуэтки из верхнего мира на специальной полке. Не успел он вернуться, а кто-то уже ломится. Обычно Петиру нравилось копаться в чужих тайнах, распутывать загадки и использовать всё это себе во благо, но иногда хотелось, чтобы все нижние миры провалились ещё глубже, а он оказался в небольшом мамином доме, где никому не было дела до бастарда молодой ткачихи. Демон со вздохом потряс головой, касанием пальцев вернул на голову рога. Скоро странная тоска по старому дому пропадёт. Стоит только стоящему на пороге подкинуть интересную загадку. Да и не по маленькому бедному дому была эта тоска. Появляться там он до сих пор не любил. Она была по матери и отцу. Одним из немногих, кого он любил. И кто ушёл так рано. Как и все любимые. После смерти последнего стало проще отгородиться от мира усмешкой циника и больше никого близко не подпускать. Чтобы не терять. И не мстить.
- Иду-иду. – Довольно громко отозвался он на очередной стук, больше, чтобы заглушить глупые мысли. Ну точно умирать собрался, слезливо вспомнив перед этим всех, кто умер чуточку раньше.
Замок на двери слегка заедало. Стоит найти кого-то, кто починит, подумал он, распахивая дверь, и тут же шарахнулся назад, превращаясь в птицу, пытаясь уйти от удара сотканного из чистой энергии меча.
Пытаясь, очень верное слово. Оборотню никогда не быть быстрее арани. Трансформация продержалась не боле мгновения, на пол он рухнул уже в истинном облике, прилагая все усилия, чтобы не взвыть от боли и мучительно пытаясь понять есть у него ещё нога или уже нет. Впрочем, уже и не важно. Если к нему явился убийца, то скоро ему станет уже совсем неважно. Позвать бы огненных, но амулет, оставленный Визерисом, был на втором ярусе башни, надёжно укрытый среди прочих статуэток. Преодолевая боль, он всё же вскинул глаза. Может получится выторговать жизнь за какую-нибудь тайну. Он много знал и сдаваться был не приучен.
Не получится. Стало понятно сразу. Помимо ранившего его арани в комнате находились ещё двое. Невероятно, даже для них, красивый инкуб и невысокий толстый лысый тип, больше похожий на обычного человека. Вот только Петир слишком хорошо знал этого кас’хании и что он никогда не был человеком тоже.
- Здравствуй, Петир, какая встреча, правда. – Паук где-то с ленцой кивнул арани и один из таких обычно гордых высших демонов бессловесно подчинился. Хотя лучше бы спорил. То, что, когда тебя совершенно неласково прикладывают спиной о стену, это больно, Петир и раньше знал, а вот наличие ноги на положенном месте стало приятным сюрпризом. – Что-то ты совсем старых друзей забыл. Не навещаешь. Весточки не шлёшь.
- Из тебя друг, как из волка ягнёнок. – Будь здесь кто другой, он бы попробовал поулыбаться, промолчать, изобразить подчинение и, возможно, что-то и выторговать. Даже культу Ворона нужна информация. Не жизнь, так время купить можно. Вот только с Пауком это не пройдёт. Давняя вражда не оставляла сомнений. Лысый х’нари его не просто убьёт, а сделает это неторопливо и весьма мучительно при любом раскладе. Так к чему упрощать ему жизнь.
- Ещё слово без разрешения и будешь свои внутренности по полу собирать. – Арани произнёс это неожиданно мягко, певуче. Пожалуй, отношение этого рода к убийству, как виду искусства, было в них самым пугающим.
- Спасибо. – Паук всё так же приторно улыбнулся, махнул рукой инкубу. – Пойди дверь посторожи, чтобы никто не заявился. Понадобишься – позову. – Зачем они притащили инкуба Петир понимал, а еще понимал, что Паук ни за что не согласится положиться на ауру очарования. Слишком уж это лёгкий и относительно безболезненный способ. Да и плохо она на оборотней действовала. Кому, как не другому оборотню знать. – Так на чём я остановился? Ну да, совсем ты старых друзей забыл. А я так тосковал, так тосковал, веришь? – Ответа он не ждал, да и не нужен он был. Паук с удовольствием слушал свой голос, разглядывал лицо врага и прекрасно знал, что происходит у него в голове, хоть Петер и старался не дать проявиться в глазах даже растерянности, не говоря уже о страхе. – Вот видишь, пришлось самому встречу организовывать. Спасибо ребятам помогли. – Арани криво ухмыльнулся, но промолчал. Интересно, сильно он ненавидит наглого оборотня? Можно на этом как-то сыграть? Не сейчас, конечно, а то станется с него выполнить угрозу, попозже, когда его заберут… Где там Ворон обретается? - И я очень рассчитываю, что ты по старой дружбе ответишь нам на несколько вопросов. Давай начнём с совсем простого. Назови-ка нам своё истинное имя, а то нехорошо к старому другу обращаться дурацким человеческим прозвищем.
- А может это и есть моё истинное имя? – Надо думать ухмылка у него хорошо получилась, Паук скривился. – Ты проверял уже можно ли меня по нему вызвать? А то родители, знаешь ли, не любили говорить обо всей этой запутанной истории с человеческими и демоническими именами. Как назвали Петиром, так и звали всю жизнь.
- Ну-ну, хочешь сказать, что по этому имени тебя на ритуале позвали? – Злится. Интересно, а чего он ожидал, что другой демон, пусть раненный и пленённый так просто ему истинное имя раскроет? Ну-ну.
- Не помню, как меня на ритуале звали, представляешь? Десять лет возраст такой, сложный. Вот изумрудные нити пентаграммы помню, а имя не помню, совсем. Избирательная детская память, что поделаешь.
- Ну что же, видно придётся память воскресить. Есть у меня парочка способов для этого. – Кто бы сомневался. Хотя, если Паук рассчитывал эти свои способы применить на деле, то ему стоило что-то предпринять прямо сейчас. Ноги Петир уже почти не чувствовал. Регенерация стянула самые страшные повреждения, но полностью залечить рану не смогла, и он продолжал терять кровь. А её даже у демона было не бесконечное количество. – Но пока поговорим о другом. Может твоя память окажется не столь избирательна в вопросе…
О чём хотел поговорить Паук узнать не довелось. Входная дверь распахнулась и в неё упал инкуб сторож, совершенно точно мёртвый. Ледяная стрела в голове даже для демона с жизнью не совместима. Виновник гибели инкуба появился сразу за ним. Ну надо же, какие гости. Петир, конечно, предполагал, что с такой семьёй у мальчика нет шансов стать не князем, но получить подтверждение своим догадкам, да ещё и так, было приятно. На несколько мгновений замерли все, первым, неожиданно, отреагировал бывший, или не бывший, инквизитор. Вторую ледяную стрелу арани бы отбил, если бы не стоял к двери спиной, при том ещё и удерживая пленника у стены, а меч у его горла. Пока отпустил, пока развернулся… Всей скорости демона хватило на то, чтобы подставить стреле не спину, а плечо.
Арани взвыл, но дожидаться чем всё закончится Петир не стал. Князья сильнее арани, но этот Джон сколько князь? Луну? Или и вовсе меньше? Стоило помочь, иначе они рисковали оказаться в плену вместе. Хотя князь-то наверняка вырвется. У него крылья, магия, он не ранен. Если обучен, то сбежит в верхний мир и ищи его. На когти с такой раной надежды у Петира не было, но у него было и человеческое оружие. Только бы до него добраться.
В этот раз трансформация продержалась немного дольше. Птица упала и обратилась в демона у невысокого столика, где, скрытые иллюзией, лежали несколько метательных ножей. Самый крайний, пусть и с трудом, удалось ухватить. Но прицелиться в арани мешала боль. И слабость. Только начавшая затягиваться рана, вновь раскрылась, и он даже не был до конца уверен, что сможет добросить нож. И всё равно бросил. Не слишком удачно. Арани легко отбил нож клинком, даже не глядя, и тут же пропустил удар ледяным мечом в бедро. Оружием мальчик владел прекрасно. Умения инквизитора и скорость и ловкость демона дали замечательное сочетание. Даже арани не всегда поспевал за чужим оружием.
- Кажется, наш новый гость тебе знаком. – Паук подкрался бесшумно. Лысым толстяком он притворяться перестал и это обнадёживало. Значит чувствует угрозу.  – Кто он?
- Сынишка огненного принца. – Петир ответил сладенькой улыбочкой. Рейегар был для воронов той ещё костью в горле, они даже на начало активных действий осмелились только после его смерти. Как же приятно, что теперь его сын им тоже мешает.
- С’ши-на. – Задело. Иначе бы не перешёл на столь грязную ругань. Петир стянул со стола ещё один нож, на случай непредвиденных действий старого врага. – А матушка его?
- Да почём мне знать? Мало ли у Рея девок было. – Девок может и немало, а Лианна Старк одна. Петир всё ещё недоумевал, как принц с ней связался. Столь сильный некромант мог и для демона угрозу представлять. По крайней мере его она как-то на спор скрутила за минуту. Ещё и похихикала. Брандон потом долго дразнился. А уж прекрасный характер и вовсе не располагал к столь близкому знакомству. Большинство мужчин предпочитали от Лианны Старк держаться подальше, несмотря на её необыкновенную и яркую красоту. Слишком уж много в той красоте было яда.
- И вправду, да и есть ли разница? – Паук ухмыльнулся. – Мальчик силён. У милой белокурой Дени может возникнуть серьёзный конкурент. Посмотрим, что с этим можно сделать, а пока… - Паук шагнул к нему, наверняка собрался перемещаться подальше от столь небезопасного места и Петира с собой прихватить. Джон, отступая под ударами энергетического меча неловко повернулся, одно из крыльев раскрылось. Мальчик ещё плохо владел ими, слишком мало пробыл демоном. Петир покрепче перехватил нож, уже всерьёз решая, кого им бить, Паука или себя. Арани скользнул вперёд, ухватил Джона за крыло… Попытался ухватить. Крыло молодой демон убрал стремительно, скользнул вперёд, пользуясь тем, что противник открылся, полоснул когтями по животу арани, поднырнул под руку с мечом, взмахнул своим… Чёрная кровь разлетелась повсюду, голова арани упала на пол, Джон развернулся к Пауку.
Тот тут же растерял всю решимость, дёрнулся, мгновенно сжался, и уже маленький паук так ловко забился между камней башни, что и не найдёшь его. Но Джон и не пытался, спасибо ему.
- Петир, вы как? – Какой правильный вопрос. Обычно спрашивали жив ли, будто не видно. Или всё ли в порядке.
- Плохо. Рана серьёзная, если ничего не сделать может стать смертельной.
- Регенерация не справится? – Мальчик присел рядом, совершенно спокойно осмотрел рану, на которую Петиру и одного взгляда бросать не хотелось. Инквизитор.
- Нет. – Он совершил серьёзную ошибку и его жизнь от него уже не зависела, как это не печально было признавать. Только от Джона. – Может и справилась бы, но я к тому моменту успею умереть от кровопотери. Да ещё и Паук сбежал. Притащит сюда своих, можете не сомневаться.
- Тогда нужно уходить. Я и с этим-то еле справился. – Джон потёр плечо и Петир только сейчас заметил, что его тёмная рубашка рассечена в нескольких местах. Арани его достал, просто раны уже затянулись.
- Нужно. Вы умеете переходить в верхний мир? Мне сейчас сил и на себя не хватит.
- Умею, правда, круг камней знаю только один, но нам туда никак нельзя. – Вот ведь… дрянь. И что теперь делать? Как жаль, что нельзя передать свои знания о кругах Джону. У Петира их был целый набор, на любые случаи жизни. – Хотя погодите. Есть ещё один. Сейчас, несколько мгновений. – Мальчик, хотя, не стоит его так называть, пожалуй, прикрыл глаза, замер, крепко сжав губы. – Всё. Надеюсь, там не слишком сыро. Я слышал, на Западе весна выдалась дождливая. – Он вновь замер на несколько мгновений. Видел, как перемещаются не в одиночку другие демоны, но сам так ни разу не делал. Ну что же, пусть ему повезёт и всё пройдёт хорошо.
Чужая рука легла на плечо, вторая крепко сжала руку у локтя. Умный. Хорошая “клетка”. Большинство демонов предпочитали просто обнимать перемещаемых. Им-то это проблем не доставляло. А вот Петир был рад, что Джон выбрал другой способ.
От переноса потемнело в глазах, он даже побоялся, что потеряет сознание, но обошлось. Завершилось путешествие между планами на поляне, среди белых камней.
— Вот так-вот. Идёшь спасать брата от ведьмы и не знаешь, как это пригодится в будущем. – Едва слышное бормотание Джона заинтересовало Петира несмотря на боль. У него есть брат? Родной?
- У вас есть брат? Тоже полукровка?
- Нет. Он кузен. Просто мы выросли вместе, и я привык звать его братом. – Джон снова осмотрел рану. Покачал головой. – Лечить как демон я ещё не умею. А исцеляющие молитвы мне всегда плохо давались. Да и не могу я сейчас этот дар использовать. – Какое счастье. Молитва может и помогла бы, но пыткой была бы той ещё. – Да и молитву на демона… Пожалуй придётся иначе. Будет больно. Но кровь должно остановить. – Несколько мгновений молчания, словно в нерешительности, взгляд куда-то в сторону. – И почему не справляется регенерация? Какая-то магия?
- Скорее особенность оборотней. Наши раны переносятся с нами в любое обличье, в том числе и звериное. Но для маленького пересмешника рана слишком велика, магии нужно как-то её трансформировать, чтобы рана не оказалась размером со всю птичку. Она и трансформирует, но при этом делает рану почти невидимой для регенерации. Я ещё сильным для оборотня считаюсь, поэтому рана хоть как-то затягивается, а у слабых может вообще не заживать. – Петир со вздохом посмотрел на формирующееся на ладони Джона ледяное пламя и решил подумать о чём-то ещё. – А ваш кузен – он сын Эддарда? Или Бенджена?
- Дяди Неда. – Рука замерла, глаза подозрительно сощурились. – Вы их знали?
- Да и довольно хорошо. Кроме Эддарда, он всё время пропадал в столице Собора. Священником стать готовился.
- Священником? – Глаза Джона расширились. Хм. – Он никогда не говорил. А что ему помешало?
- Смерть старшего брата. – «Они умерли, слышишь, умерли, этого не изменишь, будь ты хоть тысячу раз некромантом, тебе не под силу вернуть их. И мне. Никому не под силу. Смирись. Ты же не хочешь превратить любимых в монстров?» - Ему пришлось стать лордом.
- И они знали, что вы демон? – Как-то невпопад спросил Джон, зато воспоминания оборвал. Хорошо, что всем, кроме цвета волос и глаз он пошёл в отца. Смотреть на копию Брандона было бы… ужасно.
- Знали. И Эддард тоже, прежде чем ты спросишь. – «Ты что притащил в наш дом? Это же монстр. Чудовище. Ты с ума сошёл? Ты знаешь, что Собор сделает со всеми нами, если узнает?» «Так не говори им, братишка, это решит проблему.»
- Поразительно. Не думал, что дядя способен примириться с демоном. – Джон, наконец прекратил хлопать глазами, опустил руку. Бедро вспыхнуло болью. – Лёд должен ослабить кровотечение, потом его можно медленно снимать и тогда регенерация справится.
- Или пойти к кому-то, кто лечить умеет. – Выдохнул он и замолчал на несколько мгновений, не столько давая осмыслить свои слова, сколько запасаясь воздухом. Говорить придётся на одном дыхании. – Расскажите мне про Старков. Какими они стали?
- Вы, кажется, сами говорили не доверять вам, Петир. – Внимательный взгляд тёмно-серых глаз. «Эй, а тебе говорили, что у тебя глаза цвета зимнего неба перед снегопадом?» «Нет, ты первый. Поэт, чтоб тебя.»
- Говорил. – Кто же знал, что случайный разговор разбудит такие воспоминания. Интересно сын Эддарда пошёл в мать или отца? – Но теперь это не имеет значения.
- Почему? – «А что мне полагается за спасение твоей жизни?» «Подзатыльник. Хочешь?»
- Вы спасли меня. Теперь на мне долг жизни. – Джон закончил колдовать, поднял руку, Петир попытался приподняться, но был остановлен коротким жестом.
- Нет, не вздумайте. Лёд может ранить ещё серьёзнее, если его потревожить. Я перенесу вас в замок. Виз и Дени лечить умеют и смогут помочь. А потом вы расскажете мне что за долг жизни.
- Подождите. Лёд продержится немного, а мне хотелось бы, чтобы вы услышали о долге жизни, пока ваших родственников нет рядом. – Он перевёл дыхание. – Визерис захочет извлечь из этого выгоду, а я предпочёл бы, чтобы решали вы. – «Мерзость какая-то, это же почти рабство. Я бы вот отказался.» «Как благородно, а я бы нет. Эй. Не вздумай меня бить. Я сильнее, если ты уже забыл. И быстрее.»
- Если вы не перестанете его по полному имени называть, то не только захочет, но и извлечёт. – Усмешка, мгновенно стирающая всё подобие. Перед Петиром сидел Рейегар. С другим цветом волос и глаз. – В замке сейчас только он и лечить вас ему, так что осторожнее с именами.
- Как скажете. - Он не стал встречаться взглядом с серыми глазами, знакомыми и при этом чужими. – Так вы выслушаете меня?
- Если вы так хотите. Только быстро. Здесь тепло. Сам по себе лёд долго не продержится, а моё участие может расширить рану.
- Как скажете. Вы спасли меня, теперь на мне долг жизни. Его можно оплатить, если я спасу вам жизнь в ответ. Или десятью годами служения.
- Служения?
- Да, абсолютного подчинения. Хозяин не имеет отдавать только два приказа. О самоубийстве или убийстве близких. Впрочем, у меня таких нет. Если такой приказ будет отдан, долг считается выплаченным.
- Так просто? Так давайте я отдам. – Джон скривился, передёрнул плечами, шевельнулись за спиной необычные чёрные крылья в белых прожилках-трещинках. – Никогда не видел себя в роли рабовладельца.
- Не так просто. - Как бы ему хотелось, чтобы всё было просто. Но предки предусмотрели и излишне совестливых. – Если вы отдадите такой приказ, только чтобы отказаться от долга, ничего не получится.
- А жаль. Значит любой приказ кроме этих двух?
- Абсолютно.
- И что, если не исполнить?
- Хозяин сам решает. – Гордость неожиданно вспомнила, что она у него имеется и вынудила подобрать максимально нейтральную формулировку.
- То есть любое наказание по выбору. – Догадливый какой. – А сопротивляться…
- Ну, можно попробовать. – Петир покачал головой, вздохнул. – Только ведь связь всё равно останется. Да и не получится толком. Руку оттолкнуть можно, а ударить нет.
- А хозяину, ох Создатель, какое мерзкое слово, можно значит. А если его убить? Ну не самому, а нанять кого-то.
- Если хозяин умрёт раньше должника, то должник лишится дара. Он будет выглядеть как демон, но, по сути, по сути - станет человеком. Представляете, что у нас с таким сделают? И как быстро? Понимаете теперь, почему я не хотел Ви… вашему дяде рассказывать?
- И очень хорошо. Но рассказать ведь всё равно придётся. – Мгновение молчания, улыбка. – Впрочем, я намекну Визу, что его мнение хоть и очень важно для меня, но в этом вопросе точно не определяющее. Верите?
- Не знаю. – Он ответил такой же улыбкой. – Посмотрю на ваши поступки и решу.
- Думаю, мы друг друга поняли. – Весёлый блеск в серых глазах. – Пойдёмте в замок, Виза обрадуем.
***
Дверь открылась без единого шороха, и он шагнул в пушистую темноту комнаты. Хорошо. В последнее время он чувствовал себя в темноте лучше, чем на свету. За окном шуршал листьями деревьев ветер, тучи, закрывавшие луну, уплывали и в комнату проникал её свет. Лунный свет. Ещё хуже, чем солнечный или свет огня. В древних легендах, которых черни знать не полагалось, его называли самым чистым из всех. Легендарные маги света могли сплетать удивительные по красоте и силе заклинания.
Но он магом не был и лунный свет его только раздражал, он потянулся к огниву, собираясь зажечь свечу, но не успел. – Не нужно. – Бархатный голос, фигура в лунных лучах. – Лунный свет прекрасен, хотя мне доводилось слышать, что люди его не любят.
- Я думал, что демоны, особенно из ваших вообще не очень любят свет. – Он пожал плечами и отложил огниво, с интересом вгляделся в фигуру. Высокий худощавый мужчина, коротко остриженные волосы, кажется, серебристые, хотя цвет толком не разобрать. Если бы не этот завораживающе бархатный голос он бы не узнал гостя. Тот обыкновенно выглядел иначе. – Что тебе надо?
- Слышал история с изменой магистра стражей хорошо разворошила улей Собора? – Привычно не обратив внимания на вопрос отозвался собеседник. Сперва это раздражало, но потом он привык. Демон всё равно ответит на вопрос рано или поздно, а его на первый взгляд неуместные рассуждения, порой были преисполнены смысла.
- Да, хорошая была идея. Стражи и инквизиция взбудоражены, старый и новый Собор готовы друг другу в глотку вцепиться.
- Так что их удерживает?
- Ланнистер, Мормонт и этот… мальчишка, преемник Мормонта, Джон, кажется.
- Джон? А имя рода?
- А имени рода нет. Он бастард.
— Вот как. Тогда его пока не трогай, бастардом будет проще управлять, а нам пригодится послушный человек во главе инквизиции.
- Управлять им просто точно не будет. – Он скривился, вспомнив мальчишку, который как-то сумел раздобыть сведения о нём. Хорошо, что предложенная его собеседником маскировка сработала и все подумали на Баратеона. – Умная и проницательная сволочь. Верная идеалам нового Собора к тому же.
— Значит подаришь мне. Умные и проницательные инквизиторы – прекрасный материал для опытов. – Не заиграйся главное. Мысленно предостерёг он собеседника. Такой сильный собеседник может и одолеть оборотня, придётся быстро убегать. Если все восемь лапок уцелеют. – Посмотри на это. – Вот и переход к делу. Он наклонился, на ладони собеседника лежала половинка знака Создателя. – Сегодня днём мне помешали забрать одного ценного демона. Помешал другой демон. Князь льда. Он убил инкуба и справился с молодым, но талантливым арани, при этом почти не пострадав. Мне пришлось бежать. По счастью князь сосредоточился на моём несостоявшемся пленнике, и я успешно дождался их ухода. А потом нашёл на полу это.
- Хочешь сказать ледяной князь – член Собора. – Он покачал головой, но не столько в изумлении, сколько в восхищении. Ему бы так научиться маскироваться. – И я должен его найти?
- Очень догадливо.
- Опиши.
- Молодой, лет двадцать – двадцать пять, среднего роста, черноволосый, глаза тёмные, но точный цвет я не разглядел, одевается в тёмные цвета, прекрасно владеет мечом. Я бы нарисовал, но этот вид искусства мне не даётся.
- Не страшно. Если хорошо владеет мечом значит страж. Или маг. Если страж, то обратится за новым амулетом в ближайшие дни, им положено носить. А если никто не обратится, то поищем среди магов льда. Если подходящих будет несколько, то я с тобой свяжусь и ты посмотришь.
- Прекрасно. Каждый раз, как встречаюсь с тобой – радуюсь своей проницательности, предложившей тебе присоединиться к нам.
- Я тоже ей часто радуюсь. Если бы не вы, сидел бы монахом где-то далеко-далеко. – Он помолчал, обдумывая ещё одну вещь. – Только ты учти, знак мог носить не только член Собора. Я буду искать, но если это кто-то из простых людей, то я тебе не помощник.
- Понимаю, но ты всё же поищи. Есть у меня предчувствие, что мы его найдём.
- Предчувствие — это хорошо. Они тебя редко обманывают. Если найду его, что сделать?
- Свяжись со мной. Нужно будет выяснить кому он лоялен и испытать эту лояльность. И скоро у меня будет прекрасный инструмент для этого.

+2

46

Глава - переход между двумя этапами противостояния героев и культа, поэтому событийная насыщенность стремиться к нулю, при этом присутствуют намёки на то, чем герои займутся в следующей части и какие загадки будут разгаданы.

Перед бурей
- Не представляю, чем вы мне можете помочь. Лучше просто не мешайте. – Джейме сидел, устало откинувшись на спинку кресла и его становилось жаль. Раскол в Соборе неизбежно преодолел этап криков, беготни и призывов, но не угас, а перерос в более опасный – скрытно тлеющей ненависти, готовой в любой момент вспыхнуть уже не криками, а бойней. Джону от этой проблемы, кажется, помогало дистанцироваться ощущения себя как демона, крепнущее с каждым днём. Княжеская песня, определённо, оказалась не просто красивым эффектом. Но у остальных такой защиты не было. Для двух магистров и Верховного Святителя Собор был если не всем, то очень многим, и они прилагали все возможные усилия, чтобы уберечь его.
- Конечно, Джейме, мы и не думали мешать тебе. Разве можно об этом подумать в такой момент. – Верховный Святитель сидел в кресле нахохлясь и чем-то неуловимо напоминал воробья. Впрочем, невысокий и немолодой Святитель напоминал эту птичку всегда, за что даже прозвище Верховный Воробей получил. Хотя, казалось бы, впечатляющая лысина и, несмотря на возраст, отличная физическая форма не слишком располагали, но вот было что-то. Неуловимое. Джон поймал себя на мысли, что будь Святитель демоном – быть бы ему оборотнем. – Но, послушай старика, назначь всё же преемника. Вся эта ситуация с Культом выглядит очень скверно.
- Пока по столкновениям счёт в нашу пользу. Думаю, вы преувеличиваете. – Магистр Мормонт был чем-то взволнован в последние дни, но, судя по его словам, волновал его не культ. И, похоже, даже не раскол.
- В нашу ли? – Верховный святитель тяжело вздохнул, поёрзал в кресле, ещё усилив сходство с воробьём. – Они смогли убить нашего сильнейшего мага, нескольких инквизиторов, стражей, раскол тоже, в некотором смысле, их рук дело, они предугадывают наши действия на несколько ходов вперёд.
- Больше не предугадывают. Предатель схвачен и казнён, мы их ослепили. – Магистр произнёс это слишком уж уверенно, Джон и Джейме переглянулись. Раньше у Мормонта не возникало таких сложностей с признанием своих ошибок, а то что они ошиблись было понятно уже каждому, кто хоть немного разбирался в вопросе.
- Будем надеяться, Джиор, будем надеяться. И верить, что ослепление Культа не будет стоить нам Собора. – На несколько мгновений повисла гнетущая тишина. Джон пытался найти повод, чтобы убраться с этих посиделок. Бабушка Рейла сегодня должна была завершить свои таинственные дела и вернуться в огненный замок. И Джону куда интереснее было продолжить знакомство с ней, а не сидеть с тоскующими главами Собора, которые всё равно здесь ничего не решали и решить не могли. – Но я вижу, что тебя тревожит не Культ и не раскол в Соборе. Так что же? Думаю, в такие времена нам не стоит иметь тайн друг от друга. – Святитель обвёл их взглядом, словно бы на несколько мгновений дольше задержав его на Джоне. Да нет, наверняка показалось. Если бы Верховный что-то подозревал, то у Джона уже бы возникли проблемы. И очень серьёзные. Нет, пока о чём-то подозревал только Сэм, заметивший, что Джон не всегда есть в библиотеке тогда, когда должен там быть. Но он наивно думал, что Джон бегает встречаться с какой-то девушкой. А таинственность нужна, чтобы Дени не узнала. Так что здесь опасности не было. Сэм даже новость про то, что другу нужно раздобыть новый нательный знак, не привлекая внимания, прежний арани, чтоб ему во тьму провалиться, рассёк пополам, а Джон слишком поздно спохватился, воспринял с пониманием. Хватило обещания никогда не забывать об услуге и пары словно случайных оговорок.
- Да демон тот. – Магистр Мормонт, похоже, был даже рад поделиться мучающей его проблемой. По крайней мере отреагировал он очень быстро. – Вот он ведь знает, что я знаю его истинное имя. Так почему не пытается меня убить. Для него ведь это небезопасно.
- А какая ему разница, если твой информатор всё равно живее всех живых. – Джейме скривился, Джон мысленно вздохнул. Да уж, похоже надеяться на взаимопонимание между Джейме и Визерисом не стоит. И что с этим делать? Ведь придётся однажды показать крылья и когти другим членам Собора, он это чувствовал. Ситуация с Культом была очень скверной, тут Верховный Святитель не ошибался. И не только для Собора. Петир не смог многого рассказать им про чудом воскресшего Грифа. Тот уютно обретался в водном секторе, где усилиями Паука большинство информаторов были потеряны. Оборотень пообещал поискать выходы на этого типа и его непонятно откуда взявшегося сына. Хотя, судя по реакции Петира сыном мальчишка если и был, то исключительно духовным. Родным детям там взяться было неоткуда. Теперь вот они ждали. Потеряв возможность спокойно в одиночку перемещаться по сектору, Петир потерял и способность давать ответ до того, как вопрос был задан. Впрочем, знал оборотень всё равно неприлично много. И делиться не спешил. На вопросы Джона о дядях и матери предпочитал отвечать общими фразами. – Да и защита у тебя есть.
- Ну, он мог хоть попытаться. Заодно и про информатора спросил бы.
- И ты бы ему сказал?
- Нет. Но, думаешь демона это бы остановило?
- Думаю нет. – Джейме вздохнул. Джон кивнул своим мыслям. Забавно вышло, он и не думал, что Джейме может быть знаком с другими демонами, помимо них с Дени. Но бывший учитель оказался полон сюрпризов. Инкуб-любовник сестры Джейме – Серсеи, о котором они с Дени знали ещё с визита в замок Ланнистеров, оказался тем самым Осмундом. Это выяснил уже Визерис, когда разыскивал пытавшегося через истинное имя инкуба выкрасть. Наткнулся на Тириона. И его беса.
- Что же, вернёмся к вопросу преемника…
- Не надо. – Договорить Святителю Джейме не дал. – Я пока не готов назначить кого-то из стражей. Если вдруг со мной что-то случится, то я доверяю Джиору выбрать следующего магистра стражей. Ну или Джону. – Джейме улыбнулся, Джон улыбку вернул. – Обсудив новую информацию вчетвером они пришли к мнению, что Джейме о связях сестры с культом, скорее всего, ничего не знал. Ну либо они о нём и его актёрских талантах ничего не знали.
- Как скажешь, Джейме. – Верховный Святитель тяжело вздохнул, перевёл взгляд на Джона. Кажется, посиделки в узком кругу грозили затянуться. Собрались вроде бы для решения проблем Собора, но проблемы решаться не хотели, а личной жизни, как таковой, ни у магистров, ни у Верховного Святителя не было. – А ты, Джон. Ты сегодня крайне молчалив. Как твой дар?
Прекрасно. Скоро окончательно в ледяного мага преображусь. – Пока не восстановился. Хотя какое-то шевеление я, определённо, в последнее время чувствую. Возможно, в ближайшую неделю-две начнёт восстанавливаться понемногу.
— Это хорошо. Такой талантливый инквизитор, как ты Собору в эти сложные времена необходим. – Святитель помолчал, глядя куда-то в пространство. – Слышал, ты увлекся ледяной магией?
- Я вообще заинтересовался магией, в последнее время. – Сэм – трепло. Чтоб Джон ему ещё что-то важное доверил. – Наши противники её используют, да и мы уже давно работаем с магами. Полезно знать, на что способны твои противники и союзники.
- Да, ты прав. Хорошее начинание. Возможно, стоит провести небольшие просветительские беседы о магии для всех инквизиторов и стражей. Углублённое изучение или что-то вроде этого. Джиор, Джейме, что думаете?
- Почему нет. Стражам такое будет полезно. Может и задумаются о чём-то помимо поиска виноватых. – Теперь и Джейме тяжело вздыхал. Нет, точно пора сбегать. Настроения присутствовать на похоронах не было.
- Инквизиторам, наверное, тоже. Хотя, мне кажется, те, у кого пятёрки есть, уже всё давно поняли. А вот молодёжь просветить будет полезно. – Магистр покосился на Джона, улыбнулся. – Иди уже к своей Дени, иди. Вижу же как ты тяготишься компанией стариков. Эх, молодость.
- Благодарю, магистр. – Ну Джейме не такой уж и старик, вон как глаза возмущённо заблестели, но спорить не хотелось. Втянут ещё в какую-нибудь беседу и не сбежишь потом. А там бабушка возвращается.
- Не благодари. Как бы глупо это не звучало, но счастье, порой, сбегает слишком быстро. Нужно ловить пока оно ещё рядом. – Магистр улыбнулся, а вот в глазах Джейме промелькнула печаль. Интересно. Что же это за счастье в своём прошлом упустил бывший учитель? Может права была Дени про его влюблённость в мать Джона. Ах, если бы Квиберн не погиб. Сколько всего ему нужно было спросить у Лианны Старк.
- Что же, пойду ловить. – Джон позволил себе немного неформальный поклон, выскользнул из комнаты и поспешил по коридору, прикидывая откуда бы переместиться, чтобы его не заметили.
***
- Привет, Петир. Что делаешь? – Дени привычно не стала открывать дверь полностью, проскользнула в едва приоткрытую, подошла к столу, за которым сидел оборотень, привычным жестом обняла за плечи, заглянула через плечо.
- Привет. – Он чуть повернул голову, по губам скользнула улыбка. – Думаю. Создание правильных схем позволяет во многом разобраться. – Он снова повернулся к листу, на котором Дени не могла понять ровным счётом ничего. Знаки, буквы, закорючки какие-то. Интересно, все оборотни так мыслят? – Ты решила меня в семью принять?
- Нет, мне так смотреть удобнее. – Дени нахально устроила подбородок у оборотня на плече, смутно чувствуя, что среди людей так, пожалуй, делать не стоит. Слишком уж интересный изгиб её спина принимала. – Но вообще мне Виз много нового рассказал про долг жизни, так что ты, наверное, в некотором смысле членом семьи теперь считаться можешь.
- Большинство это называют рабством. – Да именно так ей брат и объяснял. Но сам с таким подходом был не согласен. Как и Джон. Да и она тоже. Петир, конечно, был той ещё загадочкой, но отношения, как к удобной вещи, ничем не заслужил. – Этого брат не объяснил?
- Объяснил. Но мы не большинство, радуйся. – Дени, наконец нашла на листе что-то знакомое тут же ткнула в знак пальцем. – Это что символ водного сектора?
- Радуюсь. – Оборотень снова хмыкнул, перехватил её запястье, не давая донести руку до листа. – Стоп, ты мне весь уголь размажешь. Да, это вода. Паук где-то там постоянно обитает, я решил, что не без причины.
- Крылья чёрные, тьма бездонная, свет укроют воды глубокие. – Вспомнила Дени стишок, рассказанный братом. В сердце что-то сжалось. Опять. Как и всегда.
— Это ещё что такое? – Петир развернулся так резко, что ей пришлось отпрянуть. – Откуда?
- Рей рассказал. Личная подпись Ворона или что-то в этом роде.
- Почему о таких важных вещах я узнаю последним? – Петир записал стихотворение куда-то на уголок листа. - Очень интересно. В записях этого не было.
- Так и в дневниках не было. Может это есть в записях отца. Ты их смотрел?
- Дени, при всей моей горячей любви к тебе и твоей семье, записи твоего отца я читать не способен. Совсем ни как. Там что-то страшное творится. Нужен кто-то с куда более гибким умом и крепкой психикой. Может твоя мать смогла бы их прочесть? Жила же она с Эйрисом столько лет.
- Может. – С сомнением отозвалась Дени, вспомнив их с Визерисом попытку заглянуть в записи отца. Не схемы Петира, конечно, но что-то очень близкое. Потому ей и казалось, что он должен разобраться. Ну да ладно. – И раз уж разговор о маме зашёл. Она просила тебя позвать. Хочет выяснить всё, что здесь произошло.
- А вы ей рассказать не можете? – Оборотень бросил слегка разочарованный взгляд на свою схему. Мысль ему какая-то пришла?
- Можем. – Но мама хочет узнать обо всём от очевидцев. Так что историю ваших с Джоном приключений пересказывать тебе.
- А Джон?
- А Джона нет. У него какое-то собрание в Соборе. Сказал, что не знает, когда освободится, хотя очень постарается поскорее. Но в таких вещах торопиться нельзя, сам понимаешь. Маскировка.
- Понимаю. – Оборотень усмехнулся как-то по-особенному, повёл плечами. – Понимаю. Ладно, пошли. Хотя, возможно, ты отсрочила решение нашей проблемы с воронами.
- Отсрочила?
- Ну, я его в любом случае найду. Но из-за тебя не сейчас. – Дени только пожала плечами в ответ. Потрясающе самоуверенный тип.
Мама с Визерисом уже ждали. Или, скорее, не ждали. Брат с одной из извечных усмешек пересказывал историю с инкубом. И не скажешь по нему, что тогда, разговаривая с ней через амулет, голос с трудом контролировал. Да и Джон рассказывал, что братец себя странно вёл. Хотя в тот день они оба были хороши. Визерис хоть что-то сделал, а она только и могла, что кругами вокруг Джейме бегать, мешая ему думать. Мама улыбалась уголком губ. В задумчивости то накручивала серебристый локон на палец, то отпускала. Слушала не перебивая, не дополняя. Глядя куда-то над плечом брата. Словно и вовсе не слушала, но Дени прекрасно знала – слушает, не упуская ни единого слова. И смысла. В словах других она слышала куда больше, чем, бывало, сказано.
- Здравствуй, Петир. – Она чуть повернула к ним голову, улыбнулась, стоило Визерису закончить. Фиолетовые глаза смотрели столь спокойно. Дени лишь дважды видела их иными. Когда погиб Рей и, когда она сказала, что Джон его сын. – Дети рассказали мне про тебя. Очень коротко. Рада, что ты жив. Но хотела бы услышать более полную версию произошедшего.
- Миледи. – Петир в качестве приветствия поклонился. Весьма поспешно, но не столь низко, как полагалось. Вот и к чему это? Решил кланяться, так делай это как положено. Либо не кланяйся вовсе. – Ваше желание закон для меня.
- Не паясничай. – Тихий укор, перемешанный в голосе с улыбкой. – И можно просто Рейя. Я давно дала тебе разрешение.
- Я помню. – Оборотень ответил весёлым блеском зелёных глаз. – Но есть в этом мире те, кого иначе как миледи называть нельзя. Это как величественную и прекрасную горную вершину, занесённую снегами и теряющуюся в облаках назвать возвышенностью. Смыл тот же, но всё, что наполняло, исчезнет. А что наша жизнь и наши слова без того, что их наполняет?
Мама рассмеялась. Как-то мягко и одобряюще. Невольно захотелось подхватить смех и закутаться в него как в тёплое и пушистое одеяло. – Петир, тебе говорили, что ты поэт?
- Однажды, миледи.
- Что же, он был бесконечно прав. – Мама вновь улыбнулась, в глазах оборотня на несколько мгновений блеснуло непонимание. Мама верно сказала. Он. Отец или… Чего они с Визерисом не знали об их информаторе? – Садись. И ты, Дени, тоже. Рассказывайте. Мне ещё многое хотелось бы от вас услышать.
Дени послушно устроилась в соседнем с братом кресле, подобрала под себя ноги, устраиваясь поудобнее. Петир пересказывал маме историю нападения на него Культа. Хорошо как. Для полного спокойствия и уюта не хватало только одного. Чтобы пятое кресло было занято.
- На самом деле мне больше повезло. Если бы Петир не бросил нож, а Виз не рассказал и не продемонстрировал, многократно, как охотно демоны ведутся на возможность схватить за крыло, я бы так легко этого арани не одолел. – Она так увлеклась грёзами наяву, что не заметила, как главный герой этих грёз появился на пороге. И сколько так стоял улыбаясь. – Здравствуйте, бабушка. Очень рад вас видеть.
- Здравствуй, Джон. – По маминым губам вновь скользнула улыбка. Она часто улыбалась, но не так тепло. Наверное, со смерти Рея она сегодня впервые по-настоящему счастлива. Вся, действительно вся, семья в сборе. Ну и Петир в дополнение. Но они с мамой давно знакомы были, дольше, чем Дени жила. – Очень красивые крылья. У нас про такие говорят, что они отражают двойственность души.
- Стоит ли тогда ждать, что они побелеют как волосы? – Джон хмыкнул, перетащил своё кресло к креслу Дени, устроился. – Ну, когда я окончательно перестану ощущать себя человеком.
- А это возможно? – Искорка усмешки в глазах и голосе. – Как думаешь, Петир?
- Всё возможно. – Оборотень хмыкнул, едва заметным жестом ладони поприветствовал Джона. – Но, видимо, я ещё недостаточно прожил.
Теперь смеялись уже все. И как маме это удавалось? Казалось бы, сложная ситуация, опасная игра, да и воспоминания не самые приятные, а все смеются и улыбаются. Кто бы ещё так смог? Дени не знала никого.
- Что же подождём. Никогда не видела, чтобы крылья демона меняли цвет. – Мама продолжила только когда смех отзвучал. – Мне сказали, что Рей успел дать тебе имя демона. Шепнёшь бабушке на ушко? – Одновременно мама, коснулась шеи и словно сняла что-то. Дени поняла не сразу, но жест и предназначался не ей.
- Дени не сказала? – Джон так удивился, что даже не с первого раза смог расстегнуть цепочку амулета. Зато когда смог… Серебристые волосы, взгляд, поза, то, как он раскладывал крылья. Перед ней сидел брат. – Что случилось? – Он почувствовал, как дрогнула её рука в его, повернул голову и наваждение рассеялось. Тёмные глаза цвета крепостных стен он унаследовал от матери. Да и черты лица у него были не такие, как у Рея. И она только помотала головой, не желая мешать его разговору с мамой.
- А могла? – Визерис посмотрел на неё с интересом, но ответить Дени было нечего. Она пыталась вспомнить. Кажется, Рей говорил что-то такое. Джей, нет Джейх, а полное. Джейрис, Джейхрис? Нет, всё не то.
- Не могла. Рей при мне его упоминал, но я ничего не помню. – Дени вздохнула. Даже в такой ерунде подвела брата.
- Тогда я вам всем потом на ушко шепну. – Джон насмешливо приподнял уголок губ. – Без Петира, а то несправедливо получится, если он моё истинное имя знать будет, а я его нет.
- Да, чтобы мне дало твоё имя? – Не похоже, что Петир сильно расстроился, но природное любопытство не дало промолчать. – Наоборот, если бы я его знал, то хранил бы старательнее всех.
- Я рассчитываю прожить побольше чем десять лет. – Джон пожал плечами словно безразлично, но глаза лучились смехом. – А твоя жизнь игра, которая вполне может однажды повернуться против меня.
Визерис засмеялся первым, Дени и Джон подхватили, Петир, тоже улыбнулся. Похоже не обиделся, на обёрнутые против него его же слова. Хотя кто его оборотня знает. Они свои лица контролируют прекрасно и увидеть эмоцию, которую они не желают показывать почти невозможно. Для этого, наверное, нужно Петира опять смертельно ранить. Вот тогда она насмотрелась самых разных эмоций. Болезненную неуверенность, почти отчаяние всегда спокойного оборотня она запомнила надолго, если не навсегда.
- Очень разумное решение, Джон. – Мама подождала пока они отсмеются. – Оборотни слишком много рискуют. Сейчас-то он действительно не хочет тебе зла, а лет через сорок увидит какой-нибудь шанс и в погоне за ним обо всём забудет. В том числе и о том, что может тебе навредить. Верно ведь, Пересмешник?
- Вы меня слишком хорошо знаете, миледи. Ну куда деваться бедной птичке от столь прозорливой королевы?
- Никуда, Петир, абсолютно никуда. Поэтому учить держать язык за зубами. Это никогда не поздно, особенно после того, как из любопытства смог у моего сына вытянуть истинное имя.
- Лучше бы не вытягивал. – Кажется Петир был вполне искренен, по крайней мере сейчас. Очень уж красноречивый взгляд ему Визерис послал. А десять лет только начались. Ох и успеет за них оборотень пожалеть о своём любопытстве. Уж Визерис постарается. Даром, что первый высказался за то, чтобы не превращать долг жизни в рабство.
- Правильно мыслишь, очень правильно. – Брат послал самую обворожительную из своих ухмылок вздрогнувшему оборотню. Знает, чем его зацепить. И в этом свете ещё интереснее кем же был тот «он», который называл оборотня поэтом. Единственная истинная любовь, как у людей принято говорить? – И да, к слову о правильных мыслях. Пока не забыл. Опять. Я когда ходил выяснять кто у меня инкуба стащить пытался, не просто познакомился с Тирионом Ланнистером. Он мне обещал, в качестве платы за дурость своей сестры, одно интересное зелье сделать, нужно будет заглянуть дня через три-четыре, забрать, но я буду занят. Сильно.
- К змейке своей сбежит. – Дени никак не удержалась от подколки, хотя понимала, что брат соскучился. С возлюбленной они не виделись с начала зимы. Вот и решили возместить это время, посвятив неделю только друг другу.
- К ней. – Брат показал клыки и продолжил. – Сможешь забрать моё зелье?
- Почему нет. Тем более Тирион знает, что я демон. Круги у них там рядом есть?
- Есть. Я тебя сегодня свожу, покажу.
- Договорились. – Дени откинулась на спинку кресла, прикидывая как лучше обставить свой визит в замок Ланнистеров. Помимо Тириона там ещё и его сестра, которая о том, что Дени демон не знает и лучше бы и дальше не знала.
- Виз. – Джон прервал её мысли почти сразу, окликнув брата. – А ты так и не рассказал, как заявился к Тириону, хотя упоминал, что история забавная.
- Весьма. – Брат бросил короткий взгляд на маму, получил короткий кивок и расплылся в улыбке. – Дело было так. Мой знак блока на инкубе отреагировал на чью-то попытку его по истинному имени вызвать, ну я раскрутил след, дождался Дени и пошёл по нему. Думал меня в какой-нибудь ближайший круг выбросит, но нет. Выхожу я в пентаграмму, все свечи песком засыпаны, знаки повреждены, хозяин комнаты спиной ко мне метлой по полу шурует, даже не глядя, что он мел вместе с песком сметает, а со стола бес в обморок падает. Ну бес был упитанный, упал шумно, хозяин повернулся и не смог меня проигнорировать. Стоим, смотрим друг на друга. Мне надоело первому, я ему «вы зачем это, неуважаемый, чужих пленников по полному имени воровать пытаетесь?» Бес второй раз в обморок упал, и когда очнуться успел, а хозяин стоит глазами хлопает. Ну я продолжаю. «И каким вы собственно боком относитесь к культу Ворона и откуда имя моего инкуба знаете?» Вот тут он, кажется, сообразил, что что-то ответить надо. Может то, что я вышел из пентаграммы на него так повлияло? «Какой ещё культ, никогда в них не состоял», говорит. Я ему, «а здесь вы художественным изображением рун занимались». А он не то осмелел, не то обнаглел. «А здесь мы любовника сестры вызывали, а кто он вас не касается». – Визерис хмыкнул. – Повезло ему в общем, что это я был. Другой за такую наглость голову бы открутил, а мне интересно стало. Ну мы пообщались, бутылочку хорошего вина выпили, разобрались с любовными сложностями его сестры. Я ему лабораторию от песка прибрал. За интересный разговор. А он мне зелье пообещал.
- Очаровательно. – Мама смеялась так красиво, уютно. – Всегда знала, что ты у меня умный и воспитанный мальчик, хоть и слишком эмоциональный порой. – Чаще своди возможные конфликты к хорошим разговорам и тебя запомнят, как самого мудрого демона в истории сектора.
- Скорее самого странного. – Показывать клыки маме брат не решился, заменил усмешкой. – Я вон уже и так проявил почти самоубийственное милосердие, когда не стал магистра инквизиции убивать. А он моё истинное имя знает.
- Тоже мне милосердие. Скорее уж ты проявил самоубийственную самоуверенность, когда не стал искать информатора. – Кажется Петир решил ответить брату за намёки. Дени устроилась поудобнее, приготовилась созерцать. Всё равно пока здесь мама всерьёз не поругаются.
- Приду магистра убивать и выясню. – Визерис безразлично пожал плечами, Джон скривился и бросил на брата такой взгляд, что Дени всерьёз усомнилась, что убить магистра инквизиции удастся. – Или у тебя есть кандидатуры.
- Есть одна. – Петир чуть загадочно улыбнулся. – Но тебе же ещё несколько месяцев ничего не грозит, хоть на каждом углу тебя по истинному имени призывай. А там всё может измениться. Так что я промолчу пока.
- Джон… - У брата по губам скользнула ну очень нехорошая улыбочка. Ой зря Петир его так дразнит. Нарвётся ведь опять. И хорошо, если Визерис его в порыве чувств опять убить попытается, остановится. Но брат вполне был способен и на длительные гадости, планомерно разрабатываемые и осуществляемые.
- Не советую. – Тут же отреагировал оборотень. – Как и сказала миледи твой дядя порой слишком эмоционален. Могут пострадать люди…
- Разбирайтесь сами. – Не стал дослушивать до конца Джон. – Вот прям совсем сами. Никому помогать не буду. – Надо понимать Джон всё же был на стороне Виза в этом случае, ну или был уверен, что добиваться ответа на вопрос тот будет исключительно мирным путём. Дени вот была уверена. Драться брат лез только в порыве эмоций, если сразу сдержался, то дальше от него стоило ждать исключительно шантажа. А тут Петир пусть сам выкручивается. Не зря мама посоветовала ему научиться язык за зубами держать. – Бабушка, а можете нам с Дени про одну вещь рассказать?
- Про Песню? – Вот как она это делает, даже Дени ещё не догадалась о чём Джон спросить хочет, а мама уже всё поняла.
- Про неё. – Джон если и удивился, то виду не подал. Кивнул спокойно.
- Она слияние наших даров. – Мама наклонила голову набок, задумалась. – Подарок прежнего нашего мира, дома. Она связывает князей, позволяет им перенимать друг у друга какие-то эмоции, ощущения, порой и навыки. Если князья перестают любить друг друга, то связь постепенно слабеет и исчезает. Если нет, то крепнет. Порой позволяя общаться даже на довольно больших расстояниях и буквально читать мысли друг друга вблизи. Но для такого нужно время. Много времени. – Мама вздохнула, словно мечтательно. – И не прерывать общение надолго. – Мы с Эйрисом так до чтения мыслей и не добрались, только до улавливания отдельных образов, да и то направленных непосредственно друг на друга. Но у вас, думаю, есть шанс. – Мама улыбнулась чуть насмешливо. – Вы оба необычно привязаны к одному любовнику для демонов. Так что пробуйте. И мне не забудьте потом рассказать до чего дошли.
И снова смех. Вы оба необычно привязаны к одному любовнику для демонов. Ну с Джоном всё понятно. Он долго пробыл человеком, их так воспитывают. А она? Откуда у неё такая привычка привязываться к кому-то одному? И ведь не в первый раз уже. Дени вздохнула. Ну, то, что она неправильный демон, все ещё с пробуждения магии знали. Белые крылья – стихии снега или света. Их и ждали. А проснулся огонь, слегка разочаровав братьев. Они уже ждали светлую в семье. Такой повод для гордости. Вечно она всех подводит. Смеяться расхотелось. Дени подтянула коленки к груди, перегнувшись через ручку кресла устроила голову на плече у Джона и решила, что с мыслями пора срочно заканчивать и не портить хороший день. Лучше она Петира послушает, который вернулся к пересказу их с Джоном совместного приключения. Версию Джона уже слышала, а вот оборотня нет. Интересно будет сравнить.

+1

47

Я вернулась))) Очень надеюсь, что надолго

Игра в секреты
      — Лорд Тайвин. — Кланяться пришлось едва только спешившись, даже не успев передать поводья конюху. Большинству лордов Джон и не подумал бы кланяться в пояс, тем более так поспешно, но лорд Ланнистер был человеком влиятельным, приближённым к королю. А с королевской властью Собор старался не враждовать. Кто победит в этой вражде никто не был уверен.
      — Приветствую вас в моём доме, юноша. — Лорд задумчиво осмотрел его с высоты спины своего коня. Джон даже немного пожалел, что не надел сегодня инквизиторскую мантию. Магистр вызвал его два дня назад, сообщил, что нужно наведаться к Ланнистерам, неофициально. В доме происходило что-то странное, но что именно никто до конца не понимал. Джон решил совместить задание магистра и Визериса. Зачем рисковать двумя визитами, если со всем может справиться и он. Дени согласилась. — Не припоминаю вас.
      — Джон. Я из Собора, орден инквизиции. — Джон потянулся за символом, но лорд Тайвин остановил его взмахом руки, чуть склонился в ответном поклоне. — И что же за интерес у инквизиции…
      — Отец, это ко мне. — Двор у замка Ланнистеров был большой, так что Тириону пришлось пробежаться от замка. Судя по кое-как накинутому плащу выходить, он не собирался, но избавить Джона от общения с отцом очень хотел. — Я, знаете ли, теперь сотрудничаю с Собором, помогаю им выявлять незарегистрированных алхимиков. — Врал Тирион виртуозно. Ничего не дрогнуло ни в голосе, ни в лице, ни даже в глубине глаз. Не знай Джон правды, поверил бы.
      — Ну наконец-то твой дар начнёт приносить хоть какую-то пользу. — Лорд окинул сына задумчивым взглядом, ещё раз кивнул Джону, тронул поводья коня и выехал за ворота замка вместе с поджидающим его отрядом.
      — А я так надеялся, что вы разминётесь. — Тирион покачал головой, приглашающе махнул на замок. — Пойдёмте, Джон. В замке куда уютнее чем здесь. По крайней мере, риска одновременно промочить ноги и замёрзнуть насмерть там нет. Вы же за зельем?
Джон только кивнул, пока не зная, стоит ли раскрывать Тириону вторую причину визита. Недавно у замка побывали маги Собора и почувствовали странные пульсирующие вспышки энергии не похожие ни на тёмную магию лорда Тайвина, ни на алхимический дар Тириона. Теперь нужно было понять, что могло их вызвать. — Ну и прекрасно. Мне осталась только финальная стадия, подождёте немного и получите на руки в лучшем виде. Только помните, перед использованием нужно дать ему настояться не менее трёх дней. — Тирион болтал с удовольствием и без умолку. Причём делал это так, словно Джон был самым обычным покупателем, если у сына лорда обычные водились, конечно. — А позволите спросить почему вы, а не ваш… м-м-м, дядя, да?
      — Он занят. — Затянувшимся свиданием. — Попросил меня или Дени помочь. Мы решили, что мне будет проще. — Вспоминая сколько тайн было у замка Ланнистеров, Джон решил вторую цель пока не выдавать. Лучше попробовать что-то осторожно выяснить. И смотреть повнимательнее. Как показал прошлый визит, многое можно узнать, просто наблюдая. — А где ваш… приятель? И сестра?
      — Приятель следит за зельем. Его нельзя бросать без помешивания. — Тирион ухмыльнулся, швырнул плащ ближайшему слуге и решительно двинулся дальше. Пришлось последовать его примеру. — А сестра уже давно из комнаты не выходит. С тех пор, как её любовник… пропал. Кажется, вознамерилась утопиться в вине. Я пытался её переубедить, но она даже отца не слушает, куда уж мне.
      — Жаль её. — Джону действительно было жаль. Он прекрасно представлял, что было бы с ним, если бы кто-то вот так же забрал у него Дени. Серсея Ланнистер ведь не виновата была в том чту влюбилась в ворона, да ещё и садиста.
      — Жаль. — Согласился Тирион. — Но, когда заводишь такие знакомства, стоит быть готовым к тому, что однажды всё кончится плохо. Этот вариант ещё не худший.
      — Определённо. — Джон следом за Тирионом остановился у массивной двери, подождал пока Ланнистер её отопрёт.
      — Знакомьтесь, Джон. Самое святое место для любого алхимика — лаборатория. — Тирион широким жестом указал на далеко не самую большую комнату, плотно заставленную каким-то оборудованием. Разговор о его сестре исчерпал сам себя. — А это мой бес. С удовольствием представляю вас друг другу. Теперь уже нормально.
Золотистый и мелкий, но, действительно, весьма упитанный бес соскочил с подставки, на которой булькал горшок странной формы, и уселся у Джона в ногах, забавно подняв мордочку. — Так-так. Старые гости с новыми целями. — Прозвучало бы насмешливо, если бы не подобострастность, так и сочащаяся из каждого звука. — А какой у вас род? Мы спорили.
      — Князь. Ледяной. — Джон не стал разочаровывать беса, тем более что дверь Тирион плотно запер. — Показать крылья?
      — Нет-нет, ну что вы, совсем-совсем не надо. — Бес, кажется, стал ещё мельче и попытался задом уползти под одну из конструкций. Джон только пожал плечами, Дени говорила, что бесы очень боятся демонов, которые частенько убивают или мучают их забавы ради, и сосредоточил внимание на Тирионе, переместившемся к горшку.
      — Хотите посмотреть на работу алхимика? — Ланнистер верно понял любопытство Джона и ответа дожидаться не стал. — Тогда будете подавать мне ингредиенты и инструменты, а то основной мой помощник слишком вас боится. Ещё рассыплет что-нибудь или разобьёт.
      — Как скажете. — Подать что-то по просьбе Джону было не сложно. Главное, чтобы Тирион увлёкшись не забыл, что говорит с человеком в алхимии не разбирающимся и точно объяснял, что именно ему нужно. — А вы, Тирион, не боитесь демонов?
      — Любовник моей сестры был демоном. — Он пожал плечами. — Я почти со смерти мамы дружу с бесом. — Передайте флакон с голубой пылью с третьей полки второго шкафа. Спасибо. Так чего мне их бояться?
      — Они не князья.
      — Большую деревянную лопатку. Первый шкаф верхняя полка. А в чём разница для меня? Инкуб ровно так же мог меня убить. Я бы с ним не справился.
      — Ни в чём, но людям свойственно бояться того, что, как им кажется, представляет для них опасность. Любовник сестры для тебя опасен не был. — Тирион продолжил сосредоточенно помешивать зелье, дожидаясь пока Джон закончит мысль. — А дядя был. Тем более что и причина его здесь появления на миролюбие не настраивала.

      — А я и испугался. Коробочку с жёлтой крышкой со второй полк второго шкафа и стеклянную трубочку с нижней первого. Но как я это должен был показать? В обморок свалиться? И сильно бы мне это помогло? Я решил хотя бы попытаться справиться с ситуацией заговорив такого нежданного гостя. Получилось, как видите. Даже лабораторию мне почистили, а то я уже с ужасом представлял как буду песок из перегонного куба вычищать.
      — Да, для Виза это проблем не составляет. — Джон вынужденно согласился с аргументами Тириона. Тем более, что при первой встрече с Визерисом он и сам пытался действовать примерно так же. И ситуация к дружелюбию тоже не располагала.
      — Я заметил. — Тирион взялся за трубочку и принялся через неё отмерять жидкость из какого-то флакончика. — Джон, а поделитесь секретом, как можно быть одновременно и демоном, и инквизитором. Я всегда полагал, что это невозможно. Да что там я, бес тоже так полагал, а уж он куда больше в демонах понимает.
      — Надо родиться полукровкой, получить имя демона, вырасти человеком, раскрыть и развить дар инквизитора, а в двадцать лет пройти через ритуал и стать ещё и демоном. — Джон хмыкнул. — Вполне работающий вариант.
      — Разве такого взрослого полукровку можно превратить? — Тирион едва не выронил трубочку, но успел подхватить над самым зельем.
      — Если у него есть имя демона. И удастся найти родственников, которые на это готовы.
      — Хм. — Тирион отложил трубочку, снова помешал зелье. — А дать имя демона только в младенчестве можно.
      — Да нет. — Джон попытался припомнить всё что знал об истинных именах и из инквизиторской практики, и из общения с демонами. — Мать или отец сами решают когда, просто у них как-то принято это сразу делать. Иначе ребёнок неполноценный будет.
      — Вот как. Очень любопытно. Одному моему знакомому будет очень интересно услышать это. Он, знаете ли, очень интересуется вопросами полукровок, можно сказать изучает их.
      — Главное не говорите своему знакомому откуда это узнали. — Джон слегка поморщился. Вряд ли этот знакомый о нём хотя бы слышал, но всё же стоило впредь проявлять большую осторожность в разговорах на такие темы. — Я расстроюсь, если у меня возникнут проблемы.
      — Ни единого звука, не переживайте. — Тирион выдвинул из-под одного из устройств жалобно звякнувший ящик, переложил, укрывающие его бумаги не стол и зарылся в лежащие там пузырьки и колбы. — Скажу, что узнал от знакомого демона. В наших кругах это не столь порицаемо, как в остальном мире.
      — Что же за круги такие? — Джон бросил взгляд на бумагу, мигом напомнившую ему схемы Петира. Только у оборотня что с чем связано и из чего проистекает было понятно, даже если природа объектов и связей оставалась тайной. Здесь же всё было похоже на клубок сошедшего с ума паука. Как Тирион это понимает, интересно? — А это что такое?
Тирион, наконец выловил устраивающие его флакончик и вынырнул из ящика. — Это записи одного из моих предков — Леопольда. Талантливый был алхимик, жаль ненормальный. Никто его записи не понимает. — Первый вопрос Тирион ожидаемо проигнорировал.
      — Тогда зачем они вам?
      — Я их расшифровываю. Кое-что уже даже разобрал. — Тирион достал ещё какое-то устройство, соединил им горшок и флакон, щёлкнул пальцами и золотистого цвета жидкость полилась по системе прозрачных трубочек. — Вот так вот. Ещё несколько мгновений и зелье ваши будет готово. И мы с вами распрощаемся. — Тирион едва заметно улыбнулся. — Распрощаемся же?
      — Конечно. — Только сейчас Джон понял, что даже не попытался что-то выяснить у Тириона, увлечённый разговором о демонах. Блестяще, однако. Тирион понимал, что он приехал не просто так и сделал всё, чтобы Джон эту цель не исполнил. А значит было что прятать. Теперь только оставалось это что-то найти. Без подсказок. И при явном недовольстве хозяев. — Но…
      Ни договорить, ни забрать у Тириона флакон Джон не успел, массивная дверь лаборатории стукнулась о стену с таким грохотом, словно в неё тараном ударили. Бес, только выбравшийся из-под перегонного куба, с писком нырнул обратно. Сестра Тириона определённо выглядела нездоровой, но вовсе не пьяной.
      — Вы. — Прозвучало это как обвинение. — Вы забрали у меня моего Осни!
      — Э-э-э, Серсея, успокойся. — Тирион поспешно шагнул наперерез сестре, хотя Джон не стал бы сейчас этого делать. Глаза леди Ланнистер горели очень нехорошим огоньком и за её душевное здоровье Джон не дал бы и медной монетки. — Причём тут мы с Джоном?
      Но Серсея брата проигнорировала. Смотрела она только на Джона. — Вы забрали у меня моего Осни! Проклятые демоны, ненавижу!
      Что-то подсказывало Джону, что сейчас лучше молчать. Возможно, тогда только криками всё и обойдётся, но Тирион снова не сдержался. — Серсея, я уверен Джон разделяет твои чувства к демонам. Он же из Собора. — Последняя попытка. Намёк на то что нужно успокоиться и хоть немного подумать. Но сработал он прямо противоположным образом.
      — Не ври! — Крик перешёл в визг, а в следующее мгновение Джону пришлось почти отбрасывать Тириона с пути огненной струи. Вот ведь тьма. А ему говорили, что Серсея бездарна. — Я убью тебя, за моего Осни. — И опять огонь. Скорости и ловкости демона и в этот раз хватило, чтобы увернуться, но долго так не удастся, в лаборатории слишком мало места. Если бы только дар инквизитора его слушался. — Вот тебе. — Следующий удар пришёлся в шкаф, который тут же радостно запылал. Пора было всё останавливать. Иначе Серсея спалит лабораторию вместе с Тирионом.
      — Любовные связи с демонами — преступление перед лицом Собора. Чтобы вы знали. — Лёд проснулся легко, плотной коркой укрыл огонь и потушил следующую вспышку почти в руках у колдуньи. — А ещё мы очень не любим, когда нас пытаются убить. — Убивать Серсею точно не стоило, а превращать свой лёд в гибкие плети он ещё не научился, поэтому просто приморозил подол её платья к полу. — Да ещё и так бездарно. — После этого оказаться у неё за спиной, заломить за спину руки, лишая возможность колдовать, и коротко, выпущенным крылом, ударить в висок было легко. Лучше бы без крыльев было обойтись, но соизмерять силу удара, чтобы только оглушить, он пока научился только ими.

      Серсея рухнула без единого звука, и Джон едва успел поймать её, одновременно снимая лёд с платья. Её кожа словно пылала, и Джон уже собирался сказать об этом Тириону, а заодно и обо всём остальном, но выполнить задуманное снова не смог.
      — Какие интересные вещи оказывается можно узнать, если без предупреждения приехать домой. — Очень захотелось выругаться, причём демоническими ругательствами. Всё равно сказать больше, чем крылья они не могли. Вот что он тут делает? — Тирион, может хотя бы ты объяснишь мне, что тут происходит?
      — Ну Джон приехал за зельем, которое я пообещал его дяде. — Тирион довольно ловко выбрался из-под стола и продемонстрировал зелье. Джон всё же опустил виновницу происходящего на пол и тоже повернулся к Джейме. Меч бывший учитель обнажать не стал, понимал насколько это бесполезно, но смотрел так, словно готов был убить голыми руками. — Я его как раз закончил и собирался отдавать, но тут влетела Серсея, стала что-то кричать про своего любовничка и огнём швыряться. Бррр. Ты не знаешь, с чего у неё магические способности вдруг взялись?
      — Не знаю. — Джейме бросил короткий взгляд на сестру. — А тот момент, где у моего друга и инквизитора Собора вдруг появились крылья ты решил опустить?
      — Ну, Джон ведь ничего плохого не сделал. Он меня защищал и мою лабораторию. — Тирион обвёл её взглядом и его губы дрогнули. — Как я теперь её восстановлю? Что отцу скажу?
      Но Джейме страдания младшего брата явно не волновали. — Джон, надо думать имя не настоящее?
      — Нет. — Джон покачал головой, убрал крылья и когти. Помочь это вряд ли могло, но людям так будет хоть немного спокойнее. — И не надо других глупых вопросов задавать. Вот так получилось, что я родился полукровкой. Можешь срочно во мне разочароваться. — Джон снова глянул на Серсею и понял, что реакция Джейме его уже не очень волнует. — Что с вашей сестрой? Было уже такое?
      — Никогда. — Тирион осторожно заглянул через плечо опустившегося на колени Джона. — Но она и магией никогда не владела. Могу поклясться.
      — Да, я тоже. — Джейме тоже сделал пару шагов. — Когда мы были малышами отец нас какому-то магу показывал, всё надеялся, что способности просто крепко спят. Но мы оказались бездарными. Оба.
      — Хм. — Джон провёл пальцами по проступившему на лице Серсеи алому узору и едва не вздрогнул. Кожа девушки обжигала даже его. А ведь ледяные демоны куда устойчивее к жару, чем люди. — Чувство, словно у неё под кожей огонь течёт, вместо крови. Да и магией она странно пользовалась. Одни вспышки. Даже самого простого заклинания не было. — Была у Джона мысль с чем это может быть связано, но сообщать что-то Ланнистерам он не собирался. Не сейчас. — Не уверен, что она долго проживёт так. Нужно её показать кому-то кто разбирается в магических болезнях, бабушке например.
      — Демону? — Джейме только что не подпрыгнул, почти убедив Джона, что самые нормальные в этой семье Тирион и его отец. — Никогда, я…
      — А кому? Магу инквизиции? Чтобы следующей очередью она отправилась на костёр? А вы, если не очень повезёт, за ней. — Пожалуй костёр здесь бы и не понадобился, Серсея и так сгорала заживо. Теперь он точно знал от чего умирали предыдущие жертвы экспериментов воронов. — Да и где ты собираешься этого мага искать? Есть свободные да ещё и разбирающиеся в таких вещах поблизости? Я ей и нескольких часов не дам. А вот мне к бабушке переместиться куда быстрее.
      — Если вы ей хоть что-то сделаете…
      — Не сделаем. Мне любопытно узнать, как обычный человек может стать магом. Думаю, бабушке тоже. — Джейме сдался, опустил голову, но поза говорила скорее о крайнем отчаянии. Поверить демону-любовнику сестры он значит был готов, а тому, кого сам учил владеть мечом — нет. Хотя, возможно, дело было в том, что Осмунд никогда и не скрывал своей истинной натуры. — Так что, Джейме, смогу я вернуться в Собор? Хотябы чтобы тебе о сестре рассказать.
      Несколько мгновений молчания, взгляд глаза в глаза. — Я никому не скажу. Исключительно ради памяти о твоей матери. Но Куорена я тебе не прощу. И я тебе…
      — Не доверяешь и будешь приглядывать. — Джон ответил спокойно, хотя хотелось крикнуть, что ничего в нём от появления крыльев не изменилось. Только он ведь с начала знал, что так всё и будет. — Я понимаю. Ну, спасибо и на этом. — Джон вздохнул, прикрыл глаза, решая, должен ли он это сказать. — И мне жаль, что так вышло с Куореном. Я не хотел его смерти. — Джейме не ответил, но Джон и не ждал ответа, поднял на руки Серсею, открыл проход домой и шагнул в разрыв между мирами.

Отредактировано Алора (2022-01-06 00:59:31)

+1

48

Игры с тьмой
— Это очень важный разговор и, хотя мне чрезвычайно жаль, что приходится его начинать – боюсь, что откладывать дальше просто опасно. – Верховный Святитель хмурился, сидя в своём кресле и, странным образом, меньше обычного напоминал воробья. – Раскол в Соборе не становится менее серьёзным, сколько бы времени ни прошло. А время для грызни между собой сейчас самое неподходящее. Слишком уж серьёзный у нас враг. Внутренними раздорами мы только усиливаем Культ.
- Не могу не согласиться, милорд. – Джон покосился на сидящего на другом стуле Алиссера Торне и поморщился. Договориться с ним было, пожалуй, посложнее чем со Станнисом. А ещё Торне испытывал к Джону личную неприязнь, считая, что это он должен быть вторым среди инквизиторов, особенно после смерти Куорена. – Но разве для такого разговора здесь не должны присутствовать магистры, а не двое инквизиторов?
- С Джейме и стражами я поговорю отдельно. – Святитель улыбнулся мягко, но Джону почему-то почудилась угроза в его взгляде. – Про Серсею он никому не сказал, сохранил тайну Ланнистеров, так же как Джейме его, но почему-то Джону подумалось, что Святитель может знать. В конце концов это именно он обмолвился при Джейме, что инквизиция заинтересовалась замком Ланнистеров, побудив его так невовремя посетить дом. – Сейчас мне нужны представители инквизиции. И, увы, Джиор не может быть таковым, ведь это именно он породил раскол, пусть и невольно. И усилил его, переусердствовав в… общении со Станнисом. – Джон вновь нахмурился. Баратеон умер несколько дней назад. Вроде бы от травм, полученных при допросе, вот только палачи магистра клялись, что с тех пор, как бывший магистр стражей признался в работе на культ к нему и не подходили. Так что либо они врали по приказу магистра Мормонта, либо кому-то была очень удобна смерть Баратеона. Джон больше верил во второе. Связь Станниса с демонами подтвердилась. И пусть доказательств предательства не нашли, костёр ему был обеспечен, а значит Мормонту волноваться не стоило. Ну ошибся немного, с кем не бывает, не невиновного ведь пытать приказал. А вот предателю, которым Станнис, Джон теперь был абсолютно уверен, не был, эта смерть была очень выгодна. Ведь она только ухудшила и без того непростую ситуацию в Соборе. – А вы двое не простые инквизиторы. Вы самые влиятельные среди инквизиторов нового и старого порядка. Если вы договоритесь хотя бы о перемирии, то ситуация станет куда легче.
- Я полностью поддерживаю вас, Святитель. – Джон только руками развёл. – Вся эта грызня убивает Собор, делая нас беззащитными перед воронами, а ведь там не только фанатики люди, там и демоны есть, в том числе и высшие. – А уж он точно знал сколь много надо, чтобы одолеть высшего демона. Даже молодого или толком не обученного, вроде него, а им предстояло столкнуться с куда более серьёзными противниками, сомнений быть не могло. Чего стоил один только демон, защищавший Грифа от вызова по полному имени, если уж даже Визерису от его силы страшно становилось… - Поэтому я считаю, что нам нужно не перемирие и даже не мир, а объединение Собора, полное преодоление раскола.
- Я бы согласился, но ведь такие как ты видят это объединение в том, чтобы все были такими как вы. – Голос у Торне был обманчиво мягким, вызывающим желание прибить эту сволочь. Сейчас ему опять будут доказывать, что старые порядки лучше новых. – Чтобы отказались от традиций, признали магию. Будь ваша воля, мы бы и демонов в Собор собирать бы начали.
Уже. Мрачно подумал Джон. В Соборе уже двое демонов и это только те, о ком я знаю, исключать вероятность того, что кто-то из сородичей обретается в монастырях, куда инквизиция захаживала редко, или в дальних деревеньках и городках было нельзя. – Не думаю, что демоны захотят вступать в Собор. Мы для них слишком… консервативны, даже с обновлёнными правилами. – Вместо этого ответил он. – А в новых порядках куда больше смысла. Они спасают жизни, Торне. Просто посмотри сколько инквизиторов погибало ежегодно до их обновления и сколько сейчас.
- Раньше инквизиторы умирали за дело Создателя, а сейчас? Колдуны и извращённые тьмой существа разгуливают среди нас, а мы, вместо того чтобы отправить их на костёр и очистить мир, выполнив волю Создателя, улыбаемся им и относимся, как к чистым его творениям.
- Хочешь отправить всех магов на костёр, Торне? – Джон с трудом удержался от того, чтобы зашипеть. Если бы он это сделал, маскировку можно было бы считать раскрытой. Клыки демона сложно было бы не заметить. – Тогда тебе туда первому. Наш дар ведь тоже магия.
- Наш дар – воля создателя, даровавшего слугам своим оружие против тьмы.
- И при этом магия. Так в чём мы отличаемся от тех же целителей? Их дар вообще жизни людям спасает, в том числе и настоящую тьму, вроде магических болезней позволяет уничтожать.
Торне наверняка бы нашёлся, что ответить, но он не успел. – Я позвал вас, чтобы заключить перемирие, а не для очередной грызни. – Верховный Святитель обнаружился не в кресле, а у стены, на которой висел выцветший гобелен. – Сколько вам не говори об опасности вы всё равно грызётесь словно мальчишки. И ладно Джон, его молодость прощает некоторую порывистость, но уж ты-то Алиссер мог бы вести себя как взрослый и разумный человек. Так нет, всё туда же. Но ничего, погодите, у старика найдётся чем вас убедить. – Святитель взялся за край гобелена и дёрнул, Джон почувствовал, что скрывалось за ним за мгновение до того, как ткань упала на пол. Активированная живая пентаграмма без единого запирающего знака. Врата из мира демонов в мир людей, гостеприимно распахнутые. Вот теперь он точно знал, кто предал Собор, вот только от этого было как-то не проще.
Джон кинул короткий взгляд на Торне и, к своему удивлению, обнаружил, что старший инквизитор смотрит на пентаграмму с непониманием и недоумением. Кажется, Святитель подставил их обоих. Вот только зачем ему это. Зачем вообще такая демонстрация? Если инквизиторы ему так мешали, их можно было устранить куда аккуратнее.
Пентаграмма ожила, линии наполнились тьмой, воздух прорезала щель между мирами. И какой же демон шагнёт через неё? Джон посмотрел на предателя и понял ответ. Это мог быть только князь. Потому что ну кого ещё Вороны могли послать разобраться с тем, кто уже дважды им помешал. Или единожды? Второе, наверное. А с Серсеей просто ловушка, проверка. Не может инквизитор быть демоном, так что догадки следовало подтвердить. Жаль, что он раньше до этого не додумался. Боялся, что Джейме раскроет его тайну. Щель полыхнула тьмой и исчезла, оставив в комнате демоницу. Красивую. Высокую, с тёмно-серыми волосами, собранными в подобие небрежной причёски, угольно-чёрными крыльями и такими же глазами. Удобным штанам князь предпочла элегантное серебристое платье с узором из огненных языков. Не воспринимала противников всерьёз.
- Ты? – А вот предатель, кажется, не впечатлился, более того, остался недоволен. Краем глаза Джон заметил, как Торне пятится к двери, но сам остался стоять. Меньше шансов, что заметят, да и будет возможность задержать демона хоть ненадолго, если понадобится. Одним им с такой угрозой не справиться. А у двери стоят стражи. Если не помогают предателю, то поднимут тревогу. – Никого больше не нашлось?
- А чем я тебя не устраиваю? – Нечеловеческий голос звучал так, что закружилась голова. Тьма стихия молчаливая, у неё нет звука, который мог бы вплестись в голос. Не того, который можно было бы услышать. Но чувствовать его ничто не мешало.
- Тем что ты одна и в платье. Где остальные, Мал?
- Никого не будет. Или ты думаешь я не справлюсь с мальчишкой, который всего две неполные луны демон и инквизитором? – Последнее слово она буквально выплюнула. Похоже даже недоученный полукровка вызывал у неё больше уважения, чем опытный инквизитор.
- Питаю обоснованные сомнения. Справился же этот мальчишка как-то с Осни. И с Пауком и его подручными.
- Ну ты бы меня ещё с человеком сравнил. – Демон покривилась. Вообще они так спокойно беседовали. Словно понимали, что им ничего не грозит. Хотя почему словно. Любое его движение князь заметит и успеет отреагировать, а Торне они оба вообще не замечали. Кажется, инквизитор был здесь лишь в качестве сакральной жертвы. Которая позволит ещё больше усилить раскол, когда окажется, что Джон был демоном. – А с Осни ему помогли. Но я предприняла меры. Если ты не забыл поставить периметр, то эта пентаграмма единственный вход сюда, а я, проходя, так её изменила, что при попытке пройти оттуда сюда мы получим подарочек с доставкой.
Святитель тяжело вздохнул, Джон передумал вызывать Визериса, даже в качестве крайней меры, и понял почему предатель так не обрадовался именно этому князю. Кажется, желание покрасоваться у неё бежало сильно впереди здравого смысла. Как бы ещё этим воспользоваться?
- Не выйдет. – Предатель, наконец оторвал взгляд от демоницы и посмотрел куда-то Джону за спину. – Периметр замкнут на пентаграмму. Пока она открыта отсюда никто не выйдет, и никто не войдёт. И не звука не услышат. Жаль, что так получилось Алиссер, ты мне в чём-то симпатичен, но более удачного шанса обезглавить инквизицию мне не представится. Без вас двоих две сторонники старого и нового разругаются окончательно, и наш самый серьёзный враг будет повержен. – Предатель чуть усмехнулся и посмотрел на Джона. – Так что спасибо, Джон, мы устраним две угрозы за раз. Хотя мне бы, конечно хотелось знать, как демон может быть инквизитором.
- А тебе не сказали? – Скрывать что-то больше не было смысла, и он выпустил когти и крылья.
- Увы, мы пока так и не разгадали эту загадку. — Значит не Тирион, с каким-то облегчением подумал Джон. Хорошо, что хоть брат Джейме не был в это всё втянут. – Ну ничего, мы поспрашиваем, Дени. Уверен, она тоже знает ответ на неё.
- Сдавайтесь и я вас убью быстро. – Кажется, демоница заскучала при обмене любезностями. – Обещаю.
- Обойдёмся. – Джон криво усмехнулся, создал ледяной меч и вновь покосился на Торне. Но, по счастью, трусость в число его плохих сторон не входила.
- Как я рада, что ты так сказал. – Она улыбнулась почти нежно, а потом метнулась вперёд, так быстро, что Джону осталось только кинуться в сторону. Даже меч подставить он не успевал. И что делать? Она ведь быстро наиграется. Если бы только инквизитор мог ему помочь, но один он против князя… А может и мог. Джон швырнул в противницу стул, заставив на мгновение отвлечься на создание тёмного лезвия.
- Торне, читай высасывающую.
- На кого?
- Ну не меня же, придурок? – Джон воспользовался моментом и использовал опробованный на Серсее трюк, приморозив подол платья демоницы к полу. Спасибо желанию покрасоваться, со штанами бы так не вышло.
- С какого беса, я должен предпочесть одного демона другому? – Демоница взвыла, когда ткань отказалась рваться, а лёд ломаться, так что кричать Торне пришлось громко.
- Потому что один из них не пытается тебя убить. – Ответ он прошипел, в демоницу, режущую платье мечом и вдохновенно плюющуюся демоническими ругательствами полетело две ледяные стрелы. – И не попытался за почти шесть лет знакомства, хотя и поводов, и возможностей было предостаточно.
Убедило ли это Торне Джон понять не успел, так как демоница расправилась с платьем и кинулась к нему. В этот раз увернуться не удалось. Тёмная плеть подсекла ноги, длинные тонкие когти вонзились между рёбер и в запястье. Как он услышал первые фразы высасывающей молитвы сквозь собственный крик, Джон не понял. Наверное, очень хотел. А демоница не хотела. – Заткни этого придурка. Он нас обоих погубит. – Она лишь на мгновение отвлеклась, но этого хватило. Разорванное когтями горло, для демона не смертельно, особенно если он почти успел увернуться, но боль заставила демоницу шарахнуться, выдернув когти, пробившие не только правое запястье, но и пол.
От второй её руки он себя освободил сам, вонзил когти в запястье и дёрнул вверх. И кинулся в сторону, пока она не опомнилась. Тёмная кровь заливала пол, каждое движение отдавалось болью. Хорошо хоть лёгкие она не задела, кажется. Регенерация едва справлялась с ранами, кажется, демоница использовала какую-то магию, чтобы её замедлить.
- Ты испоганил моё платье, кас’хани. И порвал кулон. – Вот теперь она совсем не была похожа на элегантную даму, зашедшую в комнату. – Ты за это будешь очень долго умирать.
- Прекрасно. Будет больше шансов от тебя избавиться. – Улыбка не получилась, только оскал. Заметив у стены движение, он не глядя швырнул туда ледяную стрелу. Куда-то попал, судя по воплю.
- Ни единого. Но сперва я разберусь с твоим дружком. – Она ударила тёмными плетями с обеих рук, но не попала ни по кому. Аллисер доказал, что одним из лучших инквизиторов считается не зря, успел упасть на пол, пропуская над собой плеть, и не прервал чтения молитвы ни на мгновение. Второго удара Джон сделать не дал, бросил ледяным шаром и нанёс удар мечом. Попал, глубоко рассекая ей бок, но обрадоваться не успел. Несколько тёмных игл вошли в грудь, плеть прошлась по и без того раненным рёбрам, крылом она с огромной силой ударила в живот. И добавила когтями. Устоять Джон не смог, упал на колени. – Как ты догадался, с’ши-нари? – Хрупкая на вид рука с такой силой рванула за волосы, что показалось, что они сейчас оторвутся с частью головы. – Неважно. Расспрошу потом. Сперва инквизитор. – Может у неё и получилось бы, но, делая первый шаг к Торне, она споткнулась. Магия демона действительно оказалась связана с физическим состоянием. А высасывающая молитва работала быстро. И рывок превратился в падение.
Подняться Джон ей не дал. Несмотря на раны магия была при нём и не иссякала стремительно, как у противницы. Ткань её платья вновь оказалась вморожена в пол. И мечом её отрубить было бы посложнее, чем подол.
– Твари. – Демоница рванулась, но безуспешно. Сил у неё не хватало уже даже чтобы сидеть ровно. – Ас-шали, с’тхари. И не надейтесь меня победить. Если я погибну, то и вы все сдохнете. – Голос сорвался на визг, в котором не осталось ни следа прежней чарующей жути. Перед лицом смерти она оказалась такой же, как человек.
Что она собирается сделать Джон не понял. Его спасли кровопотеря и слабость. Попытка подняться с колен оказалось хуже, чем неудачной. Удержаться он не смог и рухнул на пол, а в следующее мгновение воздух над головой взвыл визгом и свистом.
Когда Джон смог, наконец, подняться, в комнате не осталось никого живого, кроме него. Демоница, превратившая жизнь в магию лежала на полу там же, куда упала, Торне и Святитель остались стоять у стен, пришпиленные к ним сотнями чёрных игл. Они усыпали все стены и потолок и таяли очень медленно, несмотря на смерть создательницы. Хорошо, что он упал. Она пустила последнее заклинание на уровне своих плеч. Иглы на пару пальцев разминулись с ним. Бой неожиданно остался за ним. И даже проблема в лице слишком много узнавшего Торне самоустранилась. Теперь оставалось только придумать, как объяснить всё произошедшее другим членам Собора.
И что-то сделать с ранами. Они затягивались крайне медленно, особенно те, что были нанесены когтями. Проверять сколько крови может потерять демон, не потеряв сознания, не хотелось. С трудом он дошёл до пентаграммы, всё ещё мерцающей тьмой. Прислонил ладонь. Лёд заструился по стене, вытесняя тьму, заменяя её собой. Будь жива хозяйка заклинания, ничего бы не удалось, а так пентаграмма стала безопасна для него. Спасибо бабушке за фокус.
Джон с трудом устоял на ногах, прижал руку к животу. А теперь домой. Ещё какое-то время никто ничего не заподозрит, а потом их задержит контур. За это время бабушка и Дени помогут с ранами, а потом они что-нибудь придумают, для объяснения произошедшего. Петир говорил, что он мастер лгать, так пусть применит мастерство и изобретёт что-нибудь.
***
- Похоже, Малора провалилась, Паук.
- Да, милорд, но я предупреждал вас, что нельзя отправлять на такое дело её. Она слишком много думала об образе и слишком мало о деле. Не сила определяет успешность демона. – Пальцы перебрали невесомый платок из паучьего шёлка. – А я лишился самого ценного из союзников людей. Работать над расколом в Соборе больше некому.
- Неужто у тебя никого там не осталось?
- Так высоко – никого. Потребуются годы, чтобы привести к власти новую фигуру. Годы, которых у нас нет. – Лёгкие шаги по залу, серебристый отсвет чёрного солнца на коротких волосах.
- Мы можем подождать. Малора сделала главное, не оставила свидетелей, а некроманта, благодаря твоему восхитительному плану у них больше нет. Год, два, пять. Роли не играет. Мы затаимся и когда во главе Собора вновь встанет наш человек, будем готовы. Ещё лучше, чем сейчас.
- Осмелюсь возразить, мой король. – Паук остановился за спиной черноволосого собеседника. – Один свидетель остался. Этот мальчишка – Джон, сын огненного принца. И он худший из всех. С ним считается огненная семейка, ему служит Пересмешник, его уважают в Соборе. После того, как он одолел предателя, зауважают ещё сильнее. Он сможет исцелить раскол в Соборе, а Ланнистер ему поможет, хотя бы из ненависти за сотворённое с его сестрой.
- Ланнистер? Ты не можешь заставить Ланнистера слушать тебя? А как же…
- Не выйдет. Джейме давно порвал всё общение с ним. Попытаемся и только выдадим Собору ещё одного ценного человека.
- Тогда подмени кого-нибудь в верхушке Собора на оборотня. Так сложно это сделать?
- Невозможно, милорд. Его почувствуют Джон или его тётушка Дени. Но можно пустить слух, что они демоны, тоже не выйдет. После всего, нам потребуются серьёзные доказательства, но их можно подстроить, собрать, заронить сомнение.
- Слишком долго, ты сам сказал, что времени у нас нет. А если попробовать воздействовать на мальчишку через родных? Есть они у него?
- Да, дом Старков. Но с королевой Рейеллой на их стороне… Я не уверен, что похищение будет иметь смысл. Она быстро найдёт пленника и поможет спасти. Или убить.
- Пусть Рейя только сунется сюда. Узнает каковы мои когти на вкус. И не только они. Всегда хотел узнать на что позарился этот ааси-ри Эйрис, когда на него любая девка была готова повеситься.
- Как скажете, милорд. – Нужно выбрать местечко подальше отсюда. Если бой между королями окончится в пользу огня, а не воды, то никуда он уже не сбежит. Пересмешник все Нижние миры перероет, а его найдёт. И отомстит за унижение и долг жизни. – Но, если позволите, я бы всё же предложил не Старков. От пленника, если уж мы рискуем, должна быть и прямая польза. Информация, которую мы получим, пока огненные будут нас искать. Старки бесполезны в этом смысле.
- Тогда кто?
- Тот, кого мы уже обсуждали. Он был учителем и близким другом этого Джона, он не выдал, что мальчишка демон, после того как увидел его в истинном облике, он был близко знаком с его матерью, так что мог всё знать с самого начала. И если кто и знает истинное имя нашей проблемы, кроме огненных, то это он. Представляете, насколько всё упростится. А ещё он может поведать нам много интересного о Соборе, вдруг мы чего-то ещё не знаем.
- А как же твой ценный человек?
- Да кто же ему скажет. – Тьма холодно сверкнула в глазах Паука. – Подстроим всё, как будто это огненные. Не переживайте, милорд, у меня там есть ещё один шпион, он обеспечит надёжный контроль за семейкой, а на него никто и не подумает. Слишком уж он мал.

+1

49

Сорванные маски
- И абсолютно ничего полезного или хотябы утешительного. – Дени тяжело вздохнула, ещё раз осмотрела его шрамы, оставленные когтями тёмной княжны. Даже регенерация и магия демонов не смогли полностью их стереть. Магия оказалась слишком сильна.  – Ну кроме того, что раны у тебя нормально зажили. Шрамы со временем тоже исчезнут. Какая бы там ни была магия вечно сопротивляться регенерации она не сможет. Особенно, когда создавшая её мертва.
- Ну должно же быть хоть что-то хорошее. – Джон стянул рубашку со стула, осторожно надел. Раны зажили, но всё ещё болели. И ещё два-три дня поболят. – И остальные новости я всё же тоже хочу услышать. Какими бы бесполезными они ни были. Вдруг Собор знает о чём-то больше, чем демоны.
- Вряд ли. Но я всё равно не собиралась от тебя скрывать. Ты же член семьи. – Дени тяжело вздохнула, положила голову ему на плечо. – Напавшую на тебя княжну зовут Малора. Мы отыскали её отца – видного демона в водном секторе. Он, конечно, обругал ксхани, заманившего дочь в культ и погубившего, но, похоже, о дочке не слишком печалится. У него ещё десяток детишек разной степени талантливости от пяти или шести демониц и одной человеческой дамы.
- Полукровка? – Джон не мог не заинтересоваться.
- Полукровка. Мать невесты твоего брата. О настоящем отце ничего вообще не знает, да и тот, кто себя её отцом зовёт, кажется, не подозревает. Мы в семейную идиллию не полезли. Тут нельзя даже исключить, что её мать не знает, что родила ребёнка от демона, а не от симпатичного наёмника.
- Что же, действительно ничего полезного. Больше ничего не узнали? – Джон погладил Дени по серебристым волосам, обнял.
– Петир копается в том, что нам известно, собирает какую-то ещё информацию. Обещает чем-нибудь интересным вскоре порадовать. Вроде появились идеи о том, кто такая Сель, с которой встречался ваш Станнис. Не факт, что это хоть чем-то поможет, но по сравнению с остальными оборванными ниточками хоть что-то.
- Я в Петира верю. Всё у него получится. – Джон ещё помолчал. Хотелось лечь на кровать, крепко обнять Дени, закрыть глаза и уснуть. Пережитый три дня назад бой всё ещё давал о себе знать. И не только ноющими ранами. Боль можно было перетерпеть. Бороться с опустошённостью и, порой накрывающим, нежеланием даже просто думать было куда сложнее. – Джейме про сестру спрашивал. Что с ней?
- Можно сказать, что ничего. – Дени тоже выглядела потерянной. Культ оборвал все ведущие к нему нити, скрыл всё, что можно было скрыть. И никто не знал откуда будет следующий удар. А он последний чудом пережил. И никто не был уверен, что следующий не будет смертельным для кого-нибудь из семьи… Или близких людей. – Ритуал действительно дал ей магическую силу, но она не заключена в источнике, как у нормальных магов, а растекается по всему телу. И сжигает его. Люди не способны быть воплощением стихии. Слишком хрупкие у них тела.
- А демоны? – Продолжить выяснение состояния Серсеи Ланнистер он мог чуть позже. Оговорка про хрупкость людей его сейчас заинтересовала больше.
- Ну, если стихия демона и внесённая совпадут, то, возможно, наверное. Но… - Дени задумалась, потеребила косу. – Я не уверена, что разум сможет это вынести. Долго, по крайней мере. Это ведь совершенно другой уровень существования, с совсем другими правилами. То, как мыслим и действуем мы, там не сработает. А обратной дороги не будет. Я бы, если бы хотела нарастить силу, скорее подумала о том, как нарастить резерв или расширить ауру. Это полезнее. Хотя игры с аурой опасное дело, конечно. Но явно безопаснее, чем попытка перевести себя на план богов.
- Всегда найдётся кто-то, кто захочет сойти за бога. – Джон пожал плечами, чуть поморщился. Живых стихий в инквизиции всегда опасались, даже неразумных элементалей, они были неподвластны молитвам и мечи их не брали. Но такие сущности не были ни разумны, ни опасны. Нужно было только избегать избранной ими территории. Мысль о разумном элементале, да ещё и демоне в прошлом, была ну очень неприятной.
- Если хорошенько расширить ауру, то это можно сделать, не рискуя рассудком. – Дени вздохнула и замолчала, пришлось первым возвращаться к разговору о Серсее.
- Так что с сестрой Джейме? Всё безнадёжно?
- Не то чтобы. Мама ей занимается. Ну и я немного. Нужно убирать огонь, вытекающий из того, что у нормального мага было бы источником. А мама пытается придумать, как естественный источник заменить сотворённым. Пока получается так себе. Живая сила разъедает любые магические построения. Но если у кого-то и есть шанс решить эту задачку и спасти сестру Джейме, то только у мамы.
- Что же. Сообщу об этом Джейме, пусть знает, что шансы ещё есть. – Джон покачал головой. Джейме общался с ним не слишком охотно, хотя, после истории с предателем словно чуть смягчился. Понял, что Джон действительно не желает зла Собору?
- Можем сообщить вместе. Я поизображаю знатока огненной магии.
- Скажем Джейме, что ты знаешь о том, что я демон?
- Если Джейме хотя бы не предполагает, что я знаю, он куда глупее, чем я его считала. – Дени с улыбкой встала, потянула Джона за собой. – Пошли. Если уж он не выдал тебя, то выдавать меня ему и вовсе нет смысла. А если вдруг я не права, то сбегать от инквизиции вдвоём веселее.
- С этим сложно поспорить. – Джон хмыкнул, но встал, накинул мантию, гулять в одной рубашке не хотелось. – А втроём ещё лучше. Позовём твоего брата?
- Если веселья на нас двоих будет многовато, то обязательно. Но, думаю, мы и вдвоём справимся. – Дени тихо засмеялась, он поддержал улыбкой. Привлекать внимания больше, чем нужно, не стоило. На них и так косились, когда они ходили вместе. В Соборе привыкли, что древние правила утратили обязательность и монументальность, но столь открытое их нарушение членов Собора смущало. По счастью тому, кто разоблачил предателя и одолел демона простить были готовы многое. Жаль не то, что он сам был демоном.
У дверей Джейме дежурил страж, всего один, что было тем ещё нарушением. Обыкновенно магистров охраняли двое, но ни то Джейме очень доверял своему мастерству мечника, ни то не следил за людьми, и второй страж куда-то отлучился.
- Джон? – Поприветствовали их крайним изумлением. Странно. О том, что Джон и Джейме ладят не так хорошо, как прежде, слухи в Соборе поползли. Но не настолько их отношения стали хуже, чтобы удивляться его визиту. – Вы разве уже выходили от магистра?
- Выходил? – Вопрос Джону не понравился. Дени тоже слегка изменила позу. Из такой было удобнее атаковать. – А я к нему заходил?
- Ну да. Пришли некоторое время назад, сказали, что должны поговорить с магистром, что это касается его семьи. Он вас впустил и… - Чем дальше страж говорил, тем сильнее менялась выражение его лица. Джона же накрыло почти непреодолимое желание выпустить когти и крылья и выбить дверь.
- Я абсолютно точно никуда не заходил. – Медленно и очень спокойно произнёс он, чувствуя, как внутри расползается лёд. Может ещё не поздно? Но может и поздно. И тогда показать стражу облик демона – сделать подарок воронам. Джейме это никак не поможет. – Дени может подтвердить. Она была со мной с полудня. А теперь открывай.
- Но магистр…
- Может нуждаться в нашей помощи прямо сейчас. Открывай. Немедленно. - Страж в ответ лишь кивнул, шагнул к двери, рванул её на себя. Замки и стены оказались одинаково крепкими, дверь лишь бесполезно дёрнулась.
- Заперто изнутри. – Даже лишь стоя рядом с Дени Джон чувствовал, как пылает её кожа. Похоже, ей сдерживаться стоило ничуть не меньших усилий, чем ему. – Отойдите. Я выбью дверь магией.
Огненный росчерк, удар, шипение раскалённых углей, оставшихся от двери, и абсолютно пустая комната. Всё оказалось бесполезно. Они не успели помочь. На одной из стен красовалась свеженькая пентаграмма, но надёжно закрытая и даже запечатанная с той стороны. Все бумаги на столе Джейме были в полном порядке, меч висел на положенном месте на стене, красовалась на манекене зачарованная броня. Джейме поверил тому, кого посчитал Джоном. Шагнул в мир демонов без брони и оружия. Не то чтобы они ему сильно помогли против воронов, но с его мастерством он мог бы хоть кого-то отправить на другую сторону смерти. А так оказался абсолютно беспомощен. Джон сжал край стола, чувствуя, как ломается под пальцами дерево. Представлять как оборотень, возможно тот самый, которого он отогнал от Петира, насмехается над учителем и другом было почти больно.
- Джон мы ему поможем. – Плечо сжали тонкие нечеловечески сильные пальцы. – Если он ещё жив, клянусь жизнью мы его найдём.
- Найдём. – Джон глубоко вдохнул, отпустил стол, накрыл её руку своей. Гнев ничем не поможет. Он только наделает ошибок, потеряет время. Время, которого у его друга может не быть. – Да, ты права. Но сперва придётся объясняться с магистром Мормонтом и ещё десятком высших лиц Собора. Нападение на одного из магистров – слишком серьёзное дело.
— Значит объяснимся. Я сообщу брату через амулет, и они с мамой начнут действовать, пока мы будем отвечать на глупые и несвоевременные вопросы. Не бойся. Мы справимся. Главное помни, если что-то пойдёт совсем не так, мы всегда сможем их убить.
- Боюсь, нам этого захочется куда раньше, чем ты думаешь. – Джон горько скривился.
И как бы он хотел ошибаться. Но знание Собора не подвело и тут. Помимо магистра Мормонта собралось ещё трое стражей, претендовавших на место преемника Джейме и целых семеро представителей монашеско-священнического ордена. К избранию нового Верховного святителя только готовились и эти семеро собрались как-раз из-за подготовки. От них больше всего проблем и было.
- Как мы можем знать, что ваш человек нас не обманывает? Вдруг это он заманил магистра стражей в пентаграмму. А магичка ему поддакивает.
- Да, как мы вообще можем верить существу, поражённому скверной?
- Я могу повторить свои слова перед артефактом, определяющим ложь. – Джон устало вздохнул. Хотелось послать всех этих людей в очень-очень долгое и сложное путешествие и делать хоть что-то, что может помочь Джейме.
- Ещё один источник скверны. – Старший из монашеской братии скривился. – Нет это не дело. Лучше уж как в старину, огнём проверить.
Ладонь Дени на его плече дрогнула. Огненные ленты инквизиции, считавшиеся когда-то лучшим способом выявить культиста, а то и демона, были им не страшны, но позволить Собору себя пытать, да ещё и каким-то старикам, забывшим, что уже даже инквизиция лет двадцать к лентам не обращалась… Да никакая маскировка этого не стоила.
- Да вы с ума сошли. – Но тут по счастью не выдержал магистр Мормонт. Причём не выдержал так, что даже вскочил. Довели его эти чёрные. – Мало того, что допрос с огнём уже много лет как признан неэффективным и бессмысленно жестоким, так я бы и раньше никогда не позволил пытать своего преемника и девушку, которой мы обязаны тем, что сидим в уютной комнате, а не на пепелище под дождём. Потому что я абсолютно уверен, что они ни в чём не виновны, но после допроса с огнём это уже будет совершенно неважно. Поэтому очень советую отстать от моего инквизитора и его мага и подумать, что мы можем сделать, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию. Я считаю, что произошедшее можно считать объявлением войны. С этого момента и до времени, когда Культ Ворона перестанет нам угрожать все внутренние перестановки в Соборе, отменяются. Выборов Верховного Святителя не будет. Монастыри и приходы закрываются в себе, сообщая о ситуации раз в три дня. Не забывайте разговаривать с прихожанами и монахами и обращать внимание на мелочи. Тоска и отстранённость вполне могут быть знаком ауры очарования суккуба, а незначительное изменение поведения – укажет на оборотня. И главное помните, никаких самосудов. Отныне и до победы все вопросы Собора решаются через инквизицию. – Магистр окинул чёрных грозным взглядом, но те и так не решились возражать. – Теперь со Стражами. Джейме не назначил преемника, поэтому мне нужно немного времени, чтобы решить, кто из вас будет его замещать до нашей победы. Завтра будет общий сбор стражей в полдень, и я сообщу решение.
- Магистр. – Тихий голос Дени звучал словно неуместно, после речи Мормонта. – А как же магистр Ланнистер? Мы ничего не сделаем чтобы ему помочь? Мы же все понимаем, что если Культ выкрал члена Собора, то уж точно не для приятной беседы.
- Прости, Дени, я знаю вы с Джоном дружите с Джейме, но, боюсь у нас нет власти помочь ему. Если его забрали в Нижние Миры, то мы бессильны. Нам туда никак не попасть, даже если бы мы могли собрать силы, чтобы отбить его. Здесь нужен другой демон.
- Что же. – Прошло буквально мгновение после этих слов, но Джон почувствовал, как всё внутри похолодело. – Я думаю, я смогу с этим помочь. – Грустный взгляд на Джона, соскользнувшие по руке пальцы. – Прости. – Шаг вперёд, он дёрнулся остановить, но было уже поздно. Её фигура вспыхнула пламенем, соткались за спиной белые крылья, на пальцах вытянулись когти, загорелись алым глаза. Посредине комнаты стояла огненная княжна демонов. – Я много лет пробыла магом инквизиции и мне право печально, что сообщать о моём истинном лице приходится вот так, но Джейме Ланнистер мой друг, даже если он и не знал, что водил дружбу с князем демонов. И его жизнь для меня дороже возможности быть частью Собора. Если ничего не можете сделать вы, сделаю я. – Дейенерис окинула всех надменным взглядом, лишь на Джоне он вновь стал грустным. – Прости, Джон, я очень надеюсь, что тот Собор, который я знаю, мне не привиделся и ты не пострадаешь из-за моего обмана. Прощай. – Вспышка, почти затмившая тёмную щель, и она пропала.
Воцарилась тишина, которую невероятно хотелось разорвать аплодисментами. Такая роль хитрой демоницы, всех обманувшей и вынужденной предать близкого человека этого заслуживала, но взгляды всех присутствующих скрестились на нём и пришлось вместо аплодисментов придать лицу соответствующее трагично-потерянное выражение. Не для того она играла, чтобы он от них ушёл с тем же блеском.  – Магистр Мормонт, а есть шанс, что после этого я отделаюсь артефактом? – Магистр только тяжело вздохнул в ответ.
***
- Полагаю, продолжение разговора придётся отложить. – От бархатистого голоса демона, отвратительно контрастирующего не только с действиями, но и со смыслом сказанного безумно хотелось спрятаться. Куда угодно. Хоть бы и снова сознание потерять.
- Я могу привести человека в чувство, если хотите. – У второго голос ситуации соответствовал больше. Неприятный и скрипучий он хоть и вызывал отвращение, но всё же меньшее. Хотя дело могло быть и не в голосе. – Но не советовал бы, если не хотите его убить.
- Несомненно хочу. – Оборотень, чтоб этой твари сдохнуть поскорее и помучительнее, рассмеялся всё тем же бархатистым смехом. – Обязательно. Но не сейчас. У нас впереди ещё долгое и интересное общение. Иди, думаю до завтра здесь работы больше не будет.
- До завтра всего пара часов осталась. – В скрипучем голосе второго демона послышался смешок. От которого стало ещё хуже. Хотя, казалось бы, куда? Но добавившееся к боли чувство отвращения к себе, из-за того, что так бездарно попался, справилось. Никогда бы он не подумал, что попадёт в такую ситуацию. Может именно поэтому и попал.
- Ну так на пару часов работы и не будет. Иди, иди, сам советовал не спешить.
- Иногда я жалею о советах, которые даю. – Демон мерзко хмыкнул, но судя по звуку шагов всё же ушёл. А вот оборотень нет. Напротив, подошёл ближе. И что-то подсказывало Джейме, что о том, что он очнулся тот знает.
- А вы неплохо притворяетесь. – Оборотень не стал тянуть и подтвердил предположение. - Дышите аккуратно, не двигаетесь. Если бы я чуть хуже знал людей и не догадался бы, что вы очнулись, Магистр. – Тихий смешок, от бессилия захотелось взвыть. Превратить в пытку даже ставшее почти привычным обращение демон смог блистательно. – Открывайте глаза, а то какой-то странный разговор получается.
Разговаривать с демоном, по крайней мере добровольно, Джейме не собирался, но глаза всё же открыл. Пожалуй, не видеть эту тварь было ещё хуже, чем видеть. Не поймёшь, что собирается сделать.
- Ах, ну почему бы всегда так быстро меня не слушаться. – Впрочем о решении он тут же пожалел. Не очень сильно, будь оно другим, демон ровно так же заставил бы о нём жалеть. Но всё же. – Может и завершили бы давно эту неприятную часть общения. – До этого момента Джейме бы никогда не подумал, что можно порадоваться пыткам, но демон одним взглядом этого успешно добился. Его целью было заставить Джейме молчать как можно дольше что ли? Или просто не настолько хорошо знал людей, как хвастался? – Хотя я тут подумал… - Пауза оказалась ну очень зловещей. Зря он всё же глаза открыл. Демон с лёгкостью все эмоции по глазам прочитал и понял, что попал. – До возвращения моего помощника ещё пара часов. – Не поэтому ли палач был отослан. Захотелось закрыть глаза покрепче. Как в детстве. Словно это могло спасти от настоящих монстров. – Ну или… - Он наклонился, по губам скользнула неприятная улыбка. - Можете, наконец, перестать молчать и занять эти пару часов каким-нибудь интересным рассказом о Соборе или, что куда лучше, об этом Джоне. Какой вариант выбираете? Мне одинаково нравятся оба, так что предоставлю вам право выбора.
Предать Собор добровольно? На самом деле никогда ещё эта мысль не казалась настолько привлекательной. Ну что нового мог от него узнать тот, на кого работал сам Верховный святитель. Но ведь мог же. Иначе не задавал бы вопросы и не усмехался так довольно всё же услышав ответы. А ещё можно было предать Джона. Он вроде тоже демон, не меньший враг ему, чем этот. Вот только Джон никогда ему не вредил, напротив помогать старался. Он даже Серсею не убил, хотя именно она на него напала. Не тронул его, когда случайно раскрылся, хотя это могло стоить ему жизни. Да и предать его, не значило ли сильно помочь врагам Собора и людей. Не просто так оборотень так хотел знать истинное имя Джона. Вот только его не знал Джейме и, кажется, после третьего «не знаю» ему всё же поверили.
— Значит молчите? – Оборотень сделал верные выводы, вздохнул, облизал губы. – Ну что же, отсутствие новых знаний меня слегка огорчает, но одна закрывшаяся возможность всегда открывает другую. Итак…
- Паук! – Закончить он не успел, в комнату влетел палач. – Оторвитесь вы от человека. Беда!
- Ну что за необходимость так дёргать? Я только решил немного поразвлечься. – Оборотень покачал головой, одарил Джейме улыбочкой и ещё одним взглядом, от которых захотелось умереть прямо сейчас и только потом выпрямился. – И я просил не называть моего имени здесь. Что за беда?
- Нас, похоже, нашли. Я собирался пройтись по окрестностям. – По губам демона на мгновение скользнула мечтательная улыбка. – А на выходе охранники мёртвые лежат.
- Как именно они умерли? – Оборотень тут же насторожился, сделал несколько шагов навстречу палачу, который уже почти прошёл половину комнаты.
- Одного сожгли, другому песочной плетью горло перерубили.
- Проклятье. Огненные. Х’нари т’ариси. Быстро они. Ладно. Разберись с пленником и исчезаем отсюда. Живым к ним в руки никто попасть не должен. От Осмунда они и так слишком много узнали.
- Как скажете. – Палач словно безразлично выпустил когти, шагнул к Джейме, тот задержал дыхание в ожидании удара. Что же по ту сторону смерти определённо есть та, кого он давно хотел бы увидеть вновь. А по эту ничего хорошего его уже не ждёт. Одни демоны, другие есть ли разница?
- Что? – Голос оборотня прозвучал уже не столь бархатисто. – Это ещё что за человеческие фразочки? И… Ты!
- Прости, Паук. Нахватался за первые десять лет жизни. Теперь и не знаю, как избавиться. – Голос палача неожиданно полностью изменился, по губам скользнула чужая улыбка. Он отвернулся, и как словно стекает чужой облик с ещё одного оборотня, Джейме наблюдал уже со спины.
- Пересмешник. – Паук, имечко это ему очень шло, быстро восстановил спокойное выражение лица. – Сам ко мне пришёл? Решил облегчить задачу по твоей поимке?
- Прости, но нет. – Совершенно в том же тоне отозвался второй оборотень, и его голос показался Джейме смутно знакомым. Словно он его когда-то уже слышал. – Моя скромная задача в том, чтобы не дать тебе убить человека, за которым огненные пришли. Его ведь планируют от вас, а не от жизни освободить.
- От жизни явно проще. – Похоже Паук всё же нервничал, быстро огляделся по сторонам, замолчал на мгновение, прислушался, наверное. – И как тебе с долгом жизни живётся?
- Неплохо, знаешь ли. Сынок Рея очень на него похож. Такой же благородный. Как и красавица Дени. А вот его дядюшка не очень, но, впрочем, чего я тебе рассказываю, ты сам сможешь обо всём узнать, если задержишься ещё ненадолго.
- Однажды я лично убью тебя, Пересмешник. Медленно. – Весь бархат пропал из голоса Паука, ставшего похожим на шипение, а потом он вдруг сжался, и Джейме едва успел заметить крупного паука, упавшего на пол.
- Я питаю надежды на ту же ситуацию, но со сменой ролей. – Насмешливо сообщил в пустоту второй оборотень. И развернулся. – Здравствуй, Джейме.
Вопроса откуда демон знает его имя не возникло. Джейме, наконец, вспомнил, где слышал этот голос. А ещё видел болотного цвета глаза, острые и словно птичьи черты лица, тёмные волосы с прядками седины. Точнее прядки должны были быть, сейчас их место занимали серебристые рожки. – Здравствуй, Петир. Значит ты тоже демон?
- Тоже? – Он насмешливо вскинул бровь. Жест, совсем не изменившийся со времён юности. Да и сам он не изменился. – Ах, ты про Джона должно быть. Тогда, да. Лианна Старк обладала удивительной способностью притягивать демонов. Было в ней что-то такое. – Он усмехнулся, наклонился, понизив голос до шёпота. – И, когда придут огненные, для них моего разговора с Пауком не было. Мы договорились?
- Какая разница? Может ты меня просто убьёшь?
- Убью? – Демон словно в изумлении покачал головой. – Нет уж, извини. Даже ради старого знакомства. Джон мне такого не простит. А у меня перед ним долг жизни, если ты знаешь, что это такое.
- Джон? Он?.. – Что такое долг жизни он не знал, наверное, что-то важное, раз его постоянно упоминали. Но сейчас куда важнее оказалось, что старый знакомый был заодно с Джоном. Даже умирать расхотелось. Сказал бы ему кто луну назад, что он так обрадуется демону, отправил бы к целителям.
- Он. – С усмешкой согласился Петир, но продолжить не смог, в комнату вспышкой пламени скользнула ещё одна демоница. И тоже знакомая.
- Петир, Паук где? – Не помнил он чтобы Дени когда-то так начинала разговор. Но, что он вообще о ней знал? Настоящего, а не придуманного.
- Сбежал. Прости, Дени, был занят, следил чтобы с вашим стражем ничего не случилось. - Он с усмешкой шагнул в сторону, и Дени тут же оказалась рядом.
- Джейме, ты в порядке? – Обычно аметистовые глаза, сейчас оказались окутаны пляшущими язычками пламени, пальцы заканчивались длинными острыми когтями, а за спиной были видны белоснежные крылья. Почему-то последние поразили настолько, что он даже не ответил. В Соборе столько времени был огненный князь. Под видом мага. И никто ни о чём не догадался, даже не заподозрил. – Что они сделали? – Между пальцев левой руки, абсолютно целых, между прочим, сверкнул сотканный из огня клинок.
- Да ничего они не сделали. Ничего непоправимого. Поверь мне, как знающему Паука лучше всего. Он очень нетороплив в таких вопросах. – Ответил за него Петир. – Джейме просто пытается пережить, что ещё один его знакомый демоном оказался. А использовать огонь на этих цепях, я бы на твоём месте не стал. Они так сделаны, что их нагревание или охлаждение отразится на том, на кого они надеты. Подожди брата лучше.
- А вы знакомы значит? – Клинок из пальцев Дени исчез, но отходить она не спешила.
- Время моего и его общения с Лианной Старк совпало в некоторых промежутках.
- А давайте мы это обсудим не здесь. – Ещё два демона появились так же быстро как Дени. Джон и ещё один, похожий на Дени, с такими же серебристыми волосами. – Кто-то упустил Паука и теперь у нас времени как у волколака, почувствовавшего запах дыма от входа в нору. Успеваем только поджать хвосты и удрать через другой выход, если он ещё не перекрыт. – Инквизиторская фразочка звучала в таком месте крайне странно. Особенно когда её говорил демон. Который при этом ещё и инквизитором был. Хотя, глядя сейчас на Джона поверить во второе было непросто.
– Действительно. Иначе рискуем обрести на наши головы Ворона лично и на собственном опыте изучить гостеприимство культа. – Второй незнакомый ему светловолосый демон заговорил позже, но во время слов Джона на месте не стоял. Подошёл, оттеснил Дени, несколько мгновений разглядывал цепи, а затем прошёлся по ним песком. Непростым, судя по тому, как легко распался металл. Не слишком церемонясь, довольно безразличным жестом, протянул руку, помог сесть. – Джон куда. – Джон дернувшийся было к ним так и замер. Оказывается, демонами тоже можно было вот так командовать. – Все разговоры потом, сам про выходы сказал. Перекроют ведь сейчас. Это не так сложно, как может показаться. Так что назад в Собор, быстро. Если они тебя сейчас не досчитаются, то останется только уйти по примеру Дени.
- Знаешь, может ты и мой дядя, но иногда я тебя ненавижу. – Похоже больше возразить Джону было нечего. – И прекращай мной командовать.
- Обязательно, когда выберемся. – Короткая ухмылка оказалась ну очень выразительной. – И попытки меня ненавидеть переживу. Если все отсюда выберемся, то даже разрешу попытаться меня побить. – Судя по лицу Джона щедрое предложение было неисполнимо, но больше он говорить ничего не стал. Бросил один взгляд Джейме, словно извиняясь и исчез в непроглядно чёрной щели, на мгновение возникшей в комнате. – Прекрасно. Теперь мы. Выбирайте круги подальше друг от друга. Дени, на тебе страж. Ты первая. Точка перемещения?
- Окраинные земли. – Дени отодвинула командующего демона, наверное, того упомянутого Петиром брата, крепко обняла за плечи. – Держись, Джейме. Перемещение может быть неприятным, особенно при ранениях.
- Дени, а вы?.. – Он всего лишь хотел узнать, что с ним будет дальше, но она не дала закончить. Глаза смотрели непривычно серьёзно, сейчас с молодой девушкой её было никак не перепутать.
- Мы вернём тебя в Собор. Конечно. Просто сначала нам бы всем отсюда выбраться.
***
- Джон! – Вопль раздался одновременно с открытием двери. Но незваный посетитель очень громко топал и сопел, когда бежал по коридору, так что Джон успел упасть на кровать и изобразить скуку. – Джон там…
- Ты бы отдышался, Сэм. – На самом деле хотелось вскочить и обнять приятеля покрепче. Раз пришёл, значит круг в подземельях открылся, значит остальные выбрались. Ну или хотя бы Дени и Джейме. Хотя за Визериса он тоже переживал. За Петира меньше. Вряд ли он случайно допустил, что Паук сбежал. Так что если попался, то заслужил. Но тогда и Визерис… Нет уж, пусть они все выбрались. А Петиру он за фокусы потом рога открутит. А дядюшка поможет. Такой благодарности за хорошее отношение они как-то совсем не ждали. Ну или он не ждал. Не зря же Визерис следил за телепортациями. – Мчишься так, будто тебе демоны на пятки наступают.
- Джон, но там и правда демон. – Как будто он этого не знал. Хотя смотреть на расширенные глаза Сэма было забавно. – У нас в подземельях оказывается круг камней был.
- А ко мне-то это какое отношение имеет? – Джон приподнялся, изобразив умеренный интерес. – Чтобы ты помнил меня здесь до особого распоряжения Магистра заперли. Из-за того, что мой маг оказался демоном. – Джон скривился, словно «предательство» Дени причиняло ему какие-то неприятные чувства. – Или вы рассчитываете, что я чем-то помочь смогу? Тогда ошибаетесь, я о них знаю не больше, чем другие инквизиторы.
- Да нет не в этом дело. – Конечно не в этом. Джон неожиданно поймал себя на злорадстве? Чего это он так к Сэму. Ничего плохого тот ему никогда не делал. Хотя… Это ведь из-за его болтливости предатель узнал о настоящей личности Джона. Из-за него во всё это оказался втянут Джейме и могли оказаться втянуты Старки. Так что вина Сэма определённо была. Просто став демоном, он стал на такие вещи реагировать чуть резче. Как они. Раньше человеческое воспитание сдерживало, но, похоже, оно оказалось лишь лёгким налётом на настоящей личности. – Просто это… Это Дени. И она ни с кем кроме тебя говорить не хочет. Магистр Мормонт послал меня за тобой. Джон, помоги нам. Много людей может погибнуть, если придётся с ней драться.
-  Только ради этого. – Джон скривился. Куда важнее было, что может пострадать она. Но врать он научился. А ведь ещё несколько месяцев назад сама идея лжи вызывала у него отвращение. Интересно. И печально. Наверное.
- Конечно. – Сэм так заискивающе улыбался, что стало почти противно. Нельзя же настолько бояться демонов. Понятно, что простой монах ничего им противопоставить не может, но и стражи и даже инквизиторы недалеко в этом ушли. Джейме вон ничего сделать не смог, а ведь один из лучших, если не лучший страж. А его оборотень как мальчишку провёл. Много он им успел рассказать, интересно? Что рассказал и так понятно. Четыре дня, для демонов более чем достаточный срок. Визерис и Петир в этом были уверены, а в вопросах пыток и лично Паука Джон им был склонен доверять. – Идём, пожалуйста, скорее.
- А меч мне не вернут? – Клинок пришлось отдать прямо на том собрании. Хотя это били мелочи. Джон ожидал, что после выступления Дени его как минимум в камеру отправят, но Магистр Мормонт отстоял своего инквизитора, вынудив остальных согласиться на простое заключение в келье до суда. Даже без лишения дара. Хотя на самом деле оно подразумевалось. Но тут Магистр неожиданно даже для Джона пошёл на откровенный обман. С чего бы так доверял, интересно?
- Э-э-э. – Не вернут, конечно. Да не мог ничем меч против князя демонов помочь. Джону было просто интересно на реакцию посмотреть. Похоже Сэму было стыдно. Значит не верил, что он предатель. Хорошо. Покидать Собор в его планы пока не входило.
- Понятно. Ну что же. – Джон поднялся, бросил взгляд на небольшой символ Создателя на столике в углу. Бабушкин подарок. Возможность перемещаться из Нижних миров прямо к нему. В конце концов круг в подземелье был слишком рискованным вариантом. А такую безделушку никто и не заподозрит. Особенно когда у инквизиции больше не было человека, способного видеть магию. – Пойдём. Не расскажешь, чего она хочет.
- Не говорит. – Сэм всё ещё тяжело дышал, но пока за Джоном успевал. Хотя скорее из-за того, что Джон шёл медленнее, чем мог. Интересно. Предателю ничего не стоило бы сбежать от такого как Сэм. Ещё одно проявление доверия от Магистра? Или всё же проверка? Приглашение сбежать. Может и то, что ему дар оставили с этим связано? Попытается сбежать, значит точно предатель. Мог ли Магистр знать про его отца? – Но я думаю это как-то связанно с Магистром Ланнистером. Она, говорят, о нём сказала, когда…
- Сэм, я там был. – Пришлось постараться, чтобы не усмехнуться. Увлечение Сэма не самыми свежими сплетнями, было забавным, но слушать эту историю в пересказе Джону не хотелось. Как там Дени? И Джейме? Людям не место в Нижних мирах. Даже в качестве гостей. А он пробыл в плену у воронов четыре дня. Петир утверждал, что ничего непоправимого за такой срок не случится, Паук не любил торопиться в таких вопросах. Но сейчас Джон уже не был уверен насколько он может Петиру доверять. Тем более, что о их с Джейме знакомстве он не рассказал.
- О да, прости. – Сэм смущённо умолк. Джону тоже не хотелось говорить. Почему-то мысль о Петире заставила задуматься над тем, что сейчас с оборотнем. Если они все выбрались, Визерис очень вряд ли спустил ему побег Паука. А Джона рядом не было, так что Петир вполне мог попытаться не отвечать. Он обычно был весьма расчётлив, но иногда что-то на него находило и возникало ощущение, что информацию получить можно только под пытками. Ну или прямо пригрозив долгом жизни. Оставалось надеяться, что Дени и бабушка удержали Визериса от поспешных действий. Чем бы ни руководствовался Петир, но он был им ещё нужен. Более того, они вполне могли предотвратить дальнейшие попытки играть в свою игру. Хотя… Хотя ему этого совсем не хотелось. Странно было это признавать, но хитрый и умный оборотень, никогда окончательно не принимающий ничью сторону ему чем-то, нравился. Превращать его в марионетку, в раба во всём кроме имени, не хотелось. Стоило его всё же выслушать сперва. Может он сможет объяснить? И не соврать при этом, что важнее.
Народу в подземельях оказалось достаточно. Собрались на круг посмотреть. И на демоницу, которую столько времени своей считали. Дени смотрела на всех с насмешкой, но Джон успел изучить её достаточно, чтобы увидеть в улыбке печаль. Дени нравился Собор, нравилось быть его магом. Ради Джейме она пожертвовала важной частью жизни. Если бы только Джон мог придумать способ, чтобы она вернулась. И чтобы ему так же не пришлось жертвовать Собором однажды. Но вместо этих слов пришлось натянуть на лицо ответное презрительно-насмешливое выражение и шагнуть к кругу. – Неужто вернулась, предательница? И что тебе здесь понадобилось? Ещё раз обмануть не выйдет.
- Я не собиралась обманывать. – Она покачала головой, выражение лица при его появлении изменилось, теперь она не скрывала печаль. Вот только она стала поддельной, огненные искорки в глазах говорили скорее о тихой насмешке. Ей жаль было покидать Собор, но она не могла не смеяться над тем, как все эти серьёзные люди были не в силах разгадать их игру. – Поверь мне, Джон, я хотела бы чтобы ничего не менялась. Но я не могла вот так оставить Джейме. Он был и моим другом.
- Надо думать его ты тоже обманывала.
- Конечно. – Она чуть опустила глаза, пряча улыбку. Ему самому хотелось улыбнуться, при воспоминании о том, как Джейме на их крылья смотрел. Хотя Джона в облике демона, казалось бы, не впервые видел. – Хотя и этому обману пришёл конец. Я хотела увидеть тебя, чтобы убедиться, что в Соборе не казнят за то, что человек узнал правду о том, кто врал ему долгое время. Теперь я вижу, что тот Собор, что я знала, мне не привиделся. – Она улыбнулась, воздух над кругом прорезала тёмная щель. Джону захотелось рассмеяться при мысли о том, кого сейчас все собравшиеся увидят. Здесь ведь были и инквизиторы, участвовавшие в неудачной попытке пленения Визериса. Интересно, поймут они теперь, кто пожар устроил? – Надеюсь он таковой не только по отношению к инквизиции. – Щель исчезла, Визерис отпустил Джейме, не удержавшегося на ногах, улыбнулся всем присутствующим, подмигнул магистру.
— Вот уж не думал, что так с вами встречусь, магистр Мормонт. – Удержаться от колкой фразочки дядюшка, разумеется, не смог. – Но что не сделаешь ради любимой сестры. Хотя друзей она выбирать не умеет, конечно. – Джон ждал ещё выпада в его сторону, но Визерис на него даже не посмотрел. Демоны взялись за руки, сделали несколько шагов назад и исчезли.
И только после этого зал ожил. Говорили сразу и все. Говорили о двух князьях демонов, которые даже не попытались отомстить за попытку пленения одного из них. О том как демон скрывался под личиной мага. О том зачем они помогают. О Джейме, кажется, все забыли.
- Ты как? – Джон решил воспользоваться моментом, чтобы хоть о чём-то спросить. Зашёл в круг, опустился на колено рядом с бывшим учителем.
- Жив ещё. Хотя и не надеялся на это. – Выглядел Джейме всё ещё замученным, но уже получше. Бабушка постаралась, больше некому. – Спасибо.
- Не мне. Я так побегал когтями слегка помахал. – Джон понизил голос, чтобы быть уверенным, что даже в общем шуме его не услышат. – Нашла тебя бабушка, а план был Виза.
- Королеве Рейе тоже передай, когда её увидишь. Убийцу Куорена благодарить не стану, уж извини.
- Я бы на твоём месте тоже не стал, наверное. – Джон помог другу подняться, вывел из круга и передал, наконец, опомнившейся парочке из его пятёрки. Ну наконец-то, хоть кто-то кроме него про Джейме вспомнил. – Поправляйся.
- Джон, я… Я бы поговорить с тобой хотел. – Как-то он это сказать успел, хотя увести его очень спешили, Джон не совсем понял.
- Обязательно. – Громко ответил он и уже тише добавил. - У Магистра только спрошу.
- Можешь не спрашивать. – Магистр обнаружился буквально в паре шагов. – Я снимаю с тебя все подозрения, Джон. Зайди в оружейную, тебе вернут меч, а потом можешь пойти к Джейме.
- Даже без суда и допроса? – Ему бы радоваться, демонстрировать способность ко лжи на определяющем правду артефакте не хотелось, хотя ему и показывали, как этот артефакт перехитрить. И вряд ли в этом Петир врал. Но почему-то отчаянно хотелось подерзить Магистру. Возможно, из-за воспоминаний о том, как он отказался от Джейме.
- Я дал тебе столько возможностей сбежать, что будь ты предателем давно бы ими воспользовался. Но ты этого не сделал. – Магистр покачал головой с печалью в глазах. – Даже сегодня. Ты верен Собору, в этом сомнений нет. А что до того, что ты полюбил демона – может это судьба.
Судьба? Хотелось спросить Джону, но он вовремя прикусил язык. Магистр мог иметь ввиду что угодно, но почему-то Джону почудился намёк на мать. Мог ли Магистр знать о его отце? Знать, что Джон полукровка? Увы задавать эти вопросы было слишком большим риском. Сейчас стоило поступить разумно и пойти за мечом. И пусть Магистр отвечает на вопросы и улаживает проблемы. Они у него после решения снять с Джона подозрения обязательно возникнут.
У Джона проблем не возникло. Меч ему отдали без вопросов, не иначе как Магистр распорядился заранее, к Джейме тоже пустили. Хотя и пришлось подождать, пока целители закончат работу.
Когда Джон, наконец, смог зайти бывший учитель лежал без движения и, казалось, спал. Он было даже решил уйти и не мешать человеку, столько пережившему за четыре дня, но тут Джейме повернул голову. – Не уходи, пожалуйста. Мне правда нужно с тобой поговорить.
- Не уйду. – Джон запер дверь, чтобы быть уверенным, что разговор никто не подслушает, подошел к кровати друга, подумал и сел на край. – О чём именно?
- Я… Я хотел извиниться. – За что это? Джейме не сделал ничего, за что его стоило бы винить. Ничего, о чём Джон знал. – За то, как к тебе отнёсся. Я ведь знал, что не все демоны враждебны людям. У брата бес, да и сестра с этим её инкубом. Просто ты…
- Для тебя это было словно предательство. – Джон улыбнулся уголком губ. – Не извиняйся, я тебя понимаю. И благодарен за то, что ты никому не сказал. Признаться, мне не хочется бросать Собор. – Несколько мгновений он помолчал. – А любовника сестры ты, на самом деле, зря оправдываешь. Он тоже из культа Ворона. Подозреваю, что именно его пленением воспользовались, чтобы уговорить твою сестру добровольно принять участие в ритуале. Опыт на ней поставить.
- Сволочи. – Тихо отозвался Джейме, и Джон мысленно согласился. – А инкуба того пленили? Кто?
- Мы. – Джон только пожал плечами, решил слово мы не раскрывать. – Это он тогда при стычке с огненной ведьмой меня похитил. Поиграться хотел. Но в итоге попался сам.
- Инкуб напал на князя? Я, конечно, знал, что он не слишком умён, но не подозревал, что настолько.
- Я ещё не был князем тогда. – Джон не смог не усмехнуться. Очень уж ошарашенное у Джейме было выражение лица. – Долгая история. Я родился полукровкой, таким и вырос. А демоном стал несколько лун назад. И не спрашивай, как в таком возрасте можно превратиться. Сам до конца не знаю. Даже Петир и тот не знает.
- Петир и чего-то не знает. Так бывает? – Джейме слабо улыбнулся, а Джон вспомнил, что про это странное знакомство ещё не уточнил.
- Ты его настолько хорошо знаешь?
- Не настолько. Только что он всегда был всезнайкой. – Джейме тяжело вздохнул, покачал головой насколько позволяла подушка. – Я познакомился с Лией, когда она стала магом Собора. И магом моей пятёрки. Как-то она пригласила меня в Винтерфелл. Там мы с Петиром и повстречались. Он был очень дружен с твоим дядей Брандоном. Сейчас, зная, что он демон, не могу избавиться от мысли, что не только дружен.
- Петир? – Джон не смог удержаться от смешка, вспомнив как оборотень реагировал на подобные подколы Визериса. – Он демон, конечно, но вот эта часть нашей жизни ему чужда. У него тоже человеческое воспитание. Так что если он дружил с дядей, то точно не из-за красивых глаз.
- Ну Эддарду он в любом случае не нравился. Теперь я понимаю почему.
- Да, дядя Нед знал, что Петир демон. – Джон только кивнул. – Не знаешь, как он с дядей Брандоном познакомился.
- Там была какая-то история с поединком из-за твоей тёти. Точно не знаю. Может быть подрались, а потом выпили, помирились, обнаружили общие интересы. Спроси лучше у этого… оборотня.
- Из этого оборотня рассказы про мою семью только пытками выбивать. – Не подумав отозвался Джон и тут же понял, что не стоило. – Прости.
- Ничего. Главное, что закончилось всё. Скажи им всем спасибо от меня. Даже этому твоему дяде, наверное. Хоть он и убил моего друга. – На несколько мгновений установилось молчание. – И прости меня. Я им многое рассказал. И про тебя, и про Собор.
- Здесь не за что извиняться. Демоны слишком хорошо умеют получать нужные им ответы. Что они хотели знать обо мне?
- Всё. Про семью, про мать, про друзей. – Джейме замолчал, а Джон почувствовал, как холодеют пальцы. Он не сможет защитить всех дорогих людей от Воронов. И если за старками бабушка обещала присмотреть, то что делать с остальными? – Но особенно твоё истинное имя.
- Неудивительно, наверное. – Если бы они его знали сразу бы решили массу проблем. Но никто из людей не знал его имени. Только Дени, Виз и бабушка. А в том, что они никогда его не выдадут, даже под пытками, он был уверен. Как не выдаст их он. Оставалась только одна сложность. Она же загадка. Женщина, позвавшая его по имени на ритуале. Кем она была? И не найдёт ли культ её однажды? – Хорошо, что ты его не знаешь.

+1

50

Ласочка

- У нас об этой истории тоже не говорят. – Дени задумчиво перебирала кончиками когтей его волосы, но смотрела куда-то в точку на стене. – Наверное, вороны не хотят рассказывать, как позволили ценного пленника у себя из-под носа увести.
- А Собор не хочет, чтобы люди узнали, что одного из наших магистров можно вот так просто взять и похитить. Тут даже самые дурные и упрямые понимают, что верить в нашу способность их защищать люди после этого перестанут. – Джон чуть передвинул голову, поудобнее устраивая её на коленях Дени. – Ну а кто поумнее – понимают, что рано или поздно возникнет вопрос, как же мы смогли похищенного вернуть. И ответить на него – породить войну. А нам только её сейчас и не хватает.
- Люди настолько нас ненавидят? – Дени вздохнула, глаза у неё были невесёлые. Хотя поводов для грусти не было. Если не считать, что они по-прежнему не представляли, где искать воронов и что те могут сделать дальше, куда ударить.
- Люди демонов боятся. – Джон поднял руку, погладил Дени по щеке и с удовлетворением, наконец, увидел её улыбку. – Не понимают. Если бы Собор нас принял, как магов, занялся бы разъяснениями, ограничениями, установкой правил для обеих сторон, то и люди бы приняли со временем. Но Собор нас не принимает, так же как и люди боится и не понимает. Они не могут увидеть в нас союзников, а значит не смогут и люди. Но непременно этим воспользуются те, кому власть Собора давно мешает. Если королю удастся убедить народ и правителей соседних государств в том, что Собор предал людей, то быть войне. В которой Собору не победить. Вот только станет ли кому-то легче от того, что инквизиторов и стражей сожгут на их же кострах? Ведь те, от кого они охраняют мир никуда не денутся. А пока светская власть выстроит свою систему защиты от этого зла, оно расплодится и заполнит потрёпанные войной земли. Человечество откатится к временам создания инквизиции и ему потребуется очень много лет, чтобы выползти из этой ямы. И это я ещё не учитываю Ворона, который точно не упустит такой шанс.
- Да уж, картинка. – Дени едва слышно хмыкнула, принялась что-то плести из его волос. – И ваш король этого не понимает?
- Может и не понимает. Я его не знаю, но поговаривают, что король самолюбив и плох в планировании.
- Всё он понимает, просто считает, что если смахнуть верхушку Собора, то к нему сразу присоединятся маги. Нынешняя династия уже три или четыре поколения лелеет мечту о создании мира магов, где религия будет задвинута куда-то глубоко на задворки и не сможет лезть в управление страной. – Они одновременно подняли головы. Петир ухитрился зайти, не издав ни единого звука, и сейчас стоял в дверях, прислонившись плечом к стене. – И у них могло даже получиться сорок лет назад, но тот Великий Святитель, что был до предателя их немножко опередил, признав магов. Авторитет Собора всё сгладил, королям пришлось скрипеть зубами в уголке. – Оборотень чуть усмехнулся, похоже выражая своё отношения к королям. – Не понимают они только одного – стоит магам дать хоть немного власти, и через десять лет будет уже совершенно неважно кто сидит на троне – править будут они. На самом деле, я думаю, они и так этого добьются. Стоит Собору немного ослабнуть, и маги переиначат мир под себя. Пока людей спасает только то, что они одиночки и с ними легко справится, но стоит им получить лидера и хоть какую-то организацию, как их уже будет не остановить.
- И ты пришёл, чтобы прочитать нам лекцию про магов? – Дени чуть вскинула брови, голос прозвучал несколько холодно. – Если так, то можешь идти. Мы нормально почти десять дней не виделись и точно обойдёмся без твоей компании.
- Дени, огонёчек, ты ещё на меня злишься? – Оборотень попытался состроить виноватое выражение, но тон был скорее смешливым. – Я же объяснился.
- Я злюсь на твоё объяснение. – Дени только возмущённо фыркнула в ответ. – Ты же с нашей семьёй сотрудничаешь больше лет, чем я живу. Как можно было посчитать нас такими циничными х’нари?
- Я не считаю вас циничными. – Петир резко прекратил дурачиться, зелёные глаза стали серьёзными. – А вот расчётливыми – да. И ты прекрасно знаешь, Дени, я прав в том, что вам сказал. Даже если бы говорил про тебя, о твоих матери и брате даже упоминать странно.
- Петир. – Джону надоело слушать их спор и он, вывернувшись из рук Дени, сел на кровати. – Не спорь с Дени. Мы все поняли твоё объяснение, все его приняли, признали, что ты имел право так действовать. Чего тебе ещё надо? Чтобы мы все решили, что это был правильный поступок? Извини, не выйдет. Я тоже до сих пор не в восторге. Да и Виз с бабушкой тоже. Тем более, что твои действия будут стоить нам больших проблем в будущем.
Петир сморгнул, а потом глубоко вдохнул и выдал длинную тираду на языке демонов, из которой толком не изучивший его Джон понял только «князья», «считают», «всех» и «идиоты»
— Это к чему сейчас было? – Дени явно всё поняла и, похоже, смыл фразы был весьма удивительным.
- К тому, что вы так привыкли к своей силе, что забываете, что остальные ей не обладают. Да, я действительно предупредил Паука, что если он задержится, то попадётся вам. Да, я это сделал в своих интересах. Но вы правда верите, что без меня он бы ни о чём не догадался? Он и так собирался бежать. Можно сказать, что наш разговор его даже немного задержал. – Джон вспомнил разговор с Петиром на следующий день после спасения Джейме. Тогда он ни о чём таком не говорил. Хотя тогда на него тогда смотреть было страшно. Визерис Петира почти не тронул, но как донести до оборотня своё недовольства, не мучая физически – нашёл. Джону оборотня тогда даже жалко стало. Потому он сразу поверил объяснению. Даже без артефактов. В таком состоянии не лгут. Просто потому, что представляют, что будет, если ложь раскроется. Тем более и мотивация была уважительная. Для демона. Петир опасался, что если удастся схватить Паука, то его ценность для огненной семьи упадёт к нулю. И можно будет особо не рассчитывать ни на защиту, особенно после победы над Вороном, ни на что другое. – А если бы я на него напал, то неизвестно, кто победил бы. Наши силы примерно равны. Более того я почти уверен, что он меня специально на это провоцировал. Наверняка уже заготовил переход. Утащил бы меня с собой, и вы бы остались без информатора, а я оказался на месте Джейме. Такая себе перспектива. – Петир замолчал, некоторое время выжидательно глядел на них, но так и не дождавшись вопроса озвучил его сам. – А если вам интересно, почему я сразу это не сказал, то ответ прост. Мне нужно было чтобы вы от меня отцепились. А в том настроении, в котором вы были, никакой версии, кроме глубоко корыстной вы бы не поверили. Кроме королевы, конечно. Но так навсегда бы сохранился шанс ещё раз близко познакомиться, с уникальным заклинанием Виза, вытягивающим магическую энергию. А мне, как понимаете, этого не хотелось. Вот и сказал то, что вы готовы были услышать. А королеве Рейелле всё потом объяснил. – Зелёные глаза посмотрели на них с какой-то даже надменной насмешкой, и Джону вдруг стало совестно. Возможно, Петир и врал сейчас, но он был абсолютно прав насчёт них тогда. Они не готовы были услышать никакое объяснение, в котором не было бы корысти. Даже если бы настоящие мотивы демона оказались бы благородными, они не поверили бы.
- Ну… хорошо. – Других слов он как-то не нашёл. Нужно было подумать над сказанным. А ещё поговорить с бабушкой, она понимала в таких вещах куда больше него. Да и Петир упомянул разговор с ней. – Так зачем ты на самом деле пришёл?
- Думается мне, я нашёл интересную зацепку, которая может вывести на Ворона. Ну или на кого-нибудь из его окружения. – Видимо лица у них с Дени были говорящие, потому что оборотень сдержанно рассмеялся. – Как видите, я всё ещё не совсем бесполезен.
- И что же за зацепка? – Голос Дени прозвучал непривычно глухо.
- Если вы помните, вы мне рассказывали о демонице, с которой общался предыдущий магистр стражей. Так как большую часть ведущих к ним ниточек вороны пообрывали, то я решил проверить эту. Ну вдруг. И, как ни странно, преуспел. Эта Сель, похоже, действительно состоит в культе. Причём в среднем его звене, о котором даже я ничего толком не знаю. Из плюсов, от неё можно получить много ценной информации. Из минусов – так просто к ней не подберёшься.
- И что ты придумал? – Дени чуть улыбнулась, причём улыбка получилась достаточно тёплой. – Не поверю, что ты пришёл к нам без плана.
- Конечно план есть. – Петир ответил своей улыбкой с нотками превосходства. – И, я думаю, ты лучше всех подходишь для его исполнения, Дени. Потому и пришёл к вам. – Несколько мгновений помолчали. Оборотень наслаждался чувством собственной значимости, они не мешали. – У этой Сель есть дочь. Маленькая ещё, меньше двадцати. Но, похоже, матери она была не интересна, и та нашла способ избавиться от ребёнка, не нарушая негласные законы демонов. Передала девочку на руки одной суккубке, которая искала себе занятие, отличное от их обычных. Суккуб с культом не связана, я проверил, так что вы спокойно можете её посетить и побеседовать с ребёнком. А уже через неё попробовать выйти на мать.
- Хороший план. – Дени одобрительно кивнула. Джон задумался как они будут объяснять юной демонице необходимость пойти против матери.  – Остался только один вопрос. С чего ты решил, что я лучше всего подхожу для этого разговора?
- Да суккубу ту ты знаешь. И весьма неплохо, если не очень хорошо. – Улыбка Петира стала заговорщицкой, а Джон почувствовал, что сейчас узнает о какой-то истории из прошлого Дени. – Красивая такая: светлые волосы, серые глаза, хорошая фигурка, боевой характер, острая нелюбовь к собственным копытцам…
- Подожди… - Глаза Дени расширились, голос сорвался. Она резко подалась вперёд, чуть не упав с кровати. – Подожди. Ты… Ты говоришь о Ласочке?
***
- Какой прелестный домик. Если бы не чёрное солнце, я бы решил, что как-то незаметно наверх вернулся.
- Ласочке всегда нравились такие. – Дени грустно улыбнулась, глядя на аккуратный двухэтажный домик, окружённый садом. – Она очень романтичная натура. При том, что реалистка.
- Редкое сочетание. – Джон задумчиво покачал головой, покосился на Дени, которая, кажется, не стремилась идти к дому. – Интересное.
- Думаю, ты ей понравишься, так что, если будет интересно, сможешь познакомиться поближе. – Улыбка уголком губ, но глаза всё такие же невесёлые. – Она красавица. Мало кто остаётся к ней равнодушным.
- Посмотрим. – Спорить Джон не стал, хотя в душе был уверен, что познакомиться ближе в том смысле, который имела ввиду Дени, не захочет. Где-то человеческие привычки отступали, но в вопросах отношений всё ещё были сильны. Принять как норму возможность одновременной близости сразу с несколькими девушками он не мог, возможно пока. – Пойдём постучим. А то вдруг Петир ошибся и хозяйка не дома.
- Пойдём. – Прозвучало так, что стало понятно – она бы хотела, чтобы Петир ошибся. Странно. Джон так и не понял, что за отношения связывали Дени с этой Ласочкой. Дружба? Чувства? И почему они перестали общаться? Обида? Усталость друг от друга? Но тогда бы Петир не сказал, что Дени лучше всего подходит для разговора с суккубой. Здесь было что-то другое. Вот только Дени не спешила раскрывать своё прошлое. Подошла к калитке, замела, рука повисла над небольшим молоточком.
- Давай я. – После некоторого ожидания Джон понял, что так они до ночи простоят, подвинул Дени и сам ударил молоточком. И вздрогнул от неожиданно звонкого и чистого звука. Похоже молоточек был зачарованный.
- Да-да. – Петир не ошибся, хозяйка была дома. И появилась на пороге очень быстро. И она действительно была красавицей. Медовые волосы спускались ей до середины спины, черты лица, лишённые безупречной правильности, присущей князьям, тем не менее несли неуловимое очарование, белое платье скорее подчёркивало, чем скрывало хорошие бёдра и грудь, при этом длинный подол прятал непременные для суккуба хвост и копытца. Единственным напоминаем о том, что она демон, оставались рожки. – Кому я понадо… - Она подошла ближе и замерла, глядя на Дени расширившимися глазами. – Дени?
- Привет, Ласочка. – Дени тяжело вздохнула, улыбнулась вымученно. – А ты стала ещё красивее с нашей последней встречи.
- Ты тоже. Тебе очень идут длинные волосы. – Суккуба тоже улыбнулась неловко, но без тоски. – По какому поводу ко мне? И кто твой спутник? Познакомь. Давно не встречала таких красивых князей. – Ему суккуб улыбнулась совсем по-другому. Весело и искренне. Что же всё же между ними произошло? – Крылья у вас восхитительные. Никогда таких не видела. Два цвета вообще редкость, а уж чтобы так, узором…
— Это Джон. – Дени улыбнулась чуть естественнее, перебила общительную суккубу. – У нас к тебе разговор по поводу твоей подопечной.
- Шини? – Суккуба разом посерьёзнела, нахмурилась. - Что же, я знала, что рано или поздно кто-то придёт. Заходите. - Калитка растворилась. – Её нет сейчас. Ушла за травами. Так что у меня будет время всё вам объяснить.
Выдав эту фразу суккуба, развернулась, взметнув подолом мелкий песок на тропинке и двинулась к дому, не проверяя идут ли следом незваные гости. Оставалось только запереть калитку и пройти за ней, в дом и в большую комнату с окнами до пола и мягким ковром на полу.
- Присаживайтесь, а я вам гранатового соку принесу. Они в том году очень удались. – Она вновь улыбалась, словно и не было тех нескольких мгновений, а они были просто старыми друзьями, зашедшими в гости.
- Так странно. – Дени недолго молчала недолго после того, как суккуба ушла. – Здесь совсем ничего не изменилось. Даже маленький ребёнок не смог повлиять ни на этот дом, ни на сад.
- Ты здесь уже была? – Это и так было понятно, но, возможно, хоть эта фраза поможет разговорить Дени. Вытянуть тайну, связывавшую её с этим домом и его хозяйкой.
- Конечно. Когда-то мы тут чуть ли не через день встречались.
- К себе она меня водить не любила. – Дени не разговорилась, но за неё неожиданно продолжил другой голос. Суккуба поставила перед ними три кубка и кувшин, уселась сама. – Причины называла всегда разные. Подозреваю, что ей просто нравилось, что тут мы были одни и никто не лез с непрошенными советами. А то один из её братьев любил это делать, правда Дени?
- Он и сейчас любит. – Улыбка получилась чуть менее натянутая, но всё ещё какая-то неестественная. – Хотя теперь выбирает более удачные моменты.
- Неужто научился? – Несмотря ни что суккубе всё же удалось немного разрядить обстановку. – Ну и ну. А расскажи мне про Джона. Где вы познакомились?
- В окраинных землях. – Они оба не смогли сдержать улыбку при воспоминании об этой истории. Хотя Джону всё ещё было немного стыдно за неё. Инквизитор не смог отличить суккуба от князя. Позор, да и только. – Нам обоим там одна ведьма дорогу перешла.
- Двум князьям за раз. Ну и ну. Редкая должно быть была дура.
- Ну… - Дени запнулась, и Джон решил, что с этого момента он вполне может взять разговор в свои руки. Дени этой девушке, похоже, доверяла. А значит и он мог.
- Я не был князем тогда. Я вообще полукровка и демоном стал относительно недавно.
- Таким взрослым? – Она захлопала глазами и действительно напомнила удивлённого зверька. Прозвище ей шло. Как Петир? А почему ваши родители не обратили вас, когда вы были ребёнком?
- Мой отец-демон погиб спустя несколько дней после моего рождения.
- Он сын Рея, Ве… Ласочка. – Джон хотел добавить ещё про мать, но Дени его перебила. И её слова выплеснулись с такой болью, что он посчитал за лучшее замолчать. – Тот самый его ребёнок от человеческой девушки.
- Тот самый? – Похоже суккуб оказалась ошеломлена ничуть не меньше. – Тот из-за матери которого убили твоего брата?
- Да при чём здесь его мать?! – Дени обхватила себя за плечи когти впились в кожу слишком глубоко и по рубашке побежала чёрная кровь. – Это всё я виновата! Я!!
Последнее слово она почти прокричала, Джона обожгло её болью. Видно, права была бабушка Рейла, когда говорила, что чем дольше они будут вместе, тем сильнее станет их связь. Но сейчас это было неважно. – Дени, Дени, успокойся. – Он поспешно придвинулся к ней, обнял за плечи, притянул к себе. – Ты не виновата. Ни в чём не виновата. Это всё Роберт Баратеон и его глупая ревность. И тот х’нари, который выдал ему имя отца. – Может быть стоило сказать ей кто выдал имя? Может ей станет хоть немного легче если она будет знать кому мстить за смерть брата?
- Ты не понимаешь, Джон. – Но он не успел решиться, она резко оттолкнула его, по шекам текли слёзы. – Не понимаешь. Я могла спасти брата в тот день. Если бы я только… Если бы я не опоздала…
- Дени, ты не могла знать. – Он осторожно оторвал её руки от своей груди, краем сознания отметив короткую вспышку боли. – Никто не знал. Не предполагал. Нельзя винить себя в том, чего не могла предотвратить.
- Я могла. Могла. – Она больше не отпихивала его, но расплакалась только сильнее. Голос дрожал на каждом слове. – Я… Я должна была встретиться с ним. В тот день. Но я опоздала. И не успела вмешаться в бой. Если бы только я не опоздала.
- Она была со мной в тот день. – Голос суккубы прозвучал неожиданно и абсолютно бесцветно. – Я знала, что она должна была встретиться с братом, но нам было так хорошо вместе, что мы никак не могли разойтись. Она тогда опоздала из-за того, что была у меня.
- Вдвоём мы бы точно убили того человека. И Рей был бы жив. И его возлюбленная. И у тебя были бы родители. – Дени прикусила губу. По подбородку побежала, быстро перемешиваясь со слезами, чёрная кровь.
- Дени… - Он нашёлся не сразу. На мгновение ему представилась та жизнь, о которой она говорила. Живые родители. Тётя и дядя. Добрая бабушка. Отец бы учил его пользоваться магией, летать и сражаться, а мать знакомила бы с людьми, рассказывала сказки. Его бы любили. Называли сыном. У него могли быть брат или сестра. Никому никогда не пришла бы в голову идея отдать его в монастырь. У него могло столько быть, если бы отец выжил. Вот только… Только мог ли он винить в том, что он погиб, Дени? Или её суккубу? Отца у него отобрали Роберт Баратеон и дядя, а мать… Он теперь даже не знал, что отобрало у него мать. Ведь некроманты не болеют. Так сказал Квиберн. Но чтобы не забрало её, вины Дени здесь не было. Никакой. – Дени, ты ни в чём не виновата. - Он вновь притянул её к себе, обнял, погладил по серебряным волосам. – Ни в чём. Ты опоздала, но ведь ты не знала, что что-то произойдёт. Ты просто задержалась на несколько минут, как, наверняка, не раз делала раньше. И отец знал, что ты так делаешь. Знал, что тебе не хочется уходить от любовницы. Вы бы просто посмеялись над твоим опозданием и занялись тем, ради чего он тебя звал. Твоё опоздание никому не могло причинить вредя. В гибели отца виноваты только те, кто принял решение о его убийстве. Те кому любовь демона и человека показалось пятном, которое можно было смыть только кровью. Не ты. Ты просто была влюблена и счастлива. Разве это может быть виной? Разве можно из-за этого двадцать лет винить себя и разрывать отношение с той, кого любишь?
- Догадался значит. – Дени ничего не говорила, только тихо всхлипывала, уже не пытаясь вырваться из его объятий. Вместо неё заговорила слабо улыбающаяся суккуба. – Что мы были любовницами. И что расстались из-за гибели Рея. Ты случаем не родственник Петира?
- До Петира мне далеко. – Джон тоже улыбнулся. – А до этих двух мыслей дойти было совсем не сложно. Всё следовало из ваших слов, Ласочка.
- Вель. Что уж там. – Она тихо хмыкнула, поправила волосы. – Какая из меня ласочка. Такое имя должно быть у оборотня, а не у суккуба. Просто в Девичьих Пещерах принято использовать прозвища. А моё истинное имя слишком короткое, никуда дальше не сократишь. И о чём только думал папочка? Вот я и взяла прозвище. Одно из двух. Мне никогда не нравилось, когда меня звали принцессой. Но раз уж Дени тебе доверяет.
- Я… - Джон не нашёлся что сказать. Должен ли он теперь назвать ей своё истинное имя?
- Не надо. – Она догадалась, покачала головой. – Вы враждуете с Вороном. Твоё истинное имя – оружие. Слишком многие захотят им владеть. Оно принесёт мне и Шини только беды. С другой стороны, кому нужно имя ничтожной суккубки. – Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Молча. Дени прекратила всхлипывать, задышала глубже, неужто уснула наплакавшись? Джон только собирался опустить глаза, чтобы проверить, как суккуба вновь заговорила. Чтобы ответить на ещё один невысказанный вопрос. – Мне не нравится быть суккубом. Все эти соблазнения, любовные игры, ауры очарования. Для меня это всегда было чужим. Но я такой родилась. И не знала, как можно жить иначе. Пока не встретила Дени. И твоего отца. Он не был моим любовником, но я обязана ему всем. Домом и садом, в котором вечное лето, длинными платьями, моей Шини и… И пониманием чего я хочу. Моя магия недобрая, я бы многое отдала, чтобы получить дар, способный приносить пользу. Но это невозможно. И я решила, что дело не в моём даре. Оно в том, что делаю я. Я решила стать полезной. И мне это удалось. Хотя бы для Шини. Жаль только, что не для Дени. Мы с ней всегда были просто любовницами. Немного подружками. Я ничего не смогла сделать, когда погиб Рей. Ничем ей помочь. И я так рада, что теперь рядом с ней тот, кто действительно любит её. Кто смог найти слова, которых не нашлось у меня.
- Ты иначе понимаешь слово любовь чем…
- Чем другие демоны? Не совсем, на самом деле. – Она вновь поправила волосы, вздохнула. – Просто любовь она бывает разная. Но демоны тебе об этом не расскажут. Мы давно не пытаемся делить. Просто живём, как удобно. Удобно иметь десяток любовников – заводим. Не нужен никто, кроме одного - остаёмся с ним. – Вель вновь улыбнулась этой своей улыбкой, потрясла головой. – О чём вы хотели поговорить с Шини? Давайте сначала со мной. Она ещё маленькая, наивная и добрая. Не хочу, чтобы ей ненароком сделали больно.
- Она для тебя как дочь? – Дени не спала, как оказалось, просто притихла, но на этих словах приподнялась.
- Родной матери она не слишком нужна. Сель родила её от родного брата старшего Баратеона, почему-то уверившись, что ребёнок родится сильным. Но девочка оказалась низшей. Отцу её уже было не отдать, да и, похоже, он изначально не слишком хотел дочь. Так что Сель стала искать способ избавиться от девочки, а мне было так одиноко тогда. Вот мы и нашли друг друга.
- А девочка знает, что ты не её мать? – Вопрос Дени Джон почти прослушал. Куда больше его занимали слова о родном брате Роберта. Их было два, но ведь именно Станнис навёл их на демоницу. Неужто…
- Конечно. Я ей давно всё рассказала, правда с родной матерью она пока не встречалась, хоть и хотела. Но с учётом того, чем Сель занимается, мне кажется, что лучше Шини быть подальше от неё.
- Вель, прости. – Джон перебил уже собиравшуюся заговорить Дени. Бросил на неё извиняющийся взгляд. – Ты не знаешь имени отца Шини?
- Стар…, Стат… Хм, нет. Хотя. Точно. Что-тона Стан. Дальше не помню. Прости.
- Станнис? – Джон уже не сомневался, и задал вопрос скорее для того, чтобы имя прозвучало. Иначе в реальность происходящего было как-то не поверить. Правильный и принципиальный магистр стражей завёл дочь полукровку? Любопытное открытие. Выходит, по нормам Собора его смерть всё же не была ошибкой.
- Да. Точно. Именно так. – Вель обрадовалась было, но тут же нахмурилась. – Ты знаешь его?
- Мы оба знаем. – Ответила Дени. – Голос у неё звучал устало, но уже без прежней боли. Помогли ли его слова или её слёзы, но, ей стало легче. – Он бывший магистр стражей Собора.
- Вот как. А я думала, почему он всегда так таится, когда с дочерью встречается. – Вель только кивнула, а у Джона кольнуло в груди. Так вот куда Станнис постоянно уезжал.
- Они встречались?
- Да и довольно часто. Было у нас одно тайное место, куда я Шини водила. Там красивый вид на море из пещеры.
- И он тебя знал? – Станнис рассказал только об одном знакомом демоне, а выходит у него их было трое. Или всё же двое?
- Видел. – Она только пожала плечами. – Я не называла ему ни имени не прозвища, и мы почти не общались. Кажется, я ему не слишком нравилась. У него всегда такое лицо кислое было.
- У Станниса оно всегда такое было. – Джон только головой покачал. Он понимал почему Собор ничего не узнал о дочери Станниса, но её воспитательница… Кажется, бывший магистр был куда лучшим человеком, чем Джон думал. – Он тебя не выдал.
- Что значит не выдал?
- Его заподозрили в предательстве Собора. Допрашивали. Пытались найти связи с демонами. Он назвал имя Сель и какой-то замок в пустыне. – Джон помолчал мгновение. – Но ни про дочь, ни про тебя, ни про пещеру с видом на море не сказал ни слова. Я читал протокол допроса.
- Вот как. – Она вскинула брови, но спрашивать про его связь с Собором не стала. Возможно, посчитала слишком опасным, как и в случае с именем. – Выходит он действительно сильно любил дочь. – Ещё один вздох, невидящий взгляд куда-то в пустоту. – Не говорите Шини, что её отец погиб, хорошо. Я сама расскажу. Как-нибудь поаккуратнее.
- Хорошо, Вель. Не станем. – Дени тоже грустно вздохнула. Все замолчали.
- Так что же за разговор у вас всё же к ней? – Первой надоело Вель. – Мы опять ушли от темы.
- Хотим через неё найти её мать. – Звучало жёстко, но Джон не мог придумать, как смягчить эти слова. – Похоже ты знаешь о культе Ворона и о роль Сель в нём, так что в объяснениях нет необходимости. Нам нужна информация и, на данный момент, мать Шини, единственная ниточка, что у нас есть.
— Вот как. – Вель молчала долго, взгляд у неё стал совсем отсутствующим. – Понимаю. Я не хочу учувствовать в войнах демонов и, тем более, не хочу втягивать Шини, но я знаю о воронах достаточно, чтобы понимать, что рано или поздно мы все окажемся втянуты. Так что лучше я помогу вам сейчас, чем дождусь, когда они придут за нами. Я объясню всё Шини и организую вам встречу с Сель.
***
- А ведь с пользой сходили. – Дени заговорила неожиданно, когда они уже почти дошли до замка огненных. – Хотя мне и не слишком этого хотелось.
- Теперь главное, чтобы ничего не сорвалось. – Джон кивнул. После разговора с вернувшейся Шини, Вель выпроводила их, велев ждать сигнала от неё. Обещала не тянуть. – И хорошо, что вы с Вель разобрались в своих отношениях.
- Да. Даже как-то легче стало. – Дени кивнула. Улыбнулась задумчиво. – Спасибо. Не хочешь пойти и продолжить то, что прервал Петир?
- С удовольствием. – Он тоже улыбнулся, толкнул дверь и обнаружил только что упомянутого демона.
- Джон, Дени, хорошо, что вы вернулись. - Необычный для Петира взволнованный голос, то, как он то и дело сжимал правую руку в кулак, навевало неприятные чувства.
- Что-то случилось? - Джон подавил желание войти первым, пропустил Дени. Все же непосредственной опасности видно не было.
- Пока нет. - Оборотень посмотрел так, что стало ясно, что главное слово - пока. - Виза некоторое время назад позвали из верхнего мира. Он говорил, что это какой-то хороший знакомый. Но потом за ним пошла королева и... - Петир сделал паузу, от которой стало как-то совсем неуютно. - Времени прошло уже немало, а они не вернулись.

+1


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Фанфик: Демон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно