Путеводитель Новости Галерея артов

03.08.23 - Нам 4 года!
01.01.23 - С Новым 2023 годом!
08.03.22 - Поздравляем прекрасных леди с 8 марта!
23.02.22 - Поздравляем наших защитников с 23 февраля!
01.02.22 - У нас новый дизайн фиалкового цвета!
03.08.21 - Нашему «домику» 2 года!
09.05.21 - С Днём Великой Победы!
08.03.21 - Поздравляем прекрасных дам с Международным женским днём!
23.02.21 - С Днём Защитника Отечества!
01.01.21 - С Новым 2021 годом!
03.08.20 - Нам 1 год!
09.05.20 - С Праздником Великой Победы!
01.05.20 - С Праздником Весны и Труда!
08.03.20 - С Международным женским днём!
23.02.20 - С Днём Защитника Отечества!
31.12.19 - С наступающим 2020 годом!
12.10.19 - Теперь у нашего домика новый адрес - www.ice-and-fire.ru!
28.09.19 - Мобильный стиль снова работает! Прошу оставлять ваши пожелания и замечания в соответствующей теме!
22.09.19 - Мобильный стиль в течение нескольких дней работать не будет в связи с перенастройкой! Прошу прощения за неудобства!
22.09.19 - Прошу оценить долгожданный вау-поворот!

Лед и Пламя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Фанфик: Демон


Фанфик: Демон

Сообщений 41 страница 60 из 62

41

круто! втрая глава так быстро. появится минутка, прочту  smalimg

+1

42

хм, Осмунд? уж не любовник ли Серсеюшки?
и ни кто не заметил,что Джон после своего великого колдунства и спаринга с инкубом разговаривает? или все пока в шоке, что он в принципе выжил?
на фикбуке видела, что вы намекали, что предатель не Станнис. если подумать, он, действительно, мало вероятен (если, конечно, вы и тут не переделали характер, как в случаее с Недом). но кто же тогда? неужели Мормонт? он тоже лысый. а Джорах в вашей вселенной есть? вон он может быть предателем, ИМХО  smalimg

+1

43

27075,7 написал(а):

хм, Осмунд? уж не любовник ли Серсеюшки?
и ни кто не заметил,что Джон после своего великого колдунства и спаринга с инкубом разговаривает? или все пока в шоке, что он в принципе выжил?
на фикбуке видела, что вы намекали, что предатель не Станнис. если подумать, он, действительно, мало вероятен (если, конечно, вы и тут не переделали характер, как в случаее с Недом). но кто же тогда? неужели Мормонт? он тоже лысый. а Джорах в вашей вселенной есть? вон он может быть предателем, ИМХО

За что люблю писать такие вещи в фэндоме, что ты имя назвала, и у читателей сразу теории появляются))) В полностью оригинальных работах оно так не работает, увы
Предполагается, что демон активно трепался до того, как напал на Джона. С учётом того, что пьяный инкуб и правда то ещё трепло оказался, всё действительно могло именно так и быть
Да, намекала, но меня, кажется, особо не услышали. Мормонт, как я его себе представляла по телосложению скорее не жилистый, а крепкий, может даже немного массивный. Джорах пока не планировался, может потом где-то и всплывёт, а то мне остро не хватает именных персонажей на роль третьего лебедя в пятом ряду. А кто предатель... Ну им может теоретически и Станнис действительно быть. Может его кто-то из культа околдовал, или он верит, что поступает верно, подставляя под удар магов и инквизиторов и стражей верных новому Собору (типа, что его долг очистить Собор от тех, кто отступил от канонов, а культ инструмент этого, как Мел и Р'Глор в книге). А может это кто-то, кто ещё не был описан. По сути из всей обширной верхушки мы знаем или предполагаем что-то о внешности только четырёх человек - двух Магистров и их сменщиков. Даже про Верховного Святителя знаем только что он невысокий и поэтому носит каблуки, а то и платформы

+1

44

Песня
- Шесть. - Визерис усмехнулся, вполне беззлобно, но уже и такая усмешка начинала невероятно раздражать. - Но в этот раз неплохо.
- Да где неплохо? - Оставалось только скривиться. Попытки научиться использовать способности демона он под руководством родственников предпринимал вот уже пять дней. И, поначалу, казалось, что всё получается, пока три дня назад, выпустив когти, он не потерял равновесия от неожиданной тяжести на спине. Визерис и Дени сперва долго смеялись, он напомнил им малыша, делающего первые шаги, потом долго любовались, крылья оказались красивые - угольно-чёрные с тонкими серебристыми трещинками-прожилками. Самому Джону ни любоваться ни смеяться не хотелось. Двигаться с крыльями оказалось сложно. Они не были тяжёлыми, но даже такой вес серьёзно мешал. И если ходьбу он освоил быстро, то драться никак не получалось. Крылья мешали балансу, словно на спине была тяжёлая сумка, то и дело расправлялись, словно сами собой, чем Визерис охотно пользовался. Вот и в этот раз он бросил Джона на пол, схватив за раскрывшееся крыло.
- Ты продержался против меня почти две минуты – очень даже хорошо, на мой взгляд. – Визерис тихо фыркнул и наконец отпустил, убрав колено с груди, левую руку с запястья, а правую, с выпущенными когтями, от горла. – Но с крыльями тебе определённо нужно что-то делать. Если не научишься их контролировать, то никой навык не спасёт. Тебя за них схватят, вот как я сейчас, и сделают всё, что захотят. – Демон выпрямился и протянул руку, помогая подняться.
- Хоть верёвочкой их подвязывай. – Прозвучало устало и зло. Поражения - часть обучения – так было всегда, но проигрывать шесть раз подряд, быть не в силах даже задеть противника… Такого унижения он никогда не испытывал. И даже разница в опыте в несколько столетий как-то не успокаивала. Визерис дрался даже не в четверть силы.
- Верёвочкой? – Визерис вскинул брови, а, наблюдавшая за, с позволения сказать, поединком Дени неожиданно рассмеялась.
- Инквизиторы носят длинные волосы собранными в пучок, чтобы во время боя за них никто схватить не смог. – Хихикая пояснила она. – Подвязывают, понятное дело, лентами. Вот и крылья Джон предлагает так же. Чтобы не мешались.
- Ну, можешь попробовать. – Визерис не удержался от смешка, кажется не задумываясь, скользнул пальцами по длинным волосам, собранным в хвост. – Только учти, удобнее не станет. Крылья не волосы, будут затекать, болеть. Да и если научиться ими пользоваться они могут быть весьма опасным оружием. Удар крылом в голову почти наверняка вынудит противника некоторое время полежать на земле, думая о вечном.
- Не говоря уже о том, что возможность посреди боя взлететь и ударить по врагам магией сверху – невероятное преимущество. – Дени тоже присоединилась к расхваливанию дополнительной пары конечностей. Джон тихо вздохнул. Он верил, что крылья могут быть грозным оружием и серьёзным преимуществом, вот только бы научиться этим оружием поражать врагов, а не себя. Демоны в этом помочь ничем не могли. Дени сказала, что это, как учиться ходить. Или есть ложкой. Родители раз за разом могут показывать тебе, как это делается, поддерживать, но только от тебя зависит, как скоро всё получится. Это нельзя объяснить. Слишком уж в разных категориях мыслят те, кто умеет, и кто никогда не умел. – К слову о полётах. Виз, может стоит попробовать? Вдруг у Джона лучше получится контролировать крылья, если он научится использовать их по прямому назначению.
- Летать? Когда он даже складывает их с десятой попытки, а убирает и выпускает так и вообще только за счёт когтей, из-за чего постоянно на боли в спине жалуется. – В глазах дядюшки было столько сомнения, что им можно было захлебнуться. – Так никто не делает.
- Конечно не делает. Просто потому, что к моменту, когда крылья ребёнка становятся достаточно сильны, чтобы взлететь по-настоящему, он уже всё умеет. – Дени вздохнула, завернулась в собственные белоснежные крылья. – Вот только Джон не ребёнок. И не может учиться десять, а то и пятнадцать лет. Его крылья уже сейчас способны поднять его. И может они станут послушнее на земле, когда он поймёт, как управлять ими в воздухе.
— Вот именно, что ребёнок уже всё умеет. – Мнение Джона демонов не интересовало, но он уже привык и смирился. Он ничего не понимал в том, чему они пытались его научить, ну какое, к бесам, собственное мнение. Что он может умного сказать по вопросу полёта? Да ничего. Так что оставалось слушать. – В том числе и безопасно перепархивать с места на место. А Джон? Да он разобьётся.
- Скорее не взлетит. – Дени, в отличие от Визериса оставалась спокойна. - Этому тоже учиться надо, как ходить. Ребёнок не идёт сразу после того, как впервые встаёт на ноги. Но, если ты так переживаешь, то можно и с перепархивания начать. Я знаю место, где много замечательных булыжников внушительных размеров. Там будет удобно учиться.
- И бросим замок пустым? – Похоже Визерис был склонен согласиться.
- Зачем пустым? Ты останешься, а мы с Джоном пойдём тренироваться, летать-то я могу.
- Летать можешь, а защититься, если на вас нападут?
- А магия на что?
- Магия спасает не всегда, иногда и когти нужны. – Визерис тяжело вздохнул и всё же сдался. – Ладно, подумаем. Может ты и права. Возьмёте только с собой мамин амулет и всё время будете держать активным.
- Ох и наслушаешься ты, братец. – Дени рассмеялась, но голову согласно склонила. Вот и всё демоны договорились о дальнейшем обучении и без единого слова от самого Джона.
- Ничего. Зато буду спокоен. А теперь, раз уж заговорили о магии, предлагаю немного сменить род занятий. А то мне уже надоело заниматься избиением детей, прости Джон.
- Ничего. – Джон позволил себе слабую улыбку. С магией ему было как-то проще. Может потому, что учителем была Дени. – Самому надоело.
- Ну и прекрасно. Прошу, сестричка. – Визерис усмехнулся, вновь ухитрившись не повторить ни одну из тех усмешек, что были ранее, и уселся на место Дени. – Продемонстрируй свои таланты по обучению новоявленных демонов.
- Ну они явно выше, чем у тебя, братец. Может, если бы я учила Джона драться, схватки бы не выглядели столь печально?
- Так в чём проблема? Регенерируй мизинец и вперёд. Я буду только рад. – Кажется в этот раз в словесной перепалке победил Визерис, Дени захлопала глазами, пытаясь подобрать слова, но лишь отмахнулась правой, сегодня, спустя пять дней после битвы, снятой с фиксирующей подвязки, рукой.
- Пойдём, Джон, не стоит обращать внимания.
Да я и не обращаю. Мог бы ответить он, но предпочёл промолчать. К чему обижать, понятно, что слова были о ней и для неё. – Действительно. Что тебе показать?
- Ну, давай опять с контроля. – Прозвучало с некоторым сомнением. Лёд не требовал столь серьёзных концентрации и контроля, как пламя Дени или песок Визериса. Не угрожал перекинуться на всё, что попадётся или рассыпаться и просыпаться сквозь пальцы при малейшем ослаблении контроля. Но Джон был не против. Магия демонов была для него совсем новой. Хороший контроль точно не был лишним.
- Как скажешь. – Сосредоточиться, ему всё ещё легче было делать это прикрыв глаза, зачерпнуть дар из источника, в очередной раз поразившись насколько он больше так и не восстановившегося инквизиторского, направить дар в ладонь, но не использовать, а удержать.
- А красивое ледяное пламя. Очень-очень достойный контроль. – Похвала Визериса звучала словно немного уязвлённо, огорчается, что ему так и не удалось чего-то подобного от Джона добиться. – О Рее напоминает. Он любил так свой лёд на руку собирать и разговаривать, активно жестикулируя, со всякими неприятными личностями.
- Ну, мне до такого уровня ещё далеко. – Джон заставил серебристо-голубое, словно неподвижное пламя поколебаться, стечь к пальцам и вернуться обратно в ладонь. – Но контролю нас обучали, ещё когда инквизиторами делали. Тут всё не так сложно.
- Магия так это совсем легко. – Дени улыбнулась несколько натянуто. Не получалось у неё, в отличие от Визериса, вспоминать о старшем брате без тоски в глазах. Словно она чувствовала себя в чём-то перед ним виноватой. – Знай преобразуй энергию в то, что тебе нужно. Ну, давай стрелу попробуем, она самой простой считается, кроме того, почти одинакова для огня и льда. – Лёгкое движение пальцами правой руки и над ними возникает что-то, на стрелу совсем не похожее, скорее на наконечник копья, увеличенный в несколько раз. – Вот так она должна выглядеть, рассмотрел внимательно? – Джон только кивнул. Пока он учился создавать только шарики, похожие на твёрдые снежки. Кажется, теперь пришло время для настоящих заклинаний. – И потом направить куда тебе нужно и бросить. Я делаю это пальцами, но можно и всей рукой. Виз, например, свои песчаные плети именно так бросает. – Визерис в ответ только плечами повёл, словно подтверждая, что разницы нет. – Вот так. – Она развернулась к стене, ещё одно едва уловимое движение пальцами и огненная вспышка прочертила комнату и разбилась о камни. – После того, как заклинание выпущено из руки, контролировать его больше не требуется. В этом несомненное преимущество стрел, шаров и прочих бросаемых заклинаний. Но есть и минус. Эти куда направил, туда и полетят, даже если врага там уже не будет. Плети, мечи, управляемые стрелы – требуют постоянного контроля, но зато изменяют направление, как тебе будет угодно.
- Тут ещё нужно обратить внимание на разницу стихий. – Визерис, до того сидевший тихо, решил вмешаться. – Для огня или песка – плеть базовое заклинание, а меч показатель высочайшего уровня, тогда как для льда, всё наоборот. Его твёрдость благоволит мечам, но сопротивляется созданию гибких и подвижных плетей. Демоны такие вещи обычно на практике осваивают, но у тебя времени не так много, поэтому очень советую поискать книги по ледяной магии людей и ознакомиться. Формулы заклинаний тебе не нужны, а вот принципы работы будут очень полезны.
- Спасибо, Виз, изучу. – Сэм и не такое достать может. В этом Джон не сомневался. А как объяснить внезапный интерес к магии льда он придумает. – Так могу я попробовать эту стрелу создать?
- Конечно. Прости. Мы увлеклись. – Улыбка, задорно блеснувшие глаза. Дени. Правая рука у неё цела, может пригласить её наверх, в любимую инквизиторскую таверну?
- Ничего. Всё было очень интересно и познавательно. – Он вернул ей улыбку, подмигнул и развернулся к той же дальней стене. Так, стрела. Похожа на крупный наконечник копья. Бросить ну, допустим, прямо. Попробуем. Глаза было бы проще закрыть, но Джон сделал усилие над собой и удержал их открытыми. Нет. В бою закрытые, даже на мгновение глаза – верная смерть. А отучиться будет очень сложно, вот как с зачерпыванием силы, лучше сразу правильно. Представить, представить, пламя в руке изменило контуры превращаясь в стрелу. Хорошо. Бросок. Не задумываясь, движением запястья. Не пальцами, но и не всей рукой, неплохо. Голубая вспышка, звон расколовшегося льда. Стрела долетела.
- Молодец. Отличная стрела, особенно для первого раза. Но лучше задержи её на пальцах на несколько мгновений подольше. Она не успевает до конца сформироваться и в полёте разбрасывает остатки энергии, если рядом будут союзники, то ты можешь им навредить. Кроме того, будет время прицелиться получше. Давай, попробуй.
Джон охотно попробовал. И ещё раз, и ещё. Задержи стрелу на руке дольше, бросай резче, сделай всё непрерывно, зачерпнул и сразу в стрелу, без ледяного пламени. В конце концов даже последнее удалось. Счастливая Дени тут же вознамерилась показать ему огненный шар, вполне переиначиваемый в ледяной. Заклинание, взрывающееся при столкновении с целью и осыпающее всех вокруг градом острейших ледяных осколков. Кроме того, в него при должном умении можно было спрятать ещё какое-нибудь заклинание. Но с шаром не задалось. Создавая его, Джон на мгновение потерял контроль, и ледяными осколками осыпало его руку.
- Закончили. – Визерис на ногах оказался тут же, создал какое-то странное заклинание и крохотные плети разом выдернули из ладони засевшие там осколки. Джон скривился, по пальцам, быстро останавливаясь, потекла чёрная кровь. Не забыть вымыть руку перед возвращением в Собор. Объяснять, где он в библиотеке, где по легенде он сидит целыми днями, нашёл демона, точно не хотелось. – Хватит магии на сегодня. Джон, ты как?
- Нормально. – Рука ещё ныла. Привыкнуть к тому, что раны заживают быстрее, чем перестают болеть, он пока не успел. – Отвлёкся.
- Устал. – Спокойно отозвался Визерис, при этом бросив укоряющий взгляд Джону за спину, на Дени, наверное. – Хватит на сегодня или всё-таки хочешь попробовать полетать?
- Хочу попробовать. – Идея полёта Джону очень нравилась. И пусть в родном мире летать можно только если по ночам или где-то совсем на безлюдье, но здесь-то можно. Посмотреть на мир с высоты, увидеть его единым полотном, а не набором миниатюр. – Но не сейчас, пожалуй. Посидеть мне не помешает.
- Пойдёмте посидим. – Голос у Дени был смущённый, хотя Джон не считал, что она в чём-то виновата. Он сам слишком увлёкся, не заметил, что теряет контроль над магией. – Джон, расскажешь, что в итоге у вас с предателем?
- Не знаю. – Когда он пришёл к Магистру в тот день, то был уверен в том, что знает, кто их предал. Магистр сделал из описания демона тот же вывод. Магистра Баратеона взяли под стражу той же ночью, он ничего не успел сделать. Вот только какое-то неприятное чувство не давало Джону поверить, что с опасностью для Собора покончено. Хоть он и убеждал себя, что это лишь из-за того, что сообщники предателя, а они обязаны были быть, пока не найдены. – Магистр Баратеон во всём сознался ещё вчера, но…
- Но сперва всё отрицал. – С тихим смешком сообщил очевидное Визерис. Уж он-то переживать о судьбе Станниса Баратеона точно не собирался. Не зря Дени говорила, что он собирался уничтожить всю семью человека, убившего Рейегара. – Хорошие у вас палачи, быстро работают. Даже у нас лучше бы не справились, я думаю.
- Да, магистр Мормонт подобрал лучших. – Старый инквизитор не поскупился на палачей для закадычного соперника. Порой Джону даже казалась, что магистру совершенно всё равно виноват ли Станнис Баратеон в предательстве. Главным было отправить его на костёр.
- И смогли эти лучшие что-то узнать про сообщников? Про Культ?
- Сообщников он назвал. И демон у него знакомый был. Была. – Джон быстро поправился, вздохнул. – Сель какая-то.
— Это мы долго искать будем. – Дени тоже вздохнула и тоже тяжело. – Я никакой Сель не знаю. А что с Меллисандрой?
- Рассказывал о ней, правда не много. Что ведьма, что была Танцующей с Огнём, переметнулась в Культ Ворона, что была любовницей демона. Или демонов, там в протоколе допроса какая-то путаница. Назвал какой-то замок, где они встречались.
- Проверили? – Фиалковые глаза Визериса блеснули золотом.
- Как раз сегодня должны проверять. Сперва магистр хотел и меня отправить, но Джейме его отговорил. Уж не знаю какими методами.
- А что с Джейме? – Дени немного повеселела, открыла какую-то неприметную дверцу, ведущую на балкон весь увитый необыкновенными чёрными и алыми цветами, которых Джон нигде наверху не видел. – Он теперь магистр стражей?
- Джейме тяжело. Нужное количество голосов для признания он набрал, но с трудом. Многие стражи и часть инквизиторов считают, что Станниса арестовали несправедливо, кто-то видит в этом вину Джейме. – Кажется Собор всё больше раскалывался надвое. Приверженцам старых традиций после ареста Станниса везде чудились интриги и заговоры, последователи же нового Собора косились, словно подозревая, что каждый, оставшийся верным прежним идеалам может быть предателем. И это всё на фоне того, что две части Собора словно поменялись ролями. Приверженцы старых традиций призывали провести полное расследование и справедливый суд, новых – отправить на костёр по выбитому под пытками признанию. Стать новым магистром в такой ситуации – врагу не пожелаешь.
- А кто он такой этот Джейме? – На резные стульчики, стоящие вокруг маленького столика на витой ножке демоны сели с присущей элегантностью, а вот Джон с трудом. Сидеть с крыльями ему ещё не доводилось и понять куда их деть, чтобы не мешали, было решительно невозможно. – Можем мы рассчитывать на его содействие?
- Ты нет, братец. Ты убил его близкого друга. – Дени скривилась. Смерть Куорена она считала нелепой и ненужной. И припоминала её Визерису уже не впервые. Говорила, что не понимает зачем убивать, если можно было ударить посильнее, да и перетащить в бессознательном состоянии сюда. Визерис вяло отбивался, что договориться бы с инквизитором не удалось, а вреда от пленника было бы больше, чем пользы. К собственному ужасу, Джон чувствовал, что поддерживает скорее Визериса. Слишком хорошо он помнил, как Куорен отозвался о демонах в последнем их разговоре. – Да и нам следует быть осторожнее. Я не готова предсказать его реакцию на новость, что он водит дружбу с демонами.
- Ты сама говорила, что Тирион с бесом приятельствует, а у Серсеи любовник – инкуб. – Джон, наконец, как-то пристроил крылья и смог присоединиться к разговору. – Не думаю, что Джейме настолько плохо относится ко всем демонам. Но вот смерть Куорена действительно может стать проблемой. – А ещё Джейме магистр стражей и должен поступить так, как от него ждут. Поэтому осторожность совсем не помешает.
- То, что я спасал тебя никак оправданием не послужит? Хотя бы небольшим? – Джон бы подумал, что Визерис шутит, но в глазах демона не было не следа его обыкновенных ухмылок.
- Не знаю. – Совсем недавно он бы однозначно сказал нет. Но после того, как услышал от Джейме про мать, про странное взятое с него обещание, уже не мог быть до конца уверен. – Может быть. Джейме хорошо ко мне относится и там какая-то сложная история с моей матерью.
- Точно сложная? Мне показалось, что он просто был в неё влюблён. Безответно, наверное. – Дени взмахнула ресницами, а Джон в очередной раз поразился как легко они говорят на такие темы.
- Может быть. – Или не безответно. Или не был влюблён. Про прошлое Джейме Джон знал очень мало. Ланнистеры были скрытной семьёй, мир узнавал только какие-то обрывки фактов из их жизней – ничего не зная о предпосылках.
- Может ещё узнаем когда-нибудь. – Дени вздохнула, постучала когтями по столу, отозвавшемуся странным, но приятным звоном, подняла взгляд на брата. – Жаль, что арест Баратеона ни на шаг не приблизил нас к Ворону. Может хоть у тебя есть чем порадовать, Виз? Ты, как мне показалось, на что-то такое намекал сегодня.
- Ну как порадовать. – Визерис покривился, выбил на столе какую-то свою мелодию. – Знал этот тип удивительно мало. Что-то где-то подслушал, что-то подсмотрел. Но даже то, что есть, ничего толком нам не даёт. Там много имён, столь же информативных, как та Сель. Какие-то описания, среди которых я только драгоценного Паука и знаю. Но этого скользкого х’нари не поймаешь, да мы и так знали, что он на Ворона работает. – Демон перевёл дыхание. Джон мысленно прикинул, что паук – должно быть тот информатор воронов, которого так нежно “любил” Петир. – Но два интересных момента имеются. Инкуб частенько захаживал в “Девичьи пещеры”, но похоже не только с суккубками развлекался, но и встречался там с кем-то из низшего звена воронов. По его же словам о нападении на инквизицию ему рассказали там же. Девочки у нас информированные, может вспомнят что-то более интересное, чем этот…
- Девочки могут. – Дени хихикнула, глаза блеснули, Джон ощутил неприятный укол в груди. Интересная новость. Он что, собрался демона ревновать? Тогда стоит прекратить всякие отношения прямо сейчас.
- Пойдёшь?
- Почему нет. Давно я там не была. Даже соскучиться успела.
- Понимаю тебя. Ну, удачного визита. Главное не забудь, что нам нужна информация.
- Кто бы говорил.
- Потому я и не иду. – Очаровательная ухмылка, и очередная словесная дуэль осталась за Визерисом. – Но, вернёмся к теме. Среди кучи бесполезных имён я услышал одно очень интересное. Некий Гриф.
Дени поперхнулась воздухом. Похоже имя было очень хорошо знакомым и очень интересным. – Ты думаешь тот самый? Да не может быть, он уже лет сорок, как сдох.
- Или мы думали, что он сдох, а он затаился где-то. – Визерис пожал плечами, с сожалением покосился на Джона. – Краткая историческая справка. Гриф, он же Джонатан, он же, уж извини, Джон, был любовником Рея лет семьдесят назад. Но потом у них что-то не сложилось, и Рей от него ушёл. Так вот этот тип вместо того, чтобы, как и положено приличному демону, плюнуть и найти себе кого-нибудь ещё или хотя бы по-человечески поплакать в уголочке, решил обидеться. Убил девушку, с которой у Рея тогда были отношения, причём как-то особенно жестоко. Я её тела не видел, Дени, тем более, но нам и выражения лица Рея хватило. После этого за него объявили такую награду, что все четыре сектора за ним гонялись. Но поймать не успели. Он покончил с собой, как мы думали. Утопился, только чтобы не попасть к нам в руки. Теперь, вспоминая, что эту новость нам сообщил Паук, я думаю, что они уже тогда что-то совместное планировали.
- А вызвать его по полному имени никак? – Джон глубоко вдохнул и решил, что о любовных приключениях отца подумает попозже.
- Я пробовал. – Визерис скривился. Но там такая магическая стена, что осталось только убраться от пентаграммы поскорее. Кто-то его защищает, и у меня совсем нет желания, чтобы этот кто-то почувствовал меня.
- Может Ворон? – Дени поджала губы и теребила косу.
- Если так, то с ним только маме и под силу справиться. Там такая мощь, что кажется, что одного взгляда будет достаточно, чтобы от меня только горсточка песка и осталась. – Визерис передёрнулся, потряс головой. – Однако, мы отошли от темы, ибо новости о чудом воскресшем Грифе ещё не кончились. По слухам, у него объявился сын. Парнишка лет двадцати.
- Сын у Грифа? – Дени снова поперхнулась воздухом. – Тогда это точно не он.
- А по описанию он. Только волосы в синий перекрасил. Но сын меня тоже удивил. – Визерис покачал головой. – Я этого Грифа знаю дольше, чем ты живёшь, и к девушкам он интерес проявлял разве что до первого полёта. Возможно, он, конечно, очень много выпил той ночью, но всё это уж слишком странно. По всему выходит, что я знаю только одного демона, который может эту загадку распутать и, как только он вернётся из своего загадочного путешествия, нужно ему об этом сообщить. Пусть расплачивается за покровительство.
- А как же другие варианты? – Шутка у Дени получилась натянутой, кажется она хотела разрядить атмосферу.
- А то ты Петира не знаешь. Он скорее согласится со своей скалы не в облике птицы прыгнуть. Человеческое воспитание накладывает на демона страшный след. – Визерис картинно вздохнул и улыбнулся. – Даже если в течении всего десяти лет.
- Действительно. Какой ужас, не считать мужчин привлекательными. Как же жить то без этого. – Джон произнёс это негромко, но, чтобы демоны услышали. Они и услышали, дружно фыркнули. Давящее чувство ушло. – И мне, если я верно помню, кто-то полетать обещал.
- Действительно. – Дени тут же оказалась на ногах, глаза блеснули угольками. – Чудесная площадка с камнями, как я могла забыть. Братец, где там твои амулеты?
***
- А у тебя неплохо получается. – Мурлыкала она ну совсем не по-кошачьи у животных, по мнению Джона, получалось хуже.
- Ну так с таким учителем. -  Примерно в том же тоне отозвался Джон. Теперь к фокусам, которым учили инквизиторов, можно было добавить настоящий демонический голос. Пожалуй, он был единственным, что Джону однозначно нравилось.
- О да, мои таланты в обучении ну очень велики. – Фиалковые глаза блеснули улыбкой, ладони соскользнули с его плеч, шаг назад, взмах крыльев и она уже на другом камне. Улыбнулась, поманила пальцем.
А ведь начиналось занятие вполне невинно. Ну, если не считать периодически вспыхивающих огнём глаз Дени. Она показывала ему как раскрывать крылья, как правильно двигать ими, чтобы была надежда хоть оторваться от земли. Потом было несколько попыток взлететь, довольно удачных, как ни странно, а потом Дени предложила перебраться на камни. И с ними ничего не вышло, ну поначалу. Как оказалось, приподняться над землёй, взмахивая крыльями и лететь совсем не одно и то же. Как курица, честное слово, сообщил Джону внутренний голос. Он подумал и поделился образом с Дени. Та расхохоталась и предложила не считать перепархивания полётом, скорее затяжным прыжком. Это ведь даже курицам удаётся. Идея оказалась удачной. Дени недолго наблюдала за ним с земли, потом вдруг скривилась, выругалась на своём языке, вспорхнула на камень и вот так же поманила. С этого момента всё стало намного интереснее.
- Вы выяснили что-то по поводу пробуждения моей магии? – Джон прикинул расстояние до камня Дени и решил, что за один прыжок, пожалуй, не перелетит. Ноги поломать не хотелось. Заживёт, конечно, но сегодняшний день будет безнадёжно испорчен, а у Джона всё ещё были на него планы. Стоило воспользоваться другим камнем, поближе. И оттуда уже к Дени.
- У нас есть теория. – Она смотрела, наклонив голову и то и дело облизывая губы. – Непроверенная. Рассказать?
- Давай. – Услышать про крайне своевременно пробудившийся дар было любопытно. Тем более, что Джон был готов поклясться, что это было связано с неправильной молитвой, использованной против Меллисандры. – Любопытно.
- Ну смотри, мы думаем, что это связанно с молитвой. – Можно похвалить себя за догадливость. И расправить уже крылья для прыжка. Чуть отвести назад, напрячь так же, как ноги перед прыжком. Как же это всё было странно. Если бы не аналогии Дени он бы никогда не понял. Повезло, что она достаточно много времени проводила в человеческом облике и могла их придумать. – Ты каким-то образом смог сломать саму её структуру, превратив в бесконечный поток. По сути, вызвать то же противостояние сил. – Прыгнуть и сразу взмахнуть крыльями и ещё раз. Движение задаёт направление, задача крыльев только удержать тело в воздухе. До нормального полёта ему ещё далеко, но перепархивания уже давались неплохо. Ноги уверенно встали на камень. Расстояние он рассчитал верно. – Но инквизиторский источник на противостояние сил не рассчитан. Ты не просто вычерпал источник, но и одолжил свою жизненную силу, слил её с даром.
- Тогда почему я ещё жив? – При некотором желании жизнь действительно можно было превратить в магию. Именно так создавались самые могущественные и разрушительные заклинания. Вот только выживания мага это не предполагало. Последний шанс, для тех, кто рядом или месть забравшему всё врагу, но не более. Процесс превращения жизни в магию уже было не остановить. Она навсегда покидала тело, выжигая всё вокруг последней волей мага.
- Потому что ты демон. – Она хмыкнула. Переплела пальцы рук. – Живому, знаешь ли, свойственно до последнего цепляться за этот мир. Душа не хочет уходить, тело умирать, порой даже вопреки разуму. – Она скривила губы, явственно выразив отношение к самоубийцам, и продолжила. – Ищется любая зацепка, соломинка. И в твоём случае она нашлась. Пробуждение магии демона могло, как это ни странно, прервать превращение жизни в магию. Просто магии стразу становилось столько, что вытекала уже она, попутно залатав собой разрывы в ауре.
- То есть магия пробудилась из-за того, что я был на грани смерти?
- Да, если всё совсем упростить. – Она вздохнула, потеребила косу. – Ты идёшь или у нас намечается философский диспут о сущности нематериальных планов и мне можно слезть с камня?
- Разве для философского разговора обязательно слезать? – Ещё один прыжок и Джон опустился рядом с ней, приподнял её голову за подбородок, когти странным образом уже почти не мешали, поцеловал. На несколько мгновений магия стала совершенно неважна. – Да и, я думаю, мы сможем провести его в другом месте и в другое время, как считаешь?
- Считаю, ты абсолютно прав. – Кончиками когтей по виску, щеке. – Ты знаешь, что князья, сказавшие друг другу о любви, целуются в полёте?
- Впервые слышу. – Это она ему настолько доверяет? Упадут ведь оба и всё очарование момента будет безнадёжно разрушено. – Думаешь получится?
— Вот и проверим. – Она взмахнула крыльями, устремилась вверх, не выпуская его руки. Пришлось последовать за ней. Крылья выдерживали. Не полёт, но зависнуть в воздухе удалось отлично. – Думаю, ты будешь прекрасно летать. Так быстро учишься. – Ответить, что всё это благодаря ей, Джон не успел. Вкрадчивый шёпот прервался поцелуем. Самым странным в жизни. Князья, сказавшие друг другу о любви целуются в полёте. А их дар сплетается и поёт странную, непонятную и неповторимую песню. Огонь и лёд. Ярость и скорость, спокойствие и задумчивость. Гибкость и движение, уверенность и стабильность. Тепло, что согреет и сметающая всё на пути буря, вымораживающий жизнь холод и дуновение прохладного горного ветра. Слишком разные, чтобы быть вместе, слишком разные, чтобы не тянуться друг к другу.
Ноги демонов коснулись земли, поцелуй завершился. – Огонь и лёд. – Шепнула Дени. И её голос даже отчасти не был человеческим. – Как они поют, ничто не способно петь так, как соединившиеся противоположности. – Когтем она стукнула по амулету, так и болтающемуся у Джона на шее.
- Снять?
- Не надо. Но и крылья оставь. – Несколько мгновений тянущего молчания. – Говорить безумно трудно, но и молчать нельзя. Дар бьётся внутри, требует снова соединить противоположности. – Так вот какая она любовь князей, мама говорила, что неописуемо, а я не понимала. Дура. Теперь ясно чем человек от демона отличается.
- Я тебе не наврежу когтями? – Он почти перебивает, не попадает в тему, но это не важно.
- У меня хорошая регенерация, переживу. – Она мучительным жестом срывает с шеи подвеску, амулета, но аметист в центре не пульсирует жизнью, в её руках лишь обычное украшение. – Отключил. Догадливый. – Подвеска отлетает в сторону, вновь поцелуй и сплетающиеся в песне стихии.
Рубашки на пуговицах у обоих, оказываются словно знаком свыше. Представить необходимость разорвать поцелуй почти физически больно. Песня стихий струится вокруг, заполняя собой весь мир. Внутренний голос пытается изобразить здравый смысл и сунуться в голову с чем-то похожим на «ну и как, и где?» и тут же сбегает, перепугавшись песни. Где? Как? Да какая разница? Такие непривычные и непонятные раньше крылья подчиняются даже не по желанию, по его тени. Крепко обнимают её, за плечи, прижимают. Когти скользят по её груди, животу, не оставляя и следа. Привкус чужой и своей крови, от расцарапанных клыками губ. Песня взвивается вспышками и искрами, снежными пиками и ледяными ветрами, не смолкает и ведёт за собой. А может они её ведут? Силой слишком разных стихий, слившихся в одно. Любовью князей.

+4

45

Глава немного экспериментальная и представляет собой, по сути, один большой диалог. Местами имеются флешбеки загадки, разгадав которые, можно очень много понять про Петира (и его взаимоотношения со Старками)

Беды
- Тирион! Мне срочно нужен твой бес! – Дверь с грохотом врезалась в стену, Тирион и бес, вместе изучающие где-то выкопанную последним «Книгу демонов», одновременно подпрыгнули на месте и развернулись к двери с одинаково недоумёнными лицами.
- Ты бы орала потише, сестрица. Ещё отец услышит. Или слуги. – Отец, конечно, и так знал, а слуги в доме Ланнистеров в последнее время остались только самые верные и молчаливые, но так громко всё равно не стоило.
- Зачем нужен-то, блондиночка? – Сестрицу бес называл исключительно так. Последняя шалость, оставшаяся ему после появления у неё нового любовника. За прежние, которые сама Серсея предотвратить не могла, инкуб приложил беса об стену и пообещал после следующей жалобы оторвать голову. Тириону, хорошо знавшему сестру, пришлось заключить с ней сделку, чтобы та своему любовничку не нажаловалась. Сволочи. Оба.
- Мне нужно узнать про один ритуал. – В другой ситуации они с бесом бы вместе что-нибудь съязвили, но сегодня сестра выглядела на редкость плохо. Волосы растрёпаны, глаза красные, платье всё измятое. Ревела не иначе. И даже на блондиночку внимания не обратила. – Срочно!
- Ты спокойнее, блондиночка. Спокойнее. – Бес соскочил со стола, прыгнул к Серсее, но запрыгивать на плечо не стал. Уселся рядом. Помнил ещё про инкуба. – Что за ритуал?
- Хочу призвать демона по полному имени. – Тирион, двинувшийся к двери, нечего ей распахнутой стоять, запнулся о ковёр. Бес издал тихий, испуганный писк.
- Ты это, блондиночка. Не надо. Они этого страсть как не любят. Даст твой инкуб о себе знать, куда он денется.
- А если не даст, то значит ты ему надоела и тем более не стоит его сюда тащить. Тем более по полному имени. – Тирион даже поёжился, представив себе ярость демона. Если не получится сестрицу отговорить, стоит отцу сообщить. Сильный тёмный маг должен справиться с инкубом, если тот решит пойти дальше нецензурной ругани. – Ты его вообще откуда знаешь? Разве демоны говорят такие вещи случайным любовникам?
- Я не случайная. – Серсея вспыхнула, но под взглядами Тириона и беса быстро стихла. – Мы напились как-то вместе, он мне сказал, а на утро – забыл.
- И ты сейчас хочешь ему об этом сообщить? Да ещё и вот так? – Тирион, наконец, плотно прикрыл дверь и чуть выдохнул. – Тебе жить надоело? Если так, то давай Джейме письмо напишем, он придумает как тебя прибить, не ставя под угрозу всю семью.
- Братец, ты идиот. – Сказано было с такой стальной уверенностью в глазах, что Тирион почти поверил. – Смотри. – Серсея потянула за цепочку и вытащила из декольте странный кулон. Довольно крупный круглый медальон с гравировкой ворона на одной из граней. – Это он мне дал. Сказал, что если будет нужен или, если соскучусь, взять эту штуку в руки и позвать его по имени. Он услышит. – Тирион с сомнением посмотрел на медальон, но говорить ничего не стал. Кто их демонов знает. Потом покосился на беса, да так и замер. Тот сжался в комочек, словно стараясь стать совсем незаметным. Очень странное поведение для умеющего исчезать существа. – Я уже пользовалась. И он всегда отзывался. Либо сам приходил, либо медальон становился горячим. Значит он не может сейчас, но меня услышал и будет, как сможет. А сегодня сколько я не звала это штука только холоднее становилась. А потом я по полному попробовала позвать, так мне показалось, что я зимой руку в воду сунула. Что-то не так, Тирион, я боюсь за него.
- И чем тебе призыв поможет? – Может демон таким образом просто давал сестре понять, что не хочет с ней говорить. Хотя странно. Этот тип показался ему тем ещё болтуном, к тому же любителем чужих негативных эмоций. Не упустил бы он возможности сказать сестрице, что она ему надоела в лицо, и получить удовольствие в последний раз.
- Если с ним беда, то его выдернет сюда, где бы он ни находился. И тут он будет в безопасности, хотя бы недолго. – И опять та же уверенность в глазах. Не переубедить.
- Ладно, ладно. Но все запечатывающие знаки на пентаграмме начертим, как положено. Если необходимости в них не возникнет, то извинишься потом. Договорились? – Лишь дёрганый кивок в ответ. Ну и ладно. Тирион повернулся к бесу и кивнул. – Ну что поможем Серсее?
- Давай. – Бес пискнул совсем тихо и сжался ещё больше. Что же его так напугало в этом медальоне? Нужно будет обязательно спросить потом. Но сейчас Тирион больше был занят проблемой сестры. Выброс магии от ритуала нужно будет как-то замаскировать. А то отец точно недоволен будет. А хотелось бы обойтись без этого. Ладно, так уж и быть, придётся лабораторией пожертвовать. И всё ради этой неблагодарной ведьмы – сестрицы.
- Пошли только в мою лабораторию. Там хоть какой-то экран от магии стоит. Есть шанс, что отец не сразу узнает, что мы сотворили.
Следующие пол часа они с Серсеей дружно ползали по лаборатории, под руководством беса вычерчивая все необходимые контуры и знаки, расставляя свечи и пытаясь ничего не стереть рукавом рубашки или подолом платья. Но наконец всё было закончено, Серсея повторила за дрожащим бесом формулу, замолкла на мгновение. – Осмунд.
В воздухе возникла щель чернее ночи, медленно расширилась… и выплюнула прямо в преисполненные надеждой лицо Серсеи и любопытством лицо Тириона кучу песка. Когда они, наконец, отплевались, щель исчезла, свечи не горели и весь пол был засыпан песком.
- И что это было. – Тирион задал вопрос в пустоту, не рассчитывая на ответ, но тот прозвучал.
- Похоже инкуб у какого-то князя. – Бесу заметно полегчало, он валялся в песке и довольно махал кисточкой на хвосте. – Тот поставил на него знак блока, который и плюнул в нас песком. И хорошо, что только песком. Если бы князь понял, что у него добычу украсть пытаются, явился бы лично. И было бы нам плохо. – Бес, которому сейчас точно было хорошо, перекатился в песке, довольно ухмыльнулся. – Ты, блондиночка, лучше про инкуба забудь. Знак блока демонов калечит, на друзей его не ставят. Так что козлоногий твой уже считай труп. – Бес мерзко захихикал и подбросил в воздух горсть песка. Вот ведь. Даже пнуть захотелось.
Тирион тяжело вздохнул, покосился на осевшую на пол с пустыми глазами Серсею, вздохнул ещё раз и пошёл за метлой и тряпкой. Лаборатория прибрать сама себя бы не смогла, а запускать сюда слуг он был категорически не согласен.
***
- Здравствуй, сестрица, да ты вся сияешь, как я посмотрю. Глупый, наверное, вопрос, но как там девочки?
- Прекрасно, братец, и очень скучают по тебе. Надеялись, что ты со мной придёшь, но ты у нас теперь такой занятой.
— Вот вернётся мама, и я сразу к девочкам. Или лучше сначала к Арии?
- Лучше к девочкам, а то змейка тебя заворожит и опять про них забудешь. А где, кстати, Джон? Я видела его мантию в зале. Думала вы вместе.
- Ты, как всегда, права, драгоценная. А Джон у Петира.
- Один? Ты с ума сошёл?
- Не дёргайся. У него моё кольцо и амулет связи. Ничего с ним не случится. А нам всё равно нужна была информации.
- Ты должен был туда пойти!
- Я собирался, но какая-то кас’хании пыталась выкрасть моего пленника по полному имени. Пришлось распутывать след, пока он не пропал.
- Распутал?
- Да, и раз уж ты, драгоценная, вернулась, ухожу туда, куда он ведёт.
- А Джон?
- А что Джон? Он уже не маленький, ледяным мечом наловчился владеть, да и потренироваться в полёте ему полезно. И что ему может там угрожать? Это же Петир, с него все окрестные демоны, только и делают, что пылинки сдувают, такой источник информации потерять никто не хочет.
***
В дверь постучали, когда он только закончил расставлять новые статуэтки из верхнего мира на специальной полке. Не успел он вернуться, а кто-то уже ломится. Обычно Петиру нравилось копаться в чужих тайнах, распутывать загадки и использовать всё это себе во благо, но иногда хотелось, чтобы все нижние миры провалились ещё глубже, а он оказался в небольшом мамином доме, где никому не было дела до бастарда молодой ткачихи. Демон со вздохом потряс головой, касанием пальцев вернул на голову рога. Скоро странная тоска по старому дому пропадёт. Стоит только стоящему на пороге подкинуть интересную загадку. Да и не по маленькому бедному дому была эта тоска. Появляться там он до сих пор не любил. Она была по матери и отцу. Одним из немногих, кого он любил. И кто ушёл так рано. Как и все любимые. После смерти последнего стало проще отгородиться от мира усмешкой циника и больше никого близко не подпускать. Чтобы не терять. И не мстить.
- Иду-иду. – Довольно громко отозвался он на очередной стук, больше, чтобы заглушить глупые мысли. Ну точно умирать собрался, слезливо вспомнив перед этим всех, кто умер чуточку раньше.
Замок на двери слегка заедало. Стоит найти кого-то, кто починит, подумал он, распахивая дверь, и тут же шарахнулся назад, превращаясь в птицу, пытаясь уйти от удара сотканного из чистой энергии меча.
Пытаясь, очень верное слово. Оборотню никогда не быть быстрее арани. Трансформация продержалась не боле мгновения, на пол он рухнул уже в истинном облике, прилагая все усилия, чтобы не взвыть от боли и мучительно пытаясь понять есть у него ещё нога или уже нет. Впрочем, уже и не важно. Если к нему явился убийца, то скоро ему станет уже совсем неважно. Позвать бы огненных, но амулет, оставленный Визерисом, был на втором ярусе башни, надёжно укрытый среди прочих статуэток. Преодолевая боль, он всё же вскинул глаза. Может получится выторговать жизнь за какую-нибудь тайну. Он много знал и сдаваться был не приучен.
Не получится. Стало понятно сразу. Помимо ранившего его арани в комнате находились ещё двое. Невероятно, даже для них, красивый инкуб и невысокий толстый лысый тип, больше похожий на обычного человека. Вот только Петир слишком хорошо знал этого кас’хании и что он никогда не был человеком тоже.
- Здравствуй, Петир, какая встреча, правда. – Паук где-то с ленцой кивнул арани и один из таких обычно гордых высших демонов бессловесно подчинился. Хотя лучше бы спорил. То, что, когда тебя совершенно неласково прикладывают спиной о стену, это больно, Петир и раньше знал, а вот наличие ноги на положенном месте стало приятным сюрпризом. – Что-то ты совсем старых друзей забыл. Не навещаешь. Весточки не шлёшь.
- Из тебя друг, как из волка ягнёнок. – Будь здесь кто другой, он бы попробовал поулыбаться, промолчать, изобразить подчинение и, возможно, что-то и выторговать. Даже культу Ворона нужна информация. Не жизнь, так время купить можно. Вот только с Пауком это не пройдёт. Давняя вражда не оставляла сомнений. Лысый х’нари его не просто убьёт, а сделает это неторопливо и весьма мучительно при любом раскладе. Так к чему упрощать ему жизнь.
- Ещё слово без разрешения и будешь свои внутренности по полу собирать. – Арани произнёс это неожиданно мягко, певуче. Пожалуй, отношение этого рода к убийству, как виду искусства, было в них самым пугающим.
- Спасибо. – Паук всё так же приторно улыбнулся, махнул рукой инкубу. – Пойди дверь посторожи, чтобы никто не заявился. Понадобишься – позову. – Зачем они притащили инкуба Петир понимал, а еще понимал, что Паук ни за что не согласится положиться на ауру очарования. Слишком уж это лёгкий и относительно безболезненный способ. Да и плохо она на оборотней действовала. Кому, как не другому оборотню знать. – Так на чём я остановился? Ну да, совсем ты старых друзей забыл. А я так тосковал, так тосковал, веришь? – Ответа он не ждал, да и не нужен он был. Паук с удовольствием слушал свой голос, разглядывал лицо врага и прекрасно знал, что происходит у него в голове, хоть Петер и старался не дать проявиться в глазах даже растерянности, не говоря уже о страхе. – Вот видишь, пришлось самому встречу организовывать. Спасибо ребятам помогли. – Арани криво ухмыльнулся, но промолчал. Интересно, сильно он ненавидит наглого оборотня? Можно на этом как-то сыграть? Не сейчас, конечно, а то станется с него выполнить угрозу, попозже, когда его заберут… Где там Ворон обретается? - И я очень рассчитываю, что ты по старой дружбе ответишь нам на несколько вопросов. Давай начнём с совсем простого. Назови-ка нам своё истинное имя, а то нехорошо к старому другу обращаться дурацким человеческим прозвищем.
- А может это и есть моё истинное имя? – Надо думать ухмылка у него хорошо получилась, Паук скривился. – Ты проверял уже можно ли меня по нему вызвать? А то родители, знаешь ли, не любили говорить обо всей этой запутанной истории с человеческими и демоническими именами. Как назвали Петиром, так и звали всю жизнь.
- Ну-ну, хочешь сказать, что по этому имени тебя на ритуале позвали? – Злится. Интересно, а чего он ожидал, что другой демон, пусть раненный и пленённый так просто ему истинное имя раскроет? Ну-ну.
- Не помню, как меня на ритуале звали, представляешь? Десять лет возраст такой, сложный. Вот изумрудные нити пентаграммы помню, а имя не помню, совсем. Избирательная детская память, что поделаешь.
- Ну что же, видно придётся память воскресить. Есть у меня парочка способов для этого. – Кто бы сомневался. Хотя, если Паук рассчитывал эти свои способы применить на деле, то ему стоило что-то предпринять прямо сейчас. Ноги Петир уже почти не чувствовал. Регенерация стянула самые страшные повреждения, но полностью залечить рану не смогла, и он продолжал терять кровь. А её даже у демона было не бесконечное количество. – Но пока поговорим о другом. Может твоя память окажется не столь избирательна в вопросе…
О чём хотел поговорить Паук узнать не довелось. Входная дверь распахнулась и в неё упал инкуб сторож, совершенно точно мёртвый. Ледяная стрела в голове даже для демона с жизнью не совместима. Виновник гибели инкуба появился сразу за ним. Ну надо же, какие гости. Петир, конечно, предполагал, что с такой семьёй у мальчика нет шансов стать не князем, но получить подтверждение своим догадкам, да ещё и так, было приятно. На несколько мгновений замерли все, первым, неожиданно, отреагировал бывший, или не бывший, инквизитор. Вторую ледяную стрелу арани бы отбил, если бы не стоял к двери спиной, при том ещё и удерживая пленника у стены, а меч у его горла. Пока отпустил, пока развернулся… Всей скорости демона хватило на то, чтобы подставить стреле не спину, а плечо.
Арани взвыл, но дожидаться чем всё закончится Петир не стал. Князья сильнее арани, но этот Джон сколько князь? Луну? Или и вовсе меньше? Стоило помочь, иначе они рисковали оказаться в плену вместе. Хотя князь-то наверняка вырвется. У него крылья, магия, он не ранен. Если обучен, то сбежит в верхний мир и ищи его. На когти с такой раной надежды у Петира не было, но у него было и человеческое оружие. Только бы до него добраться.
В этот раз трансформация продержалась немного дольше. Птица упала и обратилась в демона у невысокого столика, где, скрытые иллюзией, лежали несколько метательных ножей. Самый крайний, пусть и с трудом, удалось ухватить. Но прицелиться в арани мешала боль. И слабость. Только начавшая затягиваться рана, вновь раскрылась, и он даже не был до конца уверен, что сможет добросить нож. И всё равно бросил. Не слишком удачно. Арани легко отбил нож клинком, даже не глядя, и тут же пропустил удар ледяным мечом в бедро. Оружием мальчик владел прекрасно. Умения инквизитора и скорость и ловкость демона дали замечательное сочетание. Даже арани не всегда поспевал за чужим оружием.
- Кажется, наш новый гость тебе знаком. – Паук подкрался бесшумно. Лысым толстяком он притворяться перестал и это обнадёживало. Значит чувствует угрозу.  – Кто он?
- Сынишка огненного принца. – Петир ответил сладенькой улыбочкой. Рейегар был для воронов той ещё костью в горле, они даже на начало активных действий осмелились только после его смерти. Как же приятно, что теперь его сын им тоже мешает.
- С’ши-на. – Задело. Иначе бы не перешёл на столь грязную ругань. Петир стянул со стола ещё один нож, на случай непредвиденных действий старого врага. – А матушка его?
- Да почём мне знать? Мало ли у Рея девок было. – Девок может и немало, а Лианна Старк одна. Петир всё ещё недоумевал, как принц с ней связался. Столь сильный некромант мог и для демона угрозу представлять. По крайней мере его она как-то на спор скрутила за минуту. Ещё и похихикала. Брандон потом долго дразнился. А уж прекрасный характер и вовсе не располагал к столь близкому знакомству. Большинство мужчин предпочитали от Лианны Старк держаться подальше, несмотря на её необыкновенную и яркую красоту. Слишком уж много в той красоте было яда.
- И вправду, да и есть ли разница? – Паук ухмыльнулся. – Мальчик силён. У милой белокурой Дени может возникнуть серьёзный конкурент. Посмотрим, что с этим можно сделать, а пока… - Паук шагнул к нему, наверняка собрался перемещаться подальше от столь небезопасного места и Петира с собой прихватить. Джон, отступая под ударами энергетического меча неловко повернулся, одно из крыльев раскрылось. Мальчик ещё плохо владел ими, слишком мало пробыл демоном. Петир покрепче перехватил нож, уже всерьёз решая, кого им бить, Паука или себя. Арани скользнул вперёд, ухватил Джона за крыло… Попытался ухватить. Крыло молодой демон убрал стремительно, скользнул вперёд, пользуясь тем, что противник открылся, полоснул когтями по животу арани, поднырнул под руку с мечом, взмахнул своим… Чёрная кровь разлетелась повсюду, голова арани упала на пол, Джон развернулся к Пауку.
Тот тут же растерял всю решимость, дёрнулся, мгновенно сжался, и уже маленький паук так ловко забился между камней башни, что и не найдёшь его. Но Джон и не пытался, спасибо ему.
- Петир, вы как? – Какой правильный вопрос. Обычно спрашивали жив ли, будто не видно. Или всё ли в порядке.
- Плохо. Рана серьёзная, если ничего не сделать может стать смертельной.
- Регенерация не справится? – Мальчик присел рядом, совершенно спокойно осмотрел рану, на которую Петиру и одного взгляда бросать не хотелось. Инквизитор.
- Нет. – Он совершил серьёзную ошибку и его жизнь от него уже не зависела, как это не печально было признавать. Только от Джона. – Может и справилась бы, но я к тому моменту успею умереть от кровопотери. Да ещё и Паук сбежал. Притащит сюда своих, можете не сомневаться.
- Тогда нужно уходить. Я и с этим-то еле справился. – Джон потёр плечо и Петир только сейчас заметил, что его тёмная рубашка рассечена в нескольких местах. Арани его достал, просто раны уже затянулись.
- Нужно. Вы умеете переходить в верхний мир? Мне сейчас сил и на себя не хватит.
- Умею, правда, круг камней знаю только один, но нам туда никак нельзя. – Вот ведь… дрянь. И что теперь делать? Как жаль, что нельзя передать свои знания о кругах Джону. У Петира их был целый набор, на любые случаи жизни. – Хотя погодите. Есть ещё один. Сейчас, несколько мгновений. – Мальчик, хотя, не стоит его так называть, пожалуй, прикрыл глаза, замер, крепко сжав губы. – Всё. Надеюсь, там не слишком сыро. Я слышал, на Западе весна выдалась дождливая. – Он вновь замер на несколько мгновений. Видел, как перемещаются не в одиночку другие демоны, но сам так ни разу не делал. Ну что же, пусть ему повезёт и всё пройдёт хорошо.
Чужая рука легла на плечо, вторая крепко сжала руку у локтя. Умный. Хорошая “клетка”. Большинство демонов предпочитали просто обнимать перемещаемых. Им-то это проблем не доставляло. А вот Петир был рад, что Джон выбрал другой способ.
От переноса потемнело в глазах, он даже побоялся, что потеряет сознание, но обошлось. Завершилось путешествие между планами на поляне, среди белых камней.
— Вот так-вот. Идёшь спасать брата от ведьмы и не знаешь, как это пригодится в будущем. – Едва слышное бормотание Джона заинтересовало Петира несмотря на боль. У него есть брат? Родной?
- У вас есть брат? Тоже полукровка?
- Нет. Он кузен. Просто мы выросли вместе, и я привык звать его братом. – Джон снова осмотрел рану. Покачал головой. – Лечить как демон я ещё не умею. А исцеляющие молитвы мне всегда плохо давались. Да и не могу я сейчас этот дар использовать. – Какое счастье. Молитва может и помогла бы, но пыткой была бы той ещё. – Да и молитву на демона… Пожалуй придётся иначе. Будет больно. Но кровь должно остановить. – Несколько мгновений молчания, словно в нерешительности, взгляд куда-то в сторону. – И почему не справляется регенерация? Какая-то магия?
- Скорее особенность оборотней. Наши раны переносятся с нами в любое обличье, в том числе и звериное. Но для маленького пересмешника рана слишком велика, магии нужно как-то её трансформировать, чтобы рана не оказалась размером со всю птичку. Она и трансформирует, но при этом делает рану почти невидимой для регенерации. Я ещё сильным для оборотня считаюсь, поэтому рана хоть как-то затягивается, а у слабых может вообще не заживать. – Петир со вздохом посмотрел на формирующееся на ладони Джона ледяное пламя и решил подумать о чём-то ещё. – А ваш кузен – он сын Эддарда? Или Бенджена?
- Дяди Неда. – Рука замерла, глаза подозрительно сощурились. – Вы их знали?
- Да и довольно хорошо. Кроме Эддарда, он всё время пропадал в столице Собора. Священником стать готовился.
- Священником? – Глаза Джона расширились. Хм. – Он никогда не говорил. А что ему помешало?
- Смерть старшего брата. – «Они умерли, слышишь, умерли, этого не изменишь, будь ты хоть тысячу раз некромантом, тебе не под силу вернуть их. И мне. Никому не под силу. Смирись. Ты же не хочешь превратить любимых в монстров?» - Ему пришлось стать лордом.
- И они знали, что вы демон? – Как-то невпопад спросил Джон, зато воспоминания оборвал. Хорошо, что всем, кроме цвета волос и глаз он пошёл в отца. Смотреть на копию Брандона было бы… ужасно.
- Знали. И Эддард тоже, прежде чем ты спросишь. – «Ты что притащил в наш дом? Это же монстр. Чудовище. Ты с ума сошёл? Ты знаешь, что Собор сделает со всеми нами, если узнает?» «Так не говори им, братишка, это решит проблему.»
- Поразительно. Не думал, что дядя способен примириться с демоном. – Джон, наконец прекратил хлопать глазами, опустил руку. Бедро вспыхнуло болью. – Лёд должен ослабить кровотечение, потом его можно медленно снимать и тогда регенерация справится.
- Или пойти к кому-то, кто лечить умеет. – Выдохнул он и замолчал на несколько мгновений, не столько давая осмыслить свои слова, сколько запасаясь воздухом. Говорить придётся на одном дыхании. – Расскажите мне про Старков. Какими они стали?
- Вы, кажется, сами говорили не доверять вам, Петир. – Внимательный взгляд тёмно-серых глаз. «Эй, а тебе говорили, что у тебя глаза цвета зимнего неба перед снегопадом?» «Нет, ты первый. Поэт, чтоб тебя.»
- Говорил. – Кто же знал, что случайный разговор разбудит такие воспоминания. Интересно сын Эддарда пошёл в мать или отца? – Но теперь это не имеет значения.
- Почему? – «А что мне полагается за спасение твоей жизни?» «Подзатыльник. Хочешь?»
- Вы спасли меня. Теперь на мне долг жизни. – Джон закончил колдовать, поднял руку, Петир попытался приподняться, но был остановлен коротким жестом.
- Нет, не вздумайте. Лёд может ранить ещё серьёзнее, если его потревожить. Я перенесу вас в замок. Виз и Дени лечить умеют и смогут помочь. А потом вы расскажете мне что за долг жизни.
- Подождите. Лёд продержится немного, а мне хотелось бы, чтобы вы услышали о долге жизни, пока ваших родственников нет рядом. – Он перевёл дыхание. – Визерис захочет извлечь из этого выгоду, а я предпочёл бы, чтобы решали вы. – «Мерзость какая-то, это же почти рабство. Я бы вот отказался.» «Как благородно, а я бы нет. Эй. Не вздумай меня бить. Я сильнее, если ты уже забыл. И быстрее.»
- Если вы не перестанете его по полному имени называть, то не только захочет, но и извлечёт. – Усмешка, мгновенно стирающая всё подобие. Перед Петиром сидел Рейегар. С другим цветом волос и глаз. – В замке сейчас только он и лечить вас ему, так что осторожнее с именами.
- Как скажете. - Он не стал встречаться взглядом с серыми глазами, знакомыми и при этом чужими. – Так вы выслушаете меня?
- Если вы так хотите. Только быстро. Здесь тепло. Сам по себе лёд долго не продержится, а моё участие может расширить рану.
- Как скажете. Вы спасли меня, теперь на мне долг жизни. Его можно оплатить, если я спасу вам жизнь в ответ. Или десятью годами служения.
- Служения?
- Да, абсолютного подчинения. Хозяин не имеет отдавать только два приказа. О самоубийстве или убийстве близких. Впрочем, у меня таких нет. Если такой приказ будет отдан, долг считается выплаченным.
- Так просто? Так давайте я отдам. – Джон скривился, передёрнул плечами, шевельнулись за спиной необычные чёрные крылья в белых прожилках-трещинках. – Никогда не видел себя в роли рабовладельца.
- Не так просто. - Как бы ему хотелось, чтобы всё было просто. Но предки предусмотрели и излишне совестливых. – Если вы отдадите такой приказ, только чтобы отказаться от долга, ничего не получится.
- А жаль. Значит любой приказ кроме этих двух?
- Абсолютно.
- И что, если не исполнить?
- Хозяин сам решает. – Гордость неожиданно вспомнила, что она у него имеется и вынудила подобрать максимально нейтральную формулировку.
- То есть любое наказание по выбору. – Догадливый какой. – А сопротивляться…
- Ну, можно попробовать. – Петир покачал головой, вздохнул. – Только ведь связь всё равно останется. Да и не получится толком. Руку оттолкнуть можно, а ударить нет.
- А хозяину, ох Создатель, какое мерзкое слово, можно значит. А если его убить? Ну не самому, а нанять кого-то.
- Если хозяин умрёт раньше должника, то должник лишится дара. Он будет выглядеть как демон, но, по сути, по сути - станет человеком. Представляете, что у нас с таким сделают? И как быстро? Понимаете теперь, почему я не хотел Ви… вашему дяде рассказывать?
- И очень хорошо. Но рассказать ведь всё равно придётся. – Мгновение молчания, улыбка. – Впрочем, я намекну Визу, что его мнение хоть и очень важно для меня, но в этом вопросе точно не определяющее. Верите?
- Не знаю. – Он ответил такой же улыбкой. – Посмотрю на ваши поступки и решу.
- Думаю, мы друг друга поняли. – Весёлый блеск в серых глазах. – Пойдёмте в замок, Виза обрадуем.
***
Дверь открылась без единого шороха, и он шагнул в пушистую темноту комнаты. Хорошо. В последнее время он чувствовал себя в темноте лучше, чем на свету. За окном шуршал листьями деревьев ветер, тучи, закрывавшие луну, уплывали и в комнату проникал её свет. Лунный свет. Ещё хуже, чем солнечный или свет огня. В древних легендах, которых черни знать не полагалось, его называли самым чистым из всех. Легендарные маги света могли сплетать удивительные по красоте и силе заклинания.
Но он магом не был и лунный свет его только раздражал, он потянулся к огниву, собираясь зажечь свечу, но не успел. – Не нужно. – Бархатный голос, фигура в лунных лучах. – Лунный свет прекрасен, хотя мне доводилось слышать, что люди его не любят.
- Я думал, что демоны, особенно из ваших вообще не очень любят свет. – Он пожал плечами и отложил огниво, с интересом вгляделся в фигуру. Высокий худощавый мужчина, коротко остриженные волосы, кажется, серебристые, хотя цвет толком не разобрать. Если бы не этот завораживающе бархатный голос он бы не узнал гостя. Тот обыкновенно выглядел иначе. – Что тебе надо?
- Слышал история с изменой магистра стражей хорошо разворошила улей Собора? – Привычно не обратив внимания на вопрос отозвался собеседник. Сперва это раздражало, но потом он привык. Демон всё равно ответит на вопрос рано или поздно, а его на первый взгляд неуместные рассуждения, порой были преисполнены смысла.
- Да, хорошая была идея. Стражи и инквизиция взбудоражены, старый и новый Собор готовы друг другу в глотку вцепиться.
- Так что их удерживает?
- Ланнистер, Мормонт и этот… мальчишка, преемник Мормонта, Джон, кажется.
- Джон? А имя рода?
- А имени рода нет. Он бастард.
— Вот как. Тогда его пока не трогай, бастардом будет проще управлять, а нам пригодится послушный человек во главе инквизиции.
- Управлять им просто точно не будет. – Он скривился, вспомнив мальчишку, который как-то сумел раздобыть сведения о нём. Хорошо, что предложенная его собеседником маскировка сработала и все подумали на Баратеона. – Умная и проницательная сволочь. Верная идеалам нового Собора к тому же.
— Значит подаришь мне. Умные и проницательные инквизиторы – прекрасный материал для опытов. – Не заиграйся главное. Мысленно предостерёг он собеседника. Такой сильный собеседник может и одолеть оборотня, придётся быстро убегать. Если все восемь лапок уцелеют. – Посмотри на это. – Вот и переход к делу. Он наклонился, на ладони собеседника лежала половинка знака Создателя. – Сегодня днём мне помешали забрать одного ценного демона. Помешал другой демон. Князь льда. Он убил инкуба и справился с молодым, но талантливым арани, при этом почти не пострадав. Мне пришлось бежать. По счастью князь сосредоточился на моём несостоявшемся пленнике, и я успешно дождался их ухода. А потом нашёл на полу это.
- Хочешь сказать ледяной князь – член Собора. – Он покачал головой, но не столько в изумлении, сколько в восхищении. Ему бы так научиться маскироваться. – И я должен его найти?
- Очень догадливо.
- Опиши.
- Молодой, лет двадцать – двадцать пять, среднего роста, черноволосый, глаза тёмные, но точный цвет я не разглядел, одевается в тёмные цвета, прекрасно владеет мечом. Я бы нарисовал, но этот вид искусства мне не даётся.
- Не страшно. Если хорошо владеет мечом значит страж. Или маг. Если страж, то обратится за новым амулетом в ближайшие дни, им положено носить. А если никто не обратится, то поищем среди магов льда. Если подходящих будет несколько, то я с тобой свяжусь и ты посмотришь.
- Прекрасно. Каждый раз, как встречаюсь с тобой – радуюсь своей проницательности, предложившей тебе присоединиться к нам.
- Я тоже ей часто радуюсь. Если бы не вы, сидел бы монахом где-то далеко-далеко. – Он помолчал, обдумывая ещё одну вещь. – Только ты учти, знак мог носить не только член Собора. Я буду искать, но если это кто-то из простых людей, то я тебе не помощник.
- Понимаю, но ты всё же поищи. Есть у меня предчувствие, что мы его найдём.
- Предчувствие — это хорошо. Они тебя редко обманывают. Если найду его, что сделать?
- Свяжись со мной. Нужно будет выяснить кому он лоялен и испытать эту лояльность. И скоро у меня будет прекрасный инструмент для этого.

+2

46

Глава - переход между двумя этапами противостояния героев и культа, поэтому событийная насыщенность стремиться к нулю, при этом присутствуют намёки на то, чем герои займутся в следующей части и какие загадки будут разгаданы.

Перед бурей
- Не представляю, чем вы мне можете помочь. Лучше просто не мешайте. – Джейме сидел, устало откинувшись на спинку кресла и его становилось жаль. Раскол в Соборе неизбежно преодолел этап криков, беготни и призывов, но не угас, а перерос в более опасный – скрытно тлеющей ненависти, готовой в любой момент вспыхнуть уже не криками, а бойней. Джону от этой проблемы, кажется, помогало дистанцироваться ощущения себя как демона, крепнущее с каждым днём. Княжеская песня, определённо, оказалась не просто красивым эффектом. Но у остальных такой защиты не было. Для двух магистров и Верховного Святителя Собор был если не всем, то очень многим, и они прилагали все возможные усилия, чтобы уберечь его.
- Конечно, Джейме, мы и не думали мешать тебе. Разве можно об этом подумать в такой момент. – Верховный Святитель сидел в кресле нахохлясь и чем-то неуловимо напоминал воробья. Впрочем, невысокий и немолодой Святитель напоминал эту птичку всегда, за что даже прозвище Верховный Воробей получил. Хотя, казалось бы, впечатляющая лысина и, несмотря на возраст, отличная физическая форма не слишком располагали, но вот было что-то. Неуловимое. Джон поймал себя на мысли, что будь Святитель демоном – быть бы ему оборотнем. – Но, послушай старика, назначь всё же преемника. Вся эта ситуация с Культом выглядит очень скверно.
- Пока по столкновениям счёт в нашу пользу. Думаю, вы преувеличиваете. – Магистр Мормонт был чем-то взволнован в последние дни, но, судя по его словам, волновал его не культ. И, похоже, даже не раскол.
- В нашу ли? – Верховный святитель тяжело вздохнул, поёрзал в кресле, ещё усилив сходство с воробьём. – Они смогли убить нашего сильнейшего мага, нескольких инквизиторов, стражей, раскол тоже, в некотором смысле, их рук дело, они предугадывают наши действия на несколько ходов вперёд.
- Больше не предугадывают. Предатель схвачен и казнён, мы их ослепили. – Магистр произнёс это слишком уж уверенно, Джон и Джейме переглянулись. Раньше у Мормонта не возникало таких сложностей с признанием своих ошибок, а то что они ошиблись было понятно уже каждому, кто хоть немного разбирался в вопросе.
- Будем надеяться, Джиор, будем надеяться. И верить, что ослепление Культа не будет стоить нам Собора. – На несколько мгновений повисла гнетущая тишина. Джон пытался найти повод, чтобы убраться с этих посиделок. Бабушка Рейла сегодня должна была завершить свои таинственные дела и вернуться в огненный замок. И Джону куда интереснее было продолжить знакомство с ней, а не сидеть с тоскующими главами Собора, которые всё равно здесь ничего не решали и решить не могли. – Но я вижу, что тебя тревожит не Культ и не раскол в Соборе. Так что же? Думаю, в такие времена нам не стоит иметь тайн друг от друга. – Святитель обвёл их взглядом, словно бы на несколько мгновений дольше задержав его на Джоне. Да нет, наверняка показалось. Если бы Верховный что-то подозревал, то у Джона уже бы возникли проблемы. И очень серьёзные. Нет, пока о чём-то подозревал только Сэм, заметивший, что Джон не всегда есть в библиотеке тогда, когда должен там быть. Но он наивно думал, что Джон бегает встречаться с какой-то девушкой. А таинственность нужна, чтобы Дени не узнала. Так что здесь опасности не было. Сэм даже новость про то, что другу нужно раздобыть новый нательный знак, не привлекая внимания, прежний арани, чтоб ему во тьму провалиться, рассёк пополам, а Джон слишком поздно спохватился, воспринял с пониманием. Хватило обещания никогда не забывать об услуге и пары словно случайных оговорок.
- Да демон тот. – Магистр Мормонт, похоже, был даже рад поделиться мучающей его проблемой. По крайней мере отреагировал он очень быстро. – Вот он ведь знает, что я знаю его истинное имя. Так почему не пытается меня убить. Для него ведь это небезопасно.
- А какая ему разница, если твой информатор всё равно живее всех живых. – Джейме скривился, Джон мысленно вздохнул. Да уж, похоже надеяться на взаимопонимание между Джейме и Визерисом не стоит. И что с этим делать? Ведь придётся однажды показать крылья и когти другим членам Собора, он это чувствовал. Ситуация с Культом была очень скверной, тут Верховный Святитель не ошибался. И не только для Собора. Петир не смог многого рассказать им про чудом воскресшего Грифа. Тот уютно обретался в водном секторе, где усилиями Паука большинство информаторов были потеряны. Оборотень пообещал поискать выходы на этого типа и его непонятно откуда взявшегося сына. Хотя, судя по реакции Петира сыном мальчишка если и был, то исключительно духовным. Родным детям там взяться было неоткуда. Теперь вот они ждали. Потеряв возможность спокойно в одиночку перемещаться по сектору, Петир потерял и способность давать ответ до того, как вопрос был задан. Впрочем, знал оборотень всё равно неприлично много. И делиться не спешил. На вопросы Джона о дядях и матери предпочитал отвечать общими фразами. – Да и защита у тебя есть.
- Ну, он мог хоть попытаться. Заодно и про информатора спросил бы.
- И ты бы ему сказал?
- Нет. Но, думаешь демона это бы остановило?
- Думаю нет. – Джейме вздохнул. Джон кивнул своим мыслям. Забавно вышло, он и не думал, что Джейме может быть знаком с другими демонами, помимо них с Дени. Но бывший учитель оказался полон сюрпризов. Инкуб-любовник сестры Джейме – Серсеи, о котором они с Дени знали ещё с визита в замок Ланнистеров, оказался тем самым Осмундом. Это выяснил уже Визерис, когда разыскивал пытавшегося через истинное имя инкуба выкрасть. Наткнулся на Тириона. И его беса.
- Что же, вернёмся к вопросу преемника…
- Не надо. – Договорить Святителю Джейме не дал. – Я пока не готов назначить кого-то из стражей. Если вдруг со мной что-то случится, то я доверяю Джиору выбрать следующего магистра стражей. Ну или Джону. – Джейме улыбнулся, Джон улыбку вернул. – Обсудив новую информацию вчетвером они пришли к мнению, что Джейме о связях сестры с культом, скорее всего, ничего не знал. Ну либо они о нём и его актёрских талантах ничего не знали.
- Как скажешь, Джейме. – Верховный Святитель тяжело вздохнул, перевёл взгляд на Джона. Кажется, посиделки в узком кругу грозили затянуться. Собрались вроде бы для решения проблем Собора, но проблемы решаться не хотели, а личной жизни, как таковой, ни у магистров, ни у Верховного Святителя не было. – А ты, Джон. Ты сегодня крайне молчалив. Как твой дар?
Прекрасно. Скоро окончательно в ледяного мага преображусь. – Пока не восстановился. Хотя какое-то шевеление я, определённо, в последнее время чувствую. Возможно, в ближайшую неделю-две начнёт восстанавливаться понемногу.
— Это хорошо. Такой талантливый инквизитор, как ты Собору в эти сложные времена необходим. – Святитель помолчал, глядя куда-то в пространство. – Слышал, ты увлекся ледяной магией?
- Я вообще заинтересовался магией, в последнее время. – Сэм – трепло. Чтоб Джон ему ещё что-то важное доверил. – Наши противники её используют, да и мы уже давно работаем с магами. Полезно знать, на что способны твои противники и союзники.
- Да, ты прав. Хорошее начинание. Возможно, стоит провести небольшие просветительские беседы о магии для всех инквизиторов и стражей. Углублённое изучение или что-то вроде этого. Джиор, Джейме, что думаете?
- Почему нет. Стражам такое будет полезно. Может и задумаются о чём-то помимо поиска виноватых. – Теперь и Джейме тяжело вздыхал. Нет, точно пора сбегать. Настроения присутствовать на похоронах не было.
- Инквизиторам, наверное, тоже. Хотя, мне кажется, те, у кого пятёрки есть, уже всё давно поняли. А вот молодёжь просветить будет полезно. – Магистр покосился на Джона, улыбнулся. – Иди уже к своей Дени, иди. Вижу же как ты тяготишься компанией стариков. Эх, молодость.
- Благодарю, магистр. – Ну Джейме не такой уж и старик, вон как глаза возмущённо заблестели, но спорить не хотелось. Втянут ещё в какую-нибудь беседу и не сбежишь потом. А там бабушка возвращается.
- Не благодари. Как бы глупо это не звучало, но счастье, порой, сбегает слишком быстро. Нужно ловить пока оно ещё рядом. – Магистр улыбнулся, а вот в глазах Джейме промелькнула печаль. Интересно. Что же это за счастье в своём прошлом упустил бывший учитель? Может права была Дени про его влюблённость в мать Джона. Ах, если бы Квиберн не погиб. Сколько всего ему нужно было спросить у Лианны Старк.
- Что же, пойду ловить. – Джон позволил себе немного неформальный поклон, выскользнул из комнаты и поспешил по коридору, прикидывая откуда бы переместиться, чтобы его не заметили.
***
- Привет, Петир. Что делаешь? – Дени привычно не стала открывать дверь полностью, проскользнула в едва приоткрытую, подошла к столу, за которым сидел оборотень, привычным жестом обняла за плечи, заглянула через плечо.
- Привет. – Он чуть повернул голову, по губам скользнула улыбка. – Думаю. Создание правильных схем позволяет во многом разобраться. – Он снова повернулся к листу, на котором Дени не могла понять ровным счётом ничего. Знаки, буквы, закорючки какие-то. Интересно, все оборотни так мыслят? – Ты решила меня в семью принять?
- Нет, мне так смотреть удобнее. – Дени нахально устроила подбородок у оборотня на плече, смутно чувствуя, что среди людей так, пожалуй, делать не стоит. Слишком уж интересный изгиб её спина принимала. – Но вообще мне Виз много нового рассказал про долг жизни, так что ты, наверное, в некотором смысле членом семьи теперь считаться можешь.
- Большинство это называют рабством. – Да именно так ей брат и объяснял. Но сам с таким подходом был не согласен. Как и Джон. Да и она тоже. Петир, конечно, был той ещё загадочкой, но отношения, как к удобной вещи, ничем не заслужил. – Этого брат не объяснил?
- Объяснил. Но мы не большинство, радуйся. – Дени, наконец нашла на листе что-то знакомое тут же ткнула в знак пальцем. – Это что символ водного сектора?
- Радуюсь. – Оборотень снова хмыкнул, перехватил её запястье, не давая донести руку до листа. – Стоп, ты мне весь уголь размажешь. Да, это вода. Паук где-то там постоянно обитает, я решил, что не без причины.
- Крылья чёрные, тьма бездонная, свет укроют воды глубокие. – Вспомнила Дени стишок, рассказанный братом. В сердце что-то сжалось. Опять. Как и всегда.
— Это ещё что такое? – Петир развернулся так резко, что ей пришлось отпрянуть. – Откуда?
- Рей рассказал. Личная подпись Ворона или что-то в этом роде.
- Почему о таких важных вещах я узнаю последним? – Петир записал стихотворение куда-то на уголок листа. - Очень интересно. В записях этого не было.
- Так и в дневниках не было. Может это есть в записях отца. Ты их смотрел?
- Дени, при всей моей горячей любви к тебе и твоей семье, записи твоего отца я читать не способен. Совсем ни как. Там что-то страшное творится. Нужен кто-то с куда более гибким умом и крепкой психикой. Может твоя мать смогла бы их прочесть? Жила же она с Эйрисом столько лет.
- Может. – С сомнением отозвалась Дени, вспомнив их с Визерисом попытку заглянуть в записи отца. Не схемы Петира, конечно, но что-то очень близкое. Потому ей и казалось, что он должен разобраться. Ну да ладно. – И раз уж разговор о маме зашёл. Она просила тебя позвать. Хочет выяснить всё, что здесь произошло.
- А вы ей рассказать не можете? – Оборотень бросил слегка разочарованный взгляд на свою схему. Мысль ему какая-то пришла?
- Можем. – Но мама хочет узнать обо всём от очевидцев. Так что историю ваших с Джоном приключений пересказывать тебе.
- А Джон?
- А Джона нет. У него какое-то собрание в Соборе. Сказал, что не знает, когда освободится, хотя очень постарается поскорее. Но в таких вещах торопиться нельзя, сам понимаешь. Маскировка.
- Понимаю. – Оборотень усмехнулся как-то по-особенному, повёл плечами. – Понимаю. Ладно, пошли. Хотя, возможно, ты отсрочила решение нашей проблемы с воронами.
- Отсрочила?
- Ну, я его в любом случае найду. Но из-за тебя не сейчас. – Дени только пожала плечами в ответ. Потрясающе самоуверенный тип.
Мама с Визерисом уже ждали. Или, скорее, не ждали. Брат с одной из извечных усмешек пересказывал историю с инкубом. И не скажешь по нему, что тогда, разговаривая с ней через амулет, голос с трудом контролировал. Да и Джон рассказывал, что братец себя странно вёл. Хотя в тот день они оба были хороши. Визерис хоть что-то сделал, а она только и могла, что кругами вокруг Джейме бегать, мешая ему думать. Мама улыбалась уголком губ. В задумчивости то накручивала серебристый локон на палец, то отпускала. Слушала не перебивая, не дополняя. Глядя куда-то над плечом брата. Словно и вовсе не слушала, но Дени прекрасно знала – слушает, не упуская ни единого слова. И смысла. В словах других она слышала куда больше, чем, бывало, сказано.
- Здравствуй, Петир. – Она чуть повернула к ним голову, улыбнулась, стоило Визерису закончить. Фиолетовые глаза смотрели столь спокойно. Дени лишь дважды видела их иными. Когда погиб Рей и, когда она сказала, что Джон его сын. – Дети рассказали мне про тебя. Очень коротко. Рада, что ты жив. Но хотела бы услышать более полную версию произошедшего.
- Миледи. – Петир в качестве приветствия поклонился. Весьма поспешно, но не столь низко, как полагалось. Вот и к чему это? Решил кланяться, так делай это как положено. Либо не кланяйся вовсе. – Ваше желание закон для меня.
- Не паясничай. – Тихий укор, перемешанный в голосе с улыбкой. – И можно просто Рейя. Я давно дала тебе разрешение.
- Я помню. – Оборотень ответил весёлым блеском зелёных глаз. – Но есть в этом мире те, кого иначе как миледи называть нельзя. Это как величественную и прекрасную горную вершину, занесённую снегами и теряющуюся в облаках назвать возвышенностью. Смыл тот же, но всё, что наполняло, исчезнет. А что наша жизнь и наши слова без того, что их наполняет?
Мама рассмеялась. Как-то мягко и одобряюще. Невольно захотелось подхватить смех и закутаться в него как в тёплое и пушистое одеяло. – Петир, тебе говорили, что ты поэт?
- Однажды, миледи.
- Что же, он был бесконечно прав. – Мама вновь улыбнулась, в глазах оборотня на несколько мгновений блеснуло непонимание. Мама верно сказала. Он. Отец или… Чего они с Визерисом не знали об их информаторе? – Садись. И ты, Дени, тоже. Рассказывайте. Мне ещё многое хотелось бы от вас услышать.
Дени послушно устроилась в соседнем с братом кресле, подобрала под себя ноги, устраиваясь поудобнее. Петир пересказывал маме историю нападения на него Культа. Хорошо как. Для полного спокойствия и уюта не хватало только одного. Чтобы пятое кресло было занято.
- На самом деле мне больше повезло. Если бы Петир не бросил нож, а Виз не рассказал и не продемонстрировал, многократно, как охотно демоны ведутся на возможность схватить за крыло, я бы так легко этого арани не одолел. – Она так увлеклась грёзами наяву, что не заметила, как главный герой этих грёз появился на пороге. И сколько так стоял улыбаясь. – Здравствуйте, бабушка. Очень рад вас видеть.
- Здравствуй, Джон. – По маминым губам вновь скользнула улыбка. Она часто улыбалась, но не так тепло. Наверное, со смерти Рея она сегодня впервые по-настоящему счастлива. Вся, действительно вся, семья в сборе. Ну и Петир в дополнение. Но они с мамой давно знакомы были, дольше, чем Дени жила. – Очень красивые крылья. У нас про такие говорят, что они отражают двойственность души.
- Стоит ли тогда ждать, что они побелеют как волосы? – Джон хмыкнул, перетащил своё кресло к креслу Дени, устроился. – Ну, когда я окончательно перестану ощущать себя человеком.
- А это возможно? – Искорка усмешки в глазах и голосе. – Как думаешь, Петир?
- Всё возможно. – Оборотень хмыкнул, едва заметным жестом ладони поприветствовал Джона. – Но, видимо, я ещё недостаточно прожил.
Теперь смеялись уже все. И как маме это удавалось? Казалось бы, сложная ситуация, опасная игра, да и воспоминания не самые приятные, а все смеются и улыбаются. Кто бы ещё так смог? Дени не знала никого.
- Что же подождём. Никогда не видела, чтобы крылья демона меняли цвет. – Мама продолжила только когда смех отзвучал. – Мне сказали, что Рей успел дать тебе имя демона. Шепнёшь бабушке на ушко? – Одновременно мама, коснулась шеи и словно сняла что-то. Дени поняла не сразу, но жест и предназначался не ей.
- Дени не сказала? – Джон так удивился, что даже не с первого раза смог расстегнуть цепочку амулета. Зато когда смог… Серебристые волосы, взгляд, поза, то, как он раскладывал крылья. Перед ней сидел брат. – Что случилось? – Он почувствовал, как дрогнула её рука в его, повернул голову и наваждение рассеялось. Тёмные глаза цвета крепостных стен он унаследовал от матери. Да и черты лица у него были не такие, как у Рея. И она только помотала головой, не желая мешать его разговору с мамой.
- А могла? – Визерис посмотрел на неё с интересом, но ответить Дени было нечего. Она пыталась вспомнить. Кажется, Рей говорил что-то такое. Джей, нет Джейх, а полное. Джейрис, Джейхрис? Нет, всё не то.
- Не могла. Рей при мне его упоминал, но я ничего не помню. – Дени вздохнула. Даже в такой ерунде подвела брата.
- Тогда я вам всем потом на ушко шепну. – Джон насмешливо приподнял уголок губ. – Без Петира, а то несправедливо получится, если он моё истинное имя знать будет, а я его нет.
- Да, чтобы мне дало твоё имя? – Не похоже, что Петир сильно расстроился, но природное любопытство не дало промолчать. – Наоборот, если бы я его знал, то хранил бы старательнее всех.
- Я рассчитываю прожить побольше чем десять лет. – Джон пожал плечами словно безразлично, но глаза лучились смехом. – А твоя жизнь игра, которая вполне может однажды повернуться против меня.
Визерис засмеялся первым, Дени и Джон подхватили, Петир, тоже улыбнулся. Похоже не обиделся, на обёрнутые против него его же слова. Хотя кто его оборотня знает. Они свои лица контролируют прекрасно и увидеть эмоцию, которую они не желают показывать почти невозможно. Для этого, наверное, нужно Петира опять смертельно ранить. Вот тогда она насмотрелась самых разных эмоций. Болезненную неуверенность, почти отчаяние всегда спокойного оборотня она запомнила надолго, если не навсегда.
- Очень разумное решение, Джон. – Мама подождала пока они отсмеются. – Оборотни слишком много рискуют. Сейчас-то он действительно не хочет тебе зла, а лет через сорок увидит какой-нибудь шанс и в погоне за ним обо всём забудет. В том числе и о том, что может тебе навредить. Верно ведь, Пересмешник?
- Вы меня слишком хорошо знаете, миледи. Ну куда деваться бедной птичке от столь прозорливой королевы?
- Никуда, Петир, абсолютно никуда. Поэтому учить держать язык за зубами. Это никогда не поздно, особенно после того, как из любопытства смог у моего сына вытянуть истинное имя.
- Лучше бы не вытягивал. – Кажется Петир был вполне искренен, по крайней мере сейчас. Очень уж красноречивый взгляд ему Визерис послал. А десять лет только начались. Ох и успеет за них оборотень пожалеть о своём любопытстве. Уж Визерис постарается. Даром, что первый высказался за то, чтобы не превращать долг жизни в рабство.
- Правильно мыслишь, очень правильно. – Брат послал самую обворожительную из своих ухмылок вздрогнувшему оборотню. Знает, чем его зацепить. И в этом свете ещё интереснее кем же был тот «он», который называл оборотня поэтом. Единственная истинная любовь, как у людей принято говорить? – И да, к слову о правильных мыслях. Пока не забыл. Опять. Я когда ходил выяснять кто у меня инкуба стащить пытался, не просто познакомился с Тирионом Ланнистером. Он мне обещал, в качестве платы за дурость своей сестры, одно интересное зелье сделать, нужно будет заглянуть дня через три-четыре, забрать, но я буду занят. Сильно.
- К змейке своей сбежит. – Дени никак не удержалась от подколки, хотя понимала, что брат соскучился. С возлюбленной они не виделись с начала зимы. Вот и решили возместить это время, посвятив неделю только друг другу.
- К ней. – Брат показал клыки и продолжил. – Сможешь забрать моё зелье?
- Почему нет. Тем более Тирион знает, что я демон. Круги у них там рядом есть?
- Есть. Я тебя сегодня свожу, покажу.
- Договорились. – Дени откинулась на спинку кресла, прикидывая как лучше обставить свой визит в замок Ланнистеров. Помимо Тириона там ещё и его сестра, которая о том, что Дени демон не знает и лучше бы и дальше не знала.
- Виз. – Джон прервал её мысли почти сразу, окликнув брата. – А ты так и не рассказал, как заявился к Тириону, хотя упоминал, что история забавная.
- Весьма. – Брат бросил короткий взгляд на маму, получил короткий кивок и расплылся в улыбке. – Дело было так. Мой знак блока на инкубе отреагировал на чью-то попытку его по истинному имени вызвать, ну я раскрутил след, дождался Дени и пошёл по нему. Думал меня в какой-нибудь ближайший круг выбросит, но нет. Выхожу я в пентаграмму, все свечи песком засыпаны, знаки повреждены, хозяин комнаты спиной ко мне метлой по полу шурует, даже не глядя, что он мел вместе с песком сметает, а со стола бес в обморок падает. Ну бес был упитанный, упал шумно, хозяин повернулся и не смог меня проигнорировать. Стоим, смотрим друг на друга. Мне надоело первому, я ему «вы зачем это, неуважаемый, чужих пленников по полному имени воровать пытаетесь?» Бес второй раз в обморок упал, и когда очнуться успел, а хозяин стоит глазами хлопает. Ну я продолжаю. «И каким вы собственно боком относитесь к культу Ворона и откуда имя моего инкуба знаете?» Вот тут он, кажется, сообразил, что что-то ответить надо. Может то, что я вышел из пентаграммы на него так повлияло? «Какой ещё культ, никогда в них не состоял», говорит. Я ему, «а здесь вы художественным изображением рун занимались». А он не то осмелел, не то обнаглел. «А здесь мы любовника сестры вызывали, а кто он вас не касается». – Визерис хмыкнул. – Повезло ему в общем, что это я был. Другой за такую наглость голову бы открутил, а мне интересно стало. Ну мы пообщались, бутылочку хорошего вина выпили, разобрались с любовными сложностями его сестры. Я ему лабораторию от песка прибрал. За интересный разговор. А он мне зелье пообещал.
- Очаровательно. – Мама смеялась так красиво, уютно. – Всегда знала, что ты у меня умный и воспитанный мальчик, хоть и слишком эмоциональный порой. – Чаще своди возможные конфликты к хорошим разговорам и тебя запомнят, как самого мудрого демона в истории сектора.
- Скорее самого странного. – Показывать клыки маме брат не решился, заменил усмешкой. – Я вон уже и так проявил почти самоубийственное милосердие, когда не стал магистра инквизиции убивать. А он моё истинное имя знает.
- Тоже мне милосердие. Скорее уж ты проявил самоубийственную самоуверенность, когда не стал искать информатора. – Кажется Петир решил ответить брату за намёки. Дени устроилась поудобнее, приготовилась созерцать. Всё равно пока здесь мама всерьёз не поругаются.
- Приду магистра убивать и выясню. – Визерис безразлично пожал плечами, Джон скривился и бросил на брата такой взгляд, что Дени всерьёз усомнилась, что убить магистра инквизиции удастся. – Или у тебя есть кандидатуры.
- Есть одна. – Петир чуть загадочно улыбнулся. – Но тебе же ещё несколько месяцев ничего не грозит, хоть на каждом углу тебя по истинному имени призывай. А там всё может измениться. Так что я промолчу пока.
- Джон… - У брата по губам скользнула ну очень нехорошая улыбочка. Ой зря Петир его так дразнит. Нарвётся ведь опять. И хорошо, если Визерис его в порыве чувств опять убить попытается, остановится. Но брат вполне был способен и на длительные гадости, планомерно разрабатываемые и осуществляемые.
- Не советую. – Тут же отреагировал оборотень. – Как и сказала миледи твой дядя порой слишком эмоционален. Могут пострадать люди…
- Разбирайтесь сами. – Не стал дослушивать до конца Джон. – Вот прям совсем сами. Никому помогать не буду. – Надо понимать Джон всё же был на стороне Виза в этом случае, ну или был уверен, что добиваться ответа на вопрос тот будет исключительно мирным путём. Дени вот была уверена. Драться брат лез только в порыве эмоций, если сразу сдержался, то дальше от него стоило ждать исключительно шантажа. А тут Петир пусть сам выкручивается. Не зря мама посоветовала ему научиться язык за зубами держать. – Бабушка, а можете нам с Дени про одну вещь рассказать?
- Про Песню? – Вот как она это делает, даже Дени ещё не догадалась о чём Джон спросить хочет, а мама уже всё поняла.
- Про неё. – Джон если и удивился, то виду не подал. Кивнул спокойно.
- Она слияние наших даров. – Мама наклонила голову набок, задумалась. – Подарок прежнего нашего мира, дома. Она связывает князей, позволяет им перенимать друг у друга какие-то эмоции, ощущения, порой и навыки. Если князья перестают любить друг друга, то связь постепенно слабеет и исчезает. Если нет, то крепнет. Порой позволяя общаться даже на довольно больших расстояниях и буквально читать мысли друг друга вблизи. Но для такого нужно время. Много времени. – Мама вздохнула, словно мечтательно. – И не прерывать общение надолго. – Мы с Эйрисом так до чтения мыслей и не добрались, только до улавливания отдельных образов, да и то направленных непосредственно друг на друга. Но у вас, думаю, есть шанс. – Мама улыбнулась чуть насмешливо. – Вы оба необычно привязаны к одному любовнику для демонов. Так что пробуйте. И мне не забудьте потом рассказать до чего дошли.
И снова смех. Вы оба необычно привязаны к одному любовнику для демонов. Ну с Джоном всё понятно. Он долго пробыл человеком, их так воспитывают. А она? Откуда у неё такая привычка привязываться к кому-то одному? И ведь не в первый раз уже. Дени вздохнула. Ну, то, что она неправильный демон, все ещё с пробуждения магии знали. Белые крылья – стихии снега или света. Их и ждали. А проснулся огонь, слегка разочаровав братьев. Они уже ждали светлую в семье. Такой повод для гордости. Вечно она всех подводит. Смеяться расхотелось. Дени подтянула коленки к груди, перегнувшись через ручку кресла устроила голову на плече у Джона и решила, что с мыслями пора срочно заканчивать и не портить хороший день. Лучше она Петира послушает, который вернулся к пересказу их с Джоном совместного приключения. Версию Джона уже слышала, а вот оборотня нет. Интересно будет сравнить.

+1

47

Я вернулась))) Очень надеюсь, что надолго

Игра в секреты
      — Лорд Тайвин. — Кланяться пришлось едва только спешившись, даже не успев передать поводья конюху. Большинству лордов Джон и не подумал бы кланяться в пояс, тем более так поспешно, но лорд Ланнистер был человеком влиятельным, приближённым к королю. А с королевской властью Собор старался не враждовать. Кто победит в этой вражде никто не был уверен.
      — Приветствую вас в моём доме, юноша. — Лорд задумчиво осмотрел его с высоты спины своего коня. Джон даже немного пожалел, что не надел сегодня инквизиторскую мантию. Магистр вызвал его два дня назад, сообщил, что нужно наведаться к Ланнистерам, неофициально. В доме происходило что-то странное, но что именно никто до конца не понимал. Джон решил совместить задание магистра и Визериса. Зачем рисковать двумя визитами, если со всем может справиться и он. Дени согласилась. — Не припоминаю вас.
      — Джон. Я из Собора, орден инквизиции. — Джон потянулся за символом, но лорд Тайвин остановил его взмахом руки, чуть склонился в ответном поклоне. — И что же за интерес у инквизиции…
      — Отец, это ко мне. — Двор у замка Ланнистеров был большой, так что Тириону пришлось пробежаться от замка. Судя по кое-как накинутому плащу выходить, он не собирался, но избавить Джона от общения с отцом очень хотел. — Я, знаете ли, теперь сотрудничаю с Собором, помогаю им выявлять незарегистрированных алхимиков. — Врал Тирион виртуозно. Ничего не дрогнуло ни в голосе, ни в лице, ни даже в глубине глаз. Не знай Джон правды, поверил бы.
      — Ну наконец-то твой дар начнёт приносить хоть какую-то пользу. — Лорд окинул сына задумчивым взглядом, ещё раз кивнул Джону, тронул поводья коня и выехал за ворота замка вместе с поджидающим его отрядом.
      — А я так надеялся, что вы разминётесь. — Тирион покачал головой, приглашающе махнул на замок. — Пойдёмте, Джон. В замке куда уютнее чем здесь. По крайней мере, риска одновременно промочить ноги и замёрзнуть насмерть там нет. Вы же за зельем?
Джон только кивнул, пока не зная, стоит ли раскрывать Тириону вторую причину визита. Недавно у замка побывали маги Собора и почувствовали странные пульсирующие вспышки энергии не похожие ни на тёмную магию лорда Тайвина, ни на алхимический дар Тириона. Теперь нужно было понять, что могло их вызвать. — Ну и прекрасно. Мне осталась только финальная стадия, подождёте немного и получите на руки в лучшем виде. Только помните, перед использованием нужно дать ему настояться не менее трёх дней. — Тирион болтал с удовольствием и без умолку. Причём делал это так, словно Джон был самым обычным покупателем, если у сына лорда обычные водились, конечно. — А позволите спросить почему вы, а не ваш… м-м-м, дядя, да?
      — Он занят. — Затянувшимся свиданием. — Попросил меня или Дени помочь. Мы решили, что мне будет проще. — Вспоминая сколько тайн было у замка Ланнистеров, Джон решил вторую цель пока не выдавать. Лучше попробовать что-то осторожно выяснить. И смотреть повнимательнее. Как показал прошлый визит, многое можно узнать, просто наблюдая. — А где ваш… приятель? И сестра?
      — Приятель следит за зельем. Его нельзя бросать без помешивания. — Тирион ухмыльнулся, швырнул плащ ближайшему слуге и решительно двинулся дальше. Пришлось последовать его примеру. — А сестра уже давно из комнаты не выходит. С тех пор, как её любовник… пропал. Кажется, вознамерилась утопиться в вине. Я пытался её переубедить, но она даже отца не слушает, куда уж мне.
      — Жаль её. — Джону действительно было жаль. Он прекрасно представлял, что было бы с ним, если бы кто-то вот так же забрал у него Дени. Серсея Ланнистер ведь не виновата была в том чту влюбилась в ворона, да ещё и садиста.
      — Жаль. — Согласился Тирион. — Но, когда заводишь такие знакомства, стоит быть готовым к тому, что однажды всё кончится плохо. Этот вариант ещё не худший.
      — Определённо. — Джон следом за Тирионом остановился у массивной двери, подождал пока Ланнистер её отопрёт.
      — Знакомьтесь, Джон. Самое святое место для любого алхимика — лаборатория. — Тирион широким жестом указал на далеко не самую большую комнату, плотно заставленную каким-то оборудованием. Разговор о его сестре исчерпал сам себя. — А это мой бес. С удовольствием представляю вас друг другу. Теперь уже нормально.
Золотистый и мелкий, но, действительно, весьма упитанный бес соскочил с подставки, на которой булькал горшок странной формы, и уселся у Джона в ногах, забавно подняв мордочку. — Так-так. Старые гости с новыми целями. — Прозвучало бы насмешливо, если бы не подобострастность, так и сочащаяся из каждого звука. — А какой у вас род? Мы спорили.
      — Князь. Ледяной. — Джон не стал разочаровывать беса, тем более что дверь Тирион плотно запер. — Показать крылья?
      — Нет-нет, ну что вы, совсем-совсем не надо. — Бес, кажется, стал ещё мельче и попытался задом уползти под одну из конструкций. Джон только пожал плечами, Дени говорила, что бесы очень боятся демонов, которые частенько убивают или мучают их забавы ради, и сосредоточил внимание на Тирионе, переместившемся к горшку.
      — Хотите посмотреть на работу алхимика? — Ланнистер верно понял любопытство Джона и ответа дожидаться не стал. — Тогда будете подавать мне ингредиенты и инструменты, а то основной мой помощник слишком вас боится. Ещё рассыплет что-нибудь или разобьёт.
      — Как скажете. — Подать что-то по просьбе Джону было не сложно. Главное, чтобы Тирион увлёкшись не забыл, что говорит с человеком в алхимии не разбирающимся и точно объяснял, что именно ему нужно. — А вы, Тирион, не боитесь демонов?
      — Любовник моей сестры был демоном. — Он пожал плечами. — Я почти со смерти мамы дружу с бесом. — Передайте флакон с голубой пылью с третьей полки второго шкафа. Спасибо. Так чего мне их бояться?
      — Они не князья.
      — Большую деревянную лопатку. Первый шкаф верхняя полка. А в чём разница для меня? Инкуб ровно так же мог меня убить. Я бы с ним не справился.
      — Ни в чём, но людям свойственно бояться того, что, как им кажется, представляет для них опасность. Любовник сестры для тебя опасен не был. — Тирион продолжил сосредоточенно помешивать зелье, дожидаясь пока Джон закончит мысль. — А дядя был. Тем более что и причина его здесь появления на миролюбие не настраивала.

      — А я и испугался. Коробочку с жёлтой крышкой со второй полк второго шкафа и стеклянную трубочку с нижней первого. Но как я это должен был показать? В обморок свалиться? И сильно бы мне это помогло? Я решил хотя бы попытаться справиться с ситуацией заговорив такого нежданного гостя. Получилось, как видите. Даже лабораторию мне почистили, а то я уже с ужасом представлял как буду песок из перегонного куба вычищать.
      — Да, для Виза это проблем не составляет. — Джон вынужденно согласился с аргументами Тириона. Тем более, что при первой встрече с Визерисом он и сам пытался действовать примерно так же. И ситуация к дружелюбию тоже не располагала.
      — Я заметил. — Тирион взялся за трубочку и принялся через неё отмерять жидкость из какого-то флакончика. — Джон, а поделитесь секретом, как можно быть одновременно и демоном, и инквизитором. Я всегда полагал, что это невозможно. Да что там я, бес тоже так полагал, а уж он куда больше в демонах понимает.
      — Надо родиться полукровкой, получить имя демона, вырасти человеком, раскрыть и развить дар инквизитора, а в двадцать лет пройти через ритуал и стать ещё и демоном. — Джон хмыкнул. — Вполне работающий вариант.
      — Разве такого взрослого полукровку можно превратить? — Тирион едва не выронил трубочку, но успел подхватить над самым зельем.
      — Если у него есть имя демона. И удастся найти родственников, которые на это готовы.
      — Хм. — Тирион отложил трубочку, снова помешал зелье. — А дать имя демона только в младенчестве можно.
      — Да нет. — Джон попытался припомнить всё что знал об истинных именах и из инквизиторской практики, и из общения с демонами. — Мать или отец сами решают когда, просто у них как-то принято это сразу делать. Иначе ребёнок неполноценный будет.
      — Вот как. Очень любопытно. Одному моему знакомому будет очень интересно услышать это. Он, знаете ли, очень интересуется вопросами полукровок, можно сказать изучает их.
      — Главное не говорите своему знакомому откуда это узнали. — Джон слегка поморщился. Вряд ли этот знакомый о нём хотя бы слышал, но всё же стоило впредь проявлять большую осторожность в разговорах на такие темы. — Я расстроюсь, если у меня возникнут проблемы.
      — Ни единого звука, не переживайте. — Тирион выдвинул из-под одного из устройств жалобно звякнувший ящик, переложил, укрывающие его бумаги не стол и зарылся в лежащие там пузырьки и колбы. — Скажу, что узнал от знакомого демона. В наших кругах это не столь порицаемо, как в остальном мире.
      — Что же за круги такие? — Джон бросил взгляд на бумагу, мигом напомнившую ему схемы Петира. Только у оборотня что с чем связано и из чего проистекает было понятно, даже если природа объектов и связей оставалась тайной. Здесь же всё было похоже на клубок сошедшего с ума паука. Как Тирион это понимает, интересно? — А это что такое?
Тирион, наконец выловил устраивающие его флакончик и вынырнул из ящика. — Это записи одного из моих предков — Леопольда. Талантливый был алхимик, жаль ненормальный. Никто его записи не понимает. — Первый вопрос Тирион ожидаемо проигнорировал.
      — Тогда зачем они вам?
      — Я их расшифровываю. Кое-что уже даже разобрал. — Тирион достал ещё какое-то устройство, соединил им горшок и флакон, щёлкнул пальцами и золотистого цвета жидкость полилась по системе прозрачных трубочек. — Вот так вот. Ещё несколько мгновений и зелье ваши будет готово. И мы с вами распрощаемся. — Тирион едва заметно улыбнулся. — Распрощаемся же?
      — Конечно. — Только сейчас Джон понял, что даже не попытался что-то выяснить у Тириона, увлечённый разговором о демонах. Блестяще, однако. Тирион понимал, что он приехал не просто так и сделал всё, чтобы Джон эту цель не исполнил. А значит было что прятать. Теперь только оставалось это что-то найти. Без подсказок. И при явном недовольстве хозяев. — Но…
      Ни договорить, ни забрать у Тириона флакон Джон не успел, массивная дверь лаборатории стукнулась о стену с таким грохотом, словно в неё тараном ударили. Бес, только выбравшийся из-под перегонного куба, с писком нырнул обратно. Сестра Тириона определённо выглядела нездоровой, но вовсе не пьяной.
      — Вы. — Прозвучало это как обвинение. — Вы забрали у меня моего Осни!
      — Э-э-э, Серсея, успокойся. — Тирион поспешно шагнул наперерез сестре, хотя Джон не стал бы сейчас этого делать. Глаза леди Ланнистер горели очень нехорошим огоньком и за её душевное здоровье Джон не дал бы и медной монетки. — Причём тут мы с Джоном?
      Но Серсея брата проигнорировала. Смотрела она только на Джона. — Вы забрали у меня моего Осни! Проклятые демоны, ненавижу!
      Что-то подсказывало Джону, что сейчас лучше молчать. Возможно, тогда только криками всё и обойдётся, но Тирион снова не сдержался. — Серсея, я уверен Джон разделяет твои чувства к демонам. Он же из Собора. — Последняя попытка. Намёк на то что нужно успокоиться и хоть немного подумать. Но сработал он прямо противоположным образом.
      — Не ври! — Крик перешёл в визг, а в следующее мгновение Джону пришлось почти отбрасывать Тириона с пути огненной струи. Вот ведь тьма. А ему говорили, что Серсея бездарна. — Я убью тебя, за моего Осни. — И опять огонь. Скорости и ловкости демона и в этот раз хватило, чтобы увернуться, но долго так не удастся, в лаборатории слишком мало места. Если бы только дар инквизитора его слушался. — Вот тебе. — Следующий удар пришёлся в шкаф, который тут же радостно запылал. Пора было всё останавливать. Иначе Серсея спалит лабораторию вместе с Тирионом.
      — Любовные связи с демонами — преступление перед лицом Собора. Чтобы вы знали. — Лёд проснулся легко, плотной коркой укрыл огонь и потушил следующую вспышку почти в руках у колдуньи. — А ещё мы очень не любим, когда нас пытаются убить. — Убивать Серсею точно не стоило, а превращать свой лёд в гибкие плети он ещё не научился, поэтому просто приморозил подол её платья к полу. — Да ещё и так бездарно. — После этого оказаться у неё за спиной, заломить за спину руки, лишая возможность колдовать, и коротко, выпущенным крылом, ударить в висок было легко. Лучше бы без крыльев было обойтись, но соизмерять силу удара, чтобы только оглушить, он пока научился только ими.

      Серсея рухнула без единого звука, и Джон едва успел поймать её, одновременно снимая лёд с платья. Её кожа словно пылала, и Джон уже собирался сказать об этом Тириону, а заодно и обо всём остальном, но выполнить задуманное снова не смог.
      — Какие интересные вещи оказывается можно узнать, если без предупреждения приехать домой. — Очень захотелось выругаться, причём демоническими ругательствами. Всё равно сказать больше, чем крылья они не могли. Вот что он тут делает? — Тирион, может хотя бы ты объяснишь мне, что тут происходит?
      — Ну Джон приехал за зельем, которое я пообещал его дяде. — Тирион довольно ловко выбрался из-под стола и продемонстрировал зелье. Джон всё же опустил виновницу происходящего на пол и тоже повернулся к Джейме. Меч бывший учитель обнажать не стал, понимал насколько это бесполезно, но смотрел так, словно готов был убить голыми руками. — Я его как раз закончил и собирался отдавать, но тут влетела Серсея, стала что-то кричать про своего любовничка и огнём швыряться. Бррр. Ты не знаешь, с чего у неё магические способности вдруг взялись?
      — Не знаю. — Джейме бросил короткий взгляд на сестру. — А тот момент, где у моего друга и инквизитора Собора вдруг появились крылья ты решил опустить?
      — Ну, Джон ведь ничего плохого не сделал. Он меня защищал и мою лабораторию. — Тирион обвёл её взглядом и его губы дрогнули. — Как я теперь её восстановлю? Что отцу скажу?
      Но Джейме страдания младшего брата явно не волновали. — Джон, надо думать имя не настоящее?
      — Нет. — Джон покачал головой, убрал крылья и когти. Помочь это вряд ли могло, но людям так будет хоть немного спокойнее. — И не надо других глупых вопросов задавать. Вот так получилось, что я родился полукровкой. Можешь срочно во мне разочароваться. — Джон снова глянул на Серсею и понял, что реакция Джейме его уже не очень волнует. — Что с вашей сестрой? Было уже такое?
      — Никогда. — Тирион осторожно заглянул через плечо опустившегося на колени Джона. — Но она и магией никогда не владела. Могу поклясться.
      — Да, я тоже. — Джейме тоже сделал пару шагов. — Когда мы были малышами отец нас какому-то магу показывал, всё надеялся, что способности просто крепко спят. Но мы оказались бездарными. Оба.
      — Хм. — Джон провёл пальцами по проступившему на лице Серсеи алому узору и едва не вздрогнул. Кожа девушки обжигала даже его. А ведь ледяные демоны куда устойчивее к жару, чем люди. — Чувство, словно у неё под кожей огонь течёт, вместо крови. Да и магией она странно пользовалась. Одни вспышки. Даже самого простого заклинания не было. — Была у Джона мысль с чем это может быть связано, но сообщать что-то Ланнистерам он не собирался. Не сейчас. — Не уверен, что она долго проживёт так. Нужно её показать кому-то кто разбирается в магических болезнях, бабушке например.
      — Демону? — Джейме только что не подпрыгнул, почти убедив Джона, что самые нормальные в этой семье Тирион и его отец. — Никогда, я…
      — А кому? Магу инквизиции? Чтобы следующей очередью она отправилась на костёр? А вы, если не очень повезёт, за ней. — Пожалуй костёр здесь бы и не понадобился, Серсея и так сгорала заживо. Теперь он точно знал от чего умирали предыдущие жертвы экспериментов воронов. — Да и где ты собираешься этого мага искать? Есть свободные да ещё и разбирающиеся в таких вещах поблизости? Я ей и нескольких часов не дам. А вот мне к бабушке переместиться куда быстрее.
      — Если вы ей хоть что-то сделаете…
      — Не сделаем. Мне любопытно узнать, как обычный человек может стать магом. Думаю, бабушке тоже. — Джейме сдался, опустил голову, но поза говорила скорее о крайнем отчаянии. Поверить демону-любовнику сестры он значит был готов, а тому, кого сам учил владеть мечом — нет. Хотя, возможно, дело было в том, что Осмунд никогда и не скрывал своей истинной натуры. — Так что, Джейме, смогу я вернуться в Собор? Хотябы чтобы тебе о сестре рассказать.
      Несколько мгновений молчания, взгляд глаза в глаза. — Я никому не скажу. Исключительно ради памяти о твоей матери. Но Куорена я тебе не прощу. И я тебе…
      — Не доверяешь и будешь приглядывать. — Джон ответил спокойно, хотя хотелось крикнуть, что ничего в нём от появления крыльев не изменилось. Только он ведь с начала знал, что так всё и будет. — Я понимаю. Ну, спасибо и на этом. — Джон вздохнул, прикрыл глаза, решая, должен ли он это сказать. — И мне жаль, что так вышло с Куореном. Я не хотел его смерти. — Джейме не ответил, но Джон и не ждал ответа, поднял на руки Серсею, открыл проход домой и шагнул в разрыв между мирами.

Отредактировано Алора (2022-01-06 00:59:31)

+1

48

Игры с тьмой
— Это очень важный разговор и, хотя мне чрезвычайно жаль, что приходится его начинать – боюсь, что откладывать дальше просто опасно. – Верховный Святитель хмурился, сидя в своём кресле и, странным образом, меньше обычного напоминал воробья. – Раскол в Соборе не становится менее серьёзным, сколько бы времени ни прошло. А время для грызни между собой сейчас самое неподходящее. Слишком уж серьёзный у нас враг. Внутренними раздорами мы только усиливаем Культ.
- Не могу не согласиться, милорд. – Джон покосился на сидящего на другом стуле Алиссера Торне и поморщился. Договориться с ним было, пожалуй, посложнее чем со Станнисом. А ещё Торне испытывал к Джону личную неприязнь, считая, что это он должен быть вторым среди инквизиторов, особенно после смерти Куорена. – Но разве для такого разговора здесь не должны присутствовать магистры, а не двое инквизиторов?
- С Джейме и стражами я поговорю отдельно. – Святитель улыбнулся мягко, но Джону почему-то почудилась угроза в его взгляде. – Про Серсею он никому не сказал, сохранил тайну Ланнистеров, так же как Джейме его, но почему-то Джону подумалось, что Святитель может знать. В конце концов это именно он обмолвился при Джейме, что инквизиция заинтересовалась замком Ланнистеров, побудив его так невовремя посетить дом. – Сейчас мне нужны представители инквизиции. И, увы, Джиор не может быть таковым, ведь это именно он породил раскол, пусть и невольно. И усилил его, переусердствовав в… общении со Станнисом. – Джон вновь нахмурился. Баратеон умер несколько дней назад. Вроде бы от травм, полученных при допросе, вот только палачи магистра клялись, что с тех пор, как бывший магистр стражей признался в работе на культ к нему и не подходили. Так что либо они врали по приказу магистра Мормонта, либо кому-то была очень удобна смерть Баратеона. Джон больше верил во второе. Связь Станниса с демонами подтвердилась. И пусть доказательств предательства не нашли, костёр ему был обеспечен, а значит Мормонту волноваться не стоило. Ну ошибся немного, с кем не бывает, не невиновного ведь пытать приказал. А вот предателю, которым Станнис, Джон теперь был абсолютно уверен, не был, эта смерть была очень выгодна. Ведь она только ухудшила и без того непростую ситуацию в Соборе. – А вы двое не простые инквизиторы. Вы самые влиятельные среди инквизиторов нового и старого порядка. Если вы договоритесь хотя бы о перемирии, то ситуация станет куда легче.
- Я полностью поддерживаю вас, Святитель. – Джон только руками развёл. – Вся эта грызня убивает Собор, делая нас беззащитными перед воронами, а ведь там не только фанатики люди, там и демоны есть, в том числе и высшие. – А уж он точно знал сколь много надо, чтобы одолеть высшего демона. Даже молодого или толком не обученного, вроде него, а им предстояло столкнуться с куда более серьёзными противниками, сомнений быть не могло. Чего стоил один только демон, защищавший Грифа от вызова по полному имени, если уж даже Визерису от его силы страшно становилось… - Поэтому я считаю, что нам нужно не перемирие и даже не мир, а объединение Собора, полное преодоление раскола.
- Я бы согласился, но ведь такие как ты видят это объединение в том, чтобы все были такими как вы. – Голос у Торне был обманчиво мягким, вызывающим желание прибить эту сволочь. Сейчас ему опять будут доказывать, что старые порядки лучше новых. – Чтобы отказались от традиций, признали магию. Будь ваша воля, мы бы и демонов в Собор собирать бы начали.
Уже. Мрачно подумал Джон. В Соборе уже двое демонов и это только те, о ком я знаю, исключать вероятность того, что кто-то из сородичей обретается в монастырях, куда инквизиция захаживала редко, или в дальних деревеньках и городках было нельзя. – Не думаю, что демоны захотят вступать в Собор. Мы для них слишком… консервативны, даже с обновлёнными правилами. – Вместо этого ответил он. – А в новых порядках куда больше смысла. Они спасают жизни, Торне. Просто посмотри сколько инквизиторов погибало ежегодно до их обновления и сколько сейчас.
- Раньше инквизиторы умирали за дело Создателя, а сейчас? Колдуны и извращённые тьмой существа разгуливают среди нас, а мы, вместо того чтобы отправить их на костёр и очистить мир, выполнив волю Создателя, улыбаемся им и относимся, как к чистым его творениям.
- Хочешь отправить всех магов на костёр, Торне? – Джон с трудом удержался от того, чтобы зашипеть. Если бы он это сделал, маскировку можно было бы считать раскрытой. Клыки демона сложно было бы не заметить. – Тогда тебе туда первому. Наш дар ведь тоже магия.
- Наш дар – воля создателя, даровавшего слугам своим оружие против тьмы.
- И при этом магия. Так в чём мы отличаемся от тех же целителей? Их дар вообще жизни людям спасает, в том числе и настоящую тьму, вроде магических болезней позволяет уничтожать.
Торне наверняка бы нашёлся, что ответить, но он не успел. – Я позвал вас, чтобы заключить перемирие, а не для очередной грызни. – Верховный Святитель обнаружился не в кресле, а у стены, на которой висел выцветший гобелен. – Сколько вам не говори об опасности вы всё равно грызётесь словно мальчишки. И ладно Джон, его молодость прощает некоторую порывистость, но уж ты-то Алиссер мог бы вести себя как взрослый и разумный человек. Так нет, всё туда же. Но ничего, погодите, у старика найдётся чем вас убедить. – Святитель взялся за край гобелена и дёрнул, Джон почувствовал, что скрывалось за ним за мгновение до того, как ткань упала на пол. Активированная живая пентаграмма без единого запирающего знака. Врата из мира демонов в мир людей, гостеприимно распахнутые. Вот теперь он точно знал, кто предал Собор, вот только от этого было как-то не проще.
Джон кинул короткий взгляд на Торне и, к своему удивлению, обнаружил, что старший инквизитор смотрит на пентаграмму с непониманием и недоумением. Кажется, Святитель подставил их обоих. Вот только зачем ему это. Зачем вообще такая демонстрация? Если инквизиторы ему так мешали, их можно было устранить куда аккуратнее.
Пентаграмма ожила, линии наполнились тьмой, воздух прорезала щель между мирами. И какой же демон шагнёт через неё? Джон посмотрел на предателя и понял ответ. Это мог быть только князь. Потому что ну кого ещё Вороны могли послать разобраться с тем, кто уже дважды им помешал. Или единожды? Второе, наверное. А с Серсеей просто ловушка, проверка. Не может инквизитор быть демоном, так что догадки следовало подтвердить. Жаль, что он раньше до этого не додумался. Боялся, что Джейме раскроет его тайну. Щель полыхнула тьмой и исчезла, оставив в комнате демоницу. Красивую. Высокую, с тёмно-серыми волосами, собранными в подобие небрежной причёски, угольно-чёрными крыльями и такими же глазами. Удобным штанам князь предпочла элегантное серебристое платье с узором из огненных языков. Не воспринимала противников всерьёз.
- Ты? – А вот предатель, кажется, не впечатлился, более того, остался недоволен. Краем глаза Джон заметил, как Торне пятится к двери, но сам остался стоять. Меньше шансов, что заметят, да и будет возможность задержать демона хоть ненадолго, если понадобится. Одним им с такой угрозой не справиться. А у двери стоят стражи. Если не помогают предателю, то поднимут тревогу. – Никого больше не нашлось?
- А чем я тебя не устраиваю? – Нечеловеческий голос звучал так, что закружилась голова. Тьма стихия молчаливая, у неё нет звука, который мог бы вплестись в голос. Не того, который можно было бы услышать. Но чувствовать его ничто не мешало.
- Тем что ты одна и в платье. Где остальные, Мал?
- Никого не будет. Или ты думаешь я не справлюсь с мальчишкой, который всего две неполные луны демон и инквизитором? – Последнее слово она буквально выплюнула. Похоже даже недоученный полукровка вызывал у неё больше уважения, чем опытный инквизитор.
- Питаю обоснованные сомнения. Справился же этот мальчишка как-то с Осни. И с Пауком и его подручными.
- Ну ты бы меня ещё с человеком сравнил. – Демон покривилась. Вообще они так спокойно беседовали. Словно понимали, что им ничего не грозит. Хотя почему словно. Любое его движение князь заметит и успеет отреагировать, а Торне они оба вообще не замечали. Кажется, инквизитор был здесь лишь в качестве сакральной жертвы. Которая позволит ещё больше усилить раскол, когда окажется, что Джон был демоном. – А с Осни ему помогли. Но я предприняла меры. Если ты не забыл поставить периметр, то эта пентаграмма единственный вход сюда, а я, проходя, так её изменила, что при попытке пройти оттуда сюда мы получим подарочек с доставкой.
Святитель тяжело вздохнул, Джон передумал вызывать Визериса, даже в качестве крайней меры, и понял почему предатель так не обрадовался именно этому князю. Кажется, желание покрасоваться у неё бежало сильно впереди здравого смысла. Как бы ещё этим воспользоваться?
- Не выйдет. – Предатель, наконец оторвал взгляд от демоницы и посмотрел куда-то Джону за спину. – Периметр замкнут на пентаграмму. Пока она открыта отсюда никто не выйдет, и никто не войдёт. И не звука не услышат. Жаль, что так получилось Алиссер, ты мне в чём-то симпатичен, но более удачного шанса обезглавить инквизицию мне не представится. Без вас двоих две сторонники старого и нового разругаются окончательно, и наш самый серьёзный враг будет повержен. – Предатель чуть усмехнулся и посмотрел на Джона. – Так что спасибо, Джон, мы устраним две угрозы за раз. Хотя мне бы, конечно хотелось знать, как демон может быть инквизитором.
- А тебе не сказали? – Скрывать что-то больше не было смысла, и он выпустил когти и крылья.
- Увы, мы пока так и не разгадали эту загадку. — Значит не Тирион, с каким-то облегчением подумал Джон. Хорошо, что хоть брат Джейме не был в это всё втянут. – Ну ничего, мы поспрашиваем, Дени. Уверен, она тоже знает ответ на неё.
- Сдавайтесь и я вас убью быстро. – Кажется, демоница заскучала при обмене любезностями. – Обещаю.
- Обойдёмся. – Джон криво усмехнулся, создал ледяной меч и вновь покосился на Торне. Но, по счастью, трусость в число его плохих сторон не входила.
- Как я рада, что ты так сказал. – Она улыбнулась почти нежно, а потом метнулась вперёд, так быстро, что Джону осталось только кинуться в сторону. Даже меч подставить он не успевал. И что делать? Она ведь быстро наиграется. Если бы только инквизитор мог ему помочь, но один он против князя… А может и мог. Джон швырнул в противницу стул, заставив на мгновение отвлечься на создание тёмного лезвия.
- Торне, читай высасывающую.
- На кого?
- Ну не меня же, придурок? – Джон воспользовался моментом и использовал опробованный на Серсее трюк, приморозив подол платья демоницы к полу. Спасибо желанию покрасоваться, со штанами бы так не вышло.
- С какого беса, я должен предпочесть одного демона другому? – Демоница взвыла, когда ткань отказалась рваться, а лёд ломаться, так что кричать Торне пришлось громко.
- Потому что один из них не пытается тебя убить. – Ответ он прошипел, в демоницу, режущую платье мечом и вдохновенно плюющуюся демоническими ругательствами полетело две ледяные стрелы. – И не попытался за почти шесть лет знакомства, хотя и поводов, и возможностей было предостаточно.
Убедило ли это Торне Джон понять не успел, так как демоница расправилась с платьем и кинулась к нему. В этот раз увернуться не удалось. Тёмная плеть подсекла ноги, длинные тонкие когти вонзились между рёбер и в запястье. Как он услышал первые фразы высасывающей молитвы сквозь собственный крик, Джон не понял. Наверное, очень хотел. А демоница не хотела. – Заткни этого придурка. Он нас обоих погубит. – Она лишь на мгновение отвлеклась, но этого хватило. Разорванное когтями горло, для демона не смертельно, особенно если он почти успел увернуться, но боль заставила демоницу шарахнуться, выдернув когти, пробившие не только правое запястье, но и пол.
От второй её руки он себя освободил сам, вонзил когти в запястье и дёрнул вверх. И кинулся в сторону, пока она не опомнилась. Тёмная кровь заливала пол, каждое движение отдавалось болью. Хорошо хоть лёгкие она не задела, кажется. Регенерация едва справлялась с ранами, кажется, демоница использовала какую-то магию, чтобы её замедлить.
- Ты испоганил моё платье, кас’хани. И порвал кулон. – Вот теперь она совсем не была похожа на элегантную даму, зашедшую в комнату. – Ты за это будешь очень долго умирать.
- Прекрасно. Будет больше шансов от тебя избавиться. – Улыбка не получилась, только оскал. Заметив у стены движение, он не глядя швырнул туда ледяную стрелу. Куда-то попал, судя по воплю.
- Ни единого. Но сперва я разберусь с твоим дружком. – Она ударила тёмными плетями с обеих рук, но не попала ни по кому. Аллисер доказал, что одним из лучших инквизиторов считается не зря, успел упасть на пол, пропуская над собой плеть, и не прервал чтения молитвы ни на мгновение. Второго удара Джон сделать не дал, бросил ледяным шаром и нанёс удар мечом. Попал, глубоко рассекая ей бок, но обрадоваться не успел. Несколько тёмных игл вошли в грудь, плеть прошлась по и без того раненным рёбрам, крылом она с огромной силой ударила в живот. И добавила когтями. Устоять Джон не смог, упал на колени. – Как ты догадался, с’ши-нари? – Хрупкая на вид рука с такой силой рванула за волосы, что показалось, что они сейчас оторвутся с частью головы. – Неважно. Расспрошу потом. Сперва инквизитор. – Может у неё и получилось бы, но, делая первый шаг к Торне, она споткнулась. Магия демона действительно оказалась связана с физическим состоянием. А высасывающая молитва работала быстро. И рывок превратился в падение.
Подняться Джон ей не дал. Несмотря на раны магия была при нём и не иссякала стремительно, как у противницы. Ткань её платья вновь оказалась вморожена в пол. И мечом её отрубить было бы посложнее, чем подол.
– Твари. – Демоница рванулась, но безуспешно. Сил у неё не хватало уже даже чтобы сидеть ровно. – Ас-шали, с’тхари. И не надейтесь меня победить. Если я погибну, то и вы все сдохнете. – Голос сорвался на визг, в котором не осталось ни следа прежней чарующей жути. Перед лицом смерти она оказалась такой же, как человек.
Что она собирается сделать Джон не понял. Его спасли кровопотеря и слабость. Попытка подняться с колен оказалось хуже, чем неудачной. Удержаться он не смог и рухнул на пол, а в следующее мгновение воздух над головой взвыл визгом и свистом.
Когда Джон смог, наконец, подняться, в комнате не осталось никого живого, кроме него. Демоница, превратившая жизнь в магию лежала на полу там же, куда упала, Торне и Святитель остались стоять у стен, пришпиленные к ним сотнями чёрных игл. Они усыпали все стены и потолок и таяли очень медленно, несмотря на смерть создательницы. Хорошо, что он упал. Она пустила последнее заклинание на уровне своих плеч. Иглы на пару пальцев разминулись с ним. Бой неожиданно остался за ним. И даже проблема в лице слишком много узнавшего Торне самоустранилась. Теперь оставалось только придумать, как объяснить всё произошедшее другим членам Собора.
И что-то сделать с ранами. Они затягивались крайне медленно, особенно те, что были нанесены когтями. Проверять сколько крови может потерять демон, не потеряв сознания, не хотелось. С трудом он дошёл до пентаграммы, всё ещё мерцающей тьмой. Прислонил ладонь. Лёд заструился по стене, вытесняя тьму, заменяя её собой. Будь жива хозяйка заклинания, ничего бы не удалось, а так пентаграмма стала безопасна для него. Спасибо бабушке за фокус.
Джон с трудом устоял на ногах, прижал руку к животу. А теперь домой. Ещё какое-то время никто ничего не заподозрит, а потом их задержит контур. За это время бабушка и Дени помогут с ранами, а потом они что-нибудь придумают, для объяснения произошедшего. Петир говорил, что он мастер лгать, так пусть применит мастерство и изобретёт что-нибудь.
***
- Похоже, Малора провалилась, Паук.
- Да, милорд, но я предупреждал вас, что нельзя отправлять на такое дело её. Она слишком много думала об образе и слишком мало о деле. Не сила определяет успешность демона. – Пальцы перебрали невесомый платок из паучьего шёлка. – А я лишился самого ценного из союзников людей. Работать над расколом в Соборе больше некому.
- Неужто у тебя никого там не осталось?
- Так высоко – никого. Потребуются годы, чтобы привести к власти новую фигуру. Годы, которых у нас нет. – Лёгкие шаги по залу, серебристый отсвет чёрного солнца на коротких волосах.
- Мы можем подождать. Малора сделала главное, не оставила свидетелей, а некроманта, благодаря твоему восхитительному плану у них больше нет. Год, два, пять. Роли не играет. Мы затаимся и когда во главе Собора вновь встанет наш человек, будем готовы. Ещё лучше, чем сейчас.
- Осмелюсь возразить, мой король. – Паук остановился за спиной черноволосого собеседника. – Один свидетель остался. Этот мальчишка – Джон, сын огненного принца. И он худший из всех. С ним считается огненная семейка, ему служит Пересмешник, его уважают в Соборе. После того, как он одолел предателя, зауважают ещё сильнее. Он сможет исцелить раскол в Соборе, а Ланнистер ему поможет, хотя бы из ненависти за сотворённое с его сестрой.
- Ланнистер? Ты не можешь заставить Ланнистера слушать тебя? А как же…
- Не выйдет. Джейме давно порвал всё общение с ним. Попытаемся и только выдадим Собору ещё одного ценного человека.
- Тогда подмени кого-нибудь в верхушке Собора на оборотня. Так сложно это сделать?
- Невозможно, милорд. Его почувствуют Джон или его тётушка Дени. Но можно пустить слух, что они демоны, тоже не выйдет. После всего, нам потребуются серьёзные доказательства, но их можно подстроить, собрать, заронить сомнение.
- Слишком долго, ты сам сказал, что времени у нас нет. А если попробовать воздействовать на мальчишку через родных? Есть они у него?
- Да, дом Старков. Но с королевой Рейеллой на их стороне… Я не уверен, что похищение будет иметь смысл. Она быстро найдёт пленника и поможет спасти. Или убить.
- Пусть Рейя только сунется сюда. Узнает каковы мои когти на вкус. И не только они. Всегда хотел узнать на что позарился этот ааси-ри Эйрис, когда на него любая девка была готова повеситься.
- Как скажете, милорд. – Нужно выбрать местечко подальше отсюда. Если бой между королями окончится в пользу огня, а не воды, то никуда он уже не сбежит. Пересмешник все Нижние миры перероет, а его найдёт. И отомстит за унижение и долг жизни. – Но, если позволите, я бы всё же предложил не Старков. От пленника, если уж мы рискуем, должна быть и прямая польза. Информация, которую мы получим, пока огненные будут нас искать. Старки бесполезны в этом смысле.
- Тогда кто?
- Тот, кого мы уже обсуждали. Он был учителем и близким другом этого Джона, он не выдал, что мальчишка демон, после того как увидел его в истинном облике, он был близко знаком с его матерью, так что мог всё знать с самого начала. И если кто и знает истинное имя нашей проблемы, кроме огненных, то это он. Представляете, насколько всё упростится. А ещё он может поведать нам много интересного о Соборе, вдруг мы чего-то ещё не знаем.
- А как же твой ценный человек?
- Да кто же ему скажет. – Тьма холодно сверкнула в глазах Паука. – Подстроим всё, как будто это огненные. Не переживайте, милорд, у меня там есть ещё один шпион, он обеспечит надёжный контроль за семейкой, а на него никто и не подумает. Слишком уж он мал.

+1

49

Сорванные маски
- И абсолютно ничего полезного или хотябы утешительного. – Дени тяжело вздохнула, ещё раз осмотрела его шрамы, оставленные когтями тёмной княжны. Даже регенерация и магия демонов не смогли полностью их стереть. Магия оказалась слишком сильна.  – Ну кроме того, что раны у тебя нормально зажили. Шрамы со временем тоже исчезнут. Какая бы там ни была магия вечно сопротивляться регенерации она не сможет. Особенно, когда создавшая её мертва.
- Ну должно же быть хоть что-то хорошее. – Джон стянул рубашку со стула, осторожно надел. Раны зажили, но всё ещё болели. И ещё два-три дня поболят. – И остальные новости я всё же тоже хочу услышать. Какими бы бесполезными они ни были. Вдруг Собор знает о чём-то больше, чем демоны.
- Вряд ли. Но я всё равно не собиралась от тебя скрывать. Ты же член семьи. – Дени тяжело вздохнула, положила голову ему на плечо. – Напавшую на тебя княжну зовут Малора. Мы отыскали её отца – видного демона в водном секторе. Он, конечно, обругал ксхани, заманившего дочь в культ и погубившего, но, похоже, о дочке не слишком печалится. У него ещё десяток детишек разной степени талантливости от пяти или шести демониц и одной человеческой дамы.
- Полукровка? – Джон не мог не заинтересоваться.
- Полукровка. Мать невесты твоего брата. О настоящем отце ничего вообще не знает, да и тот, кто себя её отцом зовёт, кажется, не подозревает. Мы в семейную идиллию не полезли. Тут нельзя даже исключить, что её мать не знает, что родила ребёнка от демона, а не от симпатичного наёмника.
- Что же, действительно ничего полезного. Больше ничего не узнали? – Джон погладил Дени по серебристым волосам, обнял.
– Петир копается в том, что нам известно, собирает какую-то ещё информацию. Обещает чем-нибудь интересным вскоре порадовать. Вроде появились идеи о том, кто такая Сель, с которой встречался ваш Станнис. Не факт, что это хоть чем-то поможет, но по сравнению с остальными оборванными ниточками хоть что-то.
- Я в Петира верю. Всё у него получится. – Джон ещё помолчал. Хотелось лечь на кровать, крепко обнять Дени, закрыть глаза и уснуть. Пережитый три дня назад бой всё ещё давал о себе знать. И не только ноющими ранами. Боль можно было перетерпеть. Бороться с опустошённостью и, порой накрывающим, нежеланием даже просто думать было куда сложнее. – Джейме про сестру спрашивал. Что с ней?
- Можно сказать, что ничего. – Дени тоже выглядела потерянной. Культ оборвал все ведущие к нему нити, скрыл всё, что можно было скрыть. И никто не знал откуда будет следующий удар. А он последний чудом пережил. И никто не был уверен, что следующий не будет смертельным для кого-нибудь из семьи… Или близких людей. – Ритуал действительно дал ей магическую силу, но она не заключена в источнике, как у нормальных магов, а растекается по всему телу. И сжигает его. Люди не способны быть воплощением стихии. Слишком хрупкие у них тела.
- А демоны? – Продолжить выяснение состояния Серсеи Ланнистер он мог чуть позже. Оговорка про хрупкость людей его сейчас заинтересовала больше.
- Ну, если стихия демона и внесённая совпадут, то, возможно, наверное. Но… - Дени задумалась, потеребила косу. – Я не уверена, что разум сможет это вынести. Долго, по крайней мере. Это ведь совершенно другой уровень существования, с совсем другими правилами. То, как мыслим и действуем мы, там не сработает. А обратной дороги не будет. Я бы, если бы хотела нарастить силу, скорее подумала о том, как нарастить резерв или расширить ауру. Это полезнее. Хотя игры с аурой опасное дело, конечно. Но явно безопаснее, чем попытка перевести себя на план богов.
- Всегда найдётся кто-то, кто захочет сойти за бога. – Джон пожал плечами, чуть поморщился. Живых стихий в инквизиции всегда опасались, даже неразумных элементалей, они были неподвластны молитвам и мечи их не брали. Но такие сущности не были ни разумны, ни опасны. Нужно было только избегать избранной ими территории. Мысль о разумном элементале, да ещё и демоне в прошлом, была ну очень неприятной.
- Если хорошенько расширить ауру, то это можно сделать, не рискуя рассудком. – Дени вздохнула и замолчала, пришлось первым возвращаться к разговору о Серсее.
- Так что с сестрой Джейме? Всё безнадёжно?
- Не то чтобы. Мама ей занимается. Ну и я немного. Нужно убирать огонь, вытекающий из того, что у нормального мага было бы источником. А мама пытается придумать, как естественный источник заменить сотворённым. Пока получается так себе. Живая сила разъедает любые магические построения. Но если у кого-то и есть шанс решить эту задачку и спасти сестру Джейме, то только у мамы.
- Что же. Сообщу об этом Джейме, пусть знает, что шансы ещё есть. – Джон покачал головой. Джейме общался с ним не слишком охотно, хотя, после истории с предателем словно чуть смягчился. Понял, что Джон действительно не желает зла Собору?
- Можем сообщить вместе. Я поизображаю знатока огненной магии.
- Скажем Джейме, что ты знаешь о том, что я демон?
- Если Джейме хотя бы не предполагает, что я знаю, он куда глупее, чем я его считала. – Дени с улыбкой встала, потянула Джона за собой. – Пошли. Если уж он не выдал тебя, то выдавать меня ему и вовсе нет смысла. А если вдруг я не права, то сбегать от инквизиции вдвоём веселее.
- С этим сложно поспорить. – Джон хмыкнул, но встал, накинул мантию, гулять в одной рубашке не хотелось. – А втроём ещё лучше. Позовём твоего брата?
- Если веселья на нас двоих будет многовато, то обязательно. Но, думаю, мы и вдвоём справимся. – Дени тихо засмеялась, он поддержал улыбкой. Привлекать внимания больше, чем нужно, не стоило. На них и так косились, когда они ходили вместе. В Соборе привыкли, что древние правила утратили обязательность и монументальность, но столь открытое их нарушение членов Собора смущало. По счастью тому, кто разоблачил предателя и одолел демона простить были готовы многое. Жаль не то, что он сам был демоном.
У дверей Джейме дежурил страж, всего один, что было тем ещё нарушением. Обыкновенно магистров охраняли двое, но ни то Джейме очень доверял своему мастерству мечника, ни то не следил за людьми, и второй страж куда-то отлучился.
- Джон? – Поприветствовали их крайним изумлением. Странно. О том, что Джон и Джейме ладят не так хорошо, как прежде, слухи в Соборе поползли. Но не настолько их отношения стали хуже, чтобы удивляться его визиту. – Вы разве уже выходили от магистра?
- Выходил? – Вопрос Джону не понравился. Дени тоже слегка изменила позу. Из такой было удобнее атаковать. – А я к нему заходил?
- Ну да. Пришли некоторое время назад, сказали, что должны поговорить с магистром, что это касается его семьи. Он вас впустил и… - Чем дальше страж говорил, тем сильнее менялась выражение его лица. Джона же накрыло почти непреодолимое желание выпустить когти и крылья и выбить дверь.
- Я абсолютно точно никуда не заходил. – Медленно и очень спокойно произнёс он, чувствуя, как внутри расползается лёд. Может ещё не поздно? Но может и поздно. И тогда показать стражу облик демона – сделать подарок воронам. Джейме это никак не поможет. – Дени может подтвердить. Она была со мной с полудня. А теперь открывай.
- Но магистр…
- Может нуждаться в нашей помощи прямо сейчас. Открывай. Немедленно. - Страж в ответ лишь кивнул, шагнул к двери, рванул её на себя. Замки и стены оказались одинаково крепкими, дверь лишь бесполезно дёрнулась.
- Заперто изнутри. – Даже лишь стоя рядом с Дени Джон чувствовал, как пылает её кожа. Похоже, ей сдерживаться стоило ничуть не меньших усилий, чем ему. – Отойдите. Я выбью дверь магией.
Огненный росчерк, удар, шипение раскалённых углей, оставшихся от двери, и абсолютно пустая комната. Всё оказалось бесполезно. Они не успели помочь. На одной из стен красовалась свеженькая пентаграмма, но надёжно закрытая и даже запечатанная с той стороны. Все бумаги на столе Джейме были в полном порядке, меч висел на положенном месте на стене, красовалась на манекене зачарованная броня. Джейме поверил тому, кого посчитал Джоном. Шагнул в мир демонов без брони и оружия. Не то чтобы они ему сильно помогли против воронов, но с его мастерством он мог бы хоть кого-то отправить на другую сторону смерти. А так оказался абсолютно беспомощен. Джон сжал край стола, чувствуя, как ломается под пальцами дерево. Представлять как оборотень, возможно тот самый, которого он отогнал от Петира, насмехается над учителем и другом было почти больно.
- Джон мы ему поможем. – Плечо сжали тонкие нечеловечески сильные пальцы. – Если он ещё жив, клянусь жизнью мы его найдём.
- Найдём. – Джон глубоко вдохнул, отпустил стол, накрыл её руку своей. Гнев ничем не поможет. Он только наделает ошибок, потеряет время. Время, которого у его друга может не быть. – Да, ты права. Но сперва придётся объясняться с магистром Мормонтом и ещё десятком высших лиц Собора. Нападение на одного из магистров – слишком серьёзное дело.
— Значит объяснимся. Я сообщу брату через амулет, и они с мамой начнут действовать, пока мы будем отвечать на глупые и несвоевременные вопросы. Не бойся. Мы справимся. Главное помни, если что-то пойдёт совсем не так, мы всегда сможем их убить.
- Боюсь, нам этого захочется куда раньше, чем ты думаешь. – Джон горько скривился.
И как бы он хотел ошибаться. Но знание Собора не подвело и тут. Помимо магистра Мормонта собралось ещё трое стражей, претендовавших на место преемника Джейме и целых семеро представителей монашеско-священнического ордена. К избранию нового Верховного святителя только готовились и эти семеро собрались как-раз из-за подготовки. От них больше всего проблем и было.
- Как мы можем знать, что ваш человек нас не обманывает? Вдруг это он заманил магистра стражей в пентаграмму. А магичка ему поддакивает.
- Да, как мы вообще можем верить существу, поражённому скверной?
- Я могу повторить свои слова перед артефактом, определяющим ложь. – Джон устало вздохнул. Хотелось послать всех этих людей в очень-очень долгое и сложное путешествие и делать хоть что-то, что может помочь Джейме.
- Ещё один источник скверны. – Старший из монашеской братии скривился. – Нет это не дело. Лучше уж как в старину, огнём проверить.
Ладонь Дени на его плече дрогнула. Огненные ленты инквизиции, считавшиеся когда-то лучшим способом выявить культиста, а то и демона, были им не страшны, но позволить Собору себя пытать, да ещё и каким-то старикам, забывшим, что уже даже инквизиция лет двадцать к лентам не обращалась… Да никакая маскировка этого не стоила.
- Да вы с ума сошли. – Но тут по счастью не выдержал магистр Мормонт. Причём не выдержал так, что даже вскочил. Довели его эти чёрные. – Мало того, что допрос с огнём уже много лет как признан неэффективным и бессмысленно жестоким, так я бы и раньше никогда не позволил пытать своего преемника и девушку, которой мы обязаны тем, что сидим в уютной комнате, а не на пепелище под дождём. Потому что я абсолютно уверен, что они ни в чём не виновны, но после допроса с огнём это уже будет совершенно неважно. Поэтому очень советую отстать от моего инквизитора и его мага и подумать, что мы можем сделать, чтобы разрешить сложившуюся ситуацию. Я считаю, что произошедшее можно считать объявлением войны. С этого момента и до времени, когда Культ Ворона перестанет нам угрожать все внутренние перестановки в Соборе, отменяются. Выборов Верховного Святителя не будет. Монастыри и приходы закрываются в себе, сообщая о ситуации раз в три дня. Не забывайте разговаривать с прихожанами и монахами и обращать внимание на мелочи. Тоска и отстранённость вполне могут быть знаком ауры очарования суккуба, а незначительное изменение поведения – укажет на оборотня. И главное помните, никаких самосудов. Отныне и до победы все вопросы Собора решаются через инквизицию. – Магистр окинул чёрных грозным взглядом, но те и так не решились возражать. – Теперь со Стражами. Джейме не назначил преемника, поэтому мне нужно немного времени, чтобы решить, кто из вас будет его замещать до нашей победы. Завтра будет общий сбор стражей в полдень, и я сообщу решение.
- Магистр. – Тихий голос Дени звучал словно неуместно, после речи Мормонта. – А как же магистр Ланнистер? Мы ничего не сделаем чтобы ему помочь? Мы же все понимаем, что если Культ выкрал члена Собора, то уж точно не для приятной беседы.
- Прости, Дени, я знаю вы с Джоном дружите с Джейме, но, боюсь у нас нет власти помочь ему. Если его забрали в Нижние Миры, то мы бессильны. Нам туда никак не попасть, даже если бы мы могли собрать силы, чтобы отбить его. Здесь нужен другой демон.
- Что же. – Прошло буквально мгновение после этих слов, но Джон почувствовал, как всё внутри похолодело. – Я думаю, я смогу с этим помочь. – Грустный взгляд на Джона, соскользнувшие по руке пальцы. – Прости. – Шаг вперёд, он дёрнулся остановить, но было уже поздно. Её фигура вспыхнула пламенем, соткались за спиной белые крылья, на пальцах вытянулись когти, загорелись алым глаза. Посредине комнаты стояла огненная княжна демонов. – Я много лет пробыла магом инквизиции и мне право печально, что сообщать о моём истинном лице приходится вот так, но Джейме Ланнистер мой друг, даже если он и не знал, что водил дружбу с князем демонов. И его жизнь для меня дороже возможности быть частью Собора. Если ничего не можете сделать вы, сделаю я. – Дейенерис окинула всех надменным взглядом, лишь на Джоне он вновь стал грустным. – Прости, Джон, я очень надеюсь, что тот Собор, который я знаю, мне не привиделся и ты не пострадаешь из-за моего обмана. Прощай. – Вспышка, почти затмившая тёмную щель, и она пропала.
Воцарилась тишина, которую невероятно хотелось разорвать аплодисментами. Такая роль хитрой демоницы, всех обманувшей и вынужденной предать близкого человека этого заслуживала, но взгляды всех присутствующих скрестились на нём и пришлось вместо аплодисментов придать лицу соответствующее трагично-потерянное выражение. Не для того она играла, чтобы он от них ушёл с тем же блеском.  – Магистр Мормонт, а есть шанс, что после этого я отделаюсь артефактом? – Магистр только тяжело вздохнул в ответ.
***
- Полагаю, продолжение разговора придётся отложить. – От бархатистого голоса демона, отвратительно контрастирующего не только с действиями, но и со смыслом сказанного безумно хотелось спрятаться. Куда угодно. Хоть бы и снова сознание потерять.
- Я могу привести человека в чувство, если хотите. – У второго голос ситуации соответствовал больше. Неприятный и скрипучий он хоть и вызывал отвращение, но всё же меньшее. Хотя дело могло быть и не в голосе. – Но не советовал бы, если не хотите его убить.
- Несомненно хочу. – Оборотень, чтоб этой твари сдохнуть поскорее и помучительнее, рассмеялся всё тем же бархатистым смехом. – Обязательно. Но не сейчас. У нас впереди ещё долгое и интересное общение. Иди, думаю до завтра здесь работы больше не будет.
- До завтра всего пара часов осталась. – В скрипучем голосе второго демона послышался смешок. От которого стало ещё хуже. Хотя, казалось бы, куда? Но добавившееся к боли чувство отвращения к себе, из-за того, что так бездарно попался, справилось. Никогда бы он не подумал, что попадёт в такую ситуацию. Может именно поэтому и попал.
- Ну так на пару часов работы и не будет. Иди, иди, сам советовал не спешить.
- Иногда я жалею о советах, которые даю. – Демон мерзко хмыкнул, но судя по звуку шагов всё же ушёл. А вот оборотень нет. Напротив, подошёл ближе. И что-то подсказывало Джейме, что о том, что он очнулся тот знает.
- А вы неплохо притворяетесь. – Оборотень не стал тянуть и подтвердил предположение. - Дышите аккуратно, не двигаетесь. Если бы я чуть хуже знал людей и не догадался бы, что вы очнулись, Магистр. – Тихий смешок, от бессилия захотелось взвыть. Превратить в пытку даже ставшее почти привычным обращение демон смог блистательно. – Открывайте глаза, а то какой-то странный разговор получается.
Разговаривать с демоном, по крайней мере добровольно, Джейме не собирался, но глаза всё же открыл. Пожалуй, не видеть эту тварь было ещё хуже, чем видеть. Не поймёшь, что собирается сделать.
- Ах, ну почему бы всегда так быстро меня не слушаться. – Впрочем о решении он тут же пожалел. Не очень сильно, будь оно другим, демон ровно так же заставил бы о нём жалеть. Но всё же. – Может и завершили бы давно эту неприятную часть общения. – До этого момента Джейме бы никогда не подумал, что можно порадоваться пыткам, но демон одним взглядом этого успешно добился. Его целью было заставить Джейме молчать как можно дольше что ли? Или просто не настолько хорошо знал людей, как хвастался? – Хотя я тут подумал… - Пауза оказалась ну очень зловещей. Зря он всё же глаза открыл. Демон с лёгкостью все эмоции по глазам прочитал и понял, что попал. – До возвращения моего помощника ещё пара часов. – Не поэтому ли палач был отослан. Захотелось закрыть глаза покрепче. Как в детстве. Словно это могло спасти от настоящих монстров. – Ну или… - Он наклонился, по губам скользнула неприятная улыбка. - Можете, наконец, перестать молчать и занять эти пару часов каким-нибудь интересным рассказом о Соборе или, что куда лучше, об этом Джоне. Какой вариант выбираете? Мне одинаково нравятся оба, так что предоставлю вам право выбора.
Предать Собор добровольно? На самом деле никогда ещё эта мысль не казалась настолько привлекательной. Ну что нового мог от него узнать тот, на кого работал сам Верховный святитель. Но ведь мог же. Иначе не задавал бы вопросы и не усмехался так довольно всё же услышав ответы. А ещё можно было предать Джона. Он вроде тоже демон, не меньший враг ему, чем этот. Вот только Джон никогда ему не вредил, напротив помогать старался. Он даже Серсею не убил, хотя именно она на него напала. Не тронул его, когда случайно раскрылся, хотя это могло стоить ему жизни. Да и предать его, не значило ли сильно помочь врагам Собора и людей. Не просто так оборотень так хотел знать истинное имя Джона. Вот только его не знал Джейме и, кажется, после третьего «не знаю» ему всё же поверили.
— Значит молчите? – Оборотень сделал верные выводы, вздохнул, облизал губы. – Ну что же, отсутствие новых знаний меня слегка огорчает, но одна закрывшаяся возможность всегда открывает другую. Итак…
- Паук! – Закончить он не успел, в комнату влетел палач. – Оторвитесь вы от человека. Беда!
- Ну что за необходимость так дёргать? Я только решил немного поразвлечься. – Оборотень покачал головой, одарил Джейме улыбочкой и ещё одним взглядом, от которых захотелось умереть прямо сейчас и только потом выпрямился. – И я просил не называть моего имени здесь. Что за беда?
- Нас, похоже, нашли. Я собирался пройтись по окрестностям. – По губам демона на мгновение скользнула мечтательная улыбка. – А на выходе охранники мёртвые лежат.
- Как именно они умерли? – Оборотень тут же насторожился, сделал несколько шагов навстречу палачу, который уже почти прошёл половину комнаты.
- Одного сожгли, другому песочной плетью горло перерубили.
- Проклятье. Огненные. Х’нари т’ариси. Быстро они. Ладно. Разберись с пленником и исчезаем отсюда. Живым к ним в руки никто попасть не должен. От Осмунда они и так слишком много узнали.
- Как скажете. – Палач словно безразлично выпустил когти, шагнул к Джейме, тот задержал дыхание в ожидании удара. Что же по ту сторону смерти определённо есть та, кого он давно хотел бы увидеть вновь. А по эту ничего хорошего его уже не ждёт. Одни демоны, другие есть ли разница?
- Что? – Голос оборотня прозвучал уже не столь бархатисто. – Это ещё что за человеческие фразочки? И… Ты!
- Прости, Паук. Нахватался за первые десять лет жизни. Теперь и не знаю, как избавиться. – Голос палача неожиданно полностью изменился, по губам скользнула чужая улыбка. Он отвернулся, и как словно стекает чужой облик с ещё одного оборотня, Джейме наблюдал уже со спины.
- Пересмешник. – Паук, имечко это ему очень шло, быстро восстановил спокойное выражение лица. – Сам ко мне пришёл? Решил облегчить задачу по твоей поимке?
- Прости, но нет. – Совершенно в том же тоне отозвался второй оборотень, и его голос показался Джейме смутно знакомым. Словно он его когда-то уже слышал. – Моя скромная задача в том, чтобы не дать тебе убить человека, за которым огненные пришли. Его ведь планируют от вас, а не от жизни освободить.
- От жизни явно проще. – Похоже Паук всё же нервничал, быстро огляделся по сторонам, замолчал на мгновение, прислушался, наверное. – И как тебе с долгом жизни живётся?
- Неплохо, знаешь ли. Сынок Рея очень на него похож. Такой же благородный. Как и красавица Дени. А вот его дядюшка не очень, но, впрочем, чего я тебе рассказываю, ты сам сможешь обо всём узнать, если задержишься ещё ненадолго.
- Однажды я лично убью тебя, Пересмешник. Медленно. – Весь бархат пропал из голоса Паука, ставшего похожим на шипение, а потом он вдруг сжался, и Джейме едва успел заметить крупного паука, упавшего на пол.
- Я питаю надежды на ту же ситуацию, но со сменой ролей. – Насмешливо сообщил в пустоту второй оборотень. И развернулся. – Здравствуй, Джейме.
Вопроса откуда демон знает его имя не возникло. Джейме, наконец, вспомнил, где слышал этот голос. А ещё видел болотного цвета глаза, острые и словно птичьи черты лица, тёмные волосы с прядками седины. Точнее прядки должны были быть, сейчас их место занимали серебристые рожки. – Здравствуй, Петир. Значит ты тоже демон?
- Тоже? – Он насмешливо вскинул бровь. Жест, совсем не изменившийся со времён юности. Да и сам он не изменился. – Ах, ты про Джона должно быть. Тогда, да. Лианна Старк обладала удивительной способностью притягивать демонов. Было в ней что-то такое. – Он усмехнулся, наклонился, понизив голос до шёпота. – И, когда придут огненные, для них моего разговора с Пауком не было. Мы договорились?
- Какая разница? Может ты меня просто убьёшь?
- Убью? – Демон словно в изумлении покачал головой. – Нет уж, извини. Даже ради старого знакомства. Джон мне такого не простит. А у меня перед ним долг жизни, если ты знаешь, что это такое.
- Джон? Он?.. – Что такое долг жизни он не знал, наверное, что-то важное, раз его постоянно упоминали. Но сейчас куда важнее оказалось, что старый знакомый был заодно с Джоном. Даже умирать расхотелось. Сказал бы ему кто луну назад, что он так обрадуется демону, отправил бы к целителям.
- Он. – С усмешкой согласился Петир, но продолжить не смог, в комнату вспышкой пламени скользнула ещё одна демоница. И тоже знакомая.
- Петир, Паук где? – Не помнил он чтобы Дени когда-то так начинала разговор. Но, что он вообще о ней знал? Настоящего, а не придуманного.
- Сбежал. Прости, Дени, был занят, следил чтобы с вашим стражем ничего не случилось. - Он с усмешкой шагнул в сторону, и Дени тут же оказалась рядом.
- Джейме, ты в порядке? – Обычно аметистовые глаза, сейчас оказались окутаны пляшущими язычками пламени, пальцы заканчивались длинными острыми когтями, а за спиной были видны белоснежные крылья. Почему-то последние поразили настолько, что он даже не ответил. В Соборе столько времени был огненный князь. Под видом мага. И никто ни о чём не догадался, даже не заподозрил. – Что они сделали? – Между пальцев левой руки, абсолютно целых, между прочим, сверкнул сотканный из огня клинок.
- Да ничего они не сделали. Ничего непоправимого. Поверь мне, как знающему Паука лучше всего. Он очень нетороплив в таких вопросах. – Ответил за него Петир. – Джейме просто пытается пережить, что ещё один его знакомый демоном оказался. А использовать огонь на этих цепях, я бы на твоём месте не стал. Они так сделаны, что их нагревание или охлаждение отразится на том, на кого они надеты. Подожди брата лучше.
- А вы знакомы значит? – Клинок из пальцев Дени исчез, но отходить она не спешила.
- Время моего и его общения с Лианной Старк совпало в некоторых промежутках.
- А давайте мы это обсудим не здесь. – Ещё два демона появились так же быстро как Дени. Джон и ещё один, похожий на Дени, с такими же серебристыми волосами. – Кто-то упустил Паука и теперь у нас времени как у волколака, почувствовавшего запах дыма от входа в нору. Успеваем только поджать хвосты и удрать через другой выход, если он ещё не перекрыт. – Инквизиторская фразочка звучала в таком месте крайне странно. Особенно когда её говорил демон. Который при этом ещё и инквизитором был. Хотя, глядя сейчас на Джона поверить во второе было непросто.
– Действительно. Иначе рискуем обрести на наши головы Ворона лично и на собственном опыте изучить гостеприимство культа. – Второй незнакомый ему светловолосый демон заговорил позже, но во время слов Джона на месте не стоял. Подошёл, оттеснил Дени, несколько мгновений разглядывал цепи, а затем прошёлся по ним песком. Непростым, судя по тому, как легко распался металл. Не слишком церемонясь, довольно безразличным жестом, протянул руку, помог сесть. – Джон куда. – Джон дернувшийся было к ним так и замер. Оказывается, демонами тоже можно было вот так командовать. – Все разговоры потом, сам про выходы сказал. Перекроют ведь сейчас. Это не так сложно, как может показаться. Так что назад в Собор, быстро. Если они тебя сейчас не досчитаются, то останется только уйти по примеру Дени.
- Знаешь, может ты и мой дядя, но иногда я тебя ненавижу. – Похоже больше возразить Джону было нечего. – И прекращай мной командовать.
- Обязательно, когда выберемся. – Короткая ухмылка оказалась ну очень выразительной. – И попытки меня ненавидеть переживу. Если все отсюда выберемся, то даже разрешу попытаться меня побить. – Судя по лицу Джона щедрое предложение было неисполнимо, но больше он говорить ничего не стал. Бросил один взгляд Джейме, словно извиняясь и исчез в непроглядно чёрной щели, на мгновение возникшей в комнате. – Прекрасно. Теперь мы. Выбирайте круги подальше друг от друга. Дени, на тебе страж. Ты первая. Точка перемещения?
- Окраинные земли. – Дени отодвинула командующего демона, наверное, того упомянутого Петиром брата, крепко обняла за плечи. – Держись, Джейме. Перемещение может быть неприятным, особенно при ранениях.
- Дени, а вы?.. – Он всего лишь хотел узнать, что с ним будет дальше, но она не дала закончить. Глаза смотрели непривычно серьёзно, сейчас с молодой девушкой её было никак не перепутать.
- Мы вернём тебя в Собор. Конечно. Просто сначала нам бы всем отсюда выбраться.
***
- Джон! – Вопль раздался одновременно с открытием двери. Но незваный посетитель очень громко топал и сопел, когда бежал по коридору, так что Джон успел упасть на кровать и изобразить скуку. – Джон там…
- Ты бы отдышался, Сэм. – На самом деле хотелось вскочить и обнять приятеля покрепче. Раз пришёл, значит круг в подземельях открылся, значит остальные выбрались. Ну или хотя бы Дени и Джейме. Хотя за Визериса он тоже переживал. За Петира меньше. Вряд ли он случайно допустил, что Паук сбежал. Так что если попался, то заслужил. Но тогда и Визерис… Нет уж, пусть они все выбрались. А Петиру он за фокусы потом рога открутит. А дядюшка поможет. Такой благодарности за хорошее отношение они как-то совсем не ждали. Ну или он не ждал. Не зря же Визерис следил за телепортациями. – Мчишься так, будто тебе демоны на пятки наступают.
- Джон, но там и правда демон. – Как будто он этого не знал. Хотя смотреть на расширенные глаза Сэма было забавно. – У нас в подземельях оказывается круг камней был.
- А ко мне-то это какое отношение имеет? – Джон приподнялся, изобразив умеренный интерес. – Чтобы ты помнил меня здесь до особого распоряжения Магистра заперли. Из-за того, что мой маг оказался демоном. – Джон скривился, словно «предательство» Дени причиняло ему какие-то неприятные чувства. – Или вы рассчитываете, что я чем-то помочь смогу? Тогда ошибаетесь, я о них знаю не больше, чем другие инквизиторы.
- Да нет не в этом дело. – Конечно не в этом. Джон неожиданно поймал себя на злорадстве? Чего это он так к Сэму. Ничего плохого тот ему никогда не делал. Хотя… Это ведь из-за его болтливости предатель узнал о настоящей личности Джона. Из-за него во всё это оказался втянут Джейме и могли оказаться втянуты Старки. Так что вина Сэма определённо была. Просто став демоном, он стал на такие вещи реагировать чуть резче. Как они. Раньше человеческое воспитание сдерживало, но, похоже, оно оказалось лишь лёгким налётом на настоящей личности. – Просто это… Это Дени. И она ни с кем кроме тебя говорить не хочет. Магистр Мормонт послал меня за тобой. Джон, помоги нам. Много людей может погибнуть, если придётся с ней драться.
-  Только ради этого. – Джон скривился. Куда важнее было, что может пострадать она. Но врать он научился. А ведь ещё несколько месяцев назад сама идея лжи вызывала у него отвращение. Интересно. И печально. Наверное.
- Конечно. – Сэм так заискивающе улыбался, что стало почти противно. Нельзя же настолько бояться демонов. Понятно, что простой монах ничего им противопоставить не может, но и стражи и даже инквизиторы недалеко в этом ушли. Джейме вон ничего сделать не смог, а ведь один из лучших, если не лучший страж. А его оборотень как мальчишку провёл. Много он им успел рассказать, интересно? Что рассказал и так понятно. Четыре дня, для демонов более чем достаточный срок. Визерис и Петир в этом были уверены, а в вопросах пыток и лично Паука Джон им был склонен доверять. – Идём, пожалуйста, скорее.
- А меч мне не вернут? – Клинок пришлось отдать прямо на том собрании. Хотя это били мелочи. Джон ожидал, что после выступления Дени его как минимум в камеру отправят, но Магистр Мормонт отстоял своего инквизитора, вынудив остальных согласиться на простое заключение в келье до суда. Даже без лишения дара. Хотя на самом деле оно подразумевалось. Но тут Магистр неожиданно даже для Джона пошёл на откровенный обман. С чего бы так доверял, интересно?
- Э-э-э. – Не вернут, конечно. Да не мог ничем меч против князя демонов помочь. Джону было просто интересно на реакцию посмотреть. Похоже Сэму было стыдно. Значит не верил, что он предатель. Хорошо. Покидать Собор в его планы пока не входило.
- Понятно. Ну что же. – Джон поднялся, бросил взгляд на небольшой символ Создателя на столике в углу. Бабушкин подарок. Возможность перемещаться из Нижних миров прямо к нему. В конце концов круг в подземелье был слишком рискованным вариантом. А такую безделушку никто и не заподозрит. Особенно когда у инквизиции больше не было человека, способного видеть магию. – Пойдём. Не расскажешь, чего она хочет.
- Не говорит. – Сэм всё ещё тяжело дышал, но пока за Джоном успевал. Хотя скорее из-за того, что Джон шёл медленнее, чем мог. Интересно. Предателю ничего не стоило бы сбежать от такого как Сэм. Ещё одно проявление доверия от Магистра? Или всё же проверка? Приглашение сбежать. Может и то, что ему дар оставили с этим связано? Попытается сбежать, значит точно предатель. Мог ли Магистр знать про его отца? – Но я думаю это как-то связанно с Магистром Ланнистером. Она, говорят, о нём сказала, когда…
- Сэм, я там был. – Пришлось постараться, чтобы не усмехнуться. Увлечение Сэма не самыми свежими сплетнями, было забавным, но слушать эту историю в пересказе Джону не хотелось. Как там Дени? И Джейме? Людям не место в Нижних мирах. Даже в качестве гостей. А он пробыл в плену у воронов четыре дня. Петир утверждал, что ничего непоправимого за такой срок не случится, Паук не любил торопиться в таких вопросах. Но сейчас Джон уже не был уверен насколько он может Петиру доверять. Тем более, что о их с Джейме знакомстве он не рассказал.
- О да, прости. – Сэм смущённо умолк. Джону тоже не хотелось говорить. Почему-то мысль о Петире заставила задуматься над тем, что сейчас с оборотнем. Если они все выбрались, Визерис очень вряд ли спустил ему побег Паука. А Джона рядом не было, так что Петир вполне мог попытаться не отвечать. Он обычно был весьма расчётлив, но иногда что-то на него находило и возникало ощущение, что информацию получить можно только под пытками. Ну или прямо пригрозив долгом жизни. Оставалось надеяться, что Дени и бабушка удержали Визериса от поспешных действий. Чем бы ни руководствовался Петир, но он был им ещё нужен. Более того, они вполне могли предотвратить дальнейшие попытки играть в свою игру. Хотя… Хотя ему этого совсем не хотелось. Странно было это признавать, но хитрый и умный оборотень, никогда окончательно не принимающий ничью сторону ему чем-то, нравился. Превращать его в марионетку, в раба во всём кроме имени, не хотелось. Стоило его всё же выслушать сперва. Может он сможет объяснить? И не соврать при этом, что важнее.
Народу в подземельях оказалось достаточно. Собрались на круг посмотреть. И на демоницу, которую столько времени своей считали. Дени смотрела на всех с насмешкой, но Джон успел изучить её достаточно, чтобы увидеть в улыбке печаль. Дени нравился Собор, нравилось быть его магом. Ради Джейме она пожертвовала важной частью жизни. Если бы только Джон мог придумать способ, чтобы она вернулась. И чтобы ему так же не пришлось жертвовать Собором однажды. Но вместо этих слов пришлось натянуть на лицо ответное презрительно-насмешливое выражение и шагнуть к кругу. – Неужто вернулась, предательница? И что тебе здесь понадобилось? Ещё раз обмануть не выйдет.
- Я не собиралась обманывать. – Она покачала головой, выражение лица при его появлении изменилось, теперь она не скрывала печаль. Вот только она стала поддельной, огненные искорки в глазах говорили скорее о тихой насмешке. Ей жаль было покидать Собор, но она не могла не смеяться над тем, как все эти серьёзные люди были не в силах разгадать их игру. – Поверь мне, Джон, я хотела бы чтобы ничего не менялась. Но я не могла вот так оставить Джейме. Он был и моим другом.
- Надо думать его ты тоже обманывала.
- Конечно. – Она чуть опустила глаза, пряча улыбку. Ему самому хотелось улыбнуться, при воспоминании о том, как Джейме на их крылья смотрел. Хотя Джона в облике демона, казалось бы, не впервые видел. – Хотя и этому обману пришёл конец. Я хотела увидеть тебя, чтобы убедиться, что в Соборе не казнят за то, что человек узнал правду о том, кто врал ему долгое время. Теперь я вижу, что тот Собор, что я знала, мне не привиделся. – Она улыбнулась, воздух над кругом прорезала тёмная щель. Джону захотелось рассмеяться при мысли о том, кого сейчас все собравшиеся увидят. Здесь ведь были и инквизиторы, участвовавшие в неудачной попытке пленения Визериса. Интересно, поймут они теперь, кто пожар устроил? – Надеюсь он таковой не только по отношению к инквизиции. – Щель исчезла, Визерис отпустил Джейме, не удержавшегося на ногах, улыбнулся всем присутствующим, подмигнул магистру.
— Вот уж не думал, что так с вами встречусь, магистр Мормонт. – Удержаться от колкой фразочки дядюшка, разумеется, не смог. – Но что не сделаешь ради любимой сестры. Хотя друзей она выбирать не умеет, конечно. – Джон ждал ещё выпада в его сторону, но Визерис на него даже не посмотрел. Демоны взялись за руки, сделали несколько шагов назад и исчезли.
И только после этого зал ожил. Говорили сразу и все. Говорили о двух князьях демонов, которые даже не попытались отомстить за попытку пленения одного из них. О том как демон скрывался под личиной мага. О том зачем они помогают. О Джейме, кажется, все забыли.
- Ты как? – Джон решил воспользоваться моментом, чтобы хоть о чём-то спросить. Зашёл в круг, опустился на колено рядом с бывшим учителем.
- Жив ещё. Хотя и не надеялся на это. – Выглядел Джейме всё ещё замученным, но уже получше. Бабушка постаралась, больше некому. – Спасибо.
- Не мне. Я так побегал когтями слегка помахал. – Джон понизил голос, чтобы быть уверенным, что даже в общем шуме его не услышат. – Нашла тебя бабушка, а план был Виза.
- Королеве Рейе тоже передай, когда её увидишь. Убийцу Куорена благодарить не стану, уж извини.
- Я бы на твоём месте тоже не стал, наверное. – Джон помог другу подняться, вывел из круга и передал, наконец, опомнившейся парочке из его пятёрки. Ну наконец-то, хоть кто-то кроме него про Джейме вспомнил. – Поправляйся.
- Джон, я… Я бы поговорить с тобой хотел. – Как-то он это сказать успел, хотя увести его очень спешили, Джон не совсем понял.
- Обязательно. – Громко ответил он и уже тише добавил. - У Магистра только спрошу.
- Можешь не спрашивать. – Магистр обнаружился буквально в паре шагов. – Я снимаю с тебя все подозрения, Джон. Зайди в оружейную, тебе вернут меч, а потом можешь пойти к Джейме.
- Даже без суда и допроса? – Ему бы радоваться, демонстрировать способность ко лжи на определяющем правду артефакте не хотелось, хотя ему и показывали, как этот артефакт перехитрить. И вряд ли в этом Петир врал. Но почему-то отчаянно хотелось подерзить Магистру. Возможно, из-за воспоминаний о том, как он отказался от Джейме.
- Я дал тебе столько возможностей сбежать, что будь ты предателем давно бы ими воспользовался. Но ты этого не сделал. – Магистр покачал головой с печалью в глазах. – Даже сегодня. Ты верен Собору, в этом сомнений нет. А что до того, что ты полюбил демона – может это судьба.
Судьба? Хотелось спросить Джону, но он вовремя прикусил язык. Магистр мог иметь ввиду что угодно, но почему-то Джону почудился намёк на мать. Мог ли Магистр знать о его отце? Знать, что Джон полукровка? Увы задавать эти вопросы было слишком большим риском. Сейчас стоило поступить разумно и пойти за мечом. И пусть Магистр отвечает на вопросы и улаживает проблемы. Они у него после решения снять с Джона подозрения обязательно возникнут.
У Джона проблем не возникло. Меч ему отдали без вопросов, не иначе как Магистр распорядился заранее, к Джейме тоже пустили. Хотя и пришлось подождать, пока целители закончат работу.
Когда Джон, наконец, смог зайти бывший учитель лежал без движения и, казалось, спал. Он было даже решил уйти и не мешать человеку, столько пережившему за четыре дня, но тут Джейме повернул голову. – Не уходи, пожалуйста. Мне правда нужно с тобой поговорить.
- Не уйду. – Джон запер дверь, чтобы быть уверенным, что разговор никто не подслушает, подошел к кровати друга, подумал и сел на край. – О чём именно?
- Я… Я хотел извиниться. – За что это? Джейме не сделал ничего, за что его стоило бы винить. Ничего, о чём Джон знал. – За то, как к тебе отнёсся. Я ведь знал, что не все демоны враждебны людям. У брата бес, да и сестра с этим её инкубом. Просто ты…
- Для тебя это было словно предательство. – Джон улыбнулся уголком губ. – Не извиняйся, я тебя понимаю. И благодарен за то, что ты никому не сказал. Признаться, мне не хочется бросать Собор. – Несколько мгновений он помолчал. – А любовника сестры ты, на самом деле, зря оправдываешь. Он тоже из культа Ворона. Подозреваю, что именно его пленением воспользовались, чтобы уговорить твою сестру добровольно принять участие в ритуале. Опыт на ней поставить.
- Сволочи. – Тихо отозвался Джейме, и Джон мысленно согласился. – А инкуба того пленили? Кто?
- Мы. – Джон только пожал плечами, решил слово мы не раскрывать. – Это он тогда при стычке с огненной ведьмой меня похитил. Поиграться хотел. Но в итоге попался сам.
- Инкуб напал на князя? Я, конечно, знал, что он не слишком умён, но не подозревал, что настолько.
- Я ещё не был князем тогда. – Джон не смог не усмехнуться. Очень уж ошарашенное у Джейме было выражение лица. – Долгая история. Я родился полукровкой, таким и вырос. А демоном стал несколько лун назад. И не спрашивай, как в таком возрасте можно превратиться. Сам до конца не знаю. Даже Петир и тот не знает.
- Петир и чего-то не знает. Так бывает? – Джейме слабо улыбнулся, а Джон вспомнил, что про это странное знакомство ещё не уточнил.
- Ты его настолько хорошо знаешь?
- Не настолько. Только что он всегда был всезнайкой. – Джейме тяжело вздохнул, покачал головой насколько позволяла подушка. – Я познакомился с Лией, когда она стала магом Собора. И магом моей пятёрки. Как-то она пригласила меня в Винтерфелл. Там мы с Петиром и повстречались. Он был очень дружен с твоим дядей Брандоном. Сейчас, зная, что он демон, не могу избавиться от мысли, что не только дружен.
- Петир? – Джон не смог удержаться от смешка, вспомнив как оборотень реагировал на подобные подколы Визериса. – Он демон, конечно, но вот эта часть нашей жизни ему чужда. У него тоже человеческое воспитание. Так что если он дружил с дядей, то точно не из-за красивых глаз.
- Ну Эддарду он в любом случае не нравился. Теперь я понимаю почему.
- Да, дядя Нед знал, что Петир демон. – Джон только кивнул. – Не знаешь, как он с дядей Брандоном познакомился.
- Там была какая-то история с поединком из-за твоей тёти. Точно не знаю. Может быть подрались, а потом выпили, помирились, обнаружили общие интересы. Спроси лучше у этого… оборотня.
- Из этого оборотня рассказы про мою семью только пытками выбивать. – Не подумав отозвался Джон и тут же понял, что не стоило. – Прости.
- Ничего. Главное, что закончилось всё. Скажи им всем спасибо от меня. Даже этому твоему дяде, наверное. Хоть он и убил моего друга. – На несколько мгновений установилось молчание. – И прости меня. Я им многое рассказал. И про тебя, и про Собор.
- Здесь не за что извиняться. Демоны слишком хорошо умеют получать нужные им ответы. Что они хотели знать обо мне?
- Всё. Про семью, про мать, про друзей. – Джейме замолчал, а Джон почувствовал, как холодеют пальцы. Он не сможет защитить всех дорогих людей от Воронов. И если за старками бабушка обещала присмотреть, то что делать с остальными? – Но особенно твоё истинное имя.
- Неудивительно, наверное. – Если бы они его знали сразу бы решили массу проблем. Но никто из людей не знал его имени. Только Дени, Виз и бабушка. А в том, что они никогда его не выдадут, даже под пытками, он был уверен. Как не выдаст их он. Оставалась только одна сложность. Она же загадка. Женщина, позвавшая его по имени на ритуале. Кем она была? И не найдёт ли культ её однажды? – Хорошо, что ты его не знаешь.

+1

50

Ласочка

- У нас об этой истории тоже не говорят. – Дени задумчиво перебирала кончиками когтей его волосы, но смотрела куда-то в точку на стене. – Наверное, вороны не хотят рассказывать, как позволили ценного пленника у себя из-под носа увести.
- А Собор не хочет, чтобы люди узнали, что одного из наших магистров можно вот так просто взять и похитить. Тут даже самые дурные и упрямые понимают, что верить в нашу способность их защищать люди после этого перестанут. – Джон чуть передвинул голову, поудобнее устраивая её на коленях Дени. – Ну а кто поумнее – понимают, что рано или поздно возникнет вопрос, как же мы смогли похищенного вернуть. И ответить на него – породить войну. А нам только её сейчас и не хватает.
- Люди настолько нас ненавидят? – Дени вздохнула, глаза у неё были невесёлые. Хотя поводов для грусти не было. Если не считать, что они по-прежнему не представляли, где искать воронов и что те могут сделать дальше, куда ударить.
- Люди демонов боятся. – Джон поднял руку, погладил Дени по щеке и с удовлетворением, наконец, увидел её улыбку. – Не понимают. Если бы Собор нас принял, как магов, занялся бы разъяснениями, ограничениями, установкой правил для обеих сторон, то и люди бы приняли со временем. Но Собор нас не принимает, так же как и люди боится и не понимает. Они не могут увидеть в нас союзников, а значит не смогут и люди. Но непременно этим воспользуются те, кому власть Собора давно мешает. Если королю удастся убедить народ и правителей соседних государств в том, что Собор предал людей, то быть войне. В которой Собору не победить. Вот только станет ли кому-то легче от того, что инквизиторов и стражей сожгут на их же кострах? Ведь те, от кого они охраняют мир никуда не денутся. А пока светская власть выстроит свою систему защиты от этого зла, оно расплодится и заполнит потрёпанные войной земли. Человечество откатится к временам создания инквизиции и ему потребуется очень много лет, чтобы выползти из этой ямы. И это я ещё не учитываю Ворона, который точно не упустит такой шанс.
- Да уж, картинка. – Дени едва слышно хмыкнула, принялась что-то плести из его волос. – И ваш король этого не понимает?
- Может и не понимает. Я его не знаю, но поговаривают, что король самолюбив и плох в планировании.
- Всё он понимает, просто считает, что если смахнуть верхушку Собора, то к нему сразу присоединятся маги. Нынешняя династия уже три или четыре поколения лелеет мечту о создании мира магов, где религия будет задвинута куда-то глубоко на задворки и не сможет лезть в управление страной. – Они одновременно подняли головы. Петир ухитрился зайти, не издав ни единого звука, и сейчас стоял в дверях, прислонившись плечом к стене. – И у них могло даже получиться сорок лет назад, но тот Великий Святитель, что был до предателя их немножко опередил, признав магов. Авторитет Собора всё сгладил, королям пришлось скрипеть зубами в уголке. – Оборотень чуть усмехнулся, похоже выражая своё отношения к королям. – Не понимают они только одного – стоит магам дать хоть немного власти, и через десять лет будет уже совершенно неважно кто сидит на троне – править будут они. На самом деле, я думаю, они и так этого добьются. Стоит Собору немного ослабнуть, и маги переиначат мир под себя. Пока людей спасает только то, что они одиночки и с ними легко справится, но стоит им получить лидера и хоть какую-то организацию, как их уже будет не остановить.
- И ты пришёл, чтобы прочитать нам лекцию про магов? – Дени чуть вскинула брови, голос прозвучал несколько холодно. – Если так, то можешь идти. Мы нормально почти десять дней не виделись и точно обойдёмся без твоей компании.
- Дени, огонёчек, ты ещё на меня злишься? – Оборотень попытался состроить виноватое выражение, но тон был скорее смешливым. – Я же объяснился.
- Я злюсь на твоё объяснение. – Дени только возмущённо фыркнула в ответ. – Ты же с нашей семьёй сотрудничаешь больше лет, чем я живу. Как можно было посчитать нас такими циничными х’нари?
- Я не считаю вас циничными. – Петир резко прекратил дурачиться, зелёные глаза стали серьёзными. – А вот расчётливыми – да. И ты прекрасно знаешь, Дени, я прав в том, что вам сказал. Даже если бы говорил про тебя, о твоих матери и брате даже упоминать странно.
- Петир. – Джону надоело слушать их спор и он, вывернувшись из рук Дени, сел на кровати. – Не спорь с Дени. Мы все поняли твоё объяснение, все его приняли, признали, что ты имел право так действовать. Чего тебе ещё надо? Чтобы мы все решили, что это был правильный поступок? Извини, не выйдет. Я тоже до сих пор не в восторге. Да и Виз с бабушкой тоже. Тем более, что твои действия будут стоить нам больших проблем в будущем.
Петир сморгнул, а потом глубоко вдохнул и выдал длинную тираду на языке демонов, из которой толком не изучивший его Джон понял только «князья», «считают», «всех» и «идиоты»
— Это к чему сейчас было? – Дени явно всё поняла и, похоже, смыл фразы был весьма удивительным.
- К тому, что вы так привыкли к своей силе, что забываете, что остальные ей не обладают. Да, я действительно предупредил Паука, что если он задержится, то попадётся вам. Да, я это сделал в своих интересах. Но вы правда верите, что без меня он бы ни о чём не догадался? Он и так собирался бежать. Можно сказать, что наш разговор его даже немного задержал. – Джон вспомнил разговор с Петиром на следующий день после спасения Джейме. Тогда он ни о чём таком не говорил. Хотя тогда на него тогда смотреть было страшно. Визерис Петира почти не тронул, но как донести до оборотня своё недовольства, не мучая физически – нашёл. Джону оборотня тогда даже жалко стало. Потому он сразу поверил объяснению. Даже без артефактов. В таком состоянии не лгут. Просто потому, что представляют, что будет, если ложь раскроется. Тем более и мотивация была уважительная. Для демона. Петир опасался, что если удастся схватить Паука, то его ценность для огненной семьи упадёт к нулю. И можно будет особо не рассчитывать ни на защиту, особенно после победы над Вороном, ни на что другое. – А если бы я на него напал, то неизвестно, кто победил бы. Наши силы примерно равны. Более того я почти уверен, что он меня специально на это провоцировал. Наверняка уже заготовил переход. Утащил бы меня с собой, и вы бы остались без информатора, а я оказался на месте Джейме. Такая себе перспектива. – Петир замолчал, некоторое время выжидательно глядел на них, но так и не дождавшись вопроса озвучил его сам. – А если вам интересно, почему я сразу это не сказал, то ответ прост. Мне нужно было чтобы вы от меня отцепились. А в том настроении, в котором вы были, никакой версии, кроме глубоко корыстной вы бы не поверили. Кроме королевы, конечно. Но так навсегда бы сохранился шанс ещё раз близко познакомиться, с уникальным заклинанием Виза, вытягивающим магическую энергию. А мне, как понимаете, этого не хотелось. Вот и сказал то, что вы готовы были услышать. А королеве Рейелле всё потом объяснил. – Зелёные глаза посмотрели на них с какой-то даже надменной насмешкой, и Джону вдруг стало совестно. Возможно, Петир и врал сейчас, но он был абсолютно прав насчёт них тогда. Они не готовы были услышать никакое объяснение, в котором не было бы корысти. Даже если бы настоящие мотивы демона оказались бы благородными, они не поверили бы.
- Ну… хорошо. – Других слов он как-то не нашёл. Нужно было подумать над сказанным. А ещё поговорить с бабушкой, она понимала в таких вещах куда больше него. Да и Петир упомянул разговор с ней. – Так зачем ты на самом деле пришёл?
- Думается мне, я нашёл интересную зацепку, которая может вывести на Ворона. Ну или на кого-нибудь из его окружения. – Видимо лица у них с Дени были говорящие, потому что оборотень сдержанно рассмеялся. – Как видите, я всё ещё не совсем бесполезен.
- И что же за зацепка? – Голос Дени прозвучал непривычно глухо.
- Если вы помните, вы мне рассказывали о демонице, с которой общался предыдущий магистр стражей. Так как большую часть ведущих к ним ниточек вороны пообрывали, то я решил проверить эту. Ну вдруг. И, как ни странно, преуспел. Эта Сель, похоже, действительно состоит в культе. Причём в среднем его звене, о котором даже я ничего толком не знаю. Из плюсов, от неё можно получить много ценной информации. Из минусов – так просто к ней не подберёшься.
- И что ты придумал? – Дени чуть улыбнулась, причём улыбка получилась достаточно тёплой. – Не поверю, что ты пришёл к нам без плана.
- Конечно план есть. – Петир ответил своей улыбкой с нотками превосходства. – И, я думаю, ты лучше всех подходишь для его исполнения, Дени. Потому и пришёл к вам. – Несколько мгновений помолчали. Оборотень наслаждался чувством собственной значимости, они не мешали. – У этой Сель есть дочь. Маленькая ещё, меньше двадцати. Но, похоже, матери она была не интересна, и та нашла способ избавиться от ребёнка, не нарушая негласные законы демонов. Передала девочку на руки одной суккубке, которая искала себе занятие, отличное от их обычных. Суккуб с культом не связана, я проверил, так что вы спокойно можете её посетить и побеседовать с ребёнком. А уже через неё попробовать выйти на мать.
- Хороший план. – Дени одобрительно кивнула. Джон задумался как они будут объяснять юной демонице необходимость пойти против матери.  – Остался только один вопрос. С чего ты решил, что я лучше всего подхожу для этого разговора?
- Да суккубу ту ты знаешь. И весьма неплохо, если не очень хорошо. – Улыбка Петира стала заговорщицкой, а Джон почувствовал, что сейчас узнает о какой-то истории из прошлого Дени. – Красивая такая: светлые волосы, серые глаза, хорошая фигурка, боевой характер, острая нелюбовь к собственным копытцам…
- Подожди… - Глаза Дени расширились, голос сорвался. Она резко подалась вперёд, чуть не упав с кровати. – Подожди. Ты… Ты говоришь о Ласочке?
***
- Какой прелестный домик. Если бы не чёрное солнце, я бы решил, что как-то незаметно наверх вернулся.
- Ласочке всегда нравились такие. – Дени грустно улыбнулась, глядя на аккуратный двухэтажный домик, окружённый садом. – Она очень романтичная натура. При том, что реалистка.
- Редкое сочетание. – Джон задумчиво покачал головой, покосился на Дени, которая, кажется, не стремилась идти к дому. – Интересное.
- Думаю, ты ей понравишься, так что, если будет интересно, сможешь познакомиться поближе. – Улыбка уголком губ, но глаза всё такие же невесёлые. – Она красавица. Мало кто остаётся к ней равнодушным.
- Посмотрим. – Спорить Джон не стал, хотя в душе был уверен, что познакомиться ближе в том смысле, который имела ввиду Дени, не захочет. Где-то человеческие привычки отступали, но в вопросах отношений всё ещё были сильны. Принять как норму возможность одновременной близости сразу с несколькими девушками он не мог, возможно пока. – Пойдём постучим. А то вдруг Петир ошибся и хозяйка не дома.
- Пойдём. – Прозвучало так, что стало понятно – она бы хотела, чтобы Петир ошибся. Странно. Джон так и не понял, что за отношения связывали Дени с этой Ласочкой. Дружба? Чувства? И почему они перестали общаться? Обида? Усталость друг от друга? Но тогда бы Петир не сказал, что Дени лучше всего подходит для разговора с суккубой. Здесь было что-то другое. Вот только Дени не спешила раскрывать своё прошлое. Подошла к калитке, замела, рука повисла над небольшим молоточком.
- Давай я. – После некоторого ожидания Джон понял, что так они до ночи простоят, подвинул Дени и сам ударил молоточком. И вздрогнул от неожиданно звонкого и чистого звука. Похоже молоточек был зачарованный.
- Да-да. – Петир не ошибся, хозяйка была дома. И появилась на пороге очень быстро. И она действительно была красавицей. Медовые волосы спускались ей до середины спины, черты лица, лишённые безупречной правильности, присущей князьям, тем не менее несли неуловимое очарование, белое платье скорее подчёркивало, чем скрывало хорошие бёдра и грудь, при этом длинный подол прятал непременные для суккуба хвост и копытца. Единственным напоминаем о том, что она демон, оставались рожки. – Кому я понадо… - Она подошла ближе и замерла, глядя на Дени расширившимися глазами. – Дени?
- Привет, Ласочка. – Дени тяжело вздохнула, улыбнулась вымученно. – А ты стала ещё красивее с нашей последней встречи.
- Ты тоже. Тебе очень идут длинные волосы. – Суккуба тоже улыбнулась неловко, но без тоски. – По какому поводу ко мне? И кто твой спутник? Познакомь. Давно не встречала таких красивых князей. – Ему суккуб улыбнулась совсем по-другому. Весело и искренне. Что же всё же между ними произошло? – Крылья у вас восхитительные. Никогда таких не видела. Два цвета вообще редкость, а уж чтобы так, узором…
— Это Джон. – Дени улыбнулась чуть естественнее, перебила общительную суккубу. – У нас к тебе разговор по поводу твоей подопечной.
- Шини? – Суккуба разом посерьёзнела, нахмурилась. - Что же, я знала, что рано или поздно кто-то придёт. Заходите. - Калитка растворилась. – Её нет сейчас. Ушла за травами. Так что у меня будет время всё вам объяснить.
Выдав эту фразу суккуба, развернулась, взметнув подолом мелкий песок на тропинке и двинулась к дому, не проверяя идут ли следом незваные гости. Оставалось только запереть калитку и пройти за ней, в дом и в большую комнату с окнами до пола и мягким ковром на полу.
- Присаживайтесь, а я вам гранатового соку принесу. Они в том году очень удались. – Она вновь улыбалась, словно и не было тех нескольких мгновений, а они были просто старыми друзьями, зашедшими в гости.
- Так странно. – Дени недолго молчала недолго после того, как суккуба ушла. – Здесь совсем ничего не изменилось. Даже маленький ребёнок не смог повлиять ни на этот дом, ни на сад.
- Ты здесь уже была? – Это и так было понятно, но, возможно, хоть эта фраза поможет разговорить Дени. Вытянуть тайну, связывавшую её с этим домом и его хозяйкой.
- Конечно. Когда-то мы тут чуть ли не через день встречались.
- К себе она меня водить не любила. – Дени не разговорилась, но за неё неожиданно продолжил другой голос. Суккуба поставила перед ними три кубка и кувшин, уселась сама. – Причины называла всегда разные. Подозреваю, что ей просто нравилось, что тут мы были одни и никто не лез с непрошенными советами. А то один из её братьев любил это делать, правда Дени?
- Он и сейчас любит. – Улыбка получилась чуть менее натянутая, но всё ещё какая-то неестественная. – Хотя теперь выбирает более удачные моменты.
- Неужто научился? – Несмотря ни что суккубе всё же удалось немного разрядить обстановку. – Ну и ну. А расскажи мне про Джона. Где вы познакомились?
- В окраинных землях. – Они оба не смогли сдержать улыбку при воспоминании об этой истории. Хотя Джону всё ещё было немного стыдно за неё. Инквизитор не смог отличить суккуба от князя. Позор, да и только. – Нам обоим там одна ведьма дорогу перешла.
- Двум князьям за раз. Ну и ну. Редкая должно быть была дура.
- Ну… - Дени запнулась, и Джон решил, что с этого момента он вполне может взять разговор в свои руки. Дени этой девушке, похоже, доверяла. А значит и он мог.
- Я не был князем тогда. Я вообще полукровка и демоном стал относительно недавно.
- Таким взрослым? – Она захлопала глазами и действительно напомнила удивлённого зверька. Прозвище ей шло. Как Петир? А почему ваши родители не обратили вас, когда вы были ребёнком?
- Мой отец-демон погиб спустя несколько дней после моего рождения.
- Он сын Рея, Ве… Ласочка. – Джон хотел добавить ещё про мать, но Дени его перебила. И её слова выплеснулись с такой болью, что он посчитал за лучшее замолчать. – Тот самый его ребёнок от человеческой девушки.
- Тот самый? – Похоже суккуб оказалась ошеломлена ничуть не меньше. – Тот из-за матери которого убили твоего брата?
- Да при чём здесь его мать?! – Дени обхватила себя за плечи когти впились в кожу слишком глубоко и по рубашке побежала чёрная кровь. – Это всё я виновата! Я!!
Последнее слово она почти прокричала, Джона обожгло её болью. Видно, права была бабушка Рейла, когда говорила, что чем дольше они будут вместе, тем сильнее станет их связь. Но сейчас это было неважно. – Дени, Дени, успокойся. – Он поспешно придвинулся к ней, обнял за плечи, притянул к себе. – Ты не виновата. Ни в чём не виновата. Это всё Роберт Баратеон и его глупая ревность. И тот х’нари, который выдал ему имя отца. – Может быть стоило сказать ей кто выдал имя? Может ей станет хоть немного легче если она будет знать кому мстить за смерть брата?
- Ты не понимаешь, Джон. – Но он не успел решиться, она резко оттолкнула его, по шекам текли слёзы. – Не понимаешь. Я могла спасти брата в тот день. Если бы я только… Если бы я не опоздала…
- Дени, ты не могла знать. – Он осторожно оторвал её руки от своей груди, краем сознания отметив короткую вспышку боли. – Никто не знал. Не предполагал. Нельзя винить себя в том, чего не могла предотвратить.
- Я могла. Могла. – Она больше не отпихивала его, но расплакалась только сильнее. Голос дрожал на каждом слове. – Я… Я должна была встретиться с ним. В тот день. Но я опоздала. И не успела вмешаться в бой. Если бы только я не опоздала.
- Она была со мной в тот день. – Голос суккубы прозвучал неожиданно и абсолютно бесцветно. – Я знала, что она должна была встретиться с братом, но нам было так хорошо вместе, что мы никак не могли разойтись. Она тогда опоздала из-за того, что была у меня.
- Вдвоём мы бы точно убили того человека. И Рей был бы жив. И его возлюбленная. И у тебя были бы родители. – Дени прикусила губу. По подбородку побежала, быстро перемешиваясь со слезами, чёрная кровь.
- Дени… - Он нашёлся не сразу. На мгновение ему представилась та жизнь, о которой она говорила. Живые родители. Тётя и дядя. Добрая бабушка. Отец бы учил его пользоваться магией, летать и сражаться, а мать знакомила бы с людьми, рассказывала сказки. Его бы любили. Называли сыном. У него могли быть брат или сестра. Никому никогда не пришла бы в голову идея отдать его в монастырь. У него могло столько быть, если бы отец выжил. Вот только… Только мог ли он винить в том, что он погиб, Дени? Или её суккубу? Отца у него отобрали Роберт Баратеон и дядя, а мать… Он теперь даже не знал, что отобрало у него мать. Ведь некроманты не болеют. Так сказал Квиберн. Но чтобы не забрало её, вины Дени здесь не было. Никакой. – Дени, ты ни в чём не виновата. - Он вновь притянул её к себе, обнял, погладил по серебряным волосам. – Ни в чём. Ты опоздала, но ведь ты не знала, что что-то произойдёт. Ты просто задержалась на несколько минут, как, наверняка, не раз делала раньше. И отец знал, что ты так делаешь. Знал, что тебе не хочется уходить от любовницы. Вы бы просто посмеялись над твоим опозданием и занялись тем, ради чего он тебя звал. Твоё опоздание никому не могло причинить вредя. В гибели отца виноваты только те, кто принял решение о его убийстве. Те кому любовь демона и человека показалось пятном, которое можно было смыть только кровью. Не ты. Ты просто была влюблена и счастлива. Разве это может быть виной? Разве можно из-за этого двадцать лет винить себя и разрывать отношение с той, кого любишь?
- Догадался значит. – Дени ничего не говорила, только тихо всхлипывала, уже не пытаясь вырваться из его объятий. Вместо неё заговорила слабо улыбающаяся суккуба. – Что мы были любовницами. И что расстались из-за гибели Рея. Ты случаем не родственник Петира?
- До Петира мне далеко. – Джон тоже улыбнулся. – А до этих двух мыслей дойти было совсем не сложно. Всё следовало из ваших слов, Ласочка.
- Вель. Что уж там. – Она тихо хмыкнула, поправила волосы. – Какая из меня ласочка. Такое имя должно быть у оборотня, а не у суккуба. Просто в Девичьих Пещерах принято использовать прозвища. А моё истинное имя слишком короткое, никуда дальше не сократишь. И о чём только думал папочка? Вот я и взяла прозвище. Одно из двух. Мне никогда не нравилось, когда меня звали принцессой. Но раз уж Дени тебе доверяет.
- Я… - Джон не нашёлся что сказать. Должен ли он теперь назвать ей своё истинное имя?
- Не надо. – Она догадалась, покачала головой. – Вы враждуете с Вороном. Твоё истинное имя – оружие. Слишком многие захотят им владеть. Оно принесёт мне и Шини только беды. С другой стороны, кому нужно имя ничтожной суккубки. – Несколько мгновений они смотрели друг на друга. Молча. Дени прекратила всхлипывать, задышала глубже, неужто уснула наплакавшись? Джон только собирался опустить глаза, чтобы проверить, как суккуба вновь заговорила. Чтобы ответить на ещё один невысказанный вопрос. – Мне не нравится быть суккубом. Все эти соблазнения, любовные игры, ауры очарования. Для меня это всегда было чужим. Но я такой родилась. И не знала, как можно жить иначе. Пока не встретила Дени. И твоего отца. Он не был моим любовником, но я обязана ему всем. Домом и садом, в котором вечное лето, длинными платьями, моей Шини и… И пониманием чего я хочу. Моя магия недобрая, я бы многое отдала, чтобы получить дар, способный приносить пользу. Но это невозможно. И я решила, что дело не в моём даре. Оно в том, что делаю я. Я решила стать полезной. И мне это удалось. Хотя бы для Шини. Жаль только, что не для Дени. Мы с ней всегда были просто любовницами. Немного подружками. Я ничего не смогла сделать, когда погиб Рей. Ничем ей помочь. И я так рада, что теперь рядом с ней тот, кто действительно любит её. Кто смог найти слова, которых не нашлось у меня.
- Ты иначе понимаешь слово любовь чем…
- Чем другие демоны? Не совсем, на самом деле. – Она вновь поправила волосы, вздохнула. – Просто любовь она бывает разная. Но демоны тебе об этом не расскажут. Мы давно не пытаемся делить. Просто живём, как удобно. Удобно иметь десяток любовников – заводим. Не нужен никто, кроме одного - остаёмся с ним. – Вель вновь улыбнулась этой своей улыбкой, потрясла головой. – О чём вы хотели поговорить с Шини? Давайте сначала со мной. Она ещё маленькая, наивная и добрая. Не хочу, чтобы ей ненароком сделали больно.
- Она для тебя как дочь? – Дени не спала, как оказалось, просто притихла, но на этих словах приподнялась.
- Родной матери она не слишком нужна. Сель родила её от родного брата старшего Баратеона, почему-то уверившись, что ребёнок родится сильным. Но девочка оказалась низшей. Отцу её уже было не отдать, да и, похоже, он изначально не слишком хотел дочь. Так что Сель стала искать способ избавиться от девочки, а мне было так одиноко тогда. Вот мы и нашли друг друга.
- А девочка знает, что ты не её мать? – Вопрос Дени Джон почти прослушал. Куда больше его занимали слова о родном брате Роберта. Их было два, но ведь именно Станнис навёл их на демоницу. Неужто…
- Конечно. Я ей давно всё рассказала, правда с родной матерью она пока не встречалась, хоть и хотела. Но с учётом того, чем Сель занимается, мне кажется, что лучше Шини быть подальше от неё.
- Вель, прости. – Джон перебил уже собиравшуюся заговорить Дени. Бросил на неё извиняющийся взгляд. – Ты не знаешь имени отца Шини?
- Стар…, Стат… Хм, нет. Хотя. Точно. Что-тона Стан. Дальше не помню. Прости.
- Станнис? – Джон уже не сомневался, и задал вопрос скорее для того, чтобы имя прозвучало. Иначе в реальность происходящего было как-то не поверить. Правильный и принципиальный магистр стражей завёл дочь полукровку? Любопытное открытие. Выходит, по нормам Собора его смерть всё же не была ошибкой.
- Да. Точно. Именно так. – Вель обрадовалась было, но тут же нахмурилась. – Ты знаешь его?
- Мы оба знаем. – Ответила Дени. – Голос у неё звучал устало, но уже без прежней боли. Помогли ли его слова или её слёзы, но, ей стало легче. – Он бывший магистр стражей Собора.
- Вот как. А я думала, почему он всегда так таится, когда с дочерью встречается. – Вель только кивнула, а у Джона кольнуло в груди. Так вот куда Станнис постоянно уезжал.
- Они встречались?
- Да и довольно часто. Было у нас одно тайное место, куда я Шини водила. Там красивый вид на море из пещеры.
- И он тебя знал? – Станнис рассказал только об одном знакомом демоне, а выходит у него их было трое. Или всё же двое?
- Видел. – Она только пожала плечами. – Я не называла ему ни имени не прозвища, и мы почти не общались. Кажется, я ему не слишком нравилась. У него всегда такое лицо кислое было.
- У Станниса оно всегда такое было. – Джон только головой покачал. Он понимал почему Собор ничего не узнал о дочери Станниса, но её воспитательница… Кажется, бывший магистр был куда лучшим человеком, чем Джон думал. – Он тебя не выдал.
- Что значит не выдал?
- Его заподозрили в предательстве Собора. Допрашивали. Пытались найти связи с демонами. Он назвал имя Сель и какой-то замок в пустыне. – Джон помолчал мгновение. – Но ни про дочь, ни про тебя, ни про пещеру с видом на море не сказал ни слова. Я читал протокол допроса.
- Вот как. – Она вскинула брови, но спрашивать про его связь с Собором не стала. Возможно, посчитала слишком опасным, как и в случае с именем. – Выходит он действительно сильно любил дочь. – Ещё один вздох, невидящий взгляд куда-то в пустоту. – Не говорите Шини, что её отец погиб, хорошо. Я сама расскажу. Как-нибудь поаккуратнее.
- Хорошо, Вель. Не станем. – Дени тоже грустно вздохнула. Все замолчали.
- Так что же за разговор у вас всё же к ней? – Первой надоело Вель. – Мы опять ушли от темы.
- Хотим через неё найти её мать. – Звучало жёстко, но Джон не мог придумать, как смягчить эти слова. – Похоже ты знаешь о культе Ворона и о роль Сель в нём, так что в объяснениях нет необходимости. Нам нужна информация и, на данный момент, мать Шини, единственная ниточка, что у нас есть.
— Вот как. – Вель молчала долго, взгляд у неё стал совсем отсутствующим. – Понимаю. Я не хочу учувствовать в войнах демонов и, тем более, не хочу втягивать Шини, но я знаю о воронах достаточно, чтобы понимать, что рано или поздно мы все окажемся втянуты. Так что лучше я помогу вам сейчас, чем дождусь, когда они придут за нами. Я объясню всё Шини и организую вам встречу с Сель.
***
- А ведь с пользой сходили. – Дени заговорила неожиданно, когда они уже почти дошли до замка огненных. – Хотя мне и не слишком этого хотелось.
- Теперь главное, чтобы ничего не сорвалось. – Джон кивнул. После разговора с вернувшейся Шини, Вель выпроводила их, велев ждать сигнала от неё. Обещала не тянуть. – И хорошо, что вы с Вель разобрались в своих отношениях.
- Да. Даже как-то легче стало. – Дени кивнула. Улыбнулась задумчиво. – Спасибо. Не хочешь пойти и продолжить то, что прервал Петир?
- С удовольствием. – Он тоже улыбнулся, толкнул дверь и обнаружил только что упомянутого демона.
- Джон, Дени, хорошо, что вы вернулись. - Необычный для Петира взволнованный голос, то, как он то и дело сжимал правую руку в кулак, навевало неприятные чувства.
- Что-то случилось? - Джон подавил желание войти первым, пропустил Дени. Все же непосредственной опасности видно не было.
- Пока нет. - Оборотень посмотрел так, что стало ясно, что главное слово - пока. - Виза некоторое время назад позвали из верхнего мира. Он говорил, что это какой-то хороший знакомый. Но потом за ним пошла королева и... - Петир сделал паузу, от которой стало как-то совсем неуютно. - Времени прошло уже немало, а они не вернулись.

+2

51

Два предупреждения:
1. Звезда этой главы - Визерис, Дени и Джона почти не будет
2. В главе присутствуют довольно графичное описание насилия и смерть второстепенного персонажа

Воля королевы
- И тогда… - В голове словно колокольчик зазвенел, Визерис оборвал фразу на середине, замер, прислушиваясь к себе и пытаясь понять кто пытается его вызвать.
- Что тогда? – Петир, успешно куда-то отправивший Дени и Джона и зачем-то притащившийся послушать их с мамой разговор, приподнял бровь и изобразил на лице интерес, хотя до этого только что не засыпал.
- Расскажу, если сможешь вспомнить о чём вообще речь шла. – Колокольчик зазвенел снова, но в этот раз его удалось ухватить. Западные земли, интересно. Неужто этот алхимик из Ланнистеров. Как же его? Что-то на Т… И зачем же ему понадобился полу знакомый демон? Может ловушка?
- Виз, что случилось? – Мама повела себя куда деликатнее Петира, но даже она не выдержала. Он обычно не прерывался на середине фразы.
- Меня вызывают. Я знаю этого человека, хотя и не очень близко. – Визерис ещё подумал, услышал колокольчик в третий раз. Кажется, он очень нужен. – И что-то он прям очень настойчиво пытается до меня дозваться. Надо сходить посмотреть, что случилось.
- Хочешь я проверю пентаграмму? – Мама с улыбкой наклонила голову. – На запирающие символы и прочие ловушки.
- Да, было бы чудесно. – Он в ответ усмехнулся, протянул маме руку, мысленно передал пойманный раньше колокольчик. Покосился на Петира. Оборотень явно бросил попытки вспомнить, о чём был предыдущий разговор и теперь приглядывался уже с неподдельным интересом. И чего ему нужно? Будь воля Визериса, он бы Петира после истории с Пауком выгнал. И плевать на контракт. Пусть найдёт ту статуэтку, которая его символизировала. Но мама Петира оставила и даже отношения не изменила. А с мамой не спорили. Ни он, ни Дени, ни Рей, ни даже отец, когда ещё был жив. Спор с ней всегда казался чем-то неправильным, неразумным. Тем, на что только дурак может пойти. У мамы была эта её аура и даже враги под её воздействие попадали.
- Всё чисто. Пентаграмма без сюрпризов, хотя и не очень надёжная. Два-три раскрытия – её предел.
- Думаю, мне и одного хватит. Точно не рухнет? – Искать себя в пространстве между планами не хотелось бы. Нет, если такое случится, Дени вытянет, была у неё такая способность, но всё равно не хотелось.
- С одного раза нет. – Мама ласково рассмеялась, подтолкнула. – Иди уже, а то Петир изведётся от любопытства.
Как будто меня это сильно расстроит. Мысленно отозвался он. – Иду-иду, самому любопытно что этому юноше из Ланнистеров понадобилось от один раз веденного демона. Надеюсь, он не станет читать мне нотации о том, как нехорошо я поступил, убив друга его брата.
- А может, наоборот, поблагодарит. За спасение брата. И да… - Мамин голос прозвучал чуть более взволнованно. – Передай, что это девочка, их сестра, чувствует себя лучше. Я, кажется, нашла решение её проблемы. Осталось только подобрать в помощники хилари, которому можно доверять.
- Есть кто на примете? – Петир, наконец, оторвал взгляд от него и посмотрел на маму. – Если нет, то я могу посоветовать пару знакомых.
- Хорошая… - Что там мама отвечает, Визерис слушать не стал. Если мама доверяет Петиру, то пускай. Его эта человеческая девушка не интересовала совершенно. Привлекательная внешность, не исправляла отношений с членом культа, ещё и с инкубом, пристрастившимся к боли людей к тому же. Как маме не противно к ней прикасаться?
- Вы всё же отозвались. – Вид знакомой лаборатории не должен был в одно мгновение унести все мысли, но сделал это. Или, скорее, вид её хозяина. В прошлый раз Ланнистер выглядел куда менее испуганным, разговаривая с недружелюбным демоном, чем сейчас. А ведь всё казалось спокойным.
- Ты звал так настойчиво, что у меня не было выбора. – Визерис осмотрел пентаграмму, оценил отсутствие запирающих рун и вышел. Всё же находиться внутри было не слишком приятно. Мало ли что. С магом говорит. Пусть и слабым. – Весь день слушать вызов не хотелось. Отвлекает.
- Приношу извинения. – Ланнистер выдохнул, пригладил растрепавшиеся волосы. – Демонического имени Джона, даже краткого, я не знаю. Но я понадеялся, что вы сможете помочь, как его родственник.
- Возможно. – Значит вызов казался Джона, а не его. Надо всё же сообщить племянничку, что друзьям и прочим важным союзникам можно, а порой и нужно сообщать краткое имя, чтобы не было вот таких ситуаций. – Смотря с чем. Или тебе его позвать?
- Оставлю это на ваше усмотрение. – Получилось уже почти спокойно. Интересно, ему не так много встречалось людей, которых присутствие едва знакомого демона успокаивало бы. Зато понятно почему Джон был не прочь общаться с этим Ланнистером почаще. Ум и отсутствие предрассудков – прекрасное сочетание. И редкое. Особенно в части ума. – Понимаете ли, вся ситуация касается семьи Джона. Человеческой её части. – Хм. Из родственников людей Джона он знал его кузена и кукольно-очаровательную кузину Сансу. С девушкой он даже познакомился поближе. Хотел извиниться за Рени. И немного за себя. Наверное, у него это получилось. Девчушка перестала шугаться, поверила, что демоны могут быть хорошими и стала заглядываться влюблёнными глазами. Последнее могло бы стать проблемой, Джон явно не хотел отношений своей сестры с демоном, если бы Санса была хоть немного ему интересна. Но нет, он по-прежнему не мог понять, что Рени нашла в этой куколке. Слишком мягкая, слишком нежная, слишком правильная… Слишком пресная. То ли дело Арианна. С такой, как змейка, не соскучишься. – Вы меня не слушаете. – Прозвучало скорее устало, чем раздражённо. Да, пожалуй, он и вправду излишне увлёкся мыслями. – Люди не достойны внимания великих князей?
- Задумался. Пытался припомнить из кого состоит семья Джона. – И вправду, из кого? – У него дядя, тётя, кузина, два кузена… Или три? Кажется три. С ними что-то случилось?
- С ними нет. Но у Старков есть ещё и младшая дочь – Арья. – Ланнистер поморщился, словно воспоминания о девочке были ему неприятны. – И вот с ней, если ещё не случилось, то точно случится.
- И что же? – Он не был склонен помогать попавшим в беду юным леди, но кузина Джона ведь. Он не простит, если узнает, что Визерис мог вмешаться, но ничего не сделал.
- Мой отец. И культ Ворона.
- Что? – Он едва не поперхнулся воздухом. Культ Ворона? Неужто их враги связаны с семьёй Ланнистеров, не только через дочь-дуру? Но почему тогда вороны похитили старшего сына лорда? Или отец дал согласие? Да что в этом доме вообще происходит? И не вызвали ли его в искусную ловушку?
- Леди Арья Старк сбежала из дома ещё зимой. – Ланнистер ответил таким тоном, словно ничего не заметил. Или, скорее, приложил все усилия, чтобы не заметить. Лицом он владел хорошо, но поза, рука, сжавшая край стола, до побелевших пальцев, взгляд, направленный куда угодно, но не на Визериса. – Все её поиски оказались безуспешными. А пару дней назад она объявилась в городе у замка с каким-то юношей. Юноша желал стать кузнецом или хоть подмастерьем и осесть на одном месте, а леди Старк продолжить путешествовать. Они ругались так громко, что не заметить их было сложно. А отец в последнее время стал чаще брать меня в поездки в город. Хотел, чтобы я полностью разобрался в тонкостях управления землями. – Ланнистер вновь замолчал и что-то подсказывало Визерису, что он знает в чём тут дело.
- Ты их заметил, опознал девушку и сказал о ней отцу. – Как же на него посмотрели. Ради таких моментов определённо стоило быть могущественным князем. Визерису нравилось, когда его боялись. Когда уважали нравилось ещё больше, но уважение надо заслужить, а страха можно добиться одной вскользь брошенной фразой. Главное было не перегибать. Если слишком увлечься наслаждением чужим страхом, можно забыть кто ты такой и стать не лучше того инкуба. В детстве мама потратила изрядное количество времени на вбивание в неразумную голову младшего сына данной истины. – Бывает. И как с этим культ связан?
- Культ связан с отцом. – Ланнистер осознал, что прямо сейчас убивать его никто не будет, и взял себя в руки. – Я не думал, что так выйдет. Не знал, что им интересны Старки. И никак не мог подумать, что отец продолжит отношения с ними после того, что с Серсеей и Джейме случилось. Я знал, конечно, что он давно отказался от каких-либо планов на них из-за их бездарности, но никак не мог подумать, что он отказался и от них самих.
- Что с девушкой? – Дела до отношений в этой семье ему не было никакого. Важнее было понять, что грозило кузине Джона и как это предотвратить. Схватить культиста тоже было бы не плохо. Хотя до него доходили слухи о главе семейства Ланнистеров и силе его магии. Князю он, наверняка, не ровня, но навредить может, а значить лучше решить вопрос тихо. А потом заглянуть к Ланнистерам всей семьёй. Против четырёх князей ни один человек ничего не сделает, каким бы сильным магом он ни был.
- Отец пригласил её в замок, вроде как гостью. Я сперва думал, что он лорду Старку напишет, потребует от него чего-нибудь в обмен на дочь, но он, оказывается, решил с другими поторговаться. – Ланнистер потёр виски. – Я знаю где её и её друга поселили. Там магические печати на дверях, но, надеюсь, ваших сил хватит, чтобы справиться.
- Смотря что за печати. Если против демонов, то может не получиться. – Дени ему рассказывала сколько проблем ей доставили печати, поставленные слабенькой ведьмой. Они просто не давали прикоснуться к двери. Любая сила оказывалась бесполезной.
- На такой случай у меня есть вот это. – Ланнистер продемонстрировал колбу, наполненную чем-то жидким, мерзкого голубого цвета, да ещё и блестящим. – Очень сильная кислота. Если верить запискам моего предка, растворяет что угодно.
- Ну замечательно. – Кажется на самом деле демон этому предусмотрительному типу нужен был только чтобы быстро убрать пленников из замка. Ко всему остальному он подготовился. – Остался только один вопрос. – Ухмылка сама собой скользнула на губы. Ну не мог он этого не спросить, и Ланнистер об этом знал. – Тебе-то это зачем?
- Мне нравится Джон. – Ланнистер повёл плечами, кислота колыхнулась в колбе. – Он относится ко всем, как к равным, не деля по происхождению, наличию магии или расе. Я не хочу, чтобы его шантажировали жизнью дорогого для него человека. Но есть и кое-что более важное. Я не хочу помогать тем, кто мучал моих брата и сестру. Даже молчанием. И мечтаю отомстить им. Так, чтобы все запомнили, что бывает с тем, кто причиняет вред Ланнистерам. И неважно человек он или демон.
- Уважаю. – О мести люди говорили часто, но делать этого зачастую не умели. Вся месть сводилась к каким-то жалким попыткам, убийству дальних родственников и прочим невнятностям. Мало кто мог переступить ради мести через свои интересы. Мало кто мог до конца осознать это слово. Ланнистер похоже мог. – Идея мести за своих мне близка, так что не могу не помочь, даже если бы это не касалось Джона. – И, пожалуй, стоило переспросить имя алхимика, а то что-то он его всё Ланнистером, да Ланнистером. Нет, таких интересных людей надо знать по именам.
Но осуществить последнюю задумку Визерис не успел. Из-под двери комнаты потёк чёрный туман. Магия. Тёмная. Вот и ответ почему лорд Ланнистер так опасен. Даже слабые тёмные маги могли на равных сражаться с низшими демонами. Опаснее сильных могли быть только некроманты. И светлые, изредка. А тёмный туман слабому бы никогда не дался.
- Тирион, Тирион. – Словно сожалеюще выдал туман, сформировавшись в фигуру высокого немолодого мужчины. Значит это не атака, а попытка пообщаться. Перетянуть сына на свою сторону? Визерис щёлкнул пальцами, метнувшиеся иглы песка отогнали щупальца тумана. Главное не отвлекаться слишком сильно, а то свяжут туманом и не сможешь потом в нижние миры отступить. – И зачем ты это сделал?
- Не догадываетесь, отец? – Туман промолчал, и младший Ланнистер, нет Тирион, продолжил. – Может вам и нет дела до ваших старших детей, но я-то о брате и сестре не забыл. И о том, что с ними случилось. И по чьей вине. И вы думаете я стану спокойно смотреть как вы заключаете с ними сделку?
- И ты решил положиться на демонов? – Не хватало только чего-нибудь вроде «и опозорить семью». Судя по тону, оно подразумевалось, но лорд вовремя сообразил, как это прозвучит.
- Эти демоны моим сестре и брату помогали. – Визерис подтвердил слова Тириона ухмылкой и отогнал ещё одно настойчивое щупальце. – А ваши их только мучали. Но вам-то что за дело. Они вас давней мечтой поманили, и вы обо всём забыли. Лучше бы я вам вовсе ничего не рассказывал.
- Ты ошибаешься, Тирион. – Ответ прозвучал так спокойно и решительно, что стало понятно, ради предстоящего монолога весь разговор и затевался. – Я ничего не забыл культу. И не забуду. И мечта у меня давно другая. Я лишь позволил им верить, что очарован предложением. Они пока нужны. И этот мальчик, оказавшийся одновременно инквизитором и демоном. Мы используем его, чтобы раскрыть глаза людей на Собор, затем столкнём инквизицию и культ. Они уничтожат друг друга, люди не пострадают, а мы получим мир, очищенный от церковников, поклоняющихся ложному богу. И сможем создать мир, в котором маги не должны подчиняться тем, что намного слабее их лишь потому, что они способны отрезать нас от дара. – Мир магии. Интересно. Визерис заслушался и едва не пропустил очередное щупальце. С магами демонам договориться было бы проще. Практика подтверждала. – Вспомни, ведь это Собор убил твою мать, затащив её в провальное задание. Ты не задаёшься вопросом почему она, леди великого дома, мать троих детей, должна была бегать вокруг инквизиторов? Только за то, что родилась магом и они смогли окрестить её порченной? – Если не прислушиваться, можно было бы решить, что речь говорит фанатик, очень уж фразы соответствовали. Но тон голоса, взгляд, поза. Нет, фанатиком лорд не был. Он всё рассчитал и продумал, и действовал спокойно и холодно. Должно быть потому и готовил младшего сына. Собирался стать каким-нибудь верховным магом, а земли передать наследнику. Захватывающе. Особенно готовность положить родных под колёса мечты. Это на него так смерть жены повлияла? – Подумай, Тирион. – Лорд сделал паузу и повернулся к Визерису. – Я не знаю кого мой сын позвал, но, полагаю, раз вы помогли моему старшему сыну, я могу считать вас союзниками. Присоединяйтесь. Мне потребуется поддержка на случай, если Культ окажется намного сильнее Собора, а вам будет куда удобнее взаимодействовать с людьми, когда на смену инквизиторам придут маги.
- Предложение заманчивое, что тут скажешь. – Отбивать пришлось четыре щупальца за раз. Интересные у этого типа взгляды на союз. – Вот только мальчишка, которого вы решили использовать против Собора, сын моего любимого брата. Никак не могу учувствовать в плане, по которому он должен пострадать. – Визерис продемонстрировал собеседнику клыки, явный знак готовности к бою. – Да и ваше отношение к людям меня смущает. Слова красивые, но и готовность отдавать их демонам ради планов и прикрытия своей шкуры любопытная. Или вы что-то другое подразумевали под взаимодействием?
- В этом весь отец. – Тирион потряс головой, кажется на слова отца он не поддался. Прекрасно. – А вам я могу сказать, что все эти мысли и мечты посещали и меня. Вот только я не готов ради них идти на сделки с теми, кто вредил моей семье. А мир магии мы однажды построим. Но иначе.
Визерис махнул рукой и песок сотнями игл пронзил туманный образ колдуна. С ядром заклинания было покончено. Теперь… По чувствам словно ржавой пилой провели. Он вздрогнул, весь песок осыпался. Проклятье. Тако могло означать только одно. – В замке открыли пентаграмму. Вызвали батрога. Они послабее князей, конечно, но умеют воздействовать на нас через чувства и вызывать потерю контроля над магией. И, скорее всего батрог не один. Если твой отец хоть немного готовился, то с ним и демоны помельче пришли. А ещё и сильный тёмный маг. Я один могу не справится.
- И что делать? – Голос у Тириона дрогнул. Кажется, он выхода из ситуации не видел.
- Позвать на помощь. Мы так тоже умеем. – Визерис улыбнулся, Тирион вздрогнул. – Самого сильного демона огненного сектора. Королеву. И мою мать.
***
- А здесь налево. Нужная дверь в конце коридора. – Тирион подсказал куда идти на очередной развилке, провёл рукой по волосам. Если бы не запутанность коридоров человеческого замка, Визерис бы давно его бросил. Тирион просто не поспевал за демоном, и даже скорость человеческого шага приходилось придерживать. А ему так нужно было спешить. Ну, ничего. Последний поворот, забросить родственницу Джона в Нижние Миры, и можно бежать к маме. «Нам придётся разделиться, если ты хочешь помочь кузине Джона. Я отвлеку мага и бартога, а ты пойдёшь за девочкой.» Он хотел возразить, что за девочкой может и Тирион сходить, а вдвоём они быстрее справятся, но мама была непреклонна. «Мы не знаем какие меры безопасности предпринял маг. Тирион может не справиться и всё будет напрасно.» И вот он вместо того, чтобы сражаться бегает по коридорам.
Какое-то движение, скользнувшую тень он заметил на середине коридора, и тут же шарахнулся в сторону, заодно создавая песчаную стену. Самый мощный из щитов песка. Не зря, как оказалось. В длинной тени от вазы неплохо спряталась шадари. Нанеси она удар парой мгновений позже, могла бы и достать, а так только привлекла внимание. Впрочем, её это не слишком обеспокоило. Огненно-рыжая демоница только улыбнулась и шагнула назад, вновь растворяясь в тени. Спряталась, х’нари, жди теперь из какой тени она выскочит. И всё же, какие волосы. И губки. Не будь она врагом, точно предложил бы встретиться в более располагающей обстановке. Дверь, соседняя с нужной ему, распахнулась, и в коридор вышли ещё двое демонов. У арани оказались светлые соломенные волосы и клинки, настолько насыщенные энергией, что воздух вокруг них дрожал. Второй, темноволосый демон свой род выдавать не спешил. Судя по рогам и когтям – низший. Но низший очень сильный. Что же, стоило признать, мама была как всегда права. С такими проблемами Тирион бы не справился. Ах да, Тирион.
- Тирион. Брысь отсюда. Не крутись под ногами. – Следить одновременно и за тенями, и за арани было и так непросто. Если ещё и человек начнёт мешаться… Но Тирион подтвердил свой ум, тут же ловко забравшись в стенную нишу и спрятавшись за вазой, в тени которой пряталась шадари. Молодиц. Места там наверняка мало, теперь ходящей по теням только на голову Ланнистеру выйти удастся. Впрочем… За вазой зажёгся слабый зеленоватый огонёк. Вся материальная магия, доступная алхимикам. Но чтобы разогнать плотные тени – достаточно, теперь, чтобы достать человека, пришлось бы лезть за ним физически. Рискуя получить кислотой по рукам. О шантаже можно было больше не беспокоиться. Проблем стало на одну меньше. Жаль три демона никуда не делись.
Вновь движение сбоку. Пришлось рывком уклоняться от удара из тени и тут же падать, пропуская над собой клинок арани. Жаль потолки низкие, не взлететь, в воздухе теней нет. Но и так можно. Шадари не успела уйти в тень, удар крыла пришёлся по лодыжке и на ногах она не удержалась. А вот арани оказалась опытнее, смогла одним из клинков отбить песчаный хлыст, тянущийся к руке. И не заметила гораздо более простой песчаный шар, направленный в спину. В итоге направить сотканное из энергии лезвие в сердце шадари не получилось, но плечо ей арани всё же пронзила. Неплохо. Визерис перекатился по полу, не глядя ударил когтями обеих рук, куда-то попал, встал, развернулся… Сзади словно мешком ударили, глаза затянула тёмная сеточка, дробящая мир на сотни одинаковых картинок. Проклятье. Значит третий хилари. И он прямо сейчас наложил проклятье. Что же. Значит его надо убрать первым. Драться, не понимая толком, где враги он не сможет. Но пока арани и шадари пытаются освободиться друг от друга у него есть шанс.
Визерис закрыл глаза, с таким проклятием от них вреда больше, чем пользы, развернулся, пытаясь вспомнить, где именно стоял третий демон до начала атаки, сформировал в руках меч и хлыст. У него один удар, если промахнётся, то арани и шадари его прикончат. Драться сразу с тремя, полагаясь только на слух – невозможно. По полу что-то прозвенело, а затем по закрытым глазам ударила вспышка света, оглушительно зазвенели колокольчики, а с места немного правее того, куда он собирался бить, потянулся специфический запах. Так-так. Неужто «Птичья трель»? Миниатюрная бомбочка при взрыве одновременно оглушала, ослепляла, да ещё и ненадолго парализовала. Давалась не каждому алхимику, да и, кажется, секрет их создания был века полтора как утрачен. Да уж, к Тириону Ланнистеру определённо стоило присмотреться повнимательнее.  И воспользоваться подаренным им шансом. Рывок вперёд, удар одновременно мечом и хлыстом, давящее ощущение на глазах пропало. Одним меньше.
Визерис открыл глаза, убедился, что мир стал единым, скользнул в сторону, уклоняясь от очередного удара из тени… И понял, что на этот раз перехитрили его. Всей ловкости и скорости князя хватило только на то, чтобы подставить под клинок арани не грудь, а рёбра. Движением отклонить удар от сердца.
Боль на несколько мгновений вновь затянула глаза тёмной пеленой. Чтоб этих двух так’ри. Сейчас он им объяснит, чем князь от других демонов отличается. Лезвие, не выдернутое из тела врага, быстро становится недостатком. Как же арани кричала. Клинок ощущаться перестал. Визерис выпрямился, превратил чёрный от крови песочный кинжал в длинную иглу, шагнул к арани. Она всё ещё могла сражаться, левая кисть у неё была на месте и создать хотя бы один клинок было делом нескольких мгновений. Вот только он знал, как на демонов действуют не регенерируемые увечья. Они так привыкали к неуязвимости, к тому, что любая рана затягивалась, что буквально столбенели, увидев травму, которую регенерации было не исправить. Потерянная кисть не делала арани полностью беззащитной, таковой её делали чувства. Она просто не могла представить своей жизни без руки, забыв, что бой не окончен и жизни может и не быть вовсе.
Знал об этой особенности, конечно, не он один. Шадари выпрыгнула именно из той тени, из которой он её ждал. Они так хорошо работали в паре, они, несомненно, давно знали друг друга. Она не могла не попытаться спасти напарницу. Она попыталась. Игла пронзила сердце и взорвалась внутри тела, не оставляя шадари даже малейшего шанса. Теперь её сердце не сшил бы и искуснейший портной. Вторая. Но как же жаль такую красоту убивать. Хотя личико осталось нетронутым, ещё раз полюбоваться можно будет.
Арани взвыла. Смерть подружки привела её в чувство, но шансов у неё уже не было. Попытка дёрнуться с места окончилась громким хрустом ломающихся костей, когда натянулись песчаные силки. Опыт позволял управлять заклинанием, не глядя на него. А свободная рука у него была. Визерис ногой прижал руку арани к полу и одним движением загнал ей в голову песчаное копьё. Третья. Бой окончен.
- Тирион, всё кончено, вылезай. Надеюсь, вид крови тебя не пугает.
- Крови нет, а вот способ убийства… – Тирион действительно вылез, стараясь не смотреть ни на один из трупов. – Неужели обязательно было так жестоко?
- Жестоко? – Визерис ещё раз осмотрел результаты своих действий, поморщился от боли в рёбрах. Кровь уже остановилась, а вот костям чтобы срастись время понадобится. Где бы ещё взять это время. – Жестоко было бы, если бы я не добил их, а оставил для допроса. – Поздно он об этом подумал, конечно, увлёкся боем. А стоило хоть арани приберечь. С переломанными ногами она опасности не представляла, так что можно было не добивать, а оглушить и перетащить потом домой. Выяснили бы побольше о культе. – Ну да не об этом речь. Растворяй давай дверь. Эти трое меня и так задержали. – Тирион полез за зельем, а Визерис вспомнил, что без него победа так легко бы не далась. – И спасибо. За «трель».
- Не стоит. – Ланнистер, кажется, уже был не очень рад, что связался с демоном, но выражать это как-то помимо возмущённого сопения не рискнул. – Я просто не хотел узнавать, что будет со мной, если вас убьют.
- Нервные потрясения плохо сказываются на актёрских способностях. – Визерис дождался, когда к нему удивлённо обернутся и закончил. – Цинизм не получился. Не те интонации.
Тирион в ответ только ругнулся под нос и обернулся к двери. Синяя жидкость тягуче поползла по дереву, зажглись печати. Зажглись и остались висеть в пустоте. Кислота действительно растворяла дерево. Не прожигала толстую дверь насквозь, но этого и не было нужно. Лишившись опоры, печати растворялись безобидными магическими дымками. Несколько мгновений и из преград остался только замок, Тирион и на него примерился плеснуть кислоты, но Визерис решил, что так, пожалуй, выйдет слишком долго.
- Дай я. – Песок тончайшим лезвием скользнул в щель между дверью и стеной. Удар. Дверь можно было открывать. Что Тирион тут же и сделал.
За дверью обнаружилась большая и довольно просторная комната, и двое перепуганных подростков. Мальчишка и девчонка. Они наверняка слышали бой за дверью и ждали, кто же войдёт. Визерис мысленно представил, как выглядит в глазах детей, и пропустил вперёд Тириона. Он хотя бы человек.
- Леди Арья, не бойтесь. – Тирион тоже сообразил какое зрелище они из себя представляют, поэтому говорил мягко, руки держал на виду и вперёд шагал медленно. – Я Тирион Ланнистер, я хорошо знаю вашего кузена – Джона. Вам не причинят вреда.
- Сомневаюсь, что Джон может хорошо знать того, кто дружит с демоном. Только если как разыскиваемого преступника. – Девчонка нахально задрала нос, хотя голос и дрожал. А она куда интереснее сестры. Но сейчас это могло стать проблемой. – Мой брат – инквизитор. Он с такими борется.
- Ну… - Тирион только начал говорить, а Визерис уже понял, что это бесполезно, не убедят они девчонку, что её брат и сам демон. Быстро, по крайней мере. А ему нужно спешить. По счастью Тирион успел зайти в комнату и толкаться с ним в дверях не требовалось.
Рывок, движение, почти неразличимое для человеческого глаза. Потом будет больно, но потом. Огромная скорость не давалась демонам просто, но иногда она стоила того, чтобы потерпеть. Сейчас стоила. Разворот, удар крыльями в основание шеи. Оба человека послушно осели на ковёр. – Так будет быстрее. – Взгляд Тириона стал откровенно обвиняющим. – У меня нет времени доказывать, что невозможное порой случается. Пускай Джон этим займётся. У него есть что предъявить помимо честного слова.
- Ну и что теперь?
- Теперь я отнесу этих двоих домой, как ты и запланировал, потом вернусь через пентаграмму, надеюсь она выдержит ещё одно перемещение, и пойду помогу маме.
- Я в лабораторию. Постараюсь помочь вам, когда вы вернётесь.
Визерис только пожал плечами, по очереди поднял с пола подростков. Тяжёлые, да и сломанные рёбра отозвались на усилие неприятной болью. А ведь этих двоих ещё до замка тащить. Ужас какой. Настроиться на перемещение домой, шаг… И зала пентаграмм в замке. Первая мысль – неужели Петир разобрался как открыть замок для перемещений. Вторая – быстро же Дени и Джон вернулись. Или это он слишком долго отсутствовал?
- Виз! – У сестры ужас во взгляде и голосе. Что с ней? – Ты ранен? Что случилось?
- Нет. – Ах да, рана. Он и не подумал, какое впечатление произведёт залитая кровью одежда. – Ерунда. Уже зажило. – Не совсем, но лучше о рёбрах ей не знать. А не то не отпустит. – Потом объясню. Джон, мне сказали, что это твоя родственница.
- Арья. – Значит не врал Тирион. Ну и прекрасно. – Что с ней?
- Без сознания. Пришлось усыпить её и её дружка, чтобы избежать ненужных объяснений. – Взгляд задержался на одинаково тёмных волосах девчонки и Джона. Точно. – Джон, дай маскировочный амулет. Мне нужно помочь маме, а с вещью, содержащей её магию, я её быстрее найду.
- Помочь маме? – Джон вопросов не задавал, просто опустил кузину на пол и потянулся расстёгивать амулет. А вот Дени решила высказаться. – Мы с тобой. – Ну уж нет сестрёнка. Если там оказалось опасно даже для мамы, то ты туда точно не пойдёшь. Рейегар не простил бы, если бы его любимая маленькая Дени пострадала.
- Нет. Я перемещаюсь на пентаграмму, а она больше одного не выдержит. – Визерис забрал у Джона амулет. – Не переживай сестрёнка, мы справимся. Ты лучше держи печать открытой. Чтобы нам с мамой по окрестностям бегать не пришлось.
- Как скажешь. – Она улыбнулась, но неестественно. Переживает. – Возвращайтесь скорее, нам есть что рассказать.
- Будем очень стараться. – Вновь перемещение. Пентаграмма звучно хрустнула, магическая составляющая распалась, болезненно дёрнуло волосы. Кажется, с хвостом он распрощался. Хорошо, что только с ним.
- Вернулись. – Тирион обнаружился на месте. Запыхавшийся и тяжело дышащий, но целый. – Знаете хоть приблизительно, где вашу мать искать?
- Сейчас узнаем. – Амулет, заклинание поиска, чёткое чувство направления. – Знаю. Пошли. – Вереница коридоров, две лестницы, тишина… и острый запах крови.
Этот запах сразу сказал, что что-то не так. Он ощущался ещё за несколько поворотов до цели, которой оказались неплотно прикрытые двери зала. И из-под них бежал ручеёк крови. Чёрной крови. Сколько же её там пролилось? И почему так тихо? Бой уже окончен? Тогда почему мама ещё здесь?
Визерис толкнул двери, чувствуя, что это даётся с усилием. За ними обнаружился просторный и когда-то красивый зал. Сейчас полы из голубого мрамора были залиты чёрной кровью, высокие зеркала разбиты, а помпезные люстры, сорванные с крюков и покорёженные, валялись на полу. Их было семеро не считая колдуна. Семь демонов против мамы. И теперь все семеро были мертвы. Кого-то разметало на несколько частей, кто-то умер от страшных ран, нанесённых когтями, батрог успел принять форму гиганта и его внутренности пришлось перепрыгивать. Мать была сильнейшим демоном сектора. Она смогла убить семерых. И пропустила удар со спины от человека. Ему это не сошло с рук. Голова бывшего лорда лежала очень далеко от тела, но разве это имело значение.
- Виз. – Она была ещё жива, боролась с заклинанием, попавшим в сердце и отравившим кровь. – Пришёл. Живой… - Она задохнулась, захотелось взвыть. От боли и беспомощности. Вся его огромная сила была бесполезна, он мог только смотреть, как она умирает. – Хорошо, что они с тобой… не справились. – Она перевела дыхание, слабо улыбнулась. – Сосуды чёрной сеточкой проступали на лице. Её собственная регенерация теперь пожирала тело вместо того, чтобы спасать. Он знал, что сделал колдун. Оторванная голова была слишком лёгкой смертью. – Поможешь мне?
- Я… - Собственными руками добить её. Другой помощи быть не могло. Но если он этого не сделает, она промучается ещё несколько часов, без шансов на спасение. Растянувшаяся агония, боль такая, что невозможно дышать. – Конечно.
- Я знала. Ты хороший мальчик. Только не вини себя. Хорошо? – Он только кивнул. Не винить? Он опоздал. Был ли шанс успеть? Он не знал, но сейчас это казалось неважным, ведь он опоздал. – Помогай Дени, ей очень непросто будет. Она слишком мягкая для королевы пока. – Она вновь тяжело перевела дыхание. По щеке скатилась слеза. Мама… - И Джону. Он старается, но пока так и не привык быть демоном. Не дай таким, как этот колдун навредить ему. – Никогда. Ради Рея и ради тебя. Никто и никогда не навредит Джону и Дени. Он не даст. Даже если придётся ради этого умереть. – И Петира не задевай, он не такой, каким хочет казаться. Поверь. Найди время поговорить с ним и услышать, ты поймёшь, я верю. Ты умница. – Мамины глаза скользнули куда-то ему за спину. – И пожалуйста, сыночек, помни. За причинённое зло ответственен лишь причинивший его. Никто более не заслуживает веса причинённой боли.
- Я помню. Я знаю. – Улыбка в ответ. Даже умирая, она пыталась защитить родных этого колдуна. От него защитить пыталась. Но он запомнил ещё тогда. Он не причинит вреда невинным, даже если от этого будет больно. Ведь этому его научила она. – Я всё помню, чему ты учила.
- Хорошо. Передай Дени и Джону, что я их люблю. – Последняя улыбка. Она сказала всё что хотела. Он должен был. Из прокушенный губы полилась кровь, но боли он не почувствовал. Её заглушила другая, ставшая невыносимой, когда остановилось её сердце. Когда он остановил его. Мир вокруг перестал существовать. Он стоял на коленях посреди залитого кровью и разгромленного зала, держа её тела на руках, и одновременно сидел в кроватке в детской, обхватив её руку и слушал, как мягкий голос рассказывает сказку. А за окном мерцали тёмные звёзды. – Мама…

+1

52

Остаются предупреждения по насилию и смерти персонажа

Последняя правда
- А вам не кажется вся это ситуация странной? – Взять первое слово решил Петир. Правда перед этим он долго молчал, не иначе как убеждался, что никто больше высказаться не хочет. Хотя с Визерисом они помирились ещё в день смерти бабушки. Джон не спрашивал, чем демоны часа три занимались за запертыми дверями, но по итогам Визерис перестал смотреть на Петира, как на потенциального предателя. Мир был восстановлен. Вот только какой ценой.
- В чём именно? – Визерис проигнорировал принесённое для него кресло, уселся на широком подоконнике, уткнувшись лбом в стекло, и даже ради этого вопроса не повернулся.
- Да во всём. Всё слишком уж аккуратно и своевременно. Словно кто-то выверял каждый шаг и не учёл лишь какой-то крохотной детальки.
- Петир. – Дени тяжело выдохнула, прижала к голове ладонь. Постоянная боль мучала её уже два дня. Титул королевы давался Дени крайне тяжело, а ведь это было только начало. – Мы вроде не для этого…
- Как скажешь. – Впервые на его памяти оборотень так быстро отступился от заинтересовавшей его темы. И в этом, как и во всём остальном чувствовалась неправильность и надломленность. Что-то важное, большее, чем один демон, забрала из их семьи смерть бабушки Рейлы. Того, на кого они все могли опереться. Не как на самого сильного, нет. На того, кто не боялся брать на себя лидерство, кто был уверен в своём праве вести других. Им всем чего-то не хватало. Визерису – лидерских качеств, Дени - уверенности в собственной готовности к роли королевы, Джону – опыта. Петир на место лидера вообще никогда не претендовал, про людей стоило промолчать. Из жалости.
- Нет, нужно всё же обсудить. – Но кому-то же надо было. Джон встал, пересел на подлокотник кресла Дени, приложил ладонь ей к основанию шеи, собрал энергию так, чтобы она не проявлялась, но холод чувствовался. Так ей хоть немного получше будет. – Для этого или нет, а уже три дня прошло, а мы даже задуматься о произошедшем не попытались. – Так они совсем беззащитны перед Вороном станут. Чего бы не хотел добиться культ, но достиг он куда больше. Смог парализовать готовность огненных не то что атаковать, но даже защищаться. А тот, кто пытается от боя спрятаться, закрыв глаза и уши, может рассчитывать лишь на роль жертвы. Такого для своей семьи Джон не хотел. – В Соборе есть хорошее правило, на этот счёт. Чем дольше, ты игнорируешь преступление, тем больше шансов, что преступника никогда не найдёшь.
- Убийца матери мёртв. – Всё так же тихо и глухо отозвался Визерис, Джон остро пожалел, что не может разделиться. Дядю тоже нужно было поддержать. Ну хоть руку на плечо положить. – А заказчика мы знаем – Ворон. Какого преступника ты хочешь искать?
- Ворона. – Джон не дал себе поддаться эмоциям, погладил по плечу немного расслабившуюся Дени. – Мы так и не знаем кто это. И сидя вот так и не узнаем. – Дальше Визерис должен был сказать, что даже если и узнают, то сделать ничего не смогут, но он молчал, и Джон решил продолжить. – Так что там с детальками, Петир?
- Слишком аккуратно они подобраны для цепи случайностей. – Оборотню дали вернуться к любимой теме, и он заметно приободрился, заодно и Тирион, до того гипнотизировавший барельеф на стене, прислушался. – Слушайте. Сперва Тирион и его отец встречают леди Арью и её друга, и Тирион сообщает отцу о том, кто они такие. – На этих словах Арья метнула на Тириона такой взгляд, что будь у неё хоть капля дара, пришёл бы Ланнистеру конец. Сестрица вообще быстро освоилась среди демонов, и теперь пыталась приободрить дружка простолюдина. Тот до сих пор от вида когтей бледнел. Особенно его почему-то Джон пугал. – Вот скажите, Тирион, вы откуда так хорошо знаете леди Арью, тем более уверен, она была не слишком похожа на себя на парадном портрете?
- Я не леди. – Арья не дала Тириону ответить. Дени устала вздохнула, Визерис оторвался от окна и покосился, Джону захотелось отвесить сестре по меньшей мере подзатыльник.
- Тирион, откуда вы знаете не леди Арью? – А вот у Петира ни в голосе, ни на лице ничего не дрогнуло. Но можно было не сомневаться, теперь Арья для него долго будет «не леди».
- Слухи о том, что младшая дочь лорда Старка сбежала до нас, доходили. – Тирион задумался, кажется, ответ на вопрос оказался не самым простым. – Но я почти уверен, что мы не встречались раньше и… Точно. – Тирион довольно улыбнулся и тут же вновь нахмурился. – Моё внимание на девушку и юношу бес обратил. Он прятался у меня на плече и так и сказал, «а вон та громко спорящая человечка не та, которую ищут».
- Тот самый бес? – Визерис даже выпрямился, хотя вопрос беса озаботил всех. Он-то откуда Арью в лицо знал? – И где же он сейчас?
- Сбежал. Как раз перед тем, как я вас вызвал. Думаю, больше не появится. Он ужасный трус. А уж как он Культа боится…
- Позвольте я продолжу? – То, что Петир откровенно перебил собирающегося что-то сказать Визериса, было новостью. Но дядя уступил, опустил глаза и кивнул, хорошо хоть снова отворачиваться не стал. – Итак – первая странность. Дальше Тайвин Ланнистер забирает не леди Арью и её друга в замок, потому что знает, что сестра Джона будет Культу интересна. Узнав про это Тирион, вызывает Виза, о чём Ланнистер как-то узнаёт. Как?
- Понятия не имею. – Тирион вздохнул, пожал плечами. – На лаборатории экран. И я сутки потратил, чтобы его усилить, перед тем как призывать.
- Итак – загадка два. Идём дальше. Ланнистер вмешивается в разговор, но не лично, а в виде чёрного дыма. Это объяснимо, если он знал, что сын призвал князя, но вот откуда он знал, что из пентаграммы шагнул да даже не князь, а просто слишком сильный для него демон? Третья загадка. Разговор не задаётся, переубедить Тириона и переманить Виза не удаётся, Ланнистер вызывает десять демонов во главе с батрогом. Зачем?
- Чтобы со мной справится? – Визерис даже ухмыльнулся уголком губ. Хорошо.
- Чтобы справиться с тобой такая толпа не нужна. Ты уж извини, но ты не Рейла. – Петир покачал головой. Он до сих пор поражался, что имя, которое он привык считать бабушкиным истинным, было лишь обманкой. Визерис снова помрачнел. – А ни один человек не будет рад видеть рядом столько демонов. Особенно если он собирается воспользоваться ими как инструментом. Итак – загадка четыре. Не слишком ли много загадок, они же случайности, без каждой из которых план похищения не леди Арьи не имел бы и шанса на успех?
- Думаешь кто-то всё продумал? – Дени бережно ухватила руку Джона за запястье, убрала его руку с шеи, переложила на плечо. – Спасибо. Мне уже лучше.
- Не думаю. Для плана всё слишком сложно. Неизвестных уж очень много. Проще в везение поверить, но… - Петир сделал паузу, нагоняя загадочности. – Есть вариант, при котором всё сходится. Если в доме Ланнистеров был шпион культа. Это он сообщил Ланнистеру, что его сын вызвал демона и какого, он передал культу планы по использованию их подставной фигурой. Тогда десяток демонов — это страховка, чтобы гарантированно убрать колдуна и его семью, а замок сравнять с землёй. Осталось только определиться кто шпион.
- Кто-то, кто мог подслушать весь разговор и не попасться мне на глаза. Для человека это невозможно. – Визерис по-прежнему выглядел очень мрачным, но хоть тосковать перестал. Настоящее дело было им всем очень нужно. Даже если они занимались чем-то, не имеющим большого смысла. Кто бы ни шпионил за Ланнистерами, здесь его не было. И шпионить было больше не за кем. За Джейме если только. – Для человека это почти невозможно. Да и не смог бы он так быстро донести до капитанов или самого Ворона наш разговор. А демона я бы почувствовал.
- Чтобы ты знал, золотые бесы обладают уникальной способностью, позволяющей им ненадолго скрывать свою ауру даже от самых могущественных демонов. – Петир задумчиво рассмотрел свои когти. – Тирион, какого цвета ваш бес был?
- Золотой… - У Тириона было такое лицо… Словно он уже видел свои похороны.
- Тогда понятно кто рассказал предателю о моих крыльях. – Джон с отвращением скривился. Бес тогда так угодливо хвостом вилял, оказывается лишь для того, чтобы его ни в чём не заподозрили.
- И вашу сестру в ритуал наверняка через него вовлекли. – Дени, наконец, подала голос. – Если он знал, что она потеряла любовника, то никаких сложностей не было предложить Пауку в качестве добровольной жертвы именно её.
- И мы бы на него никогда не подумали. – Визерис прижал руку ко лбу, прошипел что-то ругательное. – Демоны слишком привыкли относиться к бесам, как к животным. Мы, порой, почти забываем, что они разумны, и они умеют этим пользоваться.
- А давайте мы ещё что-нибудь проясним, пока так хорошо разговор идёт. – Джон чуть с кресла не упал. Не ожидал он, что Петир попытается так неловко продолжить явно исчерпавший себя разговор. Разговор, который словно ненадолго пробудил их всех от тяжёлого сна. – У меня вот ещё есть вопросы. Возможно, ответы на них даже помогут в поисках Ворона. – Концовка, «а, возможно и не помогут, и это вероятнее», осталась несказанной, но все её поняли. И проигнорировали, переведя на Петира заинтересованные взгляды. Кроме Тириона. Тот ещё привыкал к мысли, что за невольную, но очень дорогую ошибку его не убьют. Но действительно интересно, наверное, было только Арье. Выяснив, что демоны совсем не такие, как в сказках и историях Собора, она с удовольствием взялась изучать новую для неё жизнь. Подходящую ей явно больше, чем человеческий свод правил. – Пожалуй, первый будет к не леди Арье. Зачем ты всё же сбежала? Я понимаю, в шестнадцать лет приключений всегда хочется, но большинству людей всё же хватает разума не бросаться в них столь… опрометчиво.
- Ничего опрометчивого. – Арья от возмущения аж подпрыгнула в кресле, Петир насмешливо-недоверчиво приподнял бровь. – Я всё тщательно продумала. Почему Сансе можно, а мне нет? И вообще всё получилось бы, если бы не этот Ланнистер.
- Она влюбилась в Джона, а он предпочёл меня. – После Арьиной гневной речи, голос Дени звучал даже излишне спокойно. – Девушка разозлилась, обиделась и решила таким образом показать всему миру своё недовольство. А потом во вкус вошла.
- Да нет, просто характер не позволил явится в Винтерфелл и предстать перед отцом. – Джон покосился на покрасневшую до кончиков ушей и давящуюся воздухом Арью. Привыкай сестричка. О таких вещах они говорят именно вот так, без намёка на смущение. Повезло ещё, что Визерис и Петир хорошо знают верхний мир, а то мог бы и последовать вопрос, как могли отношения Джона с Дени чему-то помешать. – Думаю, она и рада была бы, чтобы её поймали. Не зря же так легко Ланнистерам сдалась. Но прийти в Винтерфелл самой, признать, что была не права, для моей сестры поступок невозможный.
- Узнаю твою мать. – Петир, деликатно спрятал улыбку за ладонью. – Такая же была упёртая… хм, некромантка. Никогда не могла признаться, что ошиблась. – Да неужели. Петир впервые добровольно сказал что-то о его родных. Жаль, что это уже было не нужно. Джейме ему про мать рассказал. Про впечатляющее упрямство тоже упоминал. А ещё про незаурядный ум, милосердие, так и не вытесненное цинизмом, весёлый характер, любовь к приключениям и потрясающую красоту. Кажется, бывший учитель действительно был в неё влюблён. – Ну да ладно, продолжим. Дальше у меня пара вопросов к Тириону. Первый не очень серьёзный, второй – очень. Первый звучит так: почему ваш отец пренебрёг всеми правилами людей и поместил незамужних юношу и девушку в одну комнату?
- Упростил себе жизнь. Чтобы не слушать идиотского вопроса «а куда моего друга дели» и проще организовать передачу этих двоих воронам. – Тирион покосился на Арью. – Выяснять что делает рядом с такой ценной добычей простолюдин он не захотел. Проще было отдать обоих, а там демоны сами разберутся кого куда. А то оставишь одного на свободе, а он начнёт шум поднимать, может и до Собора дойти. – Пара мгновений задумчивого молчания. – Тем более комнаты было две. Смежные. С дверью, запирающейся на ключ, со стороны внутренней, куда поселили девушку. Так что все положенные приличия были соблюдены. Слуг и их лордов так частенько селят.
- Не довелось мне побывать в роли лорда. – Петир, кажется, остался удовлетворён ответом, а вот Дени и Визерис явно вернулись к печальным мыслям. Затихли и помрачнели. Разговор начинал терять смысл. – В роли слуги, впрочем, тоже. Но ответ я понял. Возможно, это пригодится однажды. Тогда второй вопрос. В чём была мечта вашего отца, ради которой он пошёл на сотрудничество с культом?
- В чём была его мечта? – Тирион вздохнул, потёр переносицу. – Теперь уже не знаю. Может действительно хотел создать мир, где магам никто не сможет указывать как жить и использовать дар. Хотя я всегда думал, что он хочет стать демоном.
- Стать демоном? Человек? – Кажется Дени была не очень уверенна кто именно ненормален Тирион или его отец. – Этого даже сумасшедшие культисты сделать не пытались. Есть законы, которые не перешагнуть никакой магией.
- Мой отец не совсем человек. – Тирион потёр переносицу, нахмурился, сжал губы. – Мой дед был женат один раз, но нельзя сказать, что брак был заключён по любви. Просто он не хотел, чтобы о его старшем сыне слишком много шептались.
- О, так ваш отец был полукровкой? – Кажется вопросом заинтересовался даже Петир. Он и чего-то не знал. Удивительно. – Это многое бы объяснило. Хотя как всё удалось так искусно скрыть…
- Думаю это было что-то вроде договора. Род жены деда был древним и гордым, но остался почти без денег. Ещё немного и лордам пришлось бы идти в наёмники. А так жена деда помогла скрыть происхождение моего отца, а он помог её семье вернуть богатство и влияние. А там они и привыкли к друг-другу, полюбили. Родились же мои дяди. И не похоже, чтобы их мать пыталась оспорить права отца на наследство. – Тирион помолчал, разглядывая стену. – Кто моя настоящая бабушка, я не знаю, а вот отец её настоящую личность, кажется, выяснил. Хотя с нами и не поделился. – Вновь молчание. Джон попытался вспомнить ходили ли какие-нибудь слухи про Тайвина Ланнистера. Слухов хватало, даже, кажется, про странности с семейной жизнью его отца шептались, но вот о демонах и речи не было. – Помните наш разговор о полукровках, Джон? Я выяснял это для него. И, когда рассказал, он так улыбнулся. Наверное понял, как окончательно убедить культ в своей преданности, дать им то, что они могли посчитать оружием против него. Но я тогда понял иначе. – Тирион тяжело вздохнул, вновь потёр переносицу. – Я знаю, что моей вины в произошедшем почти нет, что ничего не исправить и что мои силы ничто рядом с вашими, но я действительно сожалею. И если я как-то могу помочь вам, только скажите. Я хочу отомстить за свою семью и за вашу. В конце концов их погубили одни и те же, даже если мой отец и пошёл к ним добровольно.
Повисла тяжёлая тишина. С Тирионом сложно было не согласиться. И отомстить тоже хотели все. Вот только… Кому же мстить? Культ для них такая же загадка, какой были для него инструменты Тириона в тот день. Все эти колбочки, трубочки… куча листов, исписанных непонятными символами. И зелье рецепт которого давно забылся. – Тирион, вы ведь расшифровывали записи своего не совсем нормального предка?
- И многое расшифровал. – Гордая улыбка. – Откуда бы вы думаете у меня «Трель»?
- А вы не могли бы помочь нам в расшифровке записей одного нашего родственника? В них может быть важная информация о культе, но мы не можем их прочесть.
- Он был алхимиком? Или ненормальным?
- Нет, алхимиком он не был. – Впервые со смерти бабушки Визерис улыбнулся, хоть и криво. – Да и безумцем, вероятно, тоже. На самом деле, думаю, отец был нормальным. Просто это была его особая форма нормальности. Уникальная. – В прошлый раз говоря об отце Визерис злился, но не сейчас. Сейчас он лишь слабо улыбался. – Но читать его записи это ничуть не помогает.
- Что же, если они хоть на шаг приблизят нас к культу, то я посмотрю. – Тирион повёл плечами. – А леди Старк и её друг, возможно, согласятся мне помочь.
- Я не леди и…
- Если вы не заметили я не слишком высок и силён, да и в случае успеха, будет куда быстрее, если у меня будет помощник, который сможет записывать не только расшифровку, но и мои мысли. – Договорить Арье Тирион не дал и был этим вполне доволен. – А отвлекать демонов в такой момент, я считаю неверным. Кто нас защитит, если не они?
Арья насупилась, кажется собираясь что-то возразить, но опять не успела. Стены замка издали тяжёлый низкий звук и мелко завибрировали.
- Да чтоб всех этих на’ассари. – Дени вскочила, выругалась на демоническом. - Самим не надоело лезть в защищённый магией замок?
- Это разные идиоты. – Визерис только пожал плечами, спрыгнул с окна. – Пойдём. С удовольствием посмотрю, как ты им головы открутишь. И даже поучаствую.
- А я покажу Тириону библиотеку. – Петира очередные претенденты на титул короля сектора не интересовали, тем более, судя по тому, что замок их отогнал, никого серьёзного не ожидалось. – Потом перескажете, что было.
- Может тебе ещё и записать? – Шутка получилась сама-собой. Хорошо. Боль никуда не уйдёт, сколько бы времени ни прошло. Но хоронить себя заживо совсем не дело. – Есть… - Он хотел спросить про свиток, но осёкся. На запястье мелко дрогнул браслет. Последний подарок бабушки. Хоть и не ему. Что там опять могло у Джейме случиться? – Простите. Я, кажется, не пойду. Надо посмотреть, что с бывшим учителем случилось.
- Тогда я с тобой. – Кажется Визерис боялся отпускать его одного, после того, что случилось с бабушкой, но Джон был не против. А вдруг там очередной князь? В этот раз может не повезти.
- Пошли. – Джон протянул дяде руку, потянулся туда, куда звала сила браслета. Нить упёрлась в стену, хоть и слабую. – Но сперва придётся разрушить защиту.
***
- Магистр Мормонт. – Джейме постучал и не дожидаясь ответа вошёл в покои магистра инквизиции. Уютную комнату средних размеров, в которой повсюду стояли фигурки медведей, висели две картины и гобелен с ними, а довершало интерьер чучело в углу. Весь Собор знал, что медведя магистр убил лично. Джейме знал, что это не так. – Можно?
- Конечно, Джейме. – Джиор Мормонт был занят каким-то письмом. – Проходи. Только не надо так официально. Как магистр стражей, ты можешь обращаться ко мне по имени.
- Вы сейчас глава Собора, Джиор, к тому же старше меня. – Джейме взял стоящий у стены стул, подставил его к столу с другой стороны, сел. - Я посчитал невежливым переходить на обращение по имени без прямого разрешения.
- Теперь оно у тебя есть. – Магистр на мгновение поднял взгляд от письма. – Зачем пришёл?
- Думаю, я должен поговорить с вами о моей семье. – Джейме долго думал об этом. Он не хотел причинить вреда родным, он не знал, как отреагируют на таких родственников другие члены Собора. Точнее знал. И это было ещё одной причиной молчания. Ещё один раскол им был не нужен. Было вполне достаточно, что предыдущего магистра стражей обвинили в сотрудничестве с демонами. Второго такого удара орден мог и не пережить. Но после всего, что с ним случилось, Джейме иначе взглянул на магистра инквизиции. Слишком уж тот снисходительно отнёсся к Джону, у которого в пятёрке магом оказался демон, да и у самого Джейме не поинтересовался с чего он добровольно в Нижние миры пошёл.
- И для этого разговора необходимы меч и кольчуга?
- Не то чтобы. – А может и необходимы. Когда три дня назад Джон, ни слова не говоря, протянул ему письмо от младшего брата, Джейме поверил не сразу. Он знал, что отец интересуется демонами, и даже водит какие-то знакомства в Нижних мирах, но о культе Ворона и подумать не мог. Тем более после всего, что случилось с ним и Серсеей. Джейме казалось, что уж сестру-то отец любит, пусть и как отражение погибшей матери. Оказалось, что Серсея значила для великого лорда Тайвина столько же сколько сам Джейме. Важен ему был только Тирион. И лишь потому, что родился магом. – Но в последнее время я не прочь даже спать в обнимку с мечом.
- Понимаю тебя. – Мормонт закончил письмо, присыпал буквы песком. – С демонами мне сталкиваться почти не доводилось, но как-то попали мы с товарищами в засаду к колдунам. Нас тогда мой хороший друг выручил. Даром, что учился на священника, а не на инквизитора или стража. Но мечом хорошо работал.
- Я знаю про эту историю. Мне Лия пересказывала приключения брата в окраинных землях. – “Представляешь Нед целую пятёрку от колдунов спас. Не иначе они испугались, что он своими проповедями о истинно верной жизни в могилу сведёт.”
- О да, ты же был дружен с сестрой Неда. – Магистр тяжело вздохнул. Странно. Раньше Джейме не замечал за ним тоски по Лианне Старк. – Хорошая была девочка. И очень сильный некромант. Нам бы сейчас против культа её сила очень пригодилась. – Так он не по Лие тосковал, а по её дару. Джейме с трудом удержался, чтобы не встать и не уйти, громко хлопнув дверью. Мормонт не обязан разделять его чувства к Лие. Ссориться из-за такого - глупое ребячество. – Ну чего уж там. Что ты хотел рассказать о семье?
- Многое. Но прежде поклянитесь, что ничего из сказанного не покинет пределов этой комнаты. Я хочу решить созданные моими родными проблемы, а не породить новые.
- Клянусь волей и силой Создателя, что не стану пользоваться тем, что ты мне скажешь в корыстных целях или во вред тебе. Да поразит Он меня, если не сдержу я клятвы. – Мормонт поклялся не совсем в том, о чём Джейме просил. Зато клятва была настоящая, не отговорка. Создатель не Создатель, а дара инквизитору неисполнение такой вполне могло стоить.
- Что же. Тогда начну я, пожалуй, с того, что мой отец был полукровкой…
- И на этом и закончишь, Ланнистер. Причём навсегда. – Голос был Джейме знаком, но быть его обладателя здесь не должно было. Один из старейших магов Собора стоял, улыбаясь, у одной из стен, а у его ног сидел крупный золотой бес. Слишком похожий на того, что таскался за Тирионом. – Зачем мертвецам делиться между собой тайнами культа?
А ведь знали они, что предатель действовал не в одиночку. И даже пытались искать его пособников, но они слишком уж хорошо прятались. Вот этот маг с уникальным талантом построения порталов, принял очень деятельное участие в разгроме крупной ячейки культа, обнаруженной уже после того, как предательство Верховного Святителя было раскрыто. И что теперь делать?
Магистр Мормонт, в отличие от Джейме среагировал мгновенно. Молитва святой стрелы полетела в мага… и ушла в раскрытый перед ней портал. Тут Джейме сообразил быстрее и упал на пол вместе со стулом. Молитва прошла над головой и разбилась о стену. Ничего. Вся хитрость борьбы с уникумами в том, чтобы их отвлечь. Пока маг отбивается от стража, инквизитор прочитает блокирующую дар молитву. А у Джейме как раз и меч, и зачарованная кольчуга были. Доспех подошёл бы лучше, но и так неплохо. Вот только не мог же культ против двух магистров всего одного мага послать. Это отдавало каким-то неуважением.
Перекатиться по полу, встать на ноги, вытащить меч, встать, прикрывая инквизитора. Именно этому стражей и учили. И пусть с инквизитором они весте не работали, да и давненько Мормонт в бою не бывал, но шансов у мага всё равно не было.
Тот это тоже понимал. Поднял руки на уровень груди, скороговоркой произнёс сложную формулу. Светло-голубые окна порталов вывели в комнату ещё пятерых. У четверых были мечи, пятый, оружием не озаботился, видимо, ещё один маг.
Плохо. Только и успел подумать Джейме, прежде чем пришлось скрестить клинки с двумя из четырёх мечников. Крепкими, молодыми, хорошо работающими в паре людьми, вооружёнными, как и он, зачарованными мечами. Кажется, человеческая часть культа оказалась ничуть не менее опасна, чем демоническая. А уж если подумать, то стоившие им наибольших жертв столкновения организовывались именно людьми. Демоны пока в основном ошибались, натыкаясь на сородичей.
Серия атак. Джейме отбил. Под одну подставил кольчугу. Скользящий удар она выдержала, хотя и сменила цвет в месте удара. Чары, поддерживающие завораживающий голубоватый блеск рассеялись. Удар в ответ. Тоже отражён. Шаг назад, быстрый взгляд на Мормонта. Тому приходилось ещё хуже. Бе оружия и брони он оказался против двух мечников и двух магов. Пока старый инквизитор оправдывал звание магистра и справлялся, но надолго ли его хватит? Лучше поторопиться со своей парой и помочь.
Блок, наклонённое лезвие, короткий взмах левой рукой. Противник тут же дёрнулся в сторону, заслоняясь от метательного ножа. Которого у Джейме не было. Зато меч был и теперь ничто не мешало сделать выпад вперёд… Прямо в открывшийся перед лезвием портал. Проклятье. Джейме успел изменить направление удара, направив меч вниз и отпустить рукоять. Поэтому Мормонту в спину меч не вонзился, а лишь ударился. Зато он сам остался безоружен, чем тут же воспользовались противники. К горлу прижался клинок. Кажется убивать его сразу не собирались, чтобы маг не говорил.
Вот теперь бой точно был проигран. Маг очень хорошо всё спланировал, но у Джейме была ещё карта. Хотя Мормонту она бы и не понравилась. Не отрывая взгляда от магистра сжать руку в кулак и подумать о том, кто убедил наложить странные чары на кольцо с гербом Ланнистеров. Джон говорил, что этого должно хватить. Хорошо бы. Вот только почему он опять надеется на демона? Хотя, можно посмотреть иначе. Он надеется на сына Лии. А уж кем был его отец, так ли важно.
Но демоны появляться не спешили, а у Мормонта дела шли всё хуже. Он медленно отступал под ударами мечников и второго мага, оказавшегося мастером воды, наверное, хотел встать спиной к стене, но понял это не только Джейме. Один из двоих, дравшихся с ним подошёл к мастеру порталов, что-то сказал, кивнул, поднял меч. Мормонт охнул от боли, когда вышедшее из очередного портала лезвие вонзилось ему в спину. Неужто всё?
- Мы обещали не убивать. – Незнакомый маг воды нахмурился. – У нас могут быть проблемы.
- Мы никого не убили. А проблемы будут у того, кто, обладая способностью принять любой облик и имея в союзниках Верховного Святителя, оказался хуже двух не самых сильных магов и четверых простых бойцов. – Мастер порталов с явным наслаждением размял руки. – Может во тьму этот культ, переметнёмся к королю? Старший Ланнистер говорил, что там опытных магов жалуют.
- И с чем мы к королю придём? С нападением на лидеров Собора? – Второй маг оказался далёк от мечтательности. А жаль. Джейме уже видел, что король с этими двумя сделает. – Нас прям там и повесят. Королевской власти противостояние с Собором сейчас невыгодно. Святош люди поддерживают. Так что вариантов кроме культа у нас пока нет.
- Жаль. Ну хоть посмотрю, как этого лысого оборотня перекосит. Провалить всё, за что взялся – это талант.
- Он не провалил. – Чёрная щель в воздухе открылась как раз на последних словах мага. Джейме и подумать не мог, что будет так рад услышать глубокий и певучий нечеловеческий голос. – Ему помешали. Мы. – Джона он едва узнал. Мало чёрных с белым крыльев, к которым Джейме так и не привык, так сегодня у Джона и волосы оказались другого цвета. Вместо угольно-чёрных, как у Лии они стали серебристо-золотыми, как у Дени.
- Что? Откуда… - Маг поперхнулся воздухом, державший у его горла меч боец запаниковал и вознамерился ударить. Но клинок не сдвинулся. Джейме покосился в сторону. Демон, убивший Куорена, держал лезвие рукой, и улыбался несмотря на стекающую по мечу чёрную кровь.
- Наши искренние приветствия культу.
- Желаем счастья по ту сторону смерти. – Охотно поддержал явно издевательскую фразу Джон и ударил когтями в горло мечника. Движение слишком быстрое для человека. Увидеть можно, уклониться из такой стойки – нет.
- Осторожнее со стариком. Он мастер порталов. – Как только клинок исчез от его горла Джейме посчитал своим долгом предупредить демонов. Вряд ли маг сможет их убить, но вот навредить попытается.
- Да неужели. Ну посмотрим, как он колдует без рук. – Второй демон усмехнулся так, что захотелось сбежать подальше. Желательно в другую страну. В следующее мгновение вокруг мага взметнулся песок, окутав его до шеи.
Мечники кинулись к стене и упали. Двум спины пробило что-то похожее на ледяные копья, одному отсекла голову песчаная плеть. На мага воды даже смотреть было жалко. Он поспешно зашептал, кажется пытаясь наколдовать себе защиту, но не преуспел. Вода в его руках в одно мгновение превратилась в лёд, от дикого крика человека, кровь которого замерзала в теле вздрогнул даже Джейме. С каких пор Джон стал таким жестоким?
- Интересный приём. Никогда раньше не видел. – А вот второго демона жестокость не поразила, он только удовлетворённо улыбнулся. – Где научился?
- Это из магии людей. Перехват контроля над заклинанием близкой стихии. – Джон тоже только плечами пожал. – Давно хотел попробовать, но при удаче оно смертельное. А тут один пленник у нас есть. – Бывший ученик удовлетворённо улыбнулся, словно он не убил только что человека одним из самых сложных и жестоких заклинаний магов стихий. – Считается сложным, так как требует очень необычной формулы при одновременном управлении источником и контроле действий противника. Но…
- Но демону формула не нужна, а управлять даром это почти как дышать. Хорошее заклинание. Научи меня потом. Будет интересно на демоне попробовать.
- С удовольствием. Хотя и не думал, что мне так скоро придётся тебя чему-то учить. – Вновь улыбка и Джон всё же повернулся. – Ты в порядке, Джейме.
- Нормально. – Он потряс головой, прогоняя жуткой воспоминание. Культ убил бабушку Джона, так написал Тирион. При воспоминании о странной демонице с лиловыми крыльями, даже он злился на её убийц. Ничего странного, что Джон хочет отомстить. И делает это… как демон. Но тут придётся смириться. – Но Мормотнт серьёзно ранен.
- Магистр инквизиции? – Второй демон вскинул брови, ухмыльнулся. – Вот так. Неужто моя проблема решится сама собой?
- Виз. – А ведь и вправду. Мормонт знал истинное имя демона. И Куорен знал. Почему-то об этом Джейме вспомнил только сейчас. Его друг был обречён в случае провала поимки князя. Был обречён в тот момент, когда согласился услышать истинное имя. Не то чтобы это что-то меняло… - Твою решит, мне создаст. – Но вот Джон оживление, кажется родственника, не поддержал. – Так что пошли посмотрим. Магистр неплохой человек. Надо ему помочь.
***
Магистр дышал с трудом, на губах выступала кровь. Плохая рана, так он скоро захлебнётся собственной же кровью. Джон покосился на Визериса, но тот только плечами повёл. Действительно. Целительство дядюшке давалось плохо, ни характер, ни стихия не располагали. У Джона, судя по первым попыткам, должно было со временем получаться куда лучше, но на такую рану ему бы умений не хватило. Что же, кажется, пришло время вновь потренироваться в наконец восстановившемся инквизиторском даре. А то совсем Джон его забросил.
- Магистр, дышите осторожнее. – Джон присел рядом с Мормонтом, но крылья убирать не стал. Какая уже разница. Бабушкиного амулета у него всё равно нет и серебристые волосы не спрячешь. – Сейчас попробую вас вылечить. Но молитвами я давно не пользовался, может быть больно.
- Не надо, Джон. – Хриплый шёпот дался магистру тяжело, он закашлялся, крови стало ещё больше. – Это уже не поможет. Зачарованный меч неудачный попался. – Вновь тяжёлый кашель. Время магистра истекало очень быстро. – Моему сердцу недолго осталось, даже если ты залечишь рану. Хотя посмотреть на то, как демон читает молитву, было бы забавно. Хорошая история, чтобы рассказать по ту сторону смерти. – Улыбка у него вышла откровенно жутковатая, даже на взгляд демона. Но она была последним, что Джон заметил.
- И почему я не удивлён, что вы не удивлены тому, что я демон. – Вот чувствовал он, что Мормонт знает больше, чем говорит. Вот только как же он терпел рядом с собой демона? Если бы кто-то узнал, инквизиции пришёл бы конец. – Давно знаете?
- Что ты полукровка всегда знал. Что не просто полукровка задумался после той истории с инкубом. – Магистр судорожно вдохнул, вновь зашёлся кашлем. – Легенду ты хорошую придумал. Для тех, кто не знал, что ты не человек. – Интересно как. Значит Магистр знал, что он полукровка? И откуда же? Дядя Бенджен ему рассказал? Вполне возможно, но вот со словом всегда как-то это плохо смотрелось. Сказал бы «с момента твоего прихода в Собор» было бы понятно, а так… Нужно было уточнить. – Подожди. – Говорил магистр уже тоже с трудом. Делая пазу после каждого слова. – Я должен… ещё сказать. Пока не… Ты должен знать. Про Лианну. – Про мать? Неужто магистр знает что-то про её смерть? Нет, не что-то правду. Или про отца? Или… - Она ещё… Ещё…
- Жива что ли? – Не выдержал первым Визерис, вместе с Джейме тоже подошедший послушать.
Магистр только кивнул. – Монастырь в Долине. Самый… Самый известный. Джейме знает. Прости я дол… - Договорить он не смог, вновь закашлялся, захрипел, схватился за грудь и перестал дышать. Джон медленно поднял голову. Что же, кажется, Джейме знал о каком монастыре говорил Мормонт, а не о матери. Выглядел он не менее изумлённым, чем Визерис.  И чем сам Джон себя чувствовал.
- Последний раз я был так удивлён, когда узнал, что мой отец был демоном. – Хотелось вскочить и бежать в тот монастырь. Но это ему ничего не даст. Если он не собирался там всех перебить, то действовать следовало умнее. И, пожлуй, столь нежеланный титул временного магистра инквизиции мог ему в этом помочь. – Но сейчас есть более своевременный вопрос. Как мы всё произошедшее будем объяснять Собору?
***
- Что, Паук, нашёл местечко чтобы спрятаться? – Услышав вопрос он замер, мысленно прибил пришедшего, напомнил себе, что сделать это невозможно, да и крайне неосмотрительно и только после этого повернулся. – Решил не раздражать дядю собой после очередного провала?
- Просто продумываю новый план. Не столь глупый как у этих людей. – Оставаться спокойным, глядя на вечно улыбающегося собеседника было чрезвычайно сложно. А ведь если с Вороном что-то случится, этот тип станет королём водного сектора. И как жить тогда? – Зачем ты пришёл?
- Глупым был не план людей, а твоё поведение, Паук. – Собеседник сделал вид, что не понял желания избавиться от него, вошёл, подошёл к висящей на стене карте. – Растрепал дяде как хорош твой план, а исполнителям даже одного демона в помощь не выделил. Рассчитывал их унизить, да? – Стоило признать, несмотря на поведение недалёкого ловеласа этот кас’хани мог быть весьма проницателен. Наглых магов Паук действительно был не прочь унизить. – Но они провалились, так что раздражение дядя решил сорвать на тебе. Неприятно.
- Что тебе надо? – Поиздеваться пришёл? Раньше за этим замечен не был, но всё бывает в первый раз. Или не в первый. Всё же на Ворона Паук работал куда меньше, чем жил этот.
- Пришёл рассказать тебе, как ты вернёшь расположение моего дяди. У меня есть отличный план.
- И зачем это тебе? – Опыт позволил не показать эмоций, но…
- Пока ты крутишься рядом с дядей он забывает обо мне и не тянет в свои авантюры. Меня это вполне устраивает. – Собеседник неторопливо расправил крылья настолько тёмно-синие, что при недостатке света их легко можно было посчитать чёрными. – Так как, интересен тебе план?
- Я слушаю. – Признаваться в интересе не хотелось, но вдруг там действительно чт-то любопытное.
- Слушай. Итак, ты спланируешь и проведёшь величайшее жертвоприношение за всю историю этого мира. Мы получим столько энергии, что сможем прекратить дурацкие эксперименты и двинуться напрямую к финалу дядиного плана. Думаешь он сможет не простить того, кто сделает такой подарок?
- Собор и огненные. – Паук тяжело вздохнул. Нет, ничего интересного. – Нам не дадут нужного времени.
- О, они будут очень заняты. И одни и другие. Поверь мне. – Улыбочка очень напомнила ту, которой улыбался Ворон. Какое… интересное семейное сходство. – И я знаю, как этого добиться. Одна из моих миленьких подружек – монашка и она рассказывает любопытные вещи. – Собеседник подошёл к карте, вновь ухмыльнулся. – Нас будут искать вот здесь и вот здесь. А мы нападём вот тут. В древнем и очень важном для людей замке.

+2

53

Две жизни
- Не переживай. Всё пройдёт нормально. – Ему на плечо мягко опустилась ладонь. Дени. Чтобы он без неё делал? И сейчас, и всегда. – Вы с Джейме всё хорошо подготовили. Вопросов не возникнет.
- Я переживаю не из-за монашек. – Джон ещё раз окинул взглядом монастырь, больше похожий на замок. Невесомо-воздушный, почти прозрачный на фоне всё ещё заснеженных гор Долины. Джейме рассказывал, что под этот монастырь использовали какую-то постройку, куда более древнюю, чем Собор. И сейчас, рядом с ней стало понятно зачем. Монастырь окружала лёгкая, почти невесомая аура магии, но не было сомнений, что при попытке атаки на это место, аура оживёт и станет куда более опасной. А там и инквизиторы подтянутся. Именно из-за этой защиты в монастыре веками держали женщин-магов, по какой-то причине избежавших костра. И ни одна из этих стен не вышла. – Я… я не могу понять, что мне делать, когда увижу её. Что мне сказать, Дени? Что сделать? Я столько лет считал, что моя мать умерла от болезни, когда я был ребёнком…
- Сперва, что ты должен забрать её по делу Собора. Не стоит начинать откровенные разговоры в таком месте. – Дени ласково улыбнулась, но глаза остались печальными, должно быть вспоминала о своей матери, которую уже никогда не увидит. – А потом, ты сам поймёшь. Она же твоя мама.
- Но я совсем не знаю её. Какая она, что любит, о чём мечтает, чего…
- Джон. – Она накрыла его губы ладонью, вновь улыбнулась. – Разве это важно. Ты знаешь, что она любила тебя. Что тебя забрали против её воли. Этого достаточно. Ты ещё успеешь узнать, что она любит помимо тебя, поверь.
- Ты права, наверное. – Джон кивнул, тряхнул головой, отгоняя робость и всё же направил коня к воротам монастыря. Если он хотел увидеться с матерью, то стоило действовать.
У ворот их не задержали. Просьбы проводить к настоятельнице, алой мантии и свитка с печатью Собора оказалось вполне достаточно, чтобы молоденькая монашка проводила их к одной из келий. Или скорее комнат, решил Джон, открыв дверь. Помещение было куда просторнее, чем должна была быть келья даже настоятельницы. Впрочем, в этом монастыре всё было не так. Окна от пола до потолка, широкие коридоры, устланные странным материалом, похожим на бело-голубой мрамор, но ничуть не скользким, изящные колонны, лепнина на стенах и потолке. Джон не мог избавиться от ощущения, что у этого замка и дома его демонической семьи был один архитектор. Возможно ли было, что демоны когда-то жили наверху? И что их творение не разрушили и даже не повредили?
- Вы хотели видеть меня, милорд? – Настоятельницей оказалась немолодая, но ещё красивая женщина, идеально ровно держащая спину даже в кресле.
- Да. У меня поручение от магистра стражей, временно возглавляющего Собор. – Джон положил перед настоятельницей свиток, ещё раз осмотрел комнату, остановился на камине, собранном из тонких расписных пластинок, и решил, что промолчать будет выше его сил. – У вас удивительно красивый монастырь. И крайне необычный.
— Это не моя заслуга. Он оставался неизменным с тех пор, как люди впервые пришли сюда. – Настоятельница отвечала спокойно, одновременно распечатывая свиток. – По легендам его построили ещё до Катаклизма, и сила создателей защитила его и от времени, и от варварской жажды разрушения некоторых людей. Жаль лишь, что гобелены, ковры и шторы, которые здесь несомненны были, растворились в веках. – Катаклизм? Джон бросил изумлённый взгляд на Дени, которая тоже выглядела ошарашенной. Значит замок был построен куда раньше появления демонов и даже ещё до того, как когда-то единый мир был расколот чудовищным всплеском магических энергий, получившим название Катаклизм, на верхний и нижний. От ощущения невероятной древности всего вокруг даже похолодели пальцы. – Значит вам нужна одна из моих подопечных? Хм, Лианна Старк?
- Да. – Возращение в настоящее было слишком резким, закружилась голова, словно его на самом деле за мгновение пронесли сквозь тысячелетия. – Она может обладать информацией по Культу Ворона. После частично удавшегося покушения магистр Ланнистер посчитал, что мы не вправе пренебрегать ни одним её источником.
- Магистр очень мудр. – Настоятельница ещё раз изучила свиток, остановилась взглядом на подписи временного магистра инквизиции, его подписи, улыбнулась. – Я буду рада содействовать в борьбе с демонами. Вы можете забрать сестру в любое время.
- Тогда я предпочту сделать это сейчас. – Джон слегка повёл плечом. – Время в борьбе с культом дорого.
- Я попрошу проводить вас к её келье. – Женщина вновь улыбнулась, встала, направилась к двери. – Будьте осторожны, сопровождая её. Уже много лет сестра ведёт себя порядочно, но будучи молодой пыталась сбежать несколько раз. Говорят, у неё остался маленький сын и она стремилась к нему.
Джон лишь кивнул, с трудом сдержав улыбку. Мама хотела вернуться к нему. Она его действительно сильно любила.  Теперь бы ещё узнать кто лишил его возможности вырасти с ней. Кто помимо Мормонта отправил её в этот монастырь. Идея у Джона была, вот только она ему совсем не нравилась.
Настоятельница предала их молодой монашке, которая по необыкновенным коридорам провела их в другую часть замка и оставила перед небольшой дверью, каким-то образом выглядящей куда более грубой, чем стена и явно появившейся куда позже. Рука на мгновение замерла, словно просто постучать было самой трудной вещью в жизни. А затем нажать на дверную ручку, шагнуть в келью с окном во всю стену и скромным убранством, поднять голову на сидящую на кровати женщину. У неё были угольно чёрные волосы, тёмно-серые глаза, острые и при этом словно завораживающие северные черты лица и королевская осанка. Даже в этой маленькой комнате, в простом платье, с заблокированным даром она выглядела величественно. Когда-то Джон читал, что это было отличительной чертой сильных некромантов. И сейчас эта величественность словно подавляла, лишь добавляя неуверенности.
- Как интересно. – И разговор начала она. Мягкий бархатистый голос напомнил о Квиберне, а тон о зимах на севере. – И с чем же ко мне пожаловала инквизиция?
***
Девушка наклонилась к цветку, осторожно чтобы не уколоть пальцев шипами ухватила стебель, сломала и с улыбкой выпрямилась, держа в руках необычного голубого цвета розу. Снежные розы, единственные, что цветут посреди зимы. Её любимые. Отец посадил их в замке специально для неё, но одомашненные не обладали и сотой долей красоты диких, выросших вопреки снегу и ветру на речном берегу под нависающим над рекой полотном обрыва. Девушка поднесла розу к лицу, чтобы вдохнуть тонкий, едва ощутимый аромат, но не успела, чужие ладони закрыли глаза.
- Рей! А ну отпусти меня! – Кто ещё мог так подкрасться к ней? Человека она бы за сотню метров почувствовала, а демон спустился с неба, которое она чувствовала куда хуже. И как не боялся летать посреди дня? Заметит ведь кто-нибудь. – Ты опять летаешь посреди дня? А если заметят?
- И что с того? – Его руки соскользнули ей на плечи, а завораживающий, так и не ставший привычным голос прозвучал у самого уха. – Ни меня с такого расстояния не опознают, ни круг камней не найдут.
- И всё равно. Зачем так рисковать ради шутки? – Она надула губы и вывернулась из его рук. Не потому, что обиделась, а просто чтобы показать, что так легко очаровать её не удастся. – Стоит оно того?
- Ну разумеется. – Он рассмеялся, поправил выбившуюся из её косы прядь волос. – Общение с тобой стоит чего угодно. Тебе очень идёт эта роза.
- Общение, но не дурацкие шутки. – Отвлечь себя она не дала, нахмурилась ещё сильнее, словно это помогало настроиться на давно запланированный, но всё равно пугающий разговор. – Нам нужно поговорить.
- О моих полётах? – У него так очаровательно округлились глаза, что она едва не рассмеялась.
- Нет. Не о них. – Она глубоко вдохнула, собираясь с духом. Она сможет. Она могущественный некромант, дочь и сестра лордов Севера. Она может сказать три простых слова. – Рей, я беременна.
- Ты что? – А ей-то казалось, что он был удивлён до этого. Но, видимо это было лишь лёгкое недоумение.
- Демон нескольких столетий от роду не знает, что значит беременна? – Разговор предполагался серьёзным, но в этот раз она не смогла не рассмеяться.
- Я знаю, что это значит, я просто не… - Он прервался, замолчал. Ей захотелось задержать дыхание. Что не? – Ну, если ты не хочешь этого ребёнка я могу…
- Не смей! – Она шарахнулась назад, прикрывая живот руками. Она не даст убить своего малыша. Никому. Даже его отцу. Особенно ему. – Если он тебе не нужен, я сама его выращу.
- Я не имел ввиду ничего подобного. – Он поспешно вскинул руки, виновато улыбнулся. – Просто предложил. Так положено. Я никогда не думал, что ты хочешь детей.
- Этого хочу. – Она выдохнула, постаралась успокоиться. Лучше обойтись без магии. Для нерождённого ребёнка её дар мог быть опасен. Только самой не хватало его убить.
- Тогда, отвечая на твоё обвинение, я тоже. – Он улыбнулся и подмигнул, а она даже не сразу поверила. – Как я могу не хотеть увидеть моего и моей любимой ребёнка. – Он озорно улыбнулся и вдруг шагнул вперёд, подхватил, закружил по берегу. – Я буду ждать его больше всего на свете.
- Рейегар.  Она редко пользовалась его полным именем, но сейчас не смогла удержаться. – Рей. Я так… - Она задохнулась от счастья, рассмеялась. У её ребёнка будет отец, у неё будет Рей. Он не бросил её, не посчитал, что с ребёнком она станет ненужной. Она давно знала, что истории о демонах лишь глупые суеверия, но как прекрасно было убедиться в этом лично. – Это так здорово. А как мы его назовём?
- Не рано ли? – Он тоже рассмеялся, но словно задумался. – Ну, если будет девочка, то можно – Висенья, Ви или Энья кратко, а если мальчик…
Чужое присутствие словно тёмная волна ворвалось в счастливый сон. Трое. Идут сюда. Одна – девушка из монастыря, двое незнакомых. Может пройдут мимо. А может нет. Она открыла глаза, стряхивая счастливое воспоминание, села на кровати. Спала на заправленной и прямо в платье. Хорошо, лишних действий не потребуется. Подавленный дар позволял почувствовать людей метров за десять, не больше, этого бы не хватило, чтобы одеться и заправить постель. Трое остановились перед её дверью, затем знакомая развернулась и ушла, двое остались. Лианна поспешно поправила волосы, выпрямилась, постаралась придать лицу нечитаемое выражение. В дверь постучали, вежливые какие, медленно она открылась и порог переступили, наверное, самые неожиданные гости. И юноша, и девушка были ещё совсем молоды. На нём алая мантия, и что от неё понадобилось инквизиции, решили пересмотреть старые процессы? Она очаровательная блондинка с фиолетовыми глазами. Словно женская копия Рея. Даже головой потрясти захотелось, чтобы избавиться от наваждения. Вот ведь невовремя сон. Долго ей теперь в магах Собора будут демоны мерещиться?
- Как интересно. – Самым верным способом престать думать о ерунде было начать разговор. – И с чем же ко мне пожаловала инквизиция?
- Нам нужна информация по культу Ворона. – Инквизитор ответил не сразу, словно не мог найтись со словами. Да и смотрел он неё как-то странно. – Мы знаем, что ваш… любовник демон многое знал про них.
- Кас’хани. – Ругательство на чужом языке вырвалось как-то само. Хотя какой теперь смысл скрывать. Выходит, инквизиция знает о Рее. А ведь ей обещали, что никто и никогда не узнает. Чтоб этому Мормонту собственным длинным языком подавиться. – Ну что же. Возможно, я что-то и знаю. – Они так одновременно вскинули брови, когда она выругалась. Удивились? Да и юноша с явным трудом произнёс слово любовник. Инквизитору настолько противно говорить о демоне в нейтральных выражениях? – Но я ничего не расскажу. По крайней мере пока вы, раз уж такие всезнающие, не скажете, что с моим сыном.
- Ваш сын служит Собору, с ним всё в порядке. – Голос у девушки тоже оказался чем-то на голос Рея похож. Да что же это такое. – Более того нынешний временный магистр инквизиции знает, что он полукровка и не считает это чем-то предрассудительным. – Девушка сделала паузу, грустно улыбнулась. – Вы сможете с ним увидеться, если выполните нашу просьбу.
- Временный? А что случилось с предыдущим? – Сможет увидеться с сыном? С Джейхом? Пожалуй, ради такого она готова была припомнить всё, что Рей когда-либо говорил об этом культе.
- Магистр Мормонт погиб в результате покушения, устроенного культом. – Ей показалось, или юноша был не слишком опечален смертью магистра? – Так вы согласны?
- Почему бы нет. Если бы вы мне ещё сказали, что на моего брата тоже совершили какое-нибудь удачное покушение я бы вашим магам даже дала в моей памяти покопаться.
- Нет, лорд Старк жив. – Инквизитор покосился на свою мага, которая нахмурилась и потеребила длинную косу. Не понравилась девочке такая жестокость к родному брату. – Собирайтесь. Мы отвезём вас в столицу Собора.
- Было бы что собирать. – Она тихо фыркнула, сгребла со стола бумаги, почти абсолютная память позволила вспомнить и переписать стихи, что Рей когда-то писал для неё, подобрала взятую у настоятельницы книгу, просто так было скучно, а бросать её тут и ссориться не стоило. Вдруг придется сюда вернуться. – Моё всё. А вот пока я получу зимнюю одежду вам придётся подождать.
- Мы во дворе будем, с лошадьми. – Девушка бросила взгляд на её листы, замялась. – Можно стихи посмотреть?
- Смотри. – Лианна отдала бумаги, пожала плечами. Для неё они ничего не значили. Надо будет, ещё раз перепишет. - Но учти, их для меня демон сочинял.
- Переживу. – Ухмылка в ответ стала полной неожиданностью. Похоже эта волшебница не разделяла отношение своего инквизитора к демонам. Мило. Может и удастся нормально общаться. До столицы Собора на лошадях путь долгий. Придётся привыкать к обществу инквизитора. Ах, если бы не сын. Только бы они её и видели. Но она не могла упустить шанса увидеться с Джейхом. Каким он стал? Что с ним? Брат грозился отдать малыша в монастырь. Не сломали ли там её мальчика? Не сделали одним из чёрных, видящих лишь волю своего Создателя? Она могла лишь надеяться, что нет. Тогда они вместе сбегут от инквизиции. И пусть у неё нет дара. Лианна была вполне уверена, что сможет справиться и так. А даже если нет, всё лучше, чем клетка. Она бы давно покинула её, если бы не сын. После первых её попыток сбежать брат пригрозил, что ещё одна и с её Джейхом случится беда, не все в Соборе считали полукровок невинными детьми.
Когда она, переодевшись в тёплую одежду и воскресив немного утихшую за годы ненависть к брату, спустилась во двор, девушка и юноша уже забрали лошадей. А подойдя поближе, она услышала, что маг тихо читает стихи своему спутнику. Посмеяться решили? Но голос девушки был скорее печальный, и Лианна решила не злиться. Возможно, волшебнице просто понравились стихи.
- Красиво, правда? – Оба обернулись на её голос и ей показалось, что в глазах девушки блеснули слёзы. – Не только люди могут создавать прекрасное.
- С этим трудно поспорить, леди Лианна. – Инквизитор потряс головой, словно наваждение отгоняя. – Надеюсь вы помните, как ездить в седле. Дорога долгая.
- Я не делала этого восемнадцать лет, но думаю, справлюсь не хуже вас. – Не то чтобы она была уверена, на самом деле, но упрямство не давало разговаривать с ними нормально. Им было от неё что-то нужно, значит не тронут, а ей они не нравились, значит может себе позволить вредничать.
- Надеюсь. А то придётся через седло перекинуть. – Волшебница ответила в том же тоне, быстро облизнула губы и заработала тычок в бок от инквизитора. Взгляд друг на друга, смущённая улыбка и пожатие плеч от девушки, и они оседлали своих лошадей. Лианне со стременами пришлось повозиться дольше. Давно не ездила. Но что и как делать она помнила, так что спустя несколько минут пути начало вспоминать и тело. Прекрасно, она ещё поскачет наперегонки. Пусть и с этими двумя.
Ехали молча. Инквизитор и волшебница, кажется не слишком хотели разговаривать в присутствии Лианны, она тоже не стремилась к общению. Хотя один вопрос у неё всё же был. – Вы сказали мой сын служит Собору. В каком ордене?
- В инквизиции. – Юноша не обернулся, говоря, а Линна дёрнула повод сильнее, чем нужно было. В инквизиции? Её сын? Не может ли быть что им разрешат встретиться лишь потому, что он считает мать преступницей?
- И он отличный инквизитор. – В голосе девушки прозвучали шутливые нотки. Кажется, она обращалась больше к спутнику, чем к Лианне. – Да, Джон?
- Ну, если ты так считаешь. – Он тоже улыбнулся. Интересно. Какое же отношение эти двое имеют к её сыну? А имеют точно. Слишком уж уверенно они о нём говорили. – Не стану спорить. Хотя, на мой взгляд слово неплохой подходит больше.
- Неплохой? Ну-ну. Неплохих много, а Мормонт кого попало не выделял. – Девушка рассмеялась, Лианна поняла, что начинает злиться.
- А может стоит меня включить в разговор? – Она почти забыла, что может говорить таким голосом. Словно неживым и холодным. Они одновременно вздрогнули и обернулись. – Вы говорите о моём сыне.
- Разумеется, Джон, рассказывай. – Волшебница прищурилась, а затем резко дёрнула поводья, сворачивая на какую-то полу заметную тропку. – Или ты хочешь, чтобы я это сделала?
- Я… - Голос инквизитора прозвучал так неуверенно. – Нет, наверное, но, Дени…
- Дени? – Договорить она не дала. Дени. Так звали младшую сестру Рея. Могло ли ей не просто почудиться сходство?
- Да, Дени. – Она вздохнула, остановила лошадь на круглой площадке, окружённой скалами и обрывами, спрыгнула на землю. – Рей говорил вам обо мне? Потому что нам он даже имени вашего не назвал. – Она улыбнулась, блеснули клыки, за спиной соткались белые крылья, на пальцах вытянулись когти. Перед ней стояла княжна демонов. И она её ещё девушкой считала… - Джон, ты собираешься слезать с лошади и превращаться? Или считаешь, что до Нижних Миров я тебя подброшу? С учётом того, что вас двое, только через плечо, как Виз дружка твоей сестры таскал.
- Демон в инквизиторской мантии? – Мнимый инквизитор усмехнулся подруге, скинул мантию ей на руки и обзавёлся чёрными крыльями с белым узором. – Как интересно? Давно ваши такой маскировкой пользуются? И что вам от меня надо на самом деле?
— Это не маскировка. Я действительно инквизитор. И демон. – Он расстегнул какой-то кулон и его тёмные волосы побелели. Став серебристо-золотыми как у Дени… и Рея. Только сейчас она заметила, как он был похож. – Я родился полукровкой, но попал в Собор и стал инквизитором, даже не зная, что мой отец – демон. Мой дядя предпочёл об этом умолчать. И мечтал отправить меня в монастырь, чтобы смыть позор с семьи. – Лианна почувствовала, как у неё задрожали руки. Нет, нет, нет. Не может быть. – Но с монастырём не задалось. Другой дядя заметил у меня способности инквизитора и помог попасть в алый, а не в чёрный орден. Я прослужил несколько лет, привлёк внимание магистра, стал вторым в инквизиции, познакомился с демоном. А потом, выясняя историю таинственного медальона, случайно узнал, что мой отец был демоном, а мать некромантом. – Глаза заволокло туманом. Неужто она плачет? Когда она плакала в последний раз? Когда убили Рея, кажется. – Моя бабушка провела ритуал, который не должен был иметь последствий, но, неожиданно для всех, последствия были. Позже мы выяснили что это из-за того, что у меня было имя демона и кто-то, кого я не знал, позвал меня им во время ритуала. Сегодня, услышав ваш голос, я понял кто это был. Скажите, ведь это вы назвали меня Джейехейрисом?
- Джейх кратко. – Едва слышно прошептала она в ответ. Несколько месяцев назад у неё был сон, не один из прошлого, другой. Она видела ритуал для юноши, который, во сне она была уверена, был её сыном. И не в силах смотреть как он задыхается, она позвала по данному Реем имени. Она не помнила лица юноши, но после всего, что он сказал, не могла не поверить. Он был так похож на Рея. И рядом с ним стояла девушка, которую Рей звал сестрой. Если это было неправдой, то слишком сложной и бессмысленной. – Ты?..
- Да. Я был столько лет уверен, что вы погибли от болезни, когда я был ребёнком. – Он покачал головой, Лианна смахнула рукой слёзы, чтобы лучше видеть того, по кому скучала восемнадцать лет. – И лишь недавно магистр Мормонт умирая сказал мне, что вы живы. Мы с магистром Стражей, Джейме Ланнистером сделали всё возможное, чтобы как можно скорее вывезти вас из монастыря, не привлекая внимания…
- Джейме? – Молодой страж, сын Тайвина Ланнистера, не унаследовавший от отца ни магического дара, ни заносчивости, член её пятёрки. Они дружили, он гостил в Винтерфелле, она даже была влюблена в него немного. До того, как встретила Рея. И его она просила позаботиться о Джейхе, если с ней что-то случится. Тогда она ещё не знала, что случится совсем не то, о чём она думала. – Стал магистром?
- Да. – Кивок в ответ. - Он хотел приехать, но не мог бросить Собор без руководства в такое время. Поэтому поехали мы с Дени. Мы хотели освободить вас, больше нам ничего не нужно, мама.
Следующие минуты она помнила плохо. Как обнимала своего такого взрослого сына, плача впервые за восемнадцать лет, как он гладил её по спине, не задевая когтями, как обнимал крыльями также, как когда-то делал его отец.
- Джон. – Момент прервала Дени и голос у неё звучал смущённо. – Нам нужно уходить. Мы обещали человеку, предоставившему нам лошадей, что он нас не увидит.
- Да-да. Сейчас. – Её Джейх поспешно убрал крылья, шагнул назад. – Прежде чем вернёмся нужно освободить мамин дар. Не станем пугать демонов инквизиторским даром.
Дени рассмеялась, а сын взял руку Лианны улыбнулся и впервые в жизни она увидела, как демон читает молитву. И как та, не причиняя ему вреда, срывает все оковы, в которые заковали её дар, уничтожает то, что столько лет незаметно отравляло жизнь. Без дара можно жить, но хорошей такая жизнь не будет, как жизнь без руки или ноги. К счастью, именно запечатанную магию можно было вернуть. Источник раскрылся, тонкие нити силы некроманта коснулись чувств, мир вокруг ожил, задышав биением сердец мелких зверьков, лошадей и двух демонов. Теперь она уж точно не спутала бы их с людьми.
Она вновь была рядом с сыном, она вновь слышала такое привычное для некромантов биение чужих жизней, она вновь видела пронизывающие воздух энергии. Впервые за восемнадцать лет Лианна Старк вновь ощущала себя живой.

+1

54

В главе полный набор ПОВов огненной семейки

Волчий замок
- Леди Лианна. – Дени на несколько мгновений замерла, прежде чем толкнуть дверь, войти и поздороваться с некроманткой. Она даже для себя не могла ответить действительно ли она хочет знать ответ на вопрос, с которым пришла. Ведь если она всё поняла верно, если её мысли подтвердятся… Что ей делать тогда? Не приведёт ли этот вопрос к ссоре с Джоном?
- Да Дени. – Некромантка опустила руки, рассыпая изумрудными искрами сконцентрированную магию, повернулась с улыбкой. - Что-то случилось?
- Нет, что вы. – Того что она обращается к куда более юной человеческой женщине на вы, а сама Лианна к ней на ты, Дени объяснить себе не могла. Но было в Лианне что-то похожее на маму. Что-то из-за чего даже Виз относился к ней как к равной. – У меня вопрос… Очень важный для меня.
- Постараюсь ответить, если так. – Лианна поправила чёрные волосы, потёрла кончики пальцев. – Только ты не против, если мы поговорим где-нибудь ещё? Кажется на сегодня мучить источник хватит. От того, что я потеряю контроль над даром лучше не станет никому.
- Разумеется. Пойдёмте на балкон. – После стольких лет под печатями дар Лианне отзывался неохотно. Создавать заклинания, контролировать дар, да даже просто призывать его оказалось для некроманки крайне сложной задачей. Поэтому ей отдали зал, где Дени и Виз раньше учили Джона. Хорошая защита позволяла не опасаться, что неконтролируемый прорыв дара кому-то навредит, но Лианна всё равно оставалась очень осторожной. – Угостить вас вином?
- Некроманты не пьют. Нельзя. – Она тихо рассмеялась, пригладила волосы. Благородные дамы редко носили их отстриженными столь коротко, а вот для монашек короткие стрижки были привычным делом. Такие волосы было легче прятать под традиционные облачения при необходимости. – В этом мы чем-то схожи с магами разума.
- И инквизиторами, как видно. Джон тоже всё время отказывается. – Дени улыбнулась, но Лианна неожиданно не поддержала. Она всегда улыбалась, когда разговор шёл о Джоне, а тут нахмурилась.
- Инквизиторам не запрещено. Просто слишком опасно. Пьяный маг не удержит контроль над магией и станет опасен для других, а пьяный инквизитор не выговорит молитву и окажется беспомощным. А убить их многие хотят. – Тёмные глаза Лианны как-то нехорошо сверкнули на этих словах. Дени захотелось поёжиться. Она была магом Собора когда-то, её друг был Магистром стражей, а сын инквизитором. Но ненависть перевешивала всё. Что же ей сделал Собор? Джон о своей матери рассказывать не хотел, хотя они ещё в первый день проговорили несколько часов. Говорил, что такие личные вещи может рассказывать только тот, кому они принадлежат. – А магия разума и некромантия просто наиболее чувствительны к опьянению. Остальные маги тоже стараются не напиваться. Если хоть немного ценят других людей.
- Понимаю вас. Мы тоже стараемся рядом с людьми не пить. – Дени распахнула дверь на балкон, и с удивлением обнаружила, что он занят. – Петир? Что ты тут делаешь?
- Прячусь от исследовательского энтузиазма Тириона Ланнистера. В процессе работы с бумагами вашего отца он нашёл какой-то очень древний трактат по рунной магии и замучил меня вопросами по нему. – Петир сказал всё это излишне спокойно для того, кого успели замучить. Не то приукрашивал, не то прятался уже давно и успел успокоиться. – С чего он вообще решил, что я разбираюсь в рунной магии?
- Ты разбираешься во всём. – Лианна с улыбкой обошла Дени, положила ладони Петиру на плечи и заглянула в глаза откинувшему голову назад оборотню. – Что пьёшь?
- Твоё присутствие здесь доказывает, что не во всём. – Петир подмигнул, вернул голову в нормальное положение, поднял кубок. – Гранатовый сок. Подарок от одной милейшей суккубы. Хочешь?
- Никогда не пила. – Дени не думала, что некромантка может выглядеть такой озадаченной. Пока, если не считать сцены у монастыря, удивлять её удавалось только Петиру. – Вкусный?
- Мне нравится. Дени и Джону тоже. – Оборотень только рассмеялся, сгрёб разбросанные по столу листы. – Садитесь раз пришли, всё равно поработать спокойно не дадите.
- А ты нашёл что-то интересное? – Дени устроилась на одном из стульев, выбила по столешнице мелодию. Мелкие бесы часто прислуживали в домах демонов. Огненные короли исключением не были. Разве что кому-то из её предков удалось вывести идеальных слуг. Они были немы, почти глухи и очень относительно разумны. А управляли ими с помощью таких вот музыкальных ритмов. Вибрации они чувствовали прекрасно. Очень удобные и надёжные слуги. Хотя думать о том, что сделали с обыкновенными бесами, чтобы превратить в это, Дени не хотелось
- Не то чтобы. Хотя я много думал над стихотворением. Крылья чёрные, тьма бездонная, свет укроют воды глубокие. – Петир процитировал странные слова очень задумчиво, а у Дени вновь кольнуло в груди из-за того, что главного она тогда так и не выяснила. Знает ли Лианна ответ на её вопрос? – Вообще можно предположить, что чёрные крылья – описание воронов, но с той же вероятностью они могут описывать того, кто подписывается этим именем.
- Значит Ворон - демон с чёрными крыльями?
- С чёрными крыльями и стихией воды. Не зря же именно воды укроют свет. Если это не указание на способности, то к чему они вообще тут.
- Думаешь Ворон князь? – Почему-то о роде их противника она до этого не задумывалась. Того, что он крайне силён, казалось достаточно. – Имя не слишком подходящее.
- Да имя больше подходит для оборотня, но ты правда веришь, что тёмная княжна могла подчиняться оборотню? – Оставалось только головой покачать. В такое не поверил бы даже самый законченный романтик. А Дени такой уже давно не была. – Ворон точно князь и я почти уверен, что водный.
- А к чему тогда в стишке тьма и свет? – Лианна, до того просто слушавшая, тоже решила поучаствовать в разговоре. К столу подбежал мелкий прислужник, принёс кубки. Дени забрала, поставила перед собой и Лианной, наполнила.
- Возможно это не просто вода, а тёмная вода. Тогда извечное противостояние стихий вполне уместно. Ну и говорит о непомерном высокомерии. – Петир слегка вскинул брови, отпил из кубка. – Только оно может толкать к попыткам победить свет.
- Да уж, чтобы бороться со стихией, нужно себя не меньше, чем местным божком считать. – Лианна хмыкнула, тоже отпила глоток. – Замечательный напиток. Кто говоришь тебе его подарил?
- Подруга Дени, думаю вы ещё познакомитесь. – Петир отложил листы, задумался. – Раз уж у нас образовалось время, не расскажешь о монастыре, где ты столько лет просидела? Я давно туда мечтаю забраться, но магическая защита при колебаниях проявляет истинную личину оборотня. Пусть и на доли мгновения.
- Не скажу, что о нём много можно рассказать. – Лианна тоже задумалась, прикусила губу, напомнив Дени свою непоседливую племянницу. Интересно, где сейчас Арья? За эти три дня она успела довести Лианну до просьбы установить на дверях замки, открывающиеся лишь магией. Бездарной девчушке пришлось любопытство поумерить и от тёти отстать. – Очень древняя постройка, времён ещё до катаклизма. Выстроен на особом месте и особым образом, что магия буквально концентрируется вокруг него и за эти тысячелетия пропитал стены до того, что замок стал огромным артефактом. Это особенность защитила его от времени и рук первых адептов Создателя. – Некромантка прервалась и презрительно фыркнула, Дени и Петир одновременно улыбнулись. Наверху многие тоже не принимали ложного бога. Это было приятно. – Ну и сделало почти неприступным. Поэтому туда магов и отправляют. А в остальном – это видеть надо и чувствовать. Может, если все мои планы сбудутся, ты ещё сможешь там побывать.
- Странно, что дом соколов не захотел сделать замок своей резиденцией. – Дени накрутила волосы на палец, вспомнила изящный замок. – Красивый, изящный, да ещё и безопасный.
- Он был обнаружен спустя более чем пятьсот лет после основания Дома Арренов. – Ответил ей Петир, судя по блеску глаз, заинтересовавшийся последними словами Лианны. – Тогда как раз зарождался Собор в его нынешнем виде, и лорд Аррен, бывший одним из основателей, решил пожертвовать замок для первого в мире женского монастыря.
- Тем более, что замок Арренов на самом деле не уступает монастырю возрастом. – Охотно продолжила рассказ Лианна. – Часть его башен не менее древняя. Просто постепенно замок разросся, появились новые постройки. Да и такими защищёнными как монастырь башни никогда не были. Но когда дом только возник, демонов в нашем мире ещё не было, а от других опасностей и они прекрасно защищали.
- На самом деле если так посмотреть выходит, что Гнездо – самый древний из замков, являющихся домами для благородных семей. И очень важный. Место откуда пошла вера в Создателя, исток религии, сердце Собора, если увлечься поэтичностью.
- Вы двое много знаете о доме соколов. – Сама Дени этими людьми не интересовалась. Про исток веры знала, но сравнение с сердцем ей в голову не приходило. Не зря мама Петира поэтом называла. И тот таинственный «он» тоже.
- Сестра невесты моего старшего брата вышла замуж за лорда Гнезда. Мы бывали у них. – Лианна только плечами повела.
- Ну да. Лиза, сестричка Кэт. – Кажется Петир лет двадцать-тридцать назад что-то выяснял для мамы про эту семью. Хотя Дени и не помнила что. – Я к ней как-то заглядывал. Она оказалась весьма удобным информатором.
- Она же дура. – Лианне эта Лиза явно не нравилась.
- Осмыслять информацию она не умеет, да. Но слышит её ничуть не хуже любого другого. А уж выбалтывать её глупость только помогает. – Петир замолк, подумал ещё, а затем вдруг улыбнулся ну очень довольно. Словно вспомнил что-то. – Лия, а расскажи, как ты с Рейегаром познакомилась. Давно спросить хотел. Уже очень давно такие вещи не пропускаю, а тут вот…
- Тебя вызвать хотела. – Лианна не дала договорить, слегка помрачнела. – Ты же знаешь, я так и не смогла принять того, что с Брандоном и отцом случилось. И искала тех, кто их убил. Нашла зацепки, хотела рассказать тебе, но ты же у нас такой таинственный, даже краткое имя никому не сообщаешь. – Дени показалось, что Петир очень тихо прошептал «ну почему никому», но, когда она посмотрела на оборотня, тот молчал. – Вот и пришлось вызывать по восприятию. Видно, я что-то напутала, так как явился Рей. Он, правда, обещал тебе всё передать.
- Не передал. – Такого выражения у Петира она ещё не видела. Не думала Дени, что улыбчивый и хитрый оборотень может смотреть с такой ледяной злостью. – Возможно подумал, что это не слишком важно. Я о нашем знакомстве если и рассказывал, то в очень общих чертах. Но это ничего не поменяло. Я нашёл тех, кто убил Брана и вашего отца, Лианна. Их больше нет.
- Я в тебе не сомневалась. От тебя мести за моих родных стоило ждать скорее и вернее, чем от двух моих родных братьев. – Повисла тишина. Похоже ни Линна, ни Петир не хотели больше говорить. Пожалуй, если Дени хотела что-то узнать, то спрашивать стоило сейчас.
- Лианна, скажите… Ваш брат, Эддард, за что вы его так…
- Сломал мне жизнь, разлучил с сыном, запер в монастыре, неоднократно угрожал, погубил Рея. – Глаза блеснули тьмой, Дени почувствовала, что ей не хватает воздуха. Значит она была права. И что ей теперь делать?
- Простите что? – Голос от двери прозвучал настолько бархатно, что даже Дени вздрогнула. Если брат говорил так, то значит предстояло что-то жуткое. – Можете чуть подробнее объяснить последнее, Лианна?
- Эддард погубил Рея, выдав его истинное имя своему дружку Роберту. – Лианна не могла не понимать какие последствия будут у её слов, но даже не попыталась их смягчить, наоборот чуть улыбнулась. И стоящий у двери Визерис ответил такой же тёмной улыбкой. Как они трое не заметили, как он зашёл? Или… или Лианна заметила? Некроманты слышат биение чужих сердец, к ним сложно подкрасться со спины. Она могла всё специально сделать именно так. Чтобы Виз услышал. – Он пришёл навестить меня, когда я родила Джейха. Мой дар был сильно ослаблен, поэтому я не почувствовала, как Эддард зашёл в комнату. Он увидел Рея в облике демона и услышал, как я называю его истинным именем. Я просила брата молчать. Сказала, что мы с Джейхом отправимся в Нижние Миры вскоре, и он сможет сказать, что я умерла после родов вместе с ребёнком, такое вполне может случиться с некромантом. Никто бы ничего не узнал. Он мне пообещал. А потом специально нашёл этого оленя Роберта, желавшего превратить меня в ещё один свой приз, и всё ему рассказал. Когда я узнала, у меня ещё не хватало сил чтобы убить его на месте, а когда силы вернулись, я уже успела понять, что должна жить ради Джейха. Если бы я убила брата, меня бы казнили, а кто бы позаботился о моём сыне.
- Теперь есть кому его убить помимо вас. – Братец всё же получил шанс на исполнение мечты. Теперь он знал кто выдал истинное имя Рея. – Спасибо, Лианна. Дени, ты со мной?
- С тобой. – Зачем обманывать себя. Она тоже хотела отмстить убийцы брата. Воткнуть когти ему в горло, вырвать сердце, почувствовать его страх и боль. Но кое-что останавливало её. – Но может стоит сперва с Джоном поговорить? Это его дядя.
- Потом скажем, уверен Лианна поможет нам объяснить. – Лианна должна была ответить, но не сделала этого, а через мгновение дверь на балкон вновь распахнулась.
- Балкон сегодня пользуется популярностью. – Джон выглядел очень довольным, рассказывать об открытии резко расхотелось. – Мама, я за тобой. Хочешь с Джейме увидеться?
- С Джейме? – В этот раз улыбка Лианны оказалась светлой. Может она любила Джейме? Хотя раньше Дени казалось это маловероятным. – Почему нет. А это безопасно?
- Конечно. Мы всё подготовили. Пойдём. Я перемещу тебя в круг. – Джон с улыбкой зашёл в комнату, закрыл дверь и довольное выражение мгновенно исчезло. – И что именно ты должна мне объяснить про дядю?
На несколько мгновений воцарилась тишина. Похоже Лианна не слишком хотела говорить с сыном о брате. Петир делал вид, что нашёл в кубке что-то очень интересное, Дени не находила сил посмотреть ему в глаза. – Что он убийца Рея, выдавший его истинное имя Баратеону. – Стоило ли удивляться, что именно Визерис решил рассказать.
- Ах это. Не стоит. Я знаю. – Что?
- Что?
- Я знаю. С нашего разговора с отцом. Я ещё тогда заподозрил дядю и добился от него честного ответа на этот вопрос. – Джон чуть тряхнул головой усмехнулся. – Но, если бы я не знал сообщать мне уже после было бы не слишком правильно. Ты не думаешь?
- Ты знал? – Последний вопрос остался без ответа. – Ты знал, знал как это важно для нас и ничего не сказал?
- Знал. И не сказал. – Но почему? Как он мог? Он ведь знал как это важно для них. Для неё. Они имели право знать. А он их лишил его. Он… - По той же причине, по которой ничего не сказал дух отца. Вы бы убили дядю. И причинили боль тем, кого я люблю. Моим братьям и сёстрам, моей тёте. Я не хотел причинять боль тем, кого люблю. И не хочу сейчас, хотя у меня куда больше причин желать мести, чем у тебя Виз. Дядя не только убил моего отца. Он забрал у меня мать, лишил семьи, из-за него я едва не оказался в монастыре, мог никогда не стать тем, кем был рождён. И всё же я не хочу его убивать.
Все замерли. Дени ещё успела задаться вопросом кого поддержит, если брат нападёт на Джона, решить, что поддержит Виза, но сделает всё чтобы Джон не пострадал, призвать огонь… И весь замок зазвенел столь громко, что показалось, что по голове ударили.
- Что это такое? – С трудом выдавил Петир, держащийся за голову. Похоже не для неё одной звук оказался громковат.
- Нападение. – Визерис скривился. - Похоже решение вопроса придётся отложить. Дени, кто на нас напал?
- На нас - никто. – Слышно собственный голос было плохо, так что пришлось говорить погромче. – Это сигнал от следящих артефактов мамы. Он должен был идти на шар, но, видимо, она предусмотрела, что мы можем забыть о необходимости следить за ним.
- И на кого напали?
- В последнее время мама устанавливала артефакты только в одном месте, которое могло подвергнуться нападению. – Кажется так или иначе скоро их вопрос решится. Остаётся только решить стоит ли им участвовать в этом решении. – В Винтерфелле.
***
- Какая красота. – Получилось само собой, хотя прозвучало, вероятно, как издевательство. – Огненный шторм.
- Нет, я всё понимаю, но мог хоть вслух не наслаждаться видом разрухи в моём доме. – Визерис покосился на Джона, оценил сжатые в полоску губы и потрескивание льда в голосе и решил, что побьёт его за умалчивание ценной информации попозже. Сейчас нужно было что-то делать с охваченным огнём замком и людьми в нём. Их и так дорога от круга камней задержала. Пришлось идти ногами, на дворе был день и продемонстрировать всей округе облик князей не хотелось.
- Я не наслаждаюсь. Я высказываю вслух очевидное. Как думаешь, Дени, это негасимое пламя?
- Нет обычное, но создано магией. Пойдёмте. В замке много людей, нужно убедиться, что они выбрались.
- Какой смысл кому-то сжигать Винтерфелл? – Джон прямо на бегу расстегнул мамин амулет, а потом ещё и распустил серебристые волосы. Не хотел, чтобы его тут узнали. И к чему такие сложности? – Старки ни с кем не враждуют уже очень давно.
- А твоих деда и старшего дядю убили просто из любви к искусству? – И о чём она сейчас? Разве в смерти предыдущего лорда Старка и его наследника было что-то выходящее за обычное разбойное нападение?
- Разбойники напали.
- Именно поэтому искать и убивать разбойников пришлось Петиру, а не другому твоему дяде? – Дени хмыкнула. Как интересно, и откуда она это всё взяла? – Какие любопытные разбойники, для отмщения которым требуется оборотень с не самыми обычными способностями к поиску информации.
- А давайте об этом мы потом поговорим. – Разговор был невероятно любопытным, но сейчас думать нужно было не о мёртвых родственниках Джона, а о тех, что ещё живы. Хотя некоторым из них в любом случае скоро конец. – Тем более, что я уверен, что старые враги дома не причём и всё это дело рук одного знакомого нам культа.
- Ворон. – Кажется будь демон здесь сейчас, Джон его бы невзирая ни на какие способности на кусочки порвал. А Визерис помог бы. – Народу у ворот многовато. Почему они не бегут от пожара?
- Сейчас выясню. – Дени ускорила шаг, что-то поспрашивала у толпы, собравшейся у ворот замка и, кажется, пытающейся тушить огонь, а затем замахала рукой, подзывая. – В замке много людей. Они не успели выбраться, ворота захлопнулись и их никак не открыть.
- Что за магия знаешь?
- Это кровавые печати. – Вопрос был к Дени, но ответил Джон. – Несложное, но крайне мерзкое заклинание. И снимается очень тяжело. Проще разрушить запечатанную дверь, чем снять печать.
- Дени, справимся? – Ворота были внушительные. Высокие, массивные, крепкие. Проломить такие стоило бы больших усилий, а им ещё внутри силы понадобятся, кто знает, что там происходит. Поэтому бить было лучше вместе.
- Да, только аккуратнее. Скорее всего там люди прямо за воротами. – Дени вздохнула, покривилась. – Ну и придётся истинный облик показать, тут сильный удар нужен, я могу не удержать человеческий образ.
- Скинь сразу. – Он только плечами пожал, призвал песок, концентрируя его не в руках, а в воздухе вокруг. – Какая тебе разница, что крестьяне подумают. Тем более мы их родственникам жизни спасаем. А могли бы перелететь через стену и заняться своими делами.
- Ты прав. – Воздух вокруг сестры замерцал огнём, исчез облик человека. – Джон, последи чтобы никто не попытался со спины поленом ударить.
Даже интересно найдутся ли такие самоубийцы? Визерис хмыкнул, сосредоточился на песке. Тот ворочался медленно и неохотно, объём становился всё больше и уже превысил доступные большинству князей песка объёмы. Ещё немного и, пожалуй, хватит. Ещё больше и скорость станет настолько мала, что слияния с огнём не выйдет. Ну либо они получат стекло. Красиво будет, но смысла никакого. Протянутая рука, обжигающе горячая ладонь сестры в его. Медленное схождение стихий, преобразование их во что-то единое. Не были бы они братом и сестрой, полноценного слияния не вышло бы, но родственные чувства могли быть крайне полезны даже в магии. Полное слияние. Движение направляемое двумя приказами, но словно единой волей. Удар. Часть ворот перестала существовать, одновременно сгорев в пламени и истёршись в прах песком. Через образовавшуюся дыру наружу хлынули люди. Много. Не похоже, что вороны пытались их ловить и использовать в ритуалах. А значит интересны им были только Старки. Но тогда зачем запечатывать ворота?
- Вы в порядке? – Джон отлично справился с задачей никого не подпускать. Крестьяне стояли в отдалении и смотрели ну очень странно. Кажется, ещё не определились что думать. Если вообще думать умели. – Нужно выяснить что с моей семьёй.
Визерис в ответ только рукой махнул на бегущих от ворот. Уж кто-то там знает, что случилось. Ему двигаться пока было тяжело. Эффект от слияния не прошёл. А Дени так и вовсе замерла столбиком и на мир вокруг не реагировала. Нужно было немного времени. А Джон пока может поспрашивать. Вряд ли местные рискнут напасть после такой демонстрации силы.
- Придётся разделиться. – Пока они приходили в себя, Джон с задачей успешно справился, причём не возвращая человеческого облика. Клыки, когти и крылья всегда служили хорошим способом убеждения. – Дени сможешь вытащить моих младших братьев? Бран не ходит, а Рикон от сильного испуга может превратиться.
- Я всегда неплохо ладила с малышнёй. – Дени повела плечами, потрясла головой, не иначе пыталась избавиться от так и не прошедших до конца последствий слияния. – Где их искать?
- Последний раз мальчиков видели в комнате Рикона. Это на втором этаже. Левое крыло. Недалеко от того места, где мы первый раз общались. Единственная окованная железом дверь, не пропустишь.
- Как скажешь. – Дени улыбнулась, вновь потрясла головой. – Я пойду, нужно забрать детей. Удачи вам. – Взмах крыльев, и она устремилась к замку.
- Виз, найди Сансу. Она была в библиотеке. Роба вроде тоже с ней видели, если повезёт, они ещё вместе. Библиотека…
- Если её не перемещали со времён юности твоего деда, то я знаю. – Джон только плечами пожал, повернулся, не иначе собирался направиться за Дени, но Визерис не дал. – Учти Джон, если ты попытаешься спасти от меня убийцу моего брата, мы вполне можем стать врагами, хоть ты и мой племянник.
- Виз, мы можем обсудить это после того, как вытащим моих родных из ловушки? – Джон посмотрел на руку, сжимающую его плечо, словно устало. – Возможно дядя Нед уже погиб, и этот спор не имеет смысла. А если он жив и останется живым, то можешь ты меня хотя бы выслушать? Хотя бы из-за того, что я твой племянник?
- Хорошо. – Он разжал руку, медленно кивнул. – Поговорим после. – Выслушать, пожалуй, он может. Хотя это будет и не просто. Но сейчас стоило подумать о том, как помочь кузенам Джона. Рыжая куколка Санса не заслужила смерти в огне или на алтаре, да и её братец, готовый без меча на князя демонов ради защиты сестры броситься. Даже если их отец лишил Визериса любимого брата.
То, что пламя создано магией внутри замка становилось ещё очевиднее. Не может обычный огонь так быстро распространяться и гореть чуть ли не на голых стенах. После пожара от замка останутся только сложенные в правильный контур камни и железо. Если его жаром не расплавит. Тот был силён. А Визерису, в отличие от Дени и Джона, ещё и огня стоило остерегаться. Князь песка в отличие от огненного и ледяного вполне мог и сгореть. Так что он не жалел сил и защищался от пламени песчаными щитами. Где пламя затушившими, а где и превратившимися в стеклянные статуи странной формы. А вот культистов не было. Ни одного. Замок словно вымер. Странное нападение. Очень странное. Если Вороны хотели похитить родных Джона, то зачем поднимать такой шум, а если провести ритуал, то почему отпустили слуг? И почему у него возникало чувство, что их от чего-то отвлекают? Но от чего? От дома? Но замок неплохо защищён сам по себе. Да и какой смысл в нём пустом?
Двери в библиотеку оказались выломаны, а изнутри доносился чей-то голос. Ну наконец-то. Хоть кто-то живой, а то он уже решил, что напрасно по этой печке бегает. – Миленькая какая. – Явно издевательски сообщил голос. – Не думал, что северянки такими рыженькими бывают.
- У неё мать из Речных Земель. – Ещё один голосок. Сколько их там всего интересно? Хотя да какая разница. Сколько бы ни было вряд ли они могут представлять опасность. – Тоже рыженькая.
- Может не стоит с ритуалом торопиться. Не похоже, что нам кто-то собирается мешать? – Нет, ну совсем культисты обнаглели. Вломились в чужой замок, захватили в плен родственников князя демонов и ещё наивно надеются, что им никто не помешает развлекаться. Стояло развеять мечты.
- Собираются, не сомневайтесь. – Эффектно выйти из-за книжной полки у него точно получилось. И полюбоваться лицами культистов тоже.
- Визерис! – Пока Санса не прокричала его истинное имя. Которое он ей, между прочим, никогда не говорил.
- Что? – Теперь наслаждаться могли уже культисты. Да что же это такое. Почему все подряд знают его истинное имя? И откуда главное? Не Джон же ей сказал.
- Как интересно мы прогулялись. Узнали истинное имя одного из главных врагов культа. – Культистов было пятеро. Один держал Сансу, двое её брата, ещё двое, один из которых крутил в руках странный кинжал, стояли чуть в стороне от пленников. Не самая сложная задача. Вот только теперь придётся следить чтобы никто не сбежал. Если хоть один из них маг и успеет телепортироваться, ему будет очень-очень плохо. Причём совсем скоро. – Ворон будет очень благодарен за такой подарок.
- Кто сказал, что я позволю его преподнести? – Он только улыбнулся чуть безмятежно, словно не осознавая зависшего над ним клинка. Не стоит им показывать, что хоть немного взволнован. – За подарки положено платить. А вы у меня его украсть решили? – На руках сформировались песчаные копья.
- Хм, а как же спасти родственников племянника? – Культист кивнул и к шеям Сансы и её брата приставили ножи. – Он не расстроится, если они погибнут.
- Расстроится. Но если меня возьмут в плен и заставят выдать его и моей сестры истинные имена он расстроится ничуть не меньше. – На лица людей он даже не смотрел. Когда пытаешься кого-то спасти, худшее что можно сделать – посмотреть на него. Потом ещё долго будешь думать что то выражение лица означало. И это если пленник не решит прокричать что-нибудь на его взгляд умное. А так, пока на них не смотришь, им кажется, что внимания на них не обращают, и ситуация остаётся под контролем. – Ну и свою жизнь я ценю точно выше, чем жизни каких-то людей. Так что если хотите…
Культист замер. Разумно. Понимает, что пленники – единственное, что спасает от немедленной смерти. Но что делать он, похоже так и не решил. А вот Визерис решил. Только ему нужно было немного времени. Удержать разом пять песчаных ловушек без помощи рук было сложновато, а вот вывести песок за спины болтливым культистам – нет. А бросить песчаные стрелы, поднять из того песка рой песчаных игл и превратить культистов в ёжиков и того проще. На всякий случай он даже потратил часть сил на крохотные щиты для Сансы и её брата. Ну чтобы последним движением их всё же не зарезали.
На пару мгновений воцарилась тишина. Визерис стряхнул песок с рукава, задумчиво посмотрел на Старков. – Ну и что, скажет мне кто-нибудь что это было? – В ответ молчание. Санса сидит на полу и опять всхлипывает, сколько же она рыдать может. Её брат смотрит не с подозрением, не то с отчаянием. Не верит, что демон сохранит жизнь тому, кто знает его имя? Зря. Хотел бы убить, просто подтолкнул бы руки культистов в правильном направлении. И с Джоном объясняться бы не пришлось. – Санса, прекращай рыдать и объясняй откуда ты знаешь моё имя, которого я тебе не говорил.
- Та суккуба говорила. – Санса снова всхлипнула, потёрла заплаканные глаза. – Она говорила, что у неё есть дядя и его истинное имя. Ты сам сказал, что её дядя. А краткое у тебя созвучное, и я решила… - Она снова всхлипнула. – Прости пожалуйста. Я не должна была, не должна. Я не права. Только не трогай Роба, пожалуйста. Он не причём.
- Рени. – Визерис аж зубами скрипнул. Вот ведь тхари’ани. Была бы жива идиотка, он бы её ещё раз убил. Выболтать имя другого демона случайному человеку просто развлечения ради. Да ещё и человеку, который тебя ненавидит. Имя своего родственника. Более идиотского и подлого поступка он себе представить не мог. – Ладно. Не сейчас. Прекращай рыдать и поднимайся. Нужно придумать, как вас из пожара вывести. А что с вами делать решим потом. При участии Джона.
***
Пустая ниша, где они с Джоном впервые поговорили и откуда началось их настоящее знакомство, нашлась быстро. Можно было бы и ещё быстрее, но по дороге она отвлеклась на раскидывание горящих досок, закрывших одну из комнат. Не смогла не обратить внимание на крики о помощи из-за завала. Вытащила служанку с тремя детьми. Прикрыла огненными щитами, повернула в сторону выхода. Тётка, сообразившая, что демоница не собирается их прямо сейчас убивать, убежала очень быстро.
А ещё Дени наткнулась на трупы в лёгких доспехах. Стражи замка. Похоже, что умерли без сопротивления, там, где стояли. Тот, кто напал на замок, очень хорошо подготовился. Так почему же не воспользовался преимуществом? Сейчас можно было бы уже половину замка на алтарях перерезать, но погибли только стражи. И может такие как та женщина. Которым не повезло попасть в ловушку и крики которых не услышал пробегавший мимо демон. Странно.
Дени пробежала поворот и едва не врезалась в пятёрку людей. Один из которых неторопливо выбивал окованную железом дверь простейшим воздушным тараном. Силы экономил, не иначе. В принципе против вервольфа, хоть и мелкого и силу свою не контролирующего, магия бы понадобилась. К сожалению для культистов добраться до искомых шансов у них не было.
- Привет мальчики. – Дени радостно улыбнулась, а потом сдёрнула пламя со стен и пола и направила на культистов. Простейший круг холода, защищавший от стихии, атаки демона, не выдержал. Маг поставить щит не успел. Даже свои силы тратить не пришлось. Дени послушала крики сгоревших заживо культистов, облизнула губы, усмехнулась и выбила дверь одним достаточно сильным ударом. Уговаривать сидящих внутри, что она не враг, ни времени, ни желания не было.
В комнате вопреки её ожиданиям оказалось трое. Мальчиков она помнила ещё с самой долгой ночи, а вот пожилой мужчина был ей незнаком. Когда она шагнула в комнату он готовил какое-то заклинание, не слишком сильное, судя по всему, но увидев её уронил руки и рассыпал энергию с обречённым выражением лица. Пф. Быстро же он сдался. Или надеялся, что князь демонов проявит милосердие, если сопротивления не будет?
- Не трожь моего брата! – А вот младший мальчик оказался смелым. Не то проклятие, не то характер, но на Дени он кинулся, оскалив вполне внушительные клыки. И был пойман за руки. Как бы ни сильны были проклятые, с демонами им было не сравниться. Особенно таким маленьким. – Мой брат инквизитор! Он тебя убьёт!
- Это вряд ли. Но Джона я знаю и здесь по его просьбе. Он просил спасти своих младших братишек. – Дени подмигнула ошарашенному малышу, кажется раздумавшему драться, и уже собралась объясняться с теми, кто постарше, но не успела.
- Она хорошая. Правда. Я её видел. – Второй мальчик, сидящий в странном кресле с колёсами, повернулся к мужчине и заговорил умоляющим голосом. – Нам нужно с ней пойти и всё будет хорошо.
- Что-то мне кажется, ты врёшь, Бран. – Мужчина со вздохом покачал головой, но меряться с Дени силами по-прежнему не пытался. – Не бывает у тебя ещё таких ясных видений.
- А он меня вживую видел. – Дени, отпустила малыша, припомнила рассказы Джона о брате пророке. А мужчина, видно, учитель, приставленный Собором. – Я тут танцевала на празднике после самой долгой ночи. А потом ещё с их братом общалась.
- С Джоном? – Быстро он угадал. – Не та ли вы демоница, которая скрывалась под образом мага огня, устроила переполох и спасла магистра Стражей? – Так вот оно что. Значит о её похождениях уже весь Собор знает. Забавно.
- Та самая. – Дени пожала плечами. Вытащила старшего мальчика из коляски и взяла на руки. Из замка нужно было выбираться. Ей жар не мешал, но для людей он довольно скоро должен был стать опасным. Особенно для маленьких. – Ещё вопросы?
- Выходит Джон так и не перестал с тобой общаться. – Маг покачал головой, Дени задумалась насколько уместно будет свернуть ему такому умному шею. – Да уж не те нынче инквизиторы. В мою молодость только за подозрение в общении с демоном на костёр бы отправили.
- В мою молодость инквизиции и подозрение было не нужно. Только желание. – Дени улыбнулась так чтобы клыки было видно как можно лучше, но убивать раздумала. Не дело это при ребёнке его учителю шею сворачивать. Если понадобится потом разберётся. – Как хорошо, что они прошли. А теперь берите-ка на руки самого отважного мужчину семьи, не побоявшегося ради брата на князя демонов напасть, и к выходу. Мне огонь не опасен, а вот вам скоро и жара станет достаточно.
- Я Рикон. – Маг спорить не стал, а вот надувшийся от гордости малыш решил представиться. – Ты правда думаешь, что я самый храбрый?
- А я Дени. – Она улыбнулась малышу, а потом его брату уже без клыков, как могла движением головы повесила над магом щит. На себя тратиться не стала, просто поплотнее прикрыла Брана крыльями. – Конечно. Без оружия на нас даже Джон нападать не рисковал. А теперь держись крепче храбрец. Нам всем нужно отсюда выбраться.
***
Ледяная стрела пробила горло одному из культистов, от удара второго он увернулся, отбил огненный шар, подарочек от сжёгшей его дом сволочи, рукой. От ладони пошёл пар. Создавать ледяные доспехи он только учился, вот и решил опробовать. Тем более, что огонь, даже магический, сильно опасен ему не был. С и без того ледяной в моменты обращения к дару кожей демона он ничего сделать не мог. Доспехи показали себя отлично. А Джон не смог удержаться и ударил по магу молитвой пут. Тот должно быть сильно удивился, так как защититься даже не попытался. Ещё с одним типом, вооружённым только ритуальным ножом и попытавшимся сбежать, разделаться было и того проще. Ледяное пламя крутанулось между пальцев, обретая форму метательного ножа, свист воздуха и тип рухнул мёртвым. Клинок в основании черепа долгой жизни не способствует. Джон усмехнулся, ещё раз покосился на пленника, убедился, что связан тот надёжно, и повернулся к той, ради кого он сюда и прибежал.
- Тётя, с вами всё в порядке? Вас не ранили? – Всё в порядке, когда тебя заклинаниями к стене приковывают не бывает, но нужно же с чего-то разговор начать. Выражение у тётушки было… Интересно это она ещё не отошла от попытки принести её в жертву или уже поразилась истинному облику Джона.
- Джон? – Голос у тёти дрожал. Хотя странно, что она вообще говорить могла с её-то впечатлительностью. – Ты?.. Ты…
- Отец был демоном, так что да. – Джон снял чужую магию, поддержал тётю. – Происхождение ведь не выбирают.
- Да-да просто это всё… - Тётя как-то нервно хихикнула, в очередной раз обманув ожидания Джона. Она реагировала слишком сдержанно, слишком спокойно, совсем не так, как обычно. Он бы даже заподозрил, что перед ним оборотень, дурно играющий роль, но привычного уже чувства родства не было. Тётя точно была человеком. – Не думала я что спустя столько лет кто-то близкий мне вновь окажется демоном, а я не буду об этом даже подозревать.
- Вновь?
- Да, был когда-то один. Прислужник при замковом храме Риверрана. – Лицо тёти стало почти мечтательным. – Оборотень с зелёными глазами, четыре года всех нас обводивший. – «Там была какая-то история с поединком из-за твоей тёти.» Вспомнились слова Джейме. Значит тётя знала, что Петир демон. И даже что он оборотень. Как же она тогда с такими улыбками за дядю Эддарда вышла с его-то принципами? – Джон! – Но додумать не получилось, в лице тёти что-то дрогнуло, и привычная эмоциональная и вечно взволнованная Кейтилин Старк вернулась. – Дети! Нужно их скорее…
- За ними пошли Дени и Виз. Мои дядя и тётя по отцовской линии. Не переживайте, они всех вытащат.
- За ними пошли…
- Демоны. Да. Но я им верю. И вам придётся. Я сейчас собираюсь найти дядю, а вы вряд ли без меня сможете даже выбраться из замка, не что кому-то помочь.
- Ты прав, наверное. – Тётя как-то сразу поникла. – Джон ты же спасёшь Неда?
- Постараюсь. – А потом его убьёт Визерис. И Джону что-нибудь сломает, вздумай он помешать. Да и не испытывал Джон настоящего желания мешать. Оставлять кузенов без отца, ссориться с этой половиной семьи не хотелось. Но были и горечь в голосе мамы, когда она говорила о своём сыне, ещё не зная что он перед ней, слёзы Дени в домике Вель, Виз и бабушка, потерявшие брата и сына, Джейме, столько лет считавший близкую подругу, когда-то помогавшую вновь наладить общение с сестрой и братом, мёртвой, смерти тех, кто мог бы жить, если бы с культом боролся отец, куда лучше его знавший. За это хотелось отплатить. И за себя. За потерю родителей, искажённую судьбу, ложь. Пожалуй, всем было бы лучше умри Эддард Старк от рук культистов. – Но сперва нужно его найти. Вы знаете где он? – Тётя в ответ только покачала головой. Что же, он и не рассчитывал всерьёз, что она знает. Хорошо, что он взял пленника. Вот только сколько времени потребуется чтобы его разговорить?
- Я скажу то, что ты хочешь знать, демон. Но с одним условием. – Оказалось, что совсем не много. Джон только повернулся к магу, а тот уже заговорил. – Ты меня отпустишь.
- И с чего же мне отпускать того, кто разрушил дом моей семьи? – Это было не так уж и сложно. Когда всё закончится он сможет найти этого мага вновь. С помощью Петира, например.
- Потому что пока ты будешь пытками выбивать из меня ответ, твоего дядю убьют. – Маг улыбнулся улыбкой человека, совершенно уверенного в своей правоте. – Кроме того я не собираюсь возвращаться в культ. Они послали нас сюда зная, что мы не вернёмся. Но предупредить не потрудились.
- Что значит зная, что не вернётесь? – Нужно было поторопиться и узнать про дядю, но слишком уж интересно прозвучали слова культиста. Он ведь и сам, бегая по пустым коридорам, успел поразиться такому странному нападению.
- Я отвечу, демон. Но если ты меня отпустишь. – Очередная улыбка в ответ. Магу торопиться было некуда. Ну что же…
- Хорошо. Клянусь своим даром, что сниму связывающее заклинание и позволю тебе уйти, как только получу ответы на свои вопросы. – Под кожей пробежали неприятные кусачие искры. Вот оно как. На дар инквизитора клятвы почти не действовали, а вот на даре ледяного князя работали, как видно, превосходно Неприятно. Надо будет взять у Петира несколько уроков по их формулированию. Чтобы не рисковать даром, если потребуется поклясться, не собираясь клятву соблюдать.
- Твоего дядю увели в домовый храм, демон. Нам сказали, что нужно устранить стражу, начать нападение и открыть пентаграммы. После этого должна была прийти помощь. Но появился только один демон, который велел нам захватить семью лорда. Обещал, что позже придут другие. Но никто не пришёл. Тогда я понял, что нас использовали, чтобы отвлечь ваше внимание, но оказалось поздно. Ещё вопросы?
- От чего отвлечь? – У Джона даже голос сорвался. Что они могли сделать? Куда ударить? Неужто по замку огненных? А там мама, Арья, Петир, Тирион.
- Не знаю. Нам не сказали. Но для массового жертвоприношения они точно нашли другое место. – Маг вновь улыбнулся, Джон с трудом удержался от того, чтобы вонзить когти ему в горло. Потом. Он разберётся с колдуном потом. А сейчас стоит порадоваться, что дому, кажется, ничего не грозит. Он не подходил для массовых жертвоприношений.
- Тогда можешь идти. – Джон смахнул путы, взял за руку тётю и спиной вышел из комнаты. Впрочем, предосторожность оказалась излишней. Маг почти сразу растворился в воздухе. Телепортировался. – Я возьму вас на руки. - Дожидаться реакции от тёти Джон не стал. Просто выполнил задумку и поспешил к ближайшей комнате с окном, прикрывая тётю от жара пламени крыльями.
Подходящая дверь, а следом за ней и окно оказались выбиты, и Джон в очередной раз поблагодарил таинственную Песню, позволившую так быстро научиться летать, если бы не она, ему бы никогда не спуститься с башни с тётей на руках. Теперь оставался домовый храм. Не так уж и далеко, только пересечь двор. Но его здание тоже было охвачено огнём, там наверняка поджидали враги, и тащить с собой тётю не хотелось. Вот только как же уговорить её не идти?
- Джон! – И тут ему повезло. От главных дверей замка бежала Дени, несущая на руках Брана, а за ней спешил присланный собором пророк с Риконом. Отлично. Тётю к кузенам. – Как всё прошло? Где твой дядя?
- Я его пока не нашёл. Мне нужно в домовый храм. – Джон кивнул на здание, стараясь игнорировать смысл слов. Если он спасёт дядю, то Виз его убьёт, а Дени поможет. Она прощать смерть брата тоже не собиралась. – Не присмотришь за моей тётей?
- Джон! – Тётя, до того что-то ворковавшая Рикону, к Дени и Брану она, кажется, подходить опасалась, так и вскинулась. – Я с тобой. Мой Нед…
- Я сделаю что смогу. А вы будете только мешать. Там огонь, враги. Как я должен одновременно защищать вас и себя и спасать дядю? – Джон ненадолго замолк, давая ей понять. - А вы нужны мальчикам.
Тётя только тихо кивнула и всхлипнула, Дени улыбнулась грустно, но ободряюще и, ничего не сказав, поспешила к воротам. Она поняла его без единого слова. А он понял её. Почувствовал затаённые горечь и боль, много лет мучающее чувство вины и единственную надежду на искупление – месть. Он не мог её подвести. И не мог не сочувствовать тёте и бросившим полные надежды взгляды мальчикам. И Сансе, Робу и Арье. Он знал, что такое жизнь без отца. И не хотел им, особенно младшим такого
Дверь в храм болталась на одной петле внутри всё полыхало, кажется, крыша доживала последние свои минуты. Как же будет обидно, если его, князя демонов, придавит рухнувшее бревно. В степени нелепости смерти он почти сравняется с дедушкой. И всё же ему нужно было пойти. Взглянуть дяде в глаза, если он ещё жив и всё же услышать… Что? Извинения? Сожаления? Он сам ещё не знал.
Небольшое преддверье, заполненное огнём, двери в главную залу, открывшиеся от толчка. На полу валялись мёртвые культисты, полыхали символы создателя, специально кем-то сваленные в кучу. А над всем этим на алтарном круге возвышался самый странный из виденных Джоном демонов. Маленький, тощий, весь какой-то перекошенный… и старый. Демонов стариков Джону видеть ещё не доводилось. Особенно таких. Морщинистых, с отвисшей кожей, с пучками редких седых волос.
- Ты чуть раньше, чем я ожидал, мальчик. – Голос у демона тоже оказался странным. Одновременно стариковским и каким-то нездешним. Более нездешним, чем у большинства демонов. – Но не важно. Дело сделано. Рисковать и драться с тобой бессмысленно. – И исчез в чёрной щели перехода. Ещё один намекающий, что их обхитрили. Но сейчас на это не было времени. За спиной печально хрустнула дверь. Если не уйти сейчас, то можно не уйти никогда. И всё же где дядя?
Нед Старк обнаружился за алтарным кругом. Как ни странно живой. Хотя нанесённые ему раны определённо были смертельными. Если их не исцелить прямо сейчас. Только стоит ли. Джон замер на мгновение, не в силах решиться, но мысли прервал тихий голос дяди. – Вот оно как. И давно ты стал таким?
- Не очень. – Джон опустился рядом. Ему нельзя было медлить, но уйти он не мог. – Когда навещал замок в последний раз был ещё человеком. Хотя уже только отчасти.
- Не думал, что в твоём возрасте возможно. Думал, что служение Собору выжжет эту мерзость. – Дядя закашлялся. – Но зараза, порождённая слабостью твоей матери, оказалась слишком сильна.
- Может, потому что мама сильная. – Джон улыбнулся уголком губ. – И вам ли, ударившему в спину родную сестру, подставившему лучшего друга под магию и когти князя демонов говорить о слабости. Это вы оказались слабы. Побоялись пойти против моих матери и отца и нашли тех, кто сделает грязную работу за вас.
- Главная сила в том, чтобы приносить необходимые жертвы. – И без перерыва, чтобы не дать Джону вставить ни слова. – Что с Кэт и детьми?
- Их спасли. Брат и сестра моего отца. – Виза Джон не видел, но не сомневался в нём ни мгновения. – А чувства дочери вы тоже посчитали необходимой жертвой? И меня?
- О чём ты? – Дядя вновь тяжело закашлялся. Недолго ему осталось. Тем более в этом пекле. Уже даже Джона лёд толком не спасал. По виску скатилась капелька пота.
- Я долго думал, кто же подсказал магистру Мормонту истинное имя моего демонического дяди. Слишком много было вариантов. А потом мать рассказала, что вы были его лучшим другом, что он помог заточить её в монастырь. – В дядиных глазах мелькнуло изумление, и Джон не сдержал улыбки. О матери знали только он, магистр и настоятельница. И дядя, похоже, не ожидал, что тайна будет раскрыта. – И всё сложилось. Виз навещал Сансу, общался с ней. Возможно, чтобы убедить её в искренности своих намерений, он сказал ей истинное имя. Потом вы узнали его от дочери. Скорее всего волей случая, как и имя отца. И передали магистру. А заодно попросили его включить меня в призыв, чтобы проверить на верность Собору. Вы что-то заподозрили, когда я узнал о своём отце и решили, что нужно выяснить готов ли я предать Собор ради демона. – Джон хмыкнул. Изумление дяди доставляло искреннее удовольствие. – А на случай, если бы я предал Собор, магистр должен был прикрыть вас и вашу семью. Раскрыв ваше участие в истории. Правда вы всё равно бы погибли. Дени, девушка, которая танцевала у нас в самую долгую ночь, не простила бы моей гибели. И пленения её брата.
- Вот как. Моя дочь спуталась с братом твари, околдовавшей мою сестру. – Не похоже, что дядя испытал что-то кроме удивления. Слишком верил в свою правоту. – Да, я нашёл его имя на любовной записочке, написанной рукой Сансы. И решил, что действовать нужно сейчас. Пока у меня на руках не оказалось ещё одного полукровки. И проверял тебя. И был уверен, что ты прошёл проверку, но ты смог обхитрить нас всех.
- Мы. – Он узнал всё что хотел. Нужно было уходить. Он даже оперся о руку, собираясь подняться. И так и замер. – Вы знали истинное имя Виза. Культисты. Вы сказали его им?
- Они не спрашивали.
- А если бы спросили, сказали бы?
Дядя промолчал. Внутри всё окатило холодом. Попытки подставить демонов Собору понять можно было, но культистам? Тем, кто пытается убить твою семью и сжёг твой замок. Зная, что они дороги кому-то близкому. Решение было принято. – Демоны, культисты – все они отверженные Создателем, недостойные жить в этом мире. Хотя я никогда не думал, что однажды спасать меня придёт демон.
- Простите, дядя исцеляющие молитвы у меня всегда плохо выходили. – Свой голос он слышал словно со стороны, дым от горящего дерева заползал в горло, скребясь там потревоженной лаской, от него наворачивались слёзы на глаза. – А лечить вас силой существа отверженного Создателем я не посмею. Могу помочь только в одном. Сократить мучения. – Дядя ещё успел вздрогнуть, приоткрыть губы. Но слова с них уже не сорвались. Ледяной нож пробил сердце и закапал водой.
Джон замер не в силах пошевелиться. Что же он сделал? То, что должен был. Но только ли долг это был? Он хотел убить дядю. Человека, вырастившего его. А ведь Нед Старк мог просто выбросить бастарда сестры в ближайший овраг. Или забыть в том домике, где он жил с матерью. Кто бы что узнал. Может только Джейме. Но смог бы он что-то доказать? Догадался бы?
По подбородку потекла кровь из прокушенной губы. Боль отрезвила. Нужно было уходить, если он не хотел остаться здесь. Джон поднялся, сделала шаг назад, так и не оторвав глаз от своего стремительно тающего ножа. И в этот момент потолок сдался судьбе. Огромная балка рухнула совсем рядом, прямо на тело дяди, Джон отшатнулся, прикрывая лицо от щепок и осколков камня, но порадоваться везению не успел. Громкий хруст, затылок обдало горячим ветром, а затем спину пронзили сотней ножей. Точнее то, что было на ней. Крылья. Ударом его швырнуло вперёд, на первую балку. В глазах потемнело от боли, как вонзаются в ладони металлические крепления, не удержавшие балку, он почти не почувствовал. Проклятье. Нужно было бежать. Пока отсюда ещё можно уйти. Потолок над входом вновь застонал и грузно осел в пламя, взметнув ураган искр. Дверь была перекрыта. Но открылась дыра в крыше. Можно было вылететь. Преодолевая боль, Джон расправил крылья и осел на пол уже ничего из неё не видя. Пошевелиться не выходило, сознание уплывало, оставив только мысль, что стоит ему потерять сознание и внутренний лёд перестанет защищать от огня. Кажется, он всё же повторит судьбу дедушки. Последним, что Джон увидел была спускающаяся через дыру в потолке крылатая фигура, руками разгоняющая пламя.
- Всё нормально. Крылья сильно пострадали, но я собрала кости, а дальше регенерация справится. – Первым что он услышал был певучий демонический голос. Дени? Откуда она тут? Разве он не умер?
- Да уж. Но полетает наш Джон теперь не скоро. – И Виз. Нет, наверное всё же не умер. Не могли же тут погибнуть сразу три князя демонов. Это было бы смешно. – Чем его так?
- Потолочной балкой, кажется. Там упало несколько. – Ладонь мягко погладила его по щеке. – Джон ты как? Болит что-нибудь кроме крыльев?
- Я… - Первым что он увидел, открыв глаза, оказались её фиалковые глаза. Закончить фразу стало непросто. – Я, кажется, руки поцарапал.
- Поцарапал? Ты пробил правую ладонь насквозь и потерял палец на левой. Радуйся, что именно палец князь демонов может регенерировать. – Виз несмотря на ситуацию улыбался. – Главное скажи как спина? Двигаться можешь? Руки и ноги чувствуешь?
- Вроде да. – Попытка пошевелиться отдалась болью в крыльях, но удалась. – Помоги сесть.
- Да легко. – Виз и Дени совместными усилиями помогли сесть, и Джон увидел лица остальной семьи. Разные, но одинаково обеспокоенные.
- Простите. – Прозвучало тихо. Поверят ли они его лжи? – Я не смог спасти дядю. Он уже умирал, когда я пришёл. И даже тело его теперь не забрать. Храм обвалился на него.
- Нед хотел бы быть похороненным в храме. – Тётя всхлипнула, Санса уткнулась лицом в ладони, у Брана задрожали губы, Роб зажмурился и сжал кулаки до побелевшей кожи. И только маленький Рикон смотрел с недоумением.
- Папа не вернётся?
- Папа теперь с Создателем. Он будет направлять нас вместе с ним. – Несмотря на дрожащий голос Санса смогла это выговорить. Не зря она всё же в монастыре служила. – Ты всегда сможешь найти его вот здесь, когда заскучаешь. – Она приложила маленькую ладонь брата к сердцу и дрожаще выдохнула.
- Мы сочувствуем вашему горю, но сейчас не время и не место для слёз. – Заговорила Дени, видимо потому, что изобразить сочувствие голосом у неё получалось лучше. Выражение сострадания отлично вышло у обоих, и как же Джон был им за это благодарен. – Нужно решить, что делать дальше. Оставить вас здесь нельзя. Ваш замок разрушен, да и культ вернётся за вами. Вы родные Джона, лучшие заложники из возможных. Поэтому мы предлагаем вам до завершения противостояния с культом Ворона убежище в нашем родовом замке в Нижних мирах.
- В Нижних мирах? – Тётя выглядела скорее неуверенной, чем напуганной. Кажется, взгляды дяди на демонов она не разделяла. Забавно оказалось узнать об этом только сейчас – Там безопасно?
- Наш замок неплохо защищён. А ещё там есть мы.
- И другие люди и демоны. – Виз фыркнул довольно ехидно. – Скоро у нас там будет убежище для всех обиженных культом. О, кстати, у вас же ещё младшая дочь есть.
- Арья? – Воскликнули сразу на четыре голоса. Молодец Виз, отличный способ без споров заманить Старков в Нижние миры. – Откуда вы о ней?..
- Мы её нашли. И так как на неё охотились тоже спрятали дома. – Виз резко помрачнел. – Слишком уж дорого нам обошлась эта охота, чтобы рисковать повторно.
- Виз перестань. – У Дени тоже дрогнули губы. – Надо уходить. Вы с нами, леди Кейтилин Старк?
- Санса, Роб? – Тётя словно робко повернулась к старшим детям, но Джон чувствовал, что это вовсе не робость. Старки потеряли всё и неясно было смогут ли вернуть. И тётя давала старшим детям право сейчас самим определить свою судьбу.
- Даже если бы мы не доверяли Джону и его родным, мы не могли бы бросит вас, матушка. – Санса согласна кивнула, подтверждая слова брата. – Но мы им доверяем. Мы не говорили вам и отцу, но они давно участвуют в жизни нашей семьи и очень помогли и мне и Сансе.
- Прекрасно. - Дени едва дождалась улыбки тёти. Переместить всех за раз мы не сможем. Джон ранен, ему самому помощь понадобится. Поэтому предлагаю – мы забираем вас и Брана, а Санса, Роб и самый смелый мужчина вашей семьи, - улыбка и подмигивание Рикону, который от похвалы даже всхлипывать и тереть глаза на мгновение прекратил, - идут к тому месту, где вы трое впервые познакомились с Визом. Там круг недалеко, будет быстрее, чем бежать сюда. Мы договорились? – Три кивка в ответ, удовлетворённая улыбка Дени. Кажется, она постепенно привыкала к роли лидера. Хотя бы и в их маленькой семье. Которая, кажется, собиралась увеличиться. – Виз бери Брана. Миледи, идите ко мне. – Дени опустилась рядом на колени, крепко обняла одной рукой, вторую протянула тёте.
- Я бы и сам смог переместиться.  – Джон не слишком протестовал, сказал скорее чтобы она знала, что можно облегчить работу.
- Может быть. Но я не хочу рисковать. Ещё раз почувствовать твою боль… - Она покачала головой грустно улыбнулась. – Мама говорила про Песнь. Теперь я точно знаю, что это правда. Я ощутила, когда тебя ударило. И так боялась, что опоздаю. Снова.
После такого спорить расхотелось. Тем более, что с её способностями они бы не провалились между мирами даже если бы не удалось переместиться абсолютно одновременно. Мир мигнул, изменился. Над головой сияло чёрное солнце, недалеко возвышался замок. Нетронутый. На дом не напали.
- Дени, проводишь наших гостей? А я помогу Джону дойти. – Бедного Брана в очередной раз передали с рук на руки и лицо у мальчика стало совсем грустным. Не любил он доставлять другим неудобства своей травмой.
- Прежде чем ты начнёшь расспрашивать можешь сказать, что стало с учителем Брана? – Подняться оказалось тяжело. Мешали крылья, весящие бесполезным грузом.
- Мы отпустили мага взяв с него клятву не болтать. – Виз пожал плечами. - Хотя скоро всё равно узнают. Целая семья пропала. Твоя семья.
- Может удастся выдать их за мёртвых. Так всем будет безопаснее. Я поговорю с Джейме.
- Поговори. – Несколько мгновений молчания. – Так что, умер твой дядя?
- Нет. – Им врать было не нужно. Даже наоборот. Они хотели мести – она состоялась. Пусть и не их руками. – Я его убил. Но я не хочу, чтобы кто-то кроме тебя и Дени знал об этом.
- Я понимаю. Никто не узнает. – Он молчал долго, глядя в глаза, но почему-то ни закрыться, ни отвернуться от этого взгляда не хотелось. – Спасибо.

+1

55

Случайные союзники
- И что ты тут делаешь? – Гостья на пороге оказалась ну очень неожиданная, впрочем, она, похоже, тоже удивилась.
- А с каких пор ты хозяином дома стал?
На пару мгновений повисла тишина. – Из хозяев дома сейчас только одна, и она занята, так что мне перепоручили задачу проверить кто скребётся в дверь. Ты удовлетворена? – Она не ответила, но это было и не нужно. – Так что ты тут делаешь?
- Я хотела попросить о помощи и защите. – Она поёжилась, скривилась. Не любила просить. – Кажется у нас проблемы. И порождены они попыткой помочь вам.
- Ну, проходи. – Петир отступил, впуская гостью в замок. – Помочь тебе я не могу, сам здесь прячусь, но выслушать и замолвить словечко перед хозяевами готов. Если тебе это нужно, конечно.
- Думаю я и сама… - Она начала, да так и замерла на половине фразы, глядя ему за спину. И, кажется, он знал в чём тут дело.
- Помощь нужна? – Лианна опиралась плечом о стену, с улыбкой перекидывала с ладони на ладонь комок зелёного огня. Зрелище выходило впечатляюще. Особенно для суккубы.
- Нет, что ты. Всё прекрасно. Знакомься – это Ласочка, та подруга Дени, которая передавала гранатовый сок. Я же говорил, что вы ещё познакомитесь. – Лианна улыбнулась гораздо дружелюбнее, погасила заклинание, кивнула. А хорошо она свою магию уже контролировала. Хоть всё ещё и не полностью. – Ласочка, знакомься – леди Лианна Старк. Мать Джона, возлюбленная Рейегара, один из самых сильных знакомых мне магов.
- Приятно познакомиться, Лианна. – Вель тоже быстро справилась с собой, вернула улыбку. – Мне всегда было интересно какой должна была быть женщина, чтобы Рей настолько страстно влюбился. Видя вас, я его вполне понимаю.
- На мой взгляд, эффектной внешности недостаточно для любви. – Лианне высказывание не понравилось. Зря только она столь прямолинейно всё восприняла. Вель ведь вовсе не о внешности говорила.
- Ну что вы, я вовсе не о внешности. Я о силе, об ауре, об ощущении опасности, которое кожу искрами покалывает только от нахождения рядом с вами. – Вель элегантно провела по верхней губе кончиком языка, рассмеялась глубоким смехом. – Любому демону этого хватит чтобы голову потерять. А уж в сочетании с эффектной внешностью… м-м-м. – Чуть прикрытые глаза, мечтательная улыбка. Петир едва удержался, чтобы не расхохотаться. Вель отыграла просто блестяще. Не знай он, как она по-настоящему выражает заинтересованность в других, поверил бы.
- Спасибо? – А вот Лианна явно растерялась. Даже зная многое о демонах она вряд ли ожидала, что ей такие откровенные намёки будет делать девушка. – Хотя, полагаю, мои отношения с Реем были глубже описанного и вышли за пределы… физической плоскости. – К концу фразы она самообладание восстановила и улыбнулась довольно ехидно. Пора было этот обмен любезностями заканчивать, а то Вель вполне рисковала на себе испытать так заинтересовавшую её силу.
- Несомненно, при твоём-то выдающемся характере. – Он послала Лианне улыбку и вновь повернулся к Вель. – Проходи. Мы и так слишком долго держим дверь открытой, Дени занервничает.
- Конечно. – Она обернулась куда-то. – Думаю, нас рады видеть, заходи. – Выглядело это как фраза в пустоту, но спустя мгновение из этой пустоты появилась девочка. Будь она человеком, больше десяти лет он бы ей не дал, будучи демоном она, вероятно, была раза в два старше. – Знакомься, Петир, это Шини.
- Здравствуй, Шини. Рад наконец познакомиться с воспитанницей Ласочки. – Он улыбнулся, запер, наконец, дверь присмотрелся внимательнее к девочке. Маленькая, худая, с короткими чёрными волосами, длинными необычно закрученными жемчужными рожками. Не особенно красивая. Хотя это сейчас. Судя по способности не только исчезнуть, но и полностью скрыть своё присутствие, что крайне редко давалось хилари, когда она подрастёт, исправить внешность на ту, какую пожелает, ей будет не слишком сложно. Только одно уже не исправить. Тонкую пепельно-серую кожу, больше похожую на старую бумагу на левой стороне лица. Обряд превращения для маленькой полукровки проводили крайне небрежно и слишком рано. Следы этого сохранятся на всю жизнь. – Я Петир.
- Здравствуйте. – Она чуть смущённо улыбнулась, но затем детский взгляд упал на его повреждённую руку, и глаза тут же ожили. – А что у вас с рукой?
- Моей птице повредили крыло камнем. – Энтузиазм малышки был забавным. Если он верно понимал, то скоро все в замке, кто болен хотя бы простудой, будут излечены и облагодетельствованы. Ну или их попытаются излечить. Как сил хватит. – Тебе рассказывали, что я оборотень?
- Нет. А Ви хотела бы быть оборотнем, не зря же у неё прозвище такое. – Малышка рассмеялась, Вель довольно неожиданно покраснела. Интересно. Это же насколько она смутилась? – А давайте я вас вылечу.
- А сможешь? – Разговор про оборотней и интересное сокращение имени он решил оставить для Вель. С маленькой было интереснее о другом поговорить. Травма оказалась столь серьёзной, что даже Дени ничего не смогла сделать. Только как-то скрепить кости, чтобы не расползались, да намертво закрепить всё не только магией, но и обычными повязками. Оставалось надеяться только на регенерацию. А значит без руки он остался на пару месяцев. – Целая королева ничего сделать не смогла.
- Ну она же князь. – Девочка вроде бы смутилась на мгновение, но лишь на мгновение. – А я хилари. За лечением надо к нам, а не к ним ходить.
- Ну спасибо. Но сперва поговорим о том зачем вы пришли. – Петир аккуратно подтолкнул девочку к улыбающейся Лианне, взглядом попросил отвлечь. – Познакомься с Лианной. Она некромант, встречала когда-нибудь?
- Некромант?! – Судя по округлившимся глазам – никогда. – Ого. А вы правда можете кого-нибудь воскресить?
- Человека или демона нет, а какую-нибудь зверушку, птичку или деревце – могу. – Лианна улыбнулась девочке, подмигнула Петиру. Похоже, взять роль няньки на себя она была не против. Не наигралась со своим маленьким сыном, теперь вот с чужими возилась. С младшими сыновьями Кет, например. – Но показывать не стану, а то придётся сперва убить кого-нибудь. Зато могу со своими племянниками познакомить, мне кажется, вы как раз ровесники.
- Мне уже двадцать. – Девочка за Лианной охотно пошла, хотя разок на Вель оглянулась. – А беса вы воскресить можете?
- Думаю, этого она никогда не пробовала, так что детей может ждать урок прикладной некромантии. – Петир проводил взглядом парочку, повернулся к Вель. – Пойдём, побеседуем. У меня чувство, что ты можешь рассказать много интересного.
- Не очень много, но очень интересного. – Она чуть хмыкнула расслабилась. – Ты хорошо знаешь некромантку? Шини с ней будет безопасно?
- Лианна никогда не причинит вреда ребёнку. И ребёнку-демону тоже.
- Хорошо. Просто её сила… – Вель вновь поёжилась. – Мне, кажется, моих попыток сопротивляться, случись что, она бы не заметила.
- Не кажется. Моих когда-то почти не заметила. – «Ну что ты проиграл. Придётся исполнять свою часть уговора». – Хотя я очень не хотел ей проигрывать. Пойдём на балкон. Там удобнее всего, и Дени нас быстро найдёт, как освободится.
- Хм. Вы настолько давно знакомы? Было у вас что-то?
- Ни в коем случае. Ты себе можешь представить отношения с ней? – Вель рассмеялась, он только плечами передёрнул. – Кроме того Брандон мне бы не простил, а поставить общение с ним под угрозу из-за Лианны…
- Ну да, ну да, как я могла забыть. Из Старков тебя определённо больше интересовал брат, а не сестра. – Это над ним смеются? Миленько. Ну да он вполне может ответить.
- Да уж проблемы с памятью — это плохо. Сам знаю. Вот совершенно не могу вспомнить, чтобы ты мечтала оборотнем стать. – Опять покраснела. Да уж. Каких интересных вещей он о ней не знал. Всё же дети – лучший источник информации. Разболтают тайну и не заметят. – А как же получить дар, способный приносить пользу? Дар оборотней ничуть не более добрый, чем дар суккубов.
- Зато он делает вас особенными. Как бы к вам не относились, но в вас видят вас, а не, - Вель возмущённо фыркнула и фразу не закончила.
- В нас видят источники информации. За которую не всегда хотят платить. А так как мы высшие, то и обращают на нас внимание более серьёзные демоны. Приходится балансировать.
- У нас такой возможности нет. Если тебя хочет князь или батрог, то твоё желание никого не волнует. Ты либо с ним или с ней, либо труп. Никто и не подумает суккуба или инкуба пожалеть. Сколько угодно таких же живых игрушек по Нижним мирам бегает.
- Сочувствую. – А с такой стороны он на вопрос не смотрел. И, пожалуй, никто из высших не смотрел. Суккубов и инкубов презирали, относились к ним ненамного лучше, чем к бесам. Считали, что годны они только для одного. А ведь таких, как Вель, могло быть куда больше. Просто ей повезло встретить Рейегара. А остальным нет. – И подумаю эту мысль. А ты пока расскажи мне, кто такая Ви?
- Ну не Ласочкой же меня двухлетнему ребёнку называть было. Пришлось придумать что-то с сокращением имени.
- А могу я называть тебя Ви? – Обычно он не спрашивал разрешения на такие вещи, но сейчас была важна реакция на вопрос. И Вель её успешно продемонстрировала.
- А чем тебя Ласочка не устраивает?
- Ну ты же сама сказала, что тебе не нравится, когда тебя воспринимают как игрушку. А прозвище, данное в Девичьих Пещерах это о чём? Именно об этом. – Он не удержался от улыбки, распахнул дверь на балкон. – А имя, это об уважении и равенстве. Хоть частичном. Насколько оно бывает между высшим и низшей.
- Ах ты. – Длинный подол юбки совершенно не помешал ей взмахнуть хвостом, острая стрелочка болезненно щёлкнула по губам. – Я может и низшая, но не беспомощная. Не забывай, аура у меня на месте, хоть я ей и не пользуюсь.
Скорости, чтобы перехватить её хвост ему не хватало, но вот поймать её за запястья ничего не мешало. – Воспользуешься? – Несколько мгновений взгляда глаза в глаза. Он скучал по такому, стоило признаться.
- На тебя она всё равно почти не действует. – Вель тяжело вздохнула, глаза они отвели одновременно. – Тебе ещё интересна моя информация?
- Информация мне интересна всегда. – Он разжал руки, отодвинул ей стул. – Присаживайся. Что удалось выяснить?
- Я знаю человека, который может вывести вас на Грифа.
- Кто? – Всё, что было до этого, оказалось неважно. – И как?
- Его зовут Иллирио, живёт в Пентосе. Я могу даже показать где. Как? – Она тяжело вздохнула, в глазах залегли тени. – Тут сложнее. Сель, мать Шини, дала согласие на встречу с дочерью, но не сказала когда. И явилась четыре дня назад. Не предупреждая. Я хотела позвать вас, но не смогла дозваться ни до Дени, ни до тебя.
- Четыре дня назад мы были сильно заняты, прости. – Когда ты играешь с толпой культистов не заметить попытку вызова проще простого. Вероятно, Дени в горящем Винтерфелле тоже было не до того. – Культ напал на важных для нас людей, пришлось помогать.
- Я предположила что-то подобное, когда услышала о массовом жертвоприношении. И что Сель не просто так выбрала именно этот день для визита. Но тогда пришлось действовать самим. – Вель вновь вздохнула. Похоже игра далась ей непросто. – У меня есть старый кулон, делала для маленькой Шини, чтобы не потерялась. Ну вот мы с Шини этот кулон не без труда Сель подсунули, проследили до этого Пентоса, а потом Шини воспользовалась своим умением исчезать, пробралась в дом Иллирио и подслушала разговор про Грифа.
- Два вопроса. Как ты поняла, что нужно отправиться именно в это место и как уговорила девочку играть против матери?
- Я сказала, что из-за небрежности её матери и игр Культа казнили её отца. – Вель только головой покачала. – А она его любила. Сильно. А место. Оно было единственным за пределами Нижних миров и их водного сектора. И единственным, куда мне не страшно было сунуться.
- Если твоя Шини любила отца, то правду о его смерти ей знать точно не стоит. Не хотелось бы, чтобы она стала врагом Джона. – Вель выглядела очень уставшей и словно напуганной. И как оборотнем быть собиралась? Всего раз сыграла в то, во что они играют постоянно и уже такая замученная. Настоящих оборотней бег по лезвию ножа только возбуждал. – А за информацию спасибо. Проверим. – Несколько мгновений молчания, он ждал, когда она заговорит сама. И дождался.
- А сегодня Сель связалась со мной и сказала, что хочет забрать дочь. Мол у неё сильные способности, она пригодится Культу. Но я не хочу отдавать Шини. – Даже голос задрожал. Хотя это был не страх, скорее гнев. Маленькая хилари двадцать лет не была нужна никому кроме Вель. Даже родной матери, а теперь, когда у неё обнаружились неплохие способности, вдруг понадобилась. На чувства же той, что девочку вырастила, просто закрыли глаза. – Не хочу отдавать в Культ. Я знаю, что они из неё сделают!
- А она хочет? – Дальше можно было не объяснять, оставалось только выяснить, что обо всём думает сама девочка.
- Нет. Она ненавидит их за отца. И я многое ей рассказала, перед тем как пойти сюда. – Вель болезненно нахмурила брови, сжала руки в замок, раня их когтями. – Но сами мы против Культа ничто. Нам нужна помощь.
- И мы обязательно поможем. – Петир невольно улыбнулся. Дени вовремя. Что бы он сам смог ответить на такую мольбу? Его положение среди огненных отличалось от рабства только потому, что они так захотели. Он не мог бы ничего обещать. А Вель это было так нужно. – Неужели ты думала, что я могу бросить тебя и твою воспитанницу в беде?
- Дени. – Вель порывисто выдохнула, вскинулась. – Спасибо. Уж королеву огненного сектора они тронуть не рискнут.
- Будь королевой моя мать не рискнули бы, а так… - Дени и так выглядела вымотанной, а теперь ещё и помрачнела. – Неважно. Я всё равно помогу всем, чем смогу.
- Спасибо. – Вель осмотрела подругу и, похоже, пришла к тем же выводам, что Петир. – Ты выглядишь замученной. Что-то случилось?
- Исправляю последствия чужой ошибки. – Дени только головой покачала. Но, кажется, дальше мне это делать не под силу.
- Я могу чем-нибудь помочь?
- Ты нет. – Дени покосилась на Петира, задумчиво кивнула ему. – А твоя воспитанница ведь хилари? – Кивок. – И сильная?
- Достаточно, чтобы исчезать и скрывать своё присутствие от других демонов.
- Сильная. – Дени задумчиво улыбнулась, вновь чему-то кивнула. – Тогда мне пригодится её помощь. Надо будет осмотреть одного человека с очень необычной магической травмой.
***
И разворот, взметнувшаяся в такт музыке юбка. Сейчас бы ещё огненные искры с ладоней рассыпать, для завершения образа, но не для того они столько сил потратили, на проникновение сюда, чтобы она выдала в себе демона.
Музыка замерла, и вместе с ней замерла и Дени. Замерла чтобы послушать аплодисменты, здесь в Пентосе считавшиеся знаком высшего признания артиста. Победная улыбка под укрывающим нижнюю часть лица платком. Они аплодировали ей. Все эти пресыщенные торговцы и чиновники. Теперь хозяин дома просто не мог не обратить на неё пристального внимания. Она справилась со своей ролью.
И хозяин это тут же подтвердил. Довольно ухмыляясь в бороду, поднял унизанную перстнями руку и поманил Дени толстым пальцем. Прекрасно. Не зря старались. Она спрыгнула с помоста, на котором танцевала и, опустив голову, засеменила к хозяину. Заодно и на брата покосилась. Как ему представление?
Визерис выглядел крайне недовольным и уязвлённым. Прям очень недовольным и уязвлённым, она бы поверила, если бы они не обсудили заранее эту часть его роли. Но сейчас в глубине глаз брата она видела настоящие эмоции. Улыбку и гордость. И как же от этого становилось тепло и спокойно. Теперь, когда следом за Реем у неё отобрали и маму, Визерис остался последним из её семьи. Нет, был, конечно, ещё Джон. Но Джон был… другим. А Визерис был ниточкой в то время, когда она училась летать и пользоваться магией, впервые влюблялась и разочаровывалась, одерживала первые победы и совершала первые ошибки. Он был старшим. Возможно, она излишне опиралась на брата, мама всегда говорила, что роль короля – судьи и покровителя, не подходит ему, но иначе не выходило. Она научилась изображать уверенность и королевское выражение, но избавиться от чувства, что занимает место, не принадлежащее ей, не могла. Ах, если бы только Джон не был так молод. С его необыкновенным сочетанием даров князя и инквизитора король из него бы вышел лучший. Более убедительный для других демонов уж точно. Более убедительный, чем самая обычная огненная княжна, пусть даже и сильная.
- Так-так. Прелестное дитя, да ещё и столь совершенно владеющее искусством танца. Очень интересно. – Голос хозяина отвлёк от несвоевременных мыслей, заставил сжать зубы. Нашла время предаваться сожалениям и мечтам. У них дело, от которого может зависеть исход войны с Культом, а она забывается. Нужно было собраться, а то был шанс, что королём огненного сектора скоро будет кто-то вообще к их семье не относящийся. Тот же Ворон. – И как тебя зовут?
- Дина. – Они решили, что называть настоящие, пусть и краткие, имена здесь не стоит. Мало ли как их используют. Да и риск быть узнанными культистами рос, а он и так был немалым. Они, конечно, плохо подходили для тайного проникновения куда-то. Это было профилем оборотней, а не князей, но Петир был нужен в другом месте, а никакому другому оборотню они столь деликатное дело не доверили бы.
- Очаровательное имя. – Хозяин вновь улыбнулся в бороду, поправил перстень на пальце. – Сними-ка платок, Дина. Уверен твоё личико заслуживает, чтобы им любоваться.
Да неужто. Даже так? Дени захотелось победно рассмеяться. – Мой платок? Но… - Но вместо этого она забормотала дрожащим голосом, чуть обернулась, чтобы бросить затравленный взгляд на брата. Тот, разумеется, сразу подорвался с места и двинулся к ним. Мрачно нахмурившись и так наклонившись, что напоминал рассерженного бычка. Вновь захотелось расхохотаться.
- Ну рано или поздно любая его снимает. – Хозяин тяжело вздохнул, глядя ей за спину. За проведённые в этом доме пару часов брат успешно выставил себя истеричным дураком с редкой манией величия. Так что общения с ним не жаждал никто. Даже посадили подальше, хотя вроде числился гостем. – Так почему бы не сейчас?
- Но…
- Что вам надо от моей сестры? – Договорить Визерис ей, конечно, не дал, но она и не хотела. – Она должна только танцевать. Что вы ещё задумали?
- Всего лишь хотел посмотреть на её лицо. – Хозяин тяжело вздохнул. Во взгляде отразилась вся тоска мира. Пришлось закусить губу, чтобы не рассмеяться. И как Визерис выдерживает? Ещё и изображает крайнюю степень гнева. Актёр из него определённо не хуже, чем из неё танцовщица. – Не стоит так реагировать. – Обличительной гневной тираде прозвучать не пришлось. – Я всё ещё хозяин дома, любые неразумные слова могут стать для вас последними здесь. – Интересно как. Это значило, что брата, будь они людьми, выкинули бы на улицу или прям во дворе где-нибудь прикопали? Магистр Пентоса – Иллирио Мопатис определённо был очень интересным человеком. И очень опасным.
- Дом ваш, а она моя. И никто кроме меня и её мужа её лицо не увидит. – Прозвучало явно не так грозно, как должно было, но оттого ещё более неприятно. Люди. Одни женщин во всём ограничивают, другие вообще считают их собственностью отца, брата или мужа. Гадость какая.
- У меня есть отличная кандидатура на мужа, но сперва я должен убедиться, что предлагаю ему совершенный товар. Пока ваша сестра прячет лицо я не могу в этом убедиться. – Вот как. Её значит уже продать кому-то решили. Наверное, она действительно поразила магистра. Танцем, фигурой и наигранной кротостью. Теперь оставалось только убедиться, что внешне безупречный товар не имеет скрытых трещин и скалов.
- Кандидатура… - Брат словно засомневался, на помосте под звуки музыки кружилась какая-то другая танцовщица. – А он богат?
- Невероятно. Сможет содержать вас до конца вашей жизни. – Магистр улыбнулся. Он был уверен, что нашёл подход к глупому и заносчивому мальчишке, не желающему расставаться с ценной вещью. Все, с кем они говорили, организовывая свой визит в этот дом, были уверены, что они дети дворян, бежавших из другого государства и разорившихся. Так что обещание богатой жизни было притягательно. Жаль Иллирио не уточнил сколько это жизнь продлится. Судя по его взгляду, едва ли дольше времени, требующегося на организацию и проведение брачного обряда. – Но сперва мне необходимо посмотреть на лицо вашей сестры.
- Ну… Ну ладно. – Выдавлено было с явным недовольством. Ну вот не хотел мальчик отдавать сестру кому-то. Даже за обещание богатой жизни не очень хотел. – Но только вы. Никто больше её лица видеть не должен.
- Хорошо. – Иллирио тяжело вздохнул и неожиданно легко поднялся на ноги. – Дорогие гости, прошу меня простить. Мне необходимо отлучиться. Наслаждайтесь едой и вином, а я вскоре вновь присоединюсь к вам. – И вновь брату, куда тише. - Поговорим в отдельной комнате. Заодно обсудим замужество вашей сестры, если она мне подойдёт.
- Пошли, Дина. – Брат ухватил её за руку, чуть сжал. Она ответила. Они получили свой разговор наедине. И так легко. Они опасались, что с проникновением на приём их трудности только начинаются, но они закончились. Пригодилось её умение танцевать. Сперва очаровало того подручного магистра, да так, что ей казалось, не будь рядом Визериса, тот тип прямо на месте попытался бы ей овладеть. А теперь вот Иллирио посмотрев на пять танцев, да как она двигалась между ними, решил продать её кому-то. Музыка за спиной замолкла, Дени усмехнулась. Другой танцовщице аплодировали куда тише, чем ей.
Дверь в обещанную комнату оказалась тяжёлой и толстой. Хорошо. Точно никто разговор не услышит. И никакой стражи. Кажется, хозяин был уверен в себе. Хотя какую угрозу могли представлять мальчишка и девчонка, даже вместе не составлявшие и половины его веса и которых невероятно тщательно обыскали при входе. Никакой. Если они были людьми, конечно.
- Ну вот мы и одни. – Магистр, зайдя обернулся не сразу, а вот она видела, как из рукава Визериса выскользнула струйка песка и скользнула к замку. Теперь без его помощи дверь будет проще выломать, чем открыть. Были ещё пара окон, но они были закрыты, комнату, наверняка, охлаждали магические амулеты. И об окнах брат тоже позаботится. Сомневаться не стоило. – Теперь снимай платок, Дина.
- Как скажете, господин. – Она осторожно вытащила поддерживающие платок ободки из-за ушей, а затем безразличным жестом смяла и отшвырнула тряпочку на пол. Усмехнулась. Магистр так и замер.
- И зачем ты так с платком? Красивый же. – Брат тряхнул головой, скидывая с лица глуповато-заносчивое выражение, поддержал усмешку. – Я чуть с ума не сошёл с этой маской. Более омерзительной мне поносить ещё не доводилось.
- Платочек вызывал во мне схожие чувства. – Дени улыбнулась и не смогла удержаться от смешка. – Но заносчивый идиот у тебя отлично получился.
- У тебя забитая овечка тоже. – Брат вернул любезность и усмешку с клыками. – Не знал, что в тебе есть талант и к этому. С кого пример брала?
- Вы кто такие? – Но ответить на этот вопрос было не суждено. Магистр оправился от шока и решил прояснить ситуацию. А заодно осторожно сдвинулся к завешенной ковром стене. И что у него там такое?
- Демоны. – Ответил за обоих Визерис, а вот крылья они выпустили одновременно. Платье на спине жалобно хрустнуло. Ни один из её нарядов не подходил, чтобы танцевать перед гостями магистра Мопатиса, так что платье пришлось покупать у людей. А их ткани, в отличии от демонических, не были рассчитаны на перевоплощение. – Она вот королева огненного сектора.
— Вот как. – Второе известие Иллирио принял неожиданно спокойно. – Выходит я не только пустил главных врагов культа Ворона в свой дом, но и сам сделал всё, чтобы остаться с ними наедине. Стоило предположить, что моя столь сильная увлечённость вами, Дина, имеет неестественные причины. Или, я полагаю, вас не так зовут.
- Не так, но это не важно. – Дени чуть фыркнула. – И я князь, а не суккуб. Очаровывать не умею. Магически по крайней мере.
- О, это не связано с вашими способностями. Это я с детства ощущаю магию и легко очаровываюсь теми, в ком она сильна. Порой фатально. – Магистр на редкость тепло улыбнулся и передвинулся ещё немного ближе к ковру. – Так зачем вы явились?
- Поговорить о помянутом вами культе. – Визерис ответил столь же тёплой улыбкой. – И не надо пытаться незаметно отойти к ковру. Я уже сломал замок находящейся там двери. Она не откроется.
- И как же вам это удалось? – Магистр резко помрачнел. Интересно на что он надеялся? Обогнать магию князей и их самих в забеге по тайному ходу?
- Песком. – Визерис вскинул руку, запустил над ней небольшой песчаный фонтанчик. – Так что, поговорим о Культе?
- Возможно. При двух условиях. – Чтобы ставить условия явно недружелюбно настроенным к тебе князьям нужно было быть либо очень глупым, либо очень смелым. И очень уверенным в себе. Но дураком магистр Мопатис определённо не был. - Вы меня не тронете, и вы расскажете, как вы сюда попали. Надо же как-то предостеречься от явления подобных гостей в будущем.
- Идёт. – Визерис тихо хмыкнул. Дени пожала плечами. – Убивать Мопатиса, пока они не знали, насколько он связан с Культом, особого смысла не было. А рассказать, как попали в дом… Вряд ли им пришлось бы ещё раз тем же способом воспользоваться. – Рассказывайте.
- Сперва вы. И придётся поклясться, что вы не тронете меня.
- Придётся, Иллирио, вам нам без клятв поверить. – Дени покачала головой, перебрала когтями по стоящей рядом узорной тумбе. – Если нам покажется, что вы можете выдать Культу что-то, что навредит нам, то никакая клятва вас не спасёт. А значит стоит ли её давать.
- Очень… интересная позиция. Имеющая смысл. Я подумаю над ней, пока вы объясняете, как пробрались в мой дом. – Иллирио отошёл от своего ковра, устроился в большом кресле. А вот им сесть не предложил. Впрочем, это не мешало. Дени тут же запрыгнула на ту самую тумбу, а Визерис прислонился спиной к стене. – Я слушаю.
— Это была тщательно спланированная операция. – Рассказывать взялся брат и это, пожалуй, было правильно. У неё говорить обычные вещи с таким ехидством не вышло бы. – Нам сообщили, что магистр Мопатис из Пентоса может знать интересную для нас информацию о культе Ворона и знакомый оборотень разузнал о вас. К сожалению, от идеи просто прийти и потребовать информацию пришлось отказаться. Вы сегодня давали приём для купцов и знати Пентоса, и явись мы в облике демонов, были бы не нужные жертвы. – А ещё им нужно было спешить. Пока мать Шини не догадалась, что Вель не собирается отдавать ей девочку, и не предположила к кому та могла обратиться за помощью. Если бы вороны поняли, что их враги узнали про Иллирио, они могли бы… решить эту проблему. – Пришлось придумывать маскировку. – И оставить Джона дома. Он собирался с ними изначально, но потом маленькая Шини узнала, что его повреждённые крылья так и не регенерировали до конца и сильно болят. Постоянно. И предложила вылечить. И даже справилась. Единственным условием оказалась необходимость постоянно оставаться в облике демона дней десять. Способности Шини почему-то вообще оказались очень связаны со сменой облика. Петиру она руку тоже вылечила, после чего тот с радостью согласился изображать Джона для Собора какое-то время, и тоже запретила превращаться в птицу. Правда на месяц. – Оказалось, что на праздники вы очень любите приглашать искусных танцовщиц. По счастью моя сестра прекрасно танцует. К сожалению, нужное количество девушек ваши помощники уже отобрали. Пришлось помочь одной из них… заболеть. – Небольшой вывих лодыжки пройдёт через несколько дней, увы, станцевать с ним на сегодняшнем приёме девушка не могла. – А дальше было просто. Подобрать для сестры подходящее платье и попасться на глаза одному из ваших, крайне опечаленных потерей танцовщицы, людей. Благо найти в вашем городе место для уличного танца совсем не сложно.
— Значит демонов в мой дом пригласил один из моих людей. И какой же? – Судя по медовому тону магистра подручного не ждало ничего хорошего. Ну и прекрасно. Его взгляды и шуточки о ней, произносимые под нос, но прекрасно слышимые для демона, Дени совсем не понравились.
- Рыжий такой. На кабана похож. – Дени чарующе улыбнулась, стукнула туфелькой по тумбе, заставив Иллирио болезненно поморщиться.
- Понятно. Ну и что же вы хотите о Культе от меня услышать?
- Всё что знаете. Но больше всего, как найти некого Грифа. – У Визериса даже голос чуть дрогнул. Она во времена той истории с Реем и его подружкой была слишком мала, а вот брат, похоже, воспринял всё весьма болезненно.
- Да почти ничего. Меня с ними ничего кроме старого приятеля и сына и не связывает. – Иллирио покрутил крупный перстень, вздохнул. – С Пауком, полагаю вы его знаете, я познакомился еще в молодости. Знакомство с оборотнем мне тогда позволяло очень интересные схемы создавать, а его, кажется, забавляло. Потом через него я познакомился с одной демоницей. Интересное было знакомство, пока не оказалось, что она ребёнка ждёт. Он был не нужен не мне, не ей, но она почему-то всё равно его родила и обратила, а потом бросила у порога моего дома. – Иллирио вновь вздохнул, тяжело покачал головой. – Я не мог его бросить. Сын всё же. Больше тридцати лет потратил, чтобы вырастить. Представляете каково растить маленького демона среди людей? – Дени не представляла. И была глубоко восхищена. Вот только как мать посмела просто выбросить в верхнем мире уже обращённого ребёнка, и почему король или королева её сектора не наказал за это? – А лет пять назад в нашу семейную идиллию ворвался Паук и предложил моему сыну место в Культе, учителя и возможность за всё отомстить матери в обмен на мелочь. Нужно было прикинуться сыном какого-то демона в нужный момент. Вроде как чтобы подобраться поближе к его семье. С тех пор я сына видел редко, чаще мне от него послания приносила какая-то демоница. Но недавно нашёлся настоящий сын того демона, и Паук растерял всякий интерес к моему мальчику. Эйгон был так оскорблён, что сбежал из Культа. Я думал, он вернётся ко мне, но он нашёл какого-то другого учителя, у которого собирался научиться всему-всему и отомстить теперь ещё и Культу. Где он, я не знаю, он не сказал, опасался, что Культ найдёт его через меня. А сам Культ продолжает делать вид, что мой сын у них. – Иллирио примолк ненадолго. – Я не слишком хочу вам помогать, но мой сын хотел мести тем, кто его обманул и ради него я помогу. – Магистр выбрался из кресла, подошёл к книжной полке бережно открыл стоящую там шкатулку. – Я не знаю где живёт бывший учитель моего сына, но знаю, как его найти. – Пухлые пальцы магистра бережно вытащили пергамент. – Это одно из первых его сообщений мне. Здесь он описывал, место, где он жил. Тут мало понятного, возможно поэтому вороны и позволили этому письму попасть ко мне, но это всё, чем я могу помочь.
- И за это спасибо. – Визерис взял свиток, развернул, пробежал глазами. – Хм, знакомое описание. Место точно не назову, но Пе…, кхм Пересмешник точно сможет. – Вряд ли Иллирио бы что-то сказало и имя Петир, но куда реже применявшуюся кличку Пересмешник вполне могли не знать и многие в Культе. Так что хорошо, что брат поправился.
- Ну что, идём? – Дени спрыгнула с тумбочки, подошла к спрятавшему пергамент брату. – Всё что могли и хотели мы выяснили.
- Да, идём. – Визерис чуть нахмурился, пристально посмотрел на Иллирио. – Воронам об этом визите и разговоре рассказывать не надо.
- Если они спросят про вас прямо, то я расскажу. – Прозвучало очень просто и столь же искренне. – Но в любом другом случае они от меня ничего не услышат. Я слишком дорожу своей жизнью, чтобы позволять демонам постоянно в неё лезть.
- Справедливо. – Визерис пожал плечами, повернулся к ней. – Вот теперь пойдём.
Она кивнула, улыбнулась. – Скажи, тебе не показалось… - На мгновение она задумалась, пытаясь понять не совсем ли глупа пришедшая ей в голову во время рассказа Иллирио мысль. – Тебе не показалось, что семья, втереться в доверие к которой должен был этот Эйгон, это мы?
***
Отличная сделка у него сегодня вышла. Человек зашёл в свою комнату, с наслаждением потянулся, зажёг свечи в большом подсвечнике. Опять слуги забыли окно закрыть и огонь ветром задуло. Выпороть надо этих ротозеев, но в честь удачной сделки, так уж и быть. Останутся непоротыми.
С этими приятными мыслями он развернулся, да так и замер. В его кресле уютно устроился незнакомец. Более того, у незнакомца были глубокого чёрного цвета крылья и длинные когти.
- О, только не кричите. Нам вовсе не нужно поднимать панику. – Мурлыкающий голос демона заставил подавиться уже набранным в грудь воздухом. – Я хочу всего лишь поговорить, но те, кто прибегут на ваш крик могут неверно истолковать мои намерения. Жаль будет запачкать ваши чудесные ковры.
- Что тебе надо, тварь? – Голос дрожал так, что выговорить фразу удалось не с первого раза.
- Ну же так оскорбительно, уважаемый? – Демон странно рассмеялся и человек услышал, как у него стучат зубы. – Несколько вопросов и я уйду, а вы забудете, что я когда-либо здесь был. Но если вы продолжите меня оскорблять, то разговор может сложиться не столь… удачно. Так что, вы готовы поговорить цивилизованно? – Выдавить из себя ответ не удалось, поэтому он только кивнул. – Прекрасно. Тогда вопрос первый. Вы были вчера на приёме у магистра Иллирио Мопатиса?
- Д-д-да. – В это раз какой-то звук из горла вызвать всё же удалось.
- Замечательно. Был ли там кто-то, кого там не должно было быть? А может кто-то вёл себя странно?
- Принц был. А они с Мопатисом давно в ссоре. – И с ним тоже. Может демон убьёт злящего половину города правителя и купцам не придётся делать этого самостоятельно?
- Прекрасно. Были ли какие-то странности в его поведении?
- Нет, такой же напыщенный дурак, как всегда. – Демон поскучнел и человек понял, что ответ неправильный. Проклятье, надо было говорить, что были. Что ему стоило придумать что-нибудь?
- А ещё кто-то необычный.
- Ну, ещё были… - Он называл имена и даже какие-то странности, но демон больше не разу не заинтересовал, скучающе качал головой, кривил губы. Да этак он его убьёт. – А ещё там была танцовщица, которую никто никогда не видел. – И зачем он вообще эту девицу вспомнил? Может из-за того, что сам был бы не прочь заполучить её в наложницы, но Иллирио увёл прямо из-под носа.
- Опиши. – А вот демон неожиданно вскинулся.
- Ну, невысокая, худая, но и спереди и сзади есть на что посмотреть, волосы как серебряные монетки. Ещё… Ещё глаза необычные. Она в платке была, но глаза у неё аметистовые, я разглядел.
- Ну и ну. Редкая красота. – Демон тягуче рассмеялся. Кажется нашёл, что хотел. – Одна была?
- Нет с братом. Таким же заносчивым идиотом, как наш принц. Они потом ушли, магистр Мопатис решил девицу у её брата выкупить, а обратна эта парочка не вернулась. Сторговались, видно.
— Вот даже как. А скажи ка мне. У брата волосы тоже серебряные были?
- Ну, вроде да. – О брате он ничего кроме заносчивости и глупости и не запомнил. Но если бы они с сестрой совсем не похожи были, это бы бросалось в глаза.
- Ну здравствуйте, мои драгоценные. Вот и встретились. – Явно для себя промурлыкал демон. А затем легко поднялся с кресла, подошёл, похлопал по плечу. – Вот и молодец, вот и умница. – Свечи осветили его крылья и те оказались не чёрными, а тёмно-синими, очень тёмно. – И никакой паники. А теперь раз и навсегда забудь, что я тут был, и проживёшь долгую и счастливую жизнь. – Перед человеком раскрылся портал в Нижние миры, но он этого уже не увидел, падая на пол в глубоком обмороке.

+1

56

Общие цели
Дверь открылась от не особенно сильного толчка, скрипнула, привлекая внимание сидящих в зале. Здесь всегда так было, система предупреждения, своего рода. Всё же сюда ходили заниматься тем, что считалось для членов Собора минимум неуместным. Впрочем, в середине дня, да ещё и в военное время людей в зале почти не было. И почти все они были магами. Любопытно. Раньше маги Собора сюда не ходили. Местечко предназначалось для стражей и инквизиторов. У высокопоставленных священников и монахов была возможность заниматься запрещёнными делами в своих приходах и монастырях, а тех, что были уровнем ниже, либо почти не замечали окружающие, либо достаточно жёстко принуждали следовать правилам Собора. Дорастёшь до каких-то высот, тогда и нарушай, мол. С инквизиторами так, разумеется, не получалось. Маги, даже если они отказывались признавать себя таковыми, плохо подчинялись правилам, видящимся им бессмысленными. А глядя на алый орден, определённых свобод себе возжелал и белый. Ценность стражей была ниже, конечно, чем инквизиторов, но куда выше, чем священников и монахов. Так что пришлось чёрным в гордом одиночестве создавать видимость соблюдения традиций. А маги… Во времена её молодости магов никто и полноценными членами Собора-то не считал. Так, удобные инструменты. Но, кажется, со времён её молодости многое поменялось. Так недолго и до возникновения четвёртого ордена будет. Повезло же, что Верховный Святитель на демонов работал. Будь он чуть менее сосредоточен на себе и нечеловеческих союзниках, мог бы дать Собору такую силу, которую ни королевской власти, ни отдельным недовольным, вроде неё, было бы уже не разрушить. Не в ближайшее время уж точно.
Лианна чуть повела плечами, отгоняя мысли, прошла к столику в углу зала. Её проводили несколько задумчивых взглядов. Маги чувствовали другого мага, должно быть пытались вспомнить. Хорошо, что пока она не призовёт дар, почувствовать, чем она управляет, не дано никому. Некромантов на службе у Собора, после того как в ловушке Культа погиб Квиберн, не было. И она уж точно не собиралась возвращаться. Хватит. Наслужилась. Квиберн сколько лет от Собора бегал. Ещё она молодая была, а о нём знали и молодых инквизиторов им пугали. А потом решил остепениться, перешёл на сторону церковников и всего через четыре года так глупо погиб. Собор вообще убил слишком многих магов. Сперва преследуя их, а затем прикрываясь ими в своих битвах.
- О чём думаешь? – Она вздрогнула, когда над головой прозвучал знакомый голос. – Раньше к тебе и на длину копья было незамеченным не подойти, а сейчас так увлеклась мечтами, что шагов не слышишь?
- Монастырская привычка. Там не за кем следить. Да и вовсе делать почти нечего. Только мечтать. – Она подняла голову, улыбнулась. Джейме изменился, стал старше, серьёзнее. В уголках глаз пролегли морщинки, которых раньше не было. Да и биение жизни изменилось. Стало более рваным, тяжёлым. Многих её дорогой друг потерял за эти годы. И едва не потерял себя. Что же случилось с ним такое? – Здравствуй, Джейме. Рада тебя видеть спустя столько лет. Пусть и не могу сказать, что ты не изменился.
- И я рад видеть тебя, Лия. – Он улыбнулся, словно потеряно, сел напротив. – Надеюсь изменения в лучшую сторону?
- Серьёзность и опыт тебе определённо к лицу. – Она скучала. Сильно скучала. После того как братья её предали, а Рей погиб, он остался самым близким из всех. Кроме Джейха. Но Джейх был сыном. А Джейме… Они были очень близкими друзьями. Не будь он стражем, могли бы стать и ближе. Иногда, ещё до знакомства с Реем, ей случалось жалеть, что они с Джейме не познакомились до того, как он ушёл в Собор. Вряд ли бы лорд Тайвин отказался женить сына на дочери великого лорда Севера. Да ещё и могущественном маге. Хотя, зная сейчас кем оказался Тайвин Ланнистер, сложно было удержаться от мысли, что судьба уберегла её. – А вот разрывы в биении жизни нет. Что с тобой случилось?
- Слишком многие, кто мне был дорог, погибли в последнее время. Друзья, соратники, те за кого я отвечал. – Джейме устало покачал головой, не стал пытаться уйти от ответа. Значит то доверие, с которым они относились друг к другу осталось. Хорошо. - Я потерял отца, хоть мы и были в сложных отношениях. Едва не потерял брата. Да и сестру…
- Да, об этом… - Она не слишком хотела говорить об этом, но Джон просил её передать. Да и нельзя же молчать вечно. Кому как не некроманту об этом знать. – Мне очень жаль, но Серсее не смогли помочь. Всё что смогла Дени, убить её без мучений.
Он промолчал. Опустил голову, тяжело вздохнул. – Я надеялся, что они смогут помочь. Надеялся, но никогда не верил. Пожалуй, я давно смирился с её смертью. Но спасибо что рассказала. И передай Дени благодарность за то, что Серсея не мучилась.
- Наверное, жестоко это говорить, но шанс на спасение твоей сестры был. – Она не хотела причинять Джейме боль, но, возможно, как раз именно эта, была нужна. Смерть отца ранила его, несмотря на всё, что сотворил Тайвин Ланнистер. Возможно, зная то, что она собиралась сказать, Джейме перестать печалиться хотя бы из-за него. – Королева Рейла, бабушка Джейха, придумала способ создать для твоей сестры полноценный источник. - Лианна видела, что магия Воронов сотворила с Серсеей и это было пугающе. Особенно невозможность помочь. Сперва она настолько плохо контролировала дар, что не рискнула бы прикоснуться им к живому существу, а потом было уже слишком поздно. Не облечённая в источник сила выжгла все жизненные нити, единственной причиной, по которой Серсея ещё дышала, была сила Дени. Но Дени не могла постоянно поддерживать чью-то жизнь, бороться за право быть королевой и вести войну с Вороном. Она и так слишком устала. О том же сказала и маленькая демоница-целительница, едва взглянув на Серсею. Спасать было слишком поздно. – Но после того, как твой отец убил её, соорудить форму стало некому. Других демонов с подобной силой нет. Хотя Дени всё равно пыталась помочь. Просто это стало… бесполезно.
— Значит отец и её убил. – Он вновь покачал головой. – Что же, учитывая с кем он работал и насколько ему не было дела до того, что они сделали со мной и Серсеей, стоит ли удивляться.
- Что тебе сделали Вороны? – Лианна чувствовала, что потери близких не самое страшное, что произошло с дорогим другом. Те, кого мы любили остаются с нами, пока мы помним их. Потерять себя – страшнее. Это уже никак не обратишь вспять, не изменишь воспоминаниями. Джейме себя не потерял, но судя по разрывам в биении был к этому очень близок.
- Ничего такого, на самом деле. – Он нахмурился, что-то изменилось в глубине глаз. – Тут скорее, что я понял из-за них. Это чувство даже не беспомощности, а какого-то… - Джейме задумался, Лианна вздохнула. Она догадывалась, что он чувствует. И понимала. Сама такое пережила. Правда Джейме спасли несколько быстрее, чем её.
- Полной не властности ни над чем, даже над своими чувствами и мыслями? – Она грустно улыбнулась, поёжилась. Демоны могут играть эмоциями человека и его мыслями, а она, только попав в монастырь, просто не могла думать ни о чём кроме сына и… пустоты там, где всегда был дар. Что было страшнее она сказать не могла и сейчас. И как она всё это пережила? Наверное, спасло то, что способность некромантов по-особому ощущать мир до конца было не заблокировать ничем, и зацепившись за это, удалось найти себя и вспомнить каково это – чувствовать. Но не сразу. Далеко не сразу.
- Да. Ты тоже это?..
- Да. Когда мой родной брат забрал моего сына и отправил меня в монастырь. –
Они ещё помолчали. Эх, напиться бы сейчас. Вот только нельзя. Если некромант не контролирует себя, то становится куда опаснее любого другого мага. От пущенного по пьяни заклинания можно и увернуться. А вот что делать, если вокруг поднимается всё, что умерло не позднее луны назад? Только бежать. Ну или убить мага. Хотя даже с пьяным некромантом это могло быть совсем не просто.
- Как так вообще получилось? Нед, конечно, всегда был со странностями, но, мне казалось, что любил тебя.
- Мне тоже так казалось. До того, как он Роберту истинное имя Рея выдал. – Она взглянула на Джейме и сообразила, что он вполне мог не знать имя отца Джейха. – Рей это…
- Я знаю. Ледяной князь, бывший принц огненного сектора, отец Джона. Мне рассказывали. – Кажется имя Рея вызывало у Джейме какие-то неприятные эмоции. Хотя он и пытался это скрыть. Не очень успешно. Лианна даже улыбнулась уголком губ, хотя ситуация и не располагала.
— Это радует. Не люблю разъяснять. Про то, как я от братьев ушла, я надеюсь, ты помнишь? Повторять не надо? – Он только покачал головой, повторил её подобие улыбки. – Ну вот, а когда Джейху два года было, ко мне вдруг Нед в компании Джиора Мормонта заявился, вроде как мириться. Я бы его и на порог не пустила, но выгнать брата это одно, а выгнать инквизитора совсем другое, сам понимаешь. Пришлось делать вид, что я согласна помириться, за стол их приглашать, с Джейхом знакомить. - Лианна почувствовала, как губы сами собой кривятся в отвращении. Знал, что маг не может просто выгнать инквизитора и воспользовался этим. – А когда Джейх задремал, я на него отвлеклась, и Мормонт мне в спину оглушающей ударил. Почувствовать я почувствовала, а вот отбить, когда руки ребёнком заняты были, не успела. Очнулась уже без дара.
- И за что они тебя в монастырь?
- Запрещённая магия. Связь с демоном — это ведь разбирательство, допросы, суд. Меня бы казнили, но и семью братца позор бы не миновал. А так всё тихо, мирно и аккуратно. – Лианна зло фыркнула. Вот ведь повезло братцу погибнуть в горящем храме. Иначе бы она сама его убила, за всё. – А дружок инквизитор прикрыл этого труса.
- Может Эддард просто не хотел твоей смерти? – Предположение Джейме было не лишено смысла. Хотел бы – убил бы прямо там, но всё равно ужасно злило. У него-то брат нормальный.
- Зато хотел лишить дара и в клетку отправить. Ну очень милосердно. – Она передёрнулась, вновь почувствовав то касание пустоты, заполнившей суть мага. – Тому, кто никогда не имел дара, не представить, что такое – лишиться его. Ты теряешь… Часть себя. То, что составляло твою суть. Твою… Нет не знаю, как объяснить. – Лианна хлопнула ладонью по столу и сдалась. – Просто представь, что вместо всех мыслей, чувств, эмоций остались только пепел и пустота, в которую затягивает всё, что ещё осталось. Вот это для мага потеря дара.
- Жутко звучит. – Джейме вновь покачал головой, а затем накрыл её ладонь своей. Сочувствовал. Но она невольно вздрогнула от этого прикосновения. Первого за двадцать лет. – Понятно теперь почему инквизиторы так боятся лишения дара.
- Да, они же тоже маги, хоть и не любят это признавать. Хотя им обычно просто языки режут, а это совсем иное. Не иметь возможности пользоваться даром и быть от него отрезанным – разные вещи.
- Знаешь, думаю стоит поговорить о чём-то ещё. – Молчание было достаточно долгим и первым прервать его решил Джейме. – Как-то мы выбрали не самые удачные темы для первой встречи после двадцати лет.
- Ну, мне не о чем особенно рассказывать. – Лианна пожала плечами, чуть улыбнулась. – В монастыре никогда ничего не происходит. Спала, читала, писала стихи, делала вид, что молюсь. Вот и все двадцать лет. Быть стражем-то поинтереснее, наверное.
- Намного. – Он не смог удержать усмешки. – Хотя с тобой было бы лучше. Маг моей пятёрки - отличный человек и очень талантливый чародей, но твоих шуточек и отношения к жизни мне сильно не хватало.
- Мне тебя тоже не хватало. Не с кем шуточки шутить. – Она улыбнулась уже нормально. Может когда-нибудь, когда война закончится, им и доведётся ещё вместе поохотиться на нечисть. – Но то, что ты остался тут, меня немного успокаивало. Я верила, что ты не дашь моего Джейха в обиду. Спасибо, что присмотрел за ним. И за инквизицию, как бы это странно не звучало.
- Кто ещё за кем присматривает. В последнее время он меня постоянно спасал. – Джейме даже тихо рассмеялся. – А в инквизицию его Бенджен привёл. Говорил, что его племяннику не место среди монахов и не раскройся дар, он бы убедил его в стражи отдать.
- Да? Значит младшему было не настолько плевать на меня и моего сына, как казалось. – Может стоит всё же вызвать духи братьев. Если хорошенько поругаться с Беном, может она и сможет его простить. В детстве и юности всегда получалось. Да и на Неда накричать, ну хоть после смерти. Позлорадствовать опять же, что его убил его обожаемый домовый храм. В юности братец там только что не жил. – Это приятно.
- Да, я всегда думал, что Бен так опекает Джона именно в память о тебе. – Джеме прищурился, чуть скривил губы. – А вот на тебя я слегка обижен. Почему ты не сказала, что твой сын полукровка?
- Да я не думала, что это может что-то значить. Не в смысле отношения Собора, а по-настоящему. – Она долго расспрашивала Джона про ритуал, а потом ещё и Петира. Довела обоих. Петир сбежал, а Джон позвал на помощь своего дядю, удивительно похожего на Рея. – Я провести ритуал не могла, Рей погиб, с его семьёй у меня связи не было, а вызывать случайного демона, на что-то надеясь, - она фыркнула. – Ну я ещё не настолько с ума сошла. Кто же знал, что мой уже взрослый сын случайно встретит свою тётю с отцовской стороны, а потом они не менее случайно выяснят, что он полукровка и всё же проведут ритуал.
- Действительно, такое предположить сложно. – Джейме перестал хмуриться, улыбнулся. – Но увидеть у Джона крылья всё равно было неприятно.
- Пф, и что тебе в этих крыльях. Я вот в последнее время регулярно и крылатых демонов наблюдаю, и бескрылых, но все они неизменно приятнее монашек.
- Для тебя-то, несомненно. А у меня один из этих крылатых – друга убил.
- Защищая Джейха. И себя. – Не то чтобы убийство было обязательным, но так было проще. А какие у демона могли быть причины щадить незнакомого инквизитора, знающего его истинное имя и выдернувшего по нему в ловушку. И она не сомневалась, Джейме это прекрасно понимал.
- Я понимаю, но это же не значит, что я должен его простить. – Джейме чуть вскинул брови, покачал головой. – Никогда бы не подумал, что у Дени может быть такой брат. Она куда… добрее.
- Они все разные, как и мы. – Оставалось только плечами пожать. А заодно вспомнить взгляд Дени, узнавшей, что имя Рея Роберту выдал Нед. Доброты там на убийство пары деревень бы хватило. - И я бы не сказала, что она добрая. Более милосердная, да, но не более.
- По мне, так это одно и то же.
- Не совсем. Доброта – слепа, милосердие – справедливо. – Лианна повела плечами, кажется, разговор вновь уходил куда-то не туда. – Расскажи мне лучше, как Собор с нынешними трудностями справляется.
- Как и обычно. – Он тоже пожал плечами, улыбнулся. – Иногда кажется, что всё это слишком и нам не справиться, а потом всё как-то устраивается. Ты не хочешь вернуться? Я бы придумал, как это объяснить.
- К тебе или в Собор? – Она шутливо наклонила голову, скривила губы. Ей хотелось посмотреть, как он отреагирует на странную шутку. Дени пару раз обмолвилась, что Джейме говорил о Лианне не совсем так, как полагалось говорить о старой подруге. У которой был взрослый сын к тому же. – Если второе, то ответ – нет. Мне хватило Собора за эти годы.
- А если первое? – Ого. Она чуть воздухом не поперхнулась. А ведь Дени, похоже, права оказалась. Всё же опыт ста лет жизни. И что ей теперь отвечать? Потому что ответа она не знала. Рей умер двадцать лет назад и вряд ли бы его родня стала бы винить её, что она не хранит ему верность. Но её подобие отношений с Джейме закончилось ещё раньше. Да и Собор из жизни друга никуда не исчез.
- А Собор об этом что думает?
- Джона Собор как-то проглотил. – Только пожатие плеч в ответ. – В последнее время здесь очень на многое закрывают глаза.
- Да уж, всё изменилось. – Она накрутила прядь волос на палец, всё ещё не зная, что ответить, но, по счастью, Джейме избавил её от этой необходимости.
- Я понимаю, ты, любишь отца Джона. Забудь, что я спрашивал. Расскажи лучше, что такой талантливый некромант как ты делает в Нижних Мирах? Не скучаешь?
- Некогда. – Переход получился неловкий, но лучше так, чем пытаться ответить на вопрос, на который не знаешь ответа. Любит ли она Рея? Раньше любила и сильно. А сейчас? Любила, наверное. Но так, как любят давно потерянных. Полустёртым образом, размытым воспоминанием. Здесь скорее следовало понять, что она чувствует к Джейме. – Я взялась изучать тёмный туман.
- Твой интерес к самому жуткому заклинанию тёмных магов меня… настораживает.
- Интерес академический. Я начала изучать его ещё до того, как меня отправили в монастырь. – Лианна прикусила губу, когда в памяти всплыли лица отца и брата. – Брана и отца убили ослабленной версией этого заклинания. Я… - Она тогда, кажется, ненадолго потеряла рассудок. Ничем другим не объяснишь попытку направить дар на уже мёртвых людей. Если бы не Петир, страшно представить, чем бы всё закончилось? И как он сдержался тогда. Она до сих пор не могла понять, зная кем для него был Бран… - Когда пришла в себя взялась изучать. Сперва только чтобы понять, кто мог такое сотворить и как. А потом… Потом мне показалось, что я нашла в заклинании ошибку. Или… - Она задумалась, пытаясь сформулировать получше. – Лазейку. Да, так будет лучше. Возможность оборвать процесс саморазрушения, которое оно запускает в нашем теле. Но мне так и не удалось разрешить эту загадку наверху. А когда Джейх и Дени забрали меня из монастыря, я узнала о гибели королевы от тёмного тумана. И решила изучить, что они знают о нём.
- И как успехи?
- Ошеломительные, я бы сказала. На них тёмный туман действует ещё сильнее, чем на людей, так что они тысячелетиями его изучали. И лазейку нашли, но воспользоваться не смогли. Для этого нужен дар, которого у них нет.
- Некроманта?
- Как ты догадался? – Она хмыкнула. Не сиди они напротив друг друга, ещё бы и по волосам потрепала. – Именно. Так что сейчас я пытаюсь понять можно ли разработать ритуал для деактивации тумана так, чтобы он не требовал жертв.
- Удачи тебе, это будет невероятный прорыв в магии. Если тёмный туман перестанет быть смертным приговором, то это сильно упростит всем жизнь. И да, Лия…
Что он хотел сказать, осталось загадкой. Заскрипела дверь и в зал влетел юноша в одежде посыльного. Огляделся и двинулся к их столу. – Магистр Ланнистер, её высочество, принцесса Лейна прибыла в Собор и спрашивает, удобно ли вам встретиться для обсуждения сейчас.
- Передайте её высочеству, что я с радостью встречусь в любое время. И извести о прибытии принцессы временного магистра инквизиции. – Джейме немного вымученно улыбнулся, посыльный слонил голову, вышел. – Прости, Лия, дела Собора.
- Понимаю. – Она кивнула, поднялась за другом, но любопытство оказалось сильнее нежелания связываться с Собором. – Что за дела у тебя с принцессой?
- Она неформальный лидер магов Собора. Хотелось бы сделать формальным.
- Хочешь создать четвёртый орден? – Проклятье. То, до чего не додумался бывший Верховный Святитель, похоже исполнялось её другом. И что ей теперь делать? – Думаешь позволят?
- Пока не совсем орден. Но, надеюсь, постепенно мы к этому придём. – Он нахмурился, покачал головой. – Без магов нам эту войну не выиграть, а у них всегда будет причина сменить сторону, пока мы не признаем их равными. Увы, я понял это только когда маги-предатели чуть не убили меня и убили Мормонта.
- Ну, у тебя ещё есть время что-то изменить. – Хотя ей совсем этого бы не хотелось. – Джейме, а нельзя мне познакомиться с принцессой? Петир о ней хорошо отзывался.
- Только если ты не будешь мне мешать действовать в интересах Собора. – Он улыбнулся, она постаралась состроить самое невинное выражение из возможных. – А то у меня и так Джон, от которого не всегда знаешь, чего ждать.
- О, Джейме. – Лианна едва удержалась от смеха, вспомнив, что Джейх и Дени сегодня отправились искать некого Грифа. – Боюсь сегодня тебе придётся иметь дело вовсе не с Джейхом.
***
- И куда дальше? - Джон остановился на очередной развилке, в очередной раз мысленно обругал демона с птичьим именем, спрятавшегося в совершенно не подходящих для птицы пещерах. Которых в водном секторе оказалось на изумление много.
- Сейчас. – Дени вытащила амулет, который должен был показывать направление на некий «Центр», место, где сходились все нити магии мира и куда ни демонам, ни людям соваться не стоило, покрутила. – Петир сказал от центра вниз и направо держаться? – Вопрос был после часа блужданий не слишком уместный, но Джон всё равно кивнул. Он-то этой штукой пользоваться совсем не умел. – Тогда, кажется, туда. – Она несколько неуверенно ткнула в левый проход. - Жаль, что Виз не пошёл, я с этой штукой плоховато обращаюсь.
- Не переживай и без него всё получится. – Джон ободряюще улыбнулся, погладил её по плечу. Отсутствие Визериса действительно было проблемой. И не только из-за необходимости искать дорогу. При встрече с врагами силы и опыт дядюшки им могли очень пригодиться. А вероятность встречи здесь в водном секторе, месте обитания Культа была высока. Но, по утверждениям дядюшки Гриф знал его и никакого разговора бы не вышло. А разговорить демона было важно. Других выходов на Ворона у них не было, а попытка захватить одного из воронов и, вероятно, не из низа иерархии в водном секторе могла кончится печально. – Найдёмся.
- И, если позволите, я вам в этом помогу. – Голос был незнакомый и прозвучал откуда-то сбоку и сверху. В следующее мгновение Джон обнаружил, что стоит в защитной стойке и держит на руке ещё не оформленное в заклинание ледяное пламя. Быстро. Инквизиторские боевые навыки успешно заменились демоническими. Пожалуй, пора из Собора уходить. Всё равно в первом же бою его раскроют. Инквизиторы и маги-стихийники по-разному реагируют на угрозу. И если за второго его ещё можно было бы принять, убери он крылья, то за первого никак. Те, чья магия в голосе, при угрозе тянутся за оружием. Демоны из-за когтей обычным оружием пользовались редко, а стихийные мечи отличались. – Ну-ну, к чему так резко. – Незнакомый князь спрыгнул на пол пещеры, видно прятался в нише где-то под потолком, лёгким жестом поправил чёрные волосы. – Желай я напасть, точно не стал бы предупреждать перед этим. Кроме того, мы с Дени знакомы, правда ведь, искорка? – После последовавшей улыбки захотелось его придушить уже в независимости от того представляет ли он опасность. Джон, конечно, обещал себе не ревновать Дени, но иногда просто не получалось. Как вот с этим князем. Было в нём что-то такое… Что большинство знакомых Джону девушек согласились бы на всё и сразу.
- Тео? – И Дени его знала. Глаза у неё округлились от изумления, и руку она подняла, словно не до конца веря, что стоящий перед ней – настоящий. – Что ты тут делаешь?
- Жду тебя, искорка. – Демон тягуче рассмеялся и завернулся в крылья. Синие, но настолько тёмные, что сперва показались чёрными. – Правда, я думал, ты будешь с братом. Не познакомишь со спутником?
- Ждал меня? – Дени нахмурилась, но вежливость решила проявить. – Тео — это Джон, сын Рейегара. Джон – это Тео, племянник и наследник короля водного сектора. Мы с ним… общались лет тридцать назад.
- И весьма недолго. У нас с искоркой слишком разные характеры, чтобы строить отношения более тесные, чем дружба. Так что вы можете быть спокойны, Джон. Рад нашему знакомству. – Интересно как. Один демон предлагает другому не переживать из-за того, что у них обоих были отношения с одной демоницей, но в разное время? Звучало как редкий бред. Ну только если этот Тео не знал, что Джон демон совсем недавно. – Да, я ждал тебя. Я слышал, ты стала королевой огненного сектора. А значит тебе полагается торжественная встреча.
- Я здесь с частным визитом. Кроме того, откуда ты знал, что я буду в этом месте и вообще в водном секторе?
- Как тебе сказать. – Улыбка демона Джону не понравилась. Было в ней что-то неприятное. - Видишь ли, я узнал, что вы с братом искали некого Грифа, а дорога к его дому проходит именно здесь.
- Откуда ты взял, что мы ищем Грифа? – Теперь нахмурилась уже Дени, немного поменяла стойку. Из такой было проще атаковать.
- Вы с братом были на приёме у магистра Иллирио Мопатиса, говорили с ним без свидетелей и потом не вернулись на праздник. Не представляю, что ещё могло бы заинтересовать двух князей, одна из которых правительница целого сектора, и которые ведут борьбу с культом Ворона.
- Ты знаешь про культ? – В словах демона было много чего интересного. Вот откуда он узнал, что Дени и Визерис были у Мопатиса? Его-то там не было. И даже если он расспросил самого Мопатиса, то откуда взялась идея, что демоны вообще могли быть на этом приёме? Но Дени уцепилась за культ. И, пожалуй, это был самый правильный вопрос.
- Знаю? – Демон ещё только смешно округлил глаза, изображая изумление, а опыт инквизитора уже дал ответ. Джон вызвал на руке ледяное пламя, не до конца понимая во что его формировать. Знать бы стихию этого Тео. Может есть шанс родством стихий воспользоваться? – Я в нём состою.
На несколько мгновений повисла тишина. Дени пыталась осмыслить сказанное, Джон определялся с видом заклинания, этот… Тео, кажется, просто получал удовольствие.
- В культе состоишь значит. – Голос Дени совался на шипение. Ого. Сильно её признание бывшего любовника задело. Почему бы? Не верила, что он на такое способен? – А ты в курсе, что культ убил мою мать?
- Тайвин Ланнистер убил твою мать. Я здесь совершенно не при чём. – Эта сволочь надменно передёрнула плечами, мерзко улыбнулась. – Его младшего сына ты же не обвиняешь, а тот, косвенно, виноват куда больше, чем я.
- Тирион раскаивается в произошедшем, а вот ты, похоже, всем вполне доволен.
- Не вижу причин для раскаяния. Но даже если бы они были, разве моё раскаяние могло бы вернуть тебе мать?
- Заканчивайте ругаться. – Судя по всему они могли так долго, а потом ещё подрались бы. А у них с Дени было дело, они были на враждебной территории, да и стоял напротив них враг. С ним не переругиваться нужно было, а устранять. Но сперва понять зачем он вообще здесь объявился и так открыто заявил об участии в культе. – Сомневаюсь, что хоть кто-то из нас сюда явился ради ругани. – Оба демона промолчали, и Джон продолжил. – Так что тебе о нас надо, м-м-м?
- Тео. – Демон усмехнулся, Джон сдержался. Первое, чему учили инквизиторов на допросах, выводить допрашиваемых на то, чтобы они прямо проговорили своё имя и то, в чём их обвиняют, даже если инквизитор это наизусть знал. Это помогало развязать язык. Один раз на что-то ответивший человек, скорее ответит ещё раз. А демона ещё и позволяло дополнительно убедить в презрительно-покровительственном отношении. Ну не считали такие как этот Джона равным. Князем стал совсем недавно и случайно, а на самом деле человек-инквизитор. О том, что он уже одного князя убил, такие почему-то не задумывались. А ведь Джон вполне мог прочитать высасывающую молитву, а Дени бы его прикрыла. Потом, правда, пришлось бы бежать, не закончив поиски Грифа, но что-то подсказывало Джону, что этот Тео может рассказать о культе куда больше. – Хочу предложить взаимовыгодное сотрудничество.
- Помощь нужна? – Джон погасил ледяной огонь, демонстративно скрестил руки на груди. Из такой позы неудобно атаковать, да и защищаться тоже, так что она настраивает на мирный диалог. Правда, положение рук на молитвы никоим образом не влияло, но это же ещё надо сообразить. А его, похоже, здесь воспринимали как неопытного князя, а не как сильного инквизитора. Ну и зря.
- Сотрудничество. Взаимовыгодное. – Похоже со словом помощь у демона были какие-то неприятные ассоциации. – Вам нужно устранить Ворона, я могу предоставить необходимую для этого информацию.
- Ещё бы мы знали кто это. – Дени смогла взять эмоции под контроль и говорила уже нормально, но жар от неё всё ещё сильный шёл.
- В качестве дружеского жеста – мой дядя Эурон.
- Что? – Эмоции Дени Джон вполне разделял. Король водного сектора был… легендой. Не меньшей, чем королева Рейла, хотя и правил куда меньше. Справиться с личностями такого масштаба обычные князья, вроде них, шансов не имели.
- То. Ворон он уже давно, ещё до того, как убил отца и отобрал его трон. – Демон скривился. Любви между родственниками явно не было. – Я думал, что водного сектора для удовлетворения его амбиций хватит, но нет, ему нужно стать богом, не меньше. Не зря сестрёнка его психом называла.
- Действительно. – Пожалуй с описанием того, кто мечтает стать богом Джон был согласен. Вот только с чего бы это устранить дядю демон решил именно сейчас? – А тебе-то это зачем? Хочется заполучить дядин титул?
- Почему бы и нет. Только не Ворона, а короля водного сектора. В конце концов я последний наследник отца. – Демон повёл крыльями, пожал плечами. Словно повторил жест специально для Джона. Он его совсем за идиота принимает? – Самому мне дядю не одолеть, но использовать для победы хитрость никто не запрещает. А, во-вторых… - Демон на пару мгновений примолк. Вот теперь движения крыльев были неосознанные. Словно он пытался коснуться кого-то ими, обнять, удержать. – Он убил мою сестру. Единственную в двух мирах, кого я любил. За сущую мелочь. И очень жестоко. Я хочу ему отомстить.
- Неплохие причины. – Для демона, вполне убедительные. Особенно первая. Вторая тоже звучала неплохо, но тут, чтобы поверить, требовалось знать об отношениях демона с сестрой не только с его слов. Надо будет у Петира поспрашивать. – А можешь мне ответить, что нам должно помешать просто на тебя напасть и добиться ответов силой? Ты же не мог совсем исключить такой вариант?
- Вы для него слишком благородные. – Слегка философски отозвался демон. – Хотя совсем я от него, конечно, не отказывался. Даже несмотря на то, что вы должны понимать, сразу я бы вам ни на один вопрос не ответил, чтобы вы не делали. А за это время дядя бы сообразил, что меня слишком долго нет, попытался бы вызвать по полному имени, обнаружил блок, выяснил кто его поставил, и вы, как похитители наследника, оказались бы уже в состоянии войны не только с культом, но и со всем водным сектором. – Насмешливая улыбка. – Так и пришёл бы вам конец. Но план, в котором за меня отомстят, да ещё и тот, кого я ненавижу, мне как-то не очень понравился. Так что я договорился кое с кем из культа и захватил вот такую штучку. – Между пальцев демона блеснул медальон, и Джон был уверен, что на одной стороне выгравирован распахнувший крылья ворон. – Попытаетесь на меня напасть или отказаться от моего предложения, и переговоры мы продолжим в другом месте.
- Интересное у тебя понимание сотрудничества. От которого нельзя отказаться. – Дени тоже сложила руки на груди. Сталкиваться с культистами здесь не хотелось им обоим. А значит выбора пока не было. Придётся предложение принять. Пока.
- Не от всего в жизни можно отказаться, искорка. – Джон мысленно пообещал себе, что если они все переживут “сотрудничество”, то он выбьет улыбчивому демону несколько зубов. Чтобы хоть пару месяцев, пока новые вырастут, никого этим своим выражением не раздражал. Ну и в качестве компенсации. – Так что, вы согласны?
- Согласны. – Джон кивнул, Дени только крыльями повела. – Клятва тебе не нужна?
- Нет, я знаю, что искорка не станет нарушать договорённостей, пока их не нарушу я. Ну и то, что слышал про тебя, позволяет рассчитывать на то же.
- Тогда одним из пунктов договорённости будет не называть меня искоркой. Не хочу, чтобы это прозвище пачкалось о культиста.
- Я уже был в культе, когда давал его тебе, дорогая Дени. – Демон вновь одновременно повёл крыльями и пожал плечами. Похоже к Джону двойной жест отношения не имел. Любопытно. – Но, как хочешь. Я могу тебя и по имени называть. Оно тоже красивое. Жаль, что краткое. – Демон расхохотался и, не обращая на них внимания двинулся к проходу, на который указал амулет Дени. – Идёмте, познакомлю вас с Грифом?
- И зачем? – Демон был им нужен как источник информации о культе. Вот только теперь с ними был племянник самого Ворона. Вряд ли Гриф знал что-то, чего не знал он.
- По пути объясню. Считайте это первая часть нашего сотрудничества.
***
- Зачем тебе знакомить нас с Грифом? – На то, чтобы осознать, что смешливый и невероятно очаровательный принц водного сектора состоит в культе Ворона Дени требовалось время. И куда больше, чем прошло с момента, когда слова прозвучали. Но осознать и принять это одно, а вот выяснить чужие планы – совсем другое. Неплохо было бы услышать, что их не ведут в ловушку. Может, если Тео соврёт, она поймёт. Или Джон. Про культ он догадался раньше. Призвал ледяное пламя ещё до признания.
- Это достаточно долгая история. Впрочем, я не отказываюсь её рассказывать. – Вторую фразу он произнёс немного торопливо. Кажется, всё же опасался их, несмотря на амулет. Не хотел рисковать шансом получения травмы за то время, что понадобится другим демонам для двойного перехода. – Просто предупреждаю.
- Мы готовы пожертвовать временем ради лучшего понимания ситуации. – Дени невольно улыбнулась. Это была инквизиторская фраза. Слово в слово. В протоколах допросов такие часто встречались. Интересно, Тео придаёт хоть какое-то значение тому, что Джон инквизитор? Судя по тону при общении – нет. Зря он это, конечно. - Рассказывай.
- Да, пожалуйста. – Дени всегда нравилось, как Тео одновременно пожимал плечами и двигал крыльями, словно не мог определиться демон он или человек. Всегда раньше. А сейчас хотелось только знать, обманывал ли он, когда рассказывал о причинах появления странного жеста. Что-то про любовника человека и ещё юношескую травму. – Как вы наверняка знаете это не первое явление культа. В прошлый раз с ним ещё ваши отцы боролись. И делали это так успешно, что дяде пришлось свернуть все свои проекты и перебить всех, кто знал, что он Ворон. Точнее, почти всех. В культе тогда состоял один батрог. Имел звание капитана и был очень приближен к дяде. И вот когда дядя решил устранить всех приближённых этот тип сбежал. И ладно бы просто сбежал, но он прихватил всю энергию, которую получили при помощи ритуалов. И которую дядя для себя копил.
- Лишил шанса испытать на себе последствия превращения? – Джон тихо хмыкнул. – Да он жизнь твоему дяде спас. – Дени вспомнила, как выглядела сестрёнка Джейме в последние дни перед смертью, и вздрогнула. Джон был прав.
- Эурон на редкость неблагодарный тип. – Тео, как ни странно, тоже ухмыльнулся. Ради чего бы он ни присоединился к культу, маловероятно, что он заинтересовался шансом увеличить силу. Ну или уже успел разочароваться. – Он того батрога всё ещё порой поминает в крайне недобрых выражениях. Но дело не в этом. Много лет о том капитане никаких вестей не было и все решили, что он погиб, пытаясь использовать энергию. А несколько месяцев назад произошло событие, казалось совсем с ним не связанное. У нас сбежал один из младших культистов-демонов. Цель, ради которой мальчишку взяли в культ, перестала существовать и к нему стали относиться как культисту низшего ранга, которым он и был. А он разобиделся и сбежал. Таких беглых мы обычно за пару дней находим. А если нет, то все младшие сообщают свои истинные имена старшим. Собрались мы его возвращать и натолкнулись на блок. Очень сильный и который ни я, ни дядя, ни даже Паук опознать не смогли. Так что пришлось разбираться так. И Паук, в итоге, пришёл к выводу, что это может быть сила того батрога. Только изменённая. А значит он не только пережил превращение, но и стал сильнее. Понимаете, что мой дядя отдаст за такие сведения?
- Ага. – Ответил Джон. Дени слишком… изумилась чужой наглости. Это им сейчас предложили на Ворона поработать? – Понимаем. Только не нам.
- Да-да. Я же сказал, что сотрудничество взаимовыгодное. Вы мне помогаете найти того демона и информацию. Я делюсь с вами всем, что знаю о дяде.
- И чем нам это поможет, если твой и так совсем не обычный дядя в разы увеличит свою силу? Умрём, обладая полезной информацией?
- Кто сказал, что я хочу, чтобы он стал сильнее. – Тео только головой покачал. – Мне нужно, чтобы дядя мне поверил. Что я за него и не строю никаких коварных планов. Учитывая, что он сделал с моими отцом, братьями и сестрой это… скажем так, маловероятно. Поэтому нужно что-то впечатляющее. Информация о превращении подойдёт. А совершать его, я дядю отговорю. Он слишком дорожит своей жизнью, чтобы рисковать. Обязательно решит на ком-нибудь проверить. А там вы воспользуетесь моими сведениями, и проблема решится навсегда.
- И почему бы тебе просто не поделиться сведениями, а нам не устранить твоего дядю? Без риска, что он всё же воспользуется собранной энергией и станет сильнее.
- Как именно ты собрался его побеждать? – Тео презрительно скривил губы, Дени захотелось его придушить. Он вёл себя слишком самоуверенно и нагло. У демонов за такое было принято наказывать. Вот только старый знакомец был уверен, что Джон ничего ему противопоставить не сможет. Как будто не он, с некоторой помощью человека, пусть и инквизитора, убил тёмную княжну. – Стихия моего дяди – тёмный туман. Одна рана и ты будешь много часов подряд подыхать в мучениях. Без возможности потерять сознание.  По опыту сражений мы все ему уступаем, даже если принять в расчёт вашего где-то затерявшегося родственника. А по силе магии с ним разве что предыдущая королева огненного сектора сравниться могла. При всём моём уважении к Дени, обычный огненный демон, даже такой сильный как она, уникуму вроде дяди не соперник. Его схватка с отцом прекрасно показала, что может тот, у кого в руках лишь стихия, против того, чьи способности несколько… шире.
- И что? – Джон как-то успел влезть в монолог, хотя ответ на его был очевиден. Но Дени всё равно догадывалась почему он спросил. Его-то возможности были шире. Пока Джону не удавалось управлять одновременно льдом и даром инквизитора, но, по его словам, способности не отторгали друг друга. Так что совместное использование было возможно, стоило лишь набраться опыта.
- Умереть. Если повезёт – быстро. – Ответ прозвучал коротко, как удар. Дени попыталась припомнить сестру Тео, про которую он сегодня говорил. Получилось плохо. Она почти не была знакома с демоницей. Помнила лишь, что та имела такие-же чёрные волосы, как брат, стригла их под мальчика и помимо стихии ветра обладала интересной способностью воздействовать на железо. Если Тео не врал, против дяди ей это не помогло. – Всё ещё считаешь, что можешь убить Эурона?
- Убить можно кого угодно, нужно лишь найти подход. Даже люди князей убивают порой.
- На редкость здравая мысль для бывшего инквизитора. – А, так значит он всё же помнит, что Джон инквизитор. Только с чего же бывший? Или… или Тео, а вместе с ним и Вороны считает, что человеческий дар был уничтожен, когда Джон стал демоном? Забавно. Хороший сюрприз получится. – И именно её я и предлагаю. Дядю нужно заманить в ловушку. Тогда есть шанс справиться. Но сейчас он куда-то отправится без серьёзной проверки, только если ему это Паук посоветует. А действовать через Паука… - Тео только вздохнул. – Этот х’нари сам всё проверит и наверняка обнаружит. Стратег из него не очень, а вот тайны он добывает прекрасно. Как их не прячь.
- Понятно, разузнает, доложит, тебя убьют, а ловушка будет уже на нас.
- Не обязательно, на самом деле. – Странная улыбка в ответ. – Паук может и мою сторону принять. Если посчитает, что ему так выгоднее. Вот только получив такую тайну он сделает всё, чтобы главным оказался именно он. Вы готовы работать на Паука? Я даже знаю каким будет его первое требование к вам.
- Я тоже. – О вражде двух самых информированных оборотней в Нижних мирах знали все. И о том с каким удовольствием они друг друга убьют, если шанс представится. И принимать сторону Паука Дени уж точно не собиралась. – Петира мы не отдадим.
- А жаль, я бы тоже с Пересмешником с наслаждением побеседовал. – Говорил Тео вроде безразлично, но, похоже её слова его разочаровали. Неужто и впрямь надеялся, что ему просто так выдадут информатора и союзника? – О том, как нехорошо распланированные другими операции срывать, например.
- А я бы с тобой поговорил о том, как нехорошо ради своих амбиций под нож сотни людей пускать. – А вот Джон своих эмоций скрывать не пожелал, ледок в голосе так и сквозил. – Но у меня такой возможности нет, вот и тебе придётся в отношении Петира обойтись обычным общением.
- Как скажешь. Куда же мне с тобой спорить. – Тео ну очень язвительно хмыкнул, остановился у небольшой ниши в стене, неторопливо наклонила ладони, с которых туда полилась вода. – Гриф предпочитает, чтобы никто кроме князей к нему зайти не мог, так проще защититься от незваных гостей. А сам он и залететь в свою пещеру може… Кас’хани! Что за… - Вода была стремительно брошена, лицо Тео исказила боль. – Проклятье. – Со стоном он вновь, кажется, призвал стихию, но вместо воды на пол в первое мгновение высыпались льдинки. – Что это было?
- Фокус. – Джон, казалось ничего не сделавший, улыбался. И вправду. Перехватывать контроль над чужими заклинаниями Джон их с Визом научил. Но её огню вода Тео родственной никак не была, а вот льду Джона… Откуда он только знал, что демона смертельное заклинание не убьёт? Или уже успели с Визом над кем-то опыт поставить?
- Как? – Выражение у Тео было откровенно потерянное. Он-то думал, что Джон против него никто, а тут такой сюрприз.
- Я же говорю фокус. Просто знай, что я так умею. И не наглей. Я может и недавно демон, но инквизиторы тоже не любят, когда им хамят.
- Понял. – Тео послушно наклонил голову. Признал в Джоне если и не равного, то, как минимум, стоящего соперника. – А ты с любым так можешь?
- Только с родственной стихией.
- Жаль. – Вздох, вода вновь полилась в чашу. – С таким фокусом шанс побороться с дядей определённо бы был, но тёмный туман — это тьма. Ничего родственного со льдом.
- Да, это нам не поможет. – Дени завернулась в крылья, её не оставляла неприятная мысль. Пожалуй, следовало прояснить. – Возвращаясь к предыдущей теме – Зачем мы всё же идём к Грифу? Если бы он знал, где сын Иллирио, ваши об этом бы тоже знали.
- Знать он, возможно, и не знает. Но что-то предполагать может. А я, при первом допросе по исчезновению не присутствовал. Мне это тогда казалось незначимым.
- А Паук тоже не был? – Если был и ничего из общения не вынес, то и им смысла дёргаться нет. Лучше Паука в таких делах мог быть только Петир. Иногда.
- Не был. И сам он к Гифу не пойдёт. У них отношения… сложные. А прикрываться именем дяди он не рискнёт. Пока тот не даст своё разрешение на повторный допрос. А раз ещё не дал, то вывод один – Паук ничего не рассказал ему о своих предположениях. Хочет, как и я, сперва собрать побольше информации. Так что стоит поторопиться. Из тех, кто на допросе был, он вытрясет даже то, что как им показалось они подумали.
- А ты решил пойти сразу к Грифу? – Странно, Дени так и не могла понять как Джон относится к Тео. Злится, что подвёл под удар столько людей, в том числе и его семью? Презирает за глупое высокомерие? Восхищается неплохими способностями стратега и тактика? Ценит за предоставленную информацию? Наверное, всего понемногу. Как и у неё. И контролировал он свои эмоции чудесно. Дени в очередной раз уверилась, что если они все переживут схватку с одним из самых сильных демонов их мира, то она передаст Джону титул короля. Как только он освоится с магией. У него уникальный для демона талант, он лучше неё справится.
- Лучше работать с основным источником информации. – Чаша, наконец заполнилась, одна из стен подёрнулась дымком, неторопливо растворяясь. – Сейчас растворится и недалеко останется.
- Паук раньше успел со свидетелями поговорить и теперь они тебя игнорируют? – Судя по взгляду Тео предположение было верным, а ещё он бы Джона за него охотно убил. – Ладно, не злись. Это так, инквизиторские привычки. Скажи, пока стена растворяется, в этом разговоре мы тебе зачем?
- Вдруг обратите внимание на что-то, чего не замечу я. – Получилось сухо. Невероятно, Джон довёл Тео до того, что тому расхотелось язвить. А ведь ни одного грубого слова не сказал. И даже почти не насмехался. – Ну и перехватить вас надо было, так что я решил совместить два дела?
- И давно ты нас караулишь? – На то, чтобы разобраться с письмом магистра Мопатиса Петиру, при некоторой помощи Виза, понадобилось пять дней. И сколько из них Тео тут скучает?
- Три дня. Как узнал, что ты с братом была на приёме у Иллирио, сразу выбрал место поудобнее. – Стена почти растворилась, и Тео двинулся к ней, недовольно фыркая. – Побыстрее не могли?
- Мог подкинуть координаты места, если хотел быстрее. – Дени посмотрела на стену, расправила крылья. – И откуда ты вообще узнал, что мы были у магистра Мопатиса на приёме? Он обещал воронам о нас не сообщать.
- Он и не сообщал. Я расспросил одного из его гостей. Хотя, признаюсь, думал, что на бал Петир заявится. Князья не лучший выбор для шпионажа и тайных миссий. – Стена растаяла и Тео решительно двинулся в образовавшуюся дымку. Пришлось последовать за ним. – А то, что вы там появитесь я догадался, после разговора с одной из наших. – Тео помолчал, словно решая стоит ли раскрывать детали разговора. – Её звали Сель. Она хилари с исключительной способностью к проклятьям и почти неспособная к исцелению. Двадцать лет назад завела дочурку от брата того типа, который убил Рейегара.
- Роберта Баратеона. – В груди вновь полыхнуло огнём. Баратеон был мёртв, Старк, выдавший истинное имя брата – убит. Месть совершилась. Но она никак не могла перестать ненавидеть.
- Мне-то какое дело. А она видно надеялась, что ребёнок сильный выйдет. Не вышел. Девочка у неё низшей родилась и тоже хилари. Поняв это, Сель ребёнка на какую-то суккубу спихнула, да и забыла. А совсем недавно Эта самая суккуба настойчиво потребовала, чтобы Сель встретилась с дочерью. Мол, та хочет её видеть. – Тео притормозил у одной из стен, провёл рукой, снимая паутину. – Да уж, совсем Гриф за порядком не следит. Обленился. Возвращаясь к Сель…
- А сразу к делу можно? – Джон тяжело вздохнул, явно не одобрял её поспешности, но слушать то, что она и так знала, не хотелось. – Мы знаем историю Ласочки и этой вашей Сель.
- Можно. – Тео тут же забыл про паутину и словно ненароком убитого паучка. – Сель бежала к дяде, сообщить, что суккуба и её дочь пропали, но наткнулась на меня. Я сразу решил, что они к вам напросились.
Догадался о знакомстве по предыдущим разговорам. Узнал, куда она ходила за дни после встречи с дочерью. Догадаться куда хватило бы смелости заявиться одной мелочи с копытцами, возомнившей себя шпионом, труда не составило. – По коже вновь прокатился огонь. Да как он смеет оскорблять Вель? Словно это её вина, что она родилась суккубом, а он князем. Мама всегда учила их, что судить демона по роду – редкая глупость. Но, кажется, кому-то это забыли объяснить. – Следовательно, вы обязаны были там появиться. Особенно с учётом того, что разговор был о культе. И об одном всем нам известном демоне. – Тео вошёл в просторную пещеру с широким отверстием в потолке и небольшим озером в центре. – Который живёт вон за той дверью.
- И почему оборотень-птица вообще по пещерам прячется? – Дверь действительно была, украшала стену пещеры по другую сторону от озера. – Ему здесь не тесно?
- Это была часть договора с Пауком, когда тот Грифа от твоего брата спасал. – И откуда Тео столько знал о делах культа? Он был старше её всего лет на десять. Ей во времена тех событий было всего около двадцати. Значит ему, если и больше тридцати, то ненамного. Рановато интересоваться культом, особенно когда это культ твоего дяди, который не очень ладит с твоим отцом. – И, подозреваю, является одной из причин сложностей в их отношениях. – Тео добрался до двери, вытащил из куртки какую-то печать, приложил. Дверь послушно раскрылась. Дени на мгновение стало даже жаль оборотня. Похоже старшие культисты могли вломиться в его дом в любое время, не обращая внимания на запертую изнутри дверь.
- Ну кого там ещё принесло? – Прозвучало довольно устало, гостям оборотень был явно не рад. Впрочем, стоило ярко рыжему демону со смешно закрученными красными рожками появиться из-за угла, как его тон разительно поменялся. – А, Тео, это ты. Какой ветер принёс тебя в моё скромное жилище?
- Очень занятой. Поговорить надо. – Тео на только что не промурлыканную тираду никак не отреагировал, а вот лицо оборотня от его ответа резко поскучнело.
- А, так ты по делам культа. Кого привёл?
- Помогают мне разгадать одну важную загадку. – Тео достаточно грубо обошёл необходимость представить их, но это было и к лучшему. Демон мог узнать краткие имена, а что-то выдумывать прямо сейчас было рискованно. – Но нам нужна твоя помощь иначе Паук может разгадать её раньше. И усилить дядино расположение к себе.
- Разумеется я помогу. Особенно, если это помешает Пауку. – Гриф немного сдвинулся, задумчиво потеребил рыжую бородку, глядя на Джона. – Хм. Вы очень похожи на одного моего давнего знакомого. Цвет крыльев и глаз только отличается.
- Правда? – Кажется Джона слова оборотня позабавили. Хорошо, что Гриф не догадался, что Джон не просто так очень похож на Рея. Видно, не мог представить рядом племянника Ворона и сына огненного принца. – Надеюсь, это было хорошее знакомство.
- О, и голос похож. – Кажется обрадовался Гриф. – А как вы смотрите на возможность более… неформальной встречи, когда закончите ваше с Тео общее дело?
Любопытно. Дени чуть улыбнулась. Петир после таких предложений либо посылал, либо пытался сбежать. Джону его сделали впервые. А ведь у него не было в пошлом никаких таинственных мужчин. И как отреагирует? – Почему бы нет. Неформальные беседы — это всегда так… познавательно. – Дени с трудом удержала на лице положенное выражение. В смысле всегда? Чего она о Джоне не знает? И тон у него получился такой… вполне соответствующий приглашению.
- Гриф, ты можешь хоть иногда не думать о неформальном общении? – Судя по тону Тео он тоже удивился. Очень сильно удивился. – И не так нагло приглашать на него других в моём присутствии?
- Так можешь присоединиться. – Оборотень расплылся в настолько довольной предвкушающей улыбке, что Дени странным образом почувствовала себя лишней. Да уж. Такого с ней ещё не было.
- Кхм. – Передать коротким покашливанием некоторую степень недовольства у Джона получилось прекрасно, а Дени наконец вспомнила, что у инквизиции приглашение на неформальную беседу, означало приказ явиться на допрос. Да уж, Грифу определённо будет сюрприз.
- Обойдусь. Мне найдётся с кем побеседовать. – И послал улыбку Дени. Ну почему бы не подыграть. Она чуть изогнула губы, чуть опустила глаза и плечи. Судя по выражениям мужчин, получилось достойно. Кажется, наивно рассчитывает на приятное продолжение общения теперь не один Гриф. Смешно. – Ладно, вернёмся к загадке. – Оторвал взгляд от неё Тео с определённым усилием. Ха. Не одному ему головы людям и демонам морочить. Можно в эту игру и по-другому сыграть. – Ты знаешь, где твой бывший подопечный? Очень нужно с ним пообщаться.
- Понятия не имею. – Гриф ещё раз пробежался взглядом по Джону, которого, судя по ледку в глазах, такое внимание начинало тяготить. Игры играми, но даже у демонов было принято при посторонних получше держать себя в руках. Ну если только не было получено согласие на откровенное публичное поведение. – Он меня не слишком любил. Да и он для меня скорее инструментом был.
- То есть ты вообще ничего сказать не можешь? – Кажется расследование зашло в полный тупик. Придётся Тео искать другой способ завоевать доверие дяди. – Может у него приятели были?
- Когда он сбежал, я всех приятелей назвал. И их проверили. Ничего они не знают. – Повисла тишина. – Впрочем. Он периодически какому-то типу записочки писал. Называл его дорогим другом.
- Очень помогло, спасибо. – Интересно, оборотень это сейчас для чего ляпнул? На реакцию посмотреть? Что же, разозлить Тео у него получилось прекрасно. Ещё одна неосторожная фраза и кого-то придушат.
- А один раз подписал записку «от потерявшегося в чужом мире мечтателя благородному зверю, очарованному розой». Больше ничем помочь не могу, уж извини.
- Да неужели. – Дени и сама с трудом сдержала улыбку, а вот Джон фыркнул. – Высокий слог.
- Который нам ничем не поможет. Эти поэты ненормальные кого угодно благородным зверем назвать могут.
- Да нет, почему. – До этих слов Дени думала, что загадку опять придётся разгадывать Петиру, но, кажется, в этот раз таланты оборотня не пригодятся. - Это вполне конкретный человек. Правда у нас его называли туповатым оленем, обнаглевшим до крайности. Что явно лучше его описывает.
- Ты знаешь кто это? – У Тео даже глаза синим заблестели. Кажется, идея взять их с собой полностью себя оправдала.
- Ренли Баратеон. У них на гербе олень – вполне себе благородный зверь.
- А роза тут при чём?
- Будучи ещё совсем юным это чудо решило закрутить роман с младшим сыном Тиреллов. Они этого не спустили, пожаловались королю. – Джон улыбнулся чему-то своему. – Ренли решил на годик уйти в монастырь. Без принятия сана, просто пока всё не уляжется. Но как-то втянулся. И в весьма юном возрасте стал настоятелем этого самого монастыря. Не иначе как брат помог.
- Монастырь знаешь? Попасть туда можно?
- Почему нет. И можно даже культурно пообщаться, не пугая монахов крыльями и когтями. Ты главное список вопросов составь. – Дени улыбнулась, слушая разговор. Кажется, шанс разгадать загадку у них действительно был. И тут за спиной захлопали тяжёлые крылья. Крупная птица обогнула их, сложив крылья выскользнула в дверь и, наверняка устремилась в отверстие в потолке. Не иначе как оборотень смог сложить внешность Джона и его осведомлённость в делах Собора. Да ещё то «нас» не относящееся к культу. Кажется, у Тео намечались серьёзные проблемы.
- Так’ри. – Он это тоже понимал. Выругался уже на бегу. Дени поспешила выскочить следом. Чтобы наблюдать как птицу опутывает водная плеть. К несчастью оборотня, силы были не равны. Тео дёрнул плеть, птица попыталась сопротивляться. И вместо озера упала почти им под ноги. На камни. Громкий хруст сообщил, что оборотня с ними больше нет. – Вот таа’ни, д’хари. Проклятье, я не хотел. – Тео присел рядом с птицей, озадаченно коснулся перьев. - Проклятье. Прости, Джонатан.
- Ну вот, такую интересную неформальную беседу убил. Во всех смыслах. – Дени было немного жаль такой нелепой смерти, но вот сожалеть о враге она не собиралась. Джон, видно, тоже. В голосе у него звучало лишь разочарование.
- Ты действительно собирался с ним встретиться? – Тео так и не встав повернул голову, окинул Джона оценивающим взглядом, в котором смешивались удивление и любопытство.
- Конечно. У меня было к нему столько вопросов. Да и допрашивать демонов мне ещё не доводилось. Интересный новый опыт. – Джон ответил своим оценивающим взглядом. По инквизиторски цепким и колючим. – А что, ты тоже хочешь на неформальную беседу напроситься?
- Обойдусь. – Тео аж передёрнуло. Кажется, попыток навязаться Джону от него больше не будет. Элегантно, ничего не скажешь. – Надо от трупа избавиться. Дени, сожжёшь?
- Сожгу. – Она легко скинула на птицу пламя, и та весело запылала. Скоро только некромант сможет сказать, что здесь произошло. Но некромант у воронов был вряд ли. – Куда ты теперь?
- Домой. Надо показаться на глаза всем заинтересованным лицам, пока ни в чём не заподозрили. – Болезненная гримаса отлично дополнила ответ. – И над списком вопросов подумать.

+1

57

Особый дар
- Ты выглядишь печальной. Что-то случилось? – Дени подавила вздох, подумала о возможности отшутиться, но отказалась от неё. Странно, порой ей начинало казаться, что по проницательности Лианна Старк не уступает маме. Хотя этого, разумеется, не могло быть. Мама жила куда дольше некромантки. Но чем-то они всё равно были похожи. Неуловимо. Может привычкой управлять другими и отсутствием малейших сомнений в своём праве это делать?
- Это из-за вызова. Ерунда на самом деле. Не обращай внимание. – На ты она с Лианной всё же перешла. Решила, что если “вы” от неё к человеку услышат другие демоны, не семья, то это будет… Минимум неловко.
- Не могу не обращать внимания, когда грустит любимая девушка моего сына. – Лианна остановила её, с улыбкой взяла руки в ладони. – Что случилось? Ты прекрасно справилась с тем много о себе возомнившим батрогом.
- С ним-то да. – Дени вновь тяжело вздохнула и решила поделиться. Ну а чего бы и нет, раз так просят. Может легче станет. Решения-то у проблемы всё равно не существовало. – Это… Это не из-за него. Понимаешь, я не совсем гожусь в королевы. Я сильная, да, но обычный князь стихии. А в короле сектора должно быть… что-то. Что не позволит однажды такому как Эурон прийти и забрать себе сектор. И жизни всех, кто тебе дорог. У Джона бы хорошо получилось с его инквизиторскими способностями. А я… Будут меня терпеть, конечно, но и постоянно пытаться место оспорить тоже. Во мне нет ничего, что отбивало бы желание пробовать.
- Да уж, проблема. – Лианна кивнула, погладила по плечу, кажется пытаясь поддержать. – А у Джейха пока ничего бы не получилось. Он мне сам говорил, что объединить дар инквизитора и демона это как сражаться в фехтовальном поединке, одновременно балансируя на канате. Возможно, наверное, но только после очень долгих и очень упорных тренировок. Иначе либо заколют, либо разобьёшься.
- Если бы у него сейчас получилось бы, то я бы ни мгновения не думая передала ему титул. – Дени поджала губы, в груди тянуло. – Но даже и пусть с ней – короной, я бы подождала. Что делать с Культом и войной? Никто из нас не ровня Эурону. Возможность устроить ловушку – это хорошо, но что если не выйдет, если выйдет не до конца? Если не будет иного выхода кроме сражения? Я же не смогу защитить никого из вас.
- Ну, я постараюсь помочь, чем смогу. – Лианна улыбнулась, не разжимая губ, но глаза остались холодно-серьёзными – Если все объединим силы, может и одолеем этого Ворона-Эурона. – И имя и прозвище она произнесла, словно выплюнула.
- Демоны редко так дерутся. Обычно у нас поединки один на один.
— Значит изменим правила. Нужно только продумать тактику боя для группы. Вот и племянник этот пригодится. Хоть какая-то польза с него. – Звучало обнадеживающе, но голос Лианны, вполне уверенный на первых словах, стал тише и задумчивее к концу. Кажется, она и сама не верила в свои слова. – Скажи, Дени, - но загрустить она не успела, - а что насчёт твоей способности как-то по-особенному перемещаться между мирами? Мне твой брат рассказал. От неё пользы не будет?
- Она же не боевая. И это не перемещение. – Дени покачала головой. Способность ей всегда нравилась, она позволяла спасать жизни, но в этой ситуации её редкая бесполезность только раздражала. Способности вроде есть, а использовать на пользу семьи – никак. – Я просто могу достать из дырки между Верхним и Нижним миром тех, кто туда проваливается. Ну и никогда не проваливаюсь сама. Каким бы отвратительным ни было перемещение.
- Дырка между мирами? – У Лианны смешно округлились глаза. Дени вспомнила, что она ещё довольно молода, да и о Нижних мирах знает крайне мало.
- Ну или какое-то пространство, в котором они существуют. – Дени потеребила прядь, пытаясь решить, как бы объяснить понятнее. – Представь, что есть болото – это та самая дырка. Наши миры — это твёрдая суша, наши круги камней – вешки, позволяющие найти в болоте тропку и перейти безопасно. Но если сойти с тропки, то уже не выберешься. Затянет. Вот меня не затягивает. И я могу помочь тем, кого затянуло. Вытащить их на сушу.
- Здорово. – Столько искреннего восторга ей слышать не доводилось уже давно. – У тебя очень милосердный дар. И необычный, наверное. Как часто он встречается?
- Упоминаний о демонах с такой способностью мы не нашли. – Скорее всего её дар был особенностью этого мира. Неправильного, расколотого на две части. Там, где демоны жили раньше, такой способности быть не могло. Не существовало никаких дырок.
- Так ты единственная. – Лианна восторженно покачала головой. – Странно сожалеть об отсутствии способностей, будучи единственной в своём роде. Даже если способность и не для боя. – Наверное она была права. Её жалость к себе отдавала какой-то фальшью. Просто… Она никак не могла забыть гибель брата. И отделаться от мысли, что это она его тогда подвела. Не спасла. Она не хотела подвести других. – Дени, а… - Неожиданно робкий голос некромантки вырвал её из мыслей. – А покажи, пожалуйста.
- Она совсем не зрелищная. Да и не на ком. Не забрасывать же живое существо между мирами только для демонстрации.
- А если не живое? На вещь твой дар сработает?
- Должен, наверное. – Дени озадаченно пожала плечами. Она никогда такого не пробовала, но, если подумать. – Какая разница по идее что вытягивать из болота.
- Прекрасно, тогда… - Лианна огляделась, но, кажется, мелкая галька её интересам не удовлетворяла, - держи. – Поспешно стащенный с шеи и протянутый Дени кулон выглядел красиво, тонкое переплетение нитей, складывающееся в волка. Или льва, как посмотреть.
- Ну, давай попробуем. – Дени взвесила украшение на ладони, крутанула, щёлкнула пальцами. Швыряться предметами между мирами ни один другой демон тоже не умел, но от этого уж точно никакого смысла не было. Если только выкинуть в круг камней какую-нибудь вещь, которая не должна к врагу попасть. Но у неё такого пока не было. Зато вот сейчас пригодилось. Направить вещь в круг и чуть сломать переход. Как кулон утоп в том самом “болоте” она почти почувствовала. – Так, осталось найти. – Дени сосредоточилась, прислушалась, пытаясь почувствовать. Прислушалась ещё сильнее. Но никакого отклика не было. Проклятье. С предметом оказалось сложнее, чем с живыми. – Я его не чувствую. С живыми по-другому. Они чувствуют, и я их чувствую. А этот канул куда-то.
- Не сможешь вернуть, да? – Она сильно расстроилась. Кажется, кулон был не просто украшением. – Что ж. Сама виновата.
— Это что-то важное? – Расстраивать Лианну не хотелось. Могла ведь и спросить, прежде чем опыты ставить.
- Джейме подарил. Что-то вроде символа того, что некоторым дорогам суждено сойтись, даже если никто в это не верит.
- Понятно. – Кажется у Лианны и Джейме всё могло сложиться. И Дени точно не хотела, чтобы её дар этому помешал. – Сейчас принесу. Схожу за ним туда.
- Ты так можешь? Это не опасно? – Кажется она сама не решила, что её интересует больше. Дени улыбнулась.
- Могу. Не опасно. Подожди, сейчас вернусь. – Шаг туда был почти как переход между мирами, но… страшнее. Словно ты имея под ногами надёжную тропку добровольно шагала в топь. Зачем? Даже если тебя и не затягивало никогда. Ведь однажды всё могло кончиться.
Она решительно огляделась в пустоте, где находилась. В паре шагов висел амулет Лианны. Или лежал? Сложно сказать – пустота. Дени даже не была уверена, что стоит. Возможно, опора под ногами ей лишь чудилась. Она вообще ничего не могла осмысленно сказать про это место. Только, что отсюда хотелось убраться. Дени подхватила кулон, сосредоточилась на образе дома. Возвращаться было приятнее.
- Держи. – Дени потрясла головой, словно вытряхивая странное место из волос, протянула кулон стоящей рядом Лианне. – Как и обещала.
- Дени… - Но та не протянула руку, да и смотрела как-то странно. Что-то случилось? – Ты вернулась не туда, где стояла.
- В каком смысле? – И она из-за этого так смотрела? Дени даже испугалась.
- В таком. Ты исчезла отсюда. – Лианна указала на место парой шагов левее. – Потом тебя не было недолго, а вышла ты уже туда, где стоишь.
- Ну да, когда оттуда выходишь сложно представить точное место до шага. – Дени пожала плечами, всё ещё не понимая, на что так отреагировала некромантка. – Что такого?
- Ты переместилась внутри Нижних миров, Дени. – Нежно, как глупому ребёнку промурлыкала Лианна. – Не выходя в верхний. Словно телепортировалась.
- Демоны не могут телепортироваться. – И перемещаться по Нижним мирам тоже. Либо ножками-крылышками, либо через переход через верхний.
- Не могут. Но стояла ты там, а теперь тут. – Некромантка наконец отобрала свой амулет, с усмешкой повесила на шею. – Быть может твой дар даёт возможность не просто безбоязненно лазить в болото, но и пользоваться им для передвижения? Входить в одной точке суши, а выходить в другой, выбранной тобой, без вешек и тропок. Я ведь не одна понимаю, какие возможности это может дать?

***

- Джейме. – Джон повёл плечами, чуть улыбнулся. Хорошо. Хорошо, когда, находясь в человеческом облике, не приходится каждое мгновение думать, как двигаться так, чтобы боль в спине не стала невыносимой. Всё же маленькая воспитанница Вель была настоящим чудом. Повезло, что родной матери она была не интересна, а то досталось бы это чудо Воронам и лечило сейчас их. – А что у тебя с мамой?
- Что? – Ланнистер до того задумчиво рассматривавший приближающийся монастырь и, думающий, судя по выражению, совсем не о нём, чуть не выпал из седла. – Ты о чём?
- Вы встречаетесь каждый день после первой встречи, да и Петир говорил, что смотришь ты на неё не как на старого друга. – Джон усмехнулся. На самом деле общение мамы и Джейме его скорее радовало. Они оба явно заслужили после стольких лет. Но удержаться он никак не мог. Не то демоническая натура, не то собственный характер не давали.
- М-м-м. – Кажется Джейме смутился. Вряд ли взрослый сын любимой женщины облегчал общение даже так. А уж когда пытался вмешаться… - Мы были очень близко знакомы когда-то, если бы я не состоял в Соборе может…
- Может меня бы и не было. – Кажется усмешка у него в духе Визериса получилась. Пора заканчивать, а то Джейме ещё решит, что он против, переживать будет. – Извини, это я так. С демонами переобщался. Я рад, что у вас с мамой всё хорошо. Она заслужила быть счастливой. Да и ты тоже, наверное. – В конце он всё же не удержался, но Джейме шутку понял.
- Спасибо. – Благодарная улыбка в ответ. – Я не очень хотел говорить с тобой на эту тему. С учётом того сколько хорошего про твоего отца его родственники постоянно рассказывают.
- Я его не знал. Так что живым он для меня так и не стал. Красивая картина из воспоминаний Дени, Виза и мамы. – Жаль, наверное. Об отце действительно говорили много хорошего. И не только семья и друзья. Даже племянничек Ворона его, кажется, уважал. А когда тебя уважают враги – это о многом говорит. – Из возраста, когда маму ревнуют к любому появившемуся рядом мужчине, я давно вырос, а что она не собирается до смерти хранить верность тому, кого уже нет… - Мертвым ведь и дела нет до живых. Они уже по другую сторону смерти, оттуда сюда не заглянешь, как и отсюда туда. Хотя, если встретиться по ту сторону смерти можно, то встреча мамы, отца и Джейме обещала быть забавной. – Я ведь демон, в конце концов. Было бы странно с моей стороны требовать от кого-то человеческой верности.
- Это радует. – Монастырь неумолимо приближался, беседу пора было заканчивать. И так повезло, что никто из сопровождения не пытается подъехать к магистрам поближе и послушать разговор. Поехать куда-то, даже в монастырь в часе пути от столицы Собора, без десятка стражей после всего произошедшего было никак не возможно. Главное, чтобы с Баратеоном поговорить без свидетелей дали. – Вот уж не думал, что придётся порадоваться, что ты демон.
- Ты не в первый раз мне это говоришь. – Джон хмыкнул, решил не отказывать себе в удовольствии пошутить в качестве финала беседы. – Но хоть я не против, отцом тебя звать не проси, Ланнистер.
- Упаси Создатель от таких деток. – Вполне в его тоне отозвался Джейме, оба рассмеялись. – Как ты планируешь вести разговор с Баратеоном?
- Только хотел у тебя спросить. – Джон чуть нахмурился. – Ты его лучше знаешь.
- Наше знакомство сложно описать словом «знаешь». Ренли он настоящий дворянин. В худшем смысле. Хитрый, самовлюблённый, манерный, любящий и умеющий очаровывать, но совершенно не умеющий хранить верность ни в любви, ни в дружбе. Станнис, хоть я его и не любил, был куда более стоящим человеком. – Джейме покачал головой, тяжело вздохнул. – Знаешь, я понимаю Тиреллов. Даже если бы Лорас был девушкой, дойти до короля и прекратить эти отношения стоило. – Ещё один вздох. – И не понимаю, что Ренли забыл в монастыре. Такой как он и вера в Создателя бесконечно далеки друг от друга.
- Зато я понимаю. – Столько мужчин вокруг. И никаких рисков пока старший брат один из орденов возглавлял. Интересно, как сейчас у Ренли с рисками? И зачем ему потребовалась переписка с демоном? – Но это его личное дело. Как с ним лучше себя повести, уговаривать или сразу припугнуть?
- Я бы припугнул. Если его уговаривать – ломаться начнёт, а так можно быстро вопрос решить.
- Что же, доверюсь твоему опыту. – Джон пожал плечами, придержал лошадь, давая отряду сопровождения догнать. Впереди предстояла проверка. Утомительная, долгая и малополезная. Князя в нём она выявить не могла и, он был уверен, тот же Петир, прекрасно её бы прошёл, если бы знал заранее. А среди их врагов водились личности ничуть не менее изворотливые чем Петир. Единственный смысл был только в особенно зачарованных печатях на привезённых с собой бумагах. Заполучить их у Паука шансов почти не было. Жаль поделиться этими мыслями ни с кем кроме Джейме было нельзя. А надо бы. Не смогут огненная семья и Собор в одиночку с Культом справиться. Хотя, возможно, ему просто так казалось. Он ведь до сих пор не знал до конца какими силами располагает огненный сектор и сколько демонов откликнутся, если их призовёт Дени.
- Ах, магистры. – Освободиться от проверявших и подняться к настоятелю удалось только спустя более чем два часа. Что-то уж чересчур тут осторожничали. Ну либо столь долгая проверка нужна была вовсе не ради безопасности. Джон принюхался. Пахло вином. Хорошим. И едва-едва, человек бы не почувствовал. А ещё было прохладней, чем должно. Окна точно недавно открывали. – Чем обязан визиту?
- Необходимостью важного разговора. – Заговорил Джейме, Джон только улыбнулся уголком губ, обежал комнату глазами, на несколько мгновений задержал взгляд на излишне крупном настенном символе Создателя, с удовольствием отметил, как у хозяина комнаты дрогнули руки. Интересно, если открыть, много явно не положенного монаху из тайника выпадет? – Слышали про Культ Ворона?
- Краем уха. – Очаровательная улыбка в ответ. – Боюсь, бороться с культистами задача вовсе не нашего ордена. И поэтому нам остаётся лишь в покорности возносить молитвы Создателю, чтобы он защитил детей своих и даровал силу инквизиции и стражам. – Всё это можно было превратить в неплохую игру, но Баратеон даже не пытался. Произнесена тирада была насмешливым голосом и с соответствующим выражением лица. Он откровенно насмехался, явно не видя для себя угрозы. Мило.
- Достойная позиция. Пристойная не только настоятелю монастыря, но и лидеру Собора. – Джон вновь чуть улыбнулся, подошёл к ранее замеченному знаку, провёл кончиками пальцев. – Хотите стать Верховным Святителем?
- Увы, боюсь, что эта честь не по моим силам. – А вот теперь голос зазвучал настороженно. Инквизиции Ренли опасался явно больше, чем стражей. Тем более, что после всех связанных с Культом событий, у Джона была специфическая репутация.
- И хорошо. – Кажется, символ нужно было одновременно нажать и повернуть и для этого, наверняка, имелся ключ, где-то сейчас спрятанный. Ну или можно было выпустить когти. Мантию только жаль. Крылья ведь тоже появятся. Да и не объяснишь потом охране, что он такое с ней делал. – Был у нас уже один Верховный Святитель, излишне увлечённый демонами.
- Простите?
- У нас есть основания предполагать, что вы поддерживали общение с демоном, состоявшем в Культе Ворона. – Джон обернулся, чтобы посмотреть реакцию на слова Джейме. Увы. Реакции не было.
- Тогда я прошу предъявить эти основания. Или арестуете меня по подозрению, магистр Ланнистер? Как брата? – Ренли чуть приподнял бровь. Фраза «а потом так же убьёте без суда» осталась невысказанной, но вполне ощутимой.
- У вашего брата действительно была связь с демоном. Вполне подтверждённая. – Джон оставил в покое символ, вернулся к столу настоятеля. – Но мы не собираемся арестовывать вас по подозрению. Шума многовато будет. – В основном именно из-за того, что Ренли брат Станниса. В соборе вполне могут решить, что Джон и Джейме сводят счёты с Баратеонами. А некоторые вполне могли и “понять” из-за чего. Точнее из-за кого.
- Тогда не понимаю смысла этого разговора. – Ренли пожал плечами. Понятно, по-хорошему не хочет. Ну что же. Он предполагал, что придётся иначе. Рискованно, конечно, но разве вся их игра с Культом не один огромный риск? Если всё пойдёт совсем не по плану – Петир его прикроет. Джон ещё до поездки сюда договорился.
- Неужели. Жаль. – Джон вздохнул и принялся расстёгивать мантию. Жалко. – Значит придётся говорить иначе.
- Ты с ума сошёл? – Лица у Джейме и Ренли были одинаково удивлённые, только Джейме понимал, что происходит. Ну, Джон на это надеялся.
- Нет. Но нам нужны ответы, а это самый быстрый способ.
- Что, самый быстрый способ? – Интересно, а Баратеон может глаза ещё чуть шире распахнуть? Джон едва не рассмеялся, вспомнив, что примерно так же на него несколько дней назад смотрел этот Тео. Хотя глаза так не распахивал, конечно. Но что удивлён, было видно. И, кажется, мысли у него и Бартеона очень схожие в головах витали. Ну ничего. Тео после финальной фразы от него только что не шарахался. Интересно на реакцию Ренли посмотреть будет.
- Джейме, если что-то пойдёт не так, то ты ничего не знал. – Вопрос Джон проигнорировал. Всё равно сейчас всё сам увидит. – Предатель тут только я.
- Вот не надо чтобы что-то шло не так. Как я потом Лие объясню?
- Я сам объясню. – Джон скинул мантию, улыбнулся Ренли, продемонстрировав клыки, и выпустил крылья. – Ну что продолжим разговор? – Прежде чем спрашивать пришлось немного выждать. Кажется, Баратеон решал падать ли ему в обморок. Решил, наверное, что пользы в этой ситуации ему обморок не принесёт, да и падать на пол, а не в чьи-нибудь объятия, больно, и остался стоять. Но побледнел сильно.
- О чём?
- О вашей переписке с неким Эйгоном. Демоном, членом Культа Ворона и сыном Магистра Иллирио Мопатиса из Пентоса.
- Не понимаю о чём вы. – Упрямый какой. Хотя, судя по тому, как на стол опирается, до обморока ему всё же не далеко. И передумать в этот раз не выйдет.
- Неужели. – Джон обошёл стол, ногой толкнул стул к даже голову за ним не повернувшему Ренли. – Сядьте. А то лечи потом вашу разбитую голову.
- Спасибо. – Он действительно сел или скорее упал. – Взгляд метнулся к спокойно стоящему у стены Джейме, потом к вернувшемуся на прежнее место Джону. – Но я…
- Не надо только повторять. Доказательств, что вы вели переписку с этим демоном, для суда у меня нет, но вот я в это вполне верю. И хочу получить информацию. И вы мне её расскажете. Либо здесь и добровольно, либо в Нижних Мирах.
- Вы мне угрожаете? – Кажется удивление было так сильно, что перевесило страх.
- Очень догадливо.
- Вы, демон под маской временного магистра инквизиции мне угрожаете? Вы же понимаете, что если я пропаду из комнаты с одним выходом, вас даже магистр стражей прикрыть не сможет? Особенно после того, как ваша подруга оказалась демоном. – Он смотрел так удивлённо, словно действительно не понимал. Джон в ответ усмехнулся, постаравшись сделать это так же, как Визерис при первой встрече, наклонился, опираясь на стол.
- Считаете меня идиотом? Конечно, я всё это понимаю. И чем рискуют близкие мне люди, если меня раскроют. Поэтому вас ненадолго заменит один оборотень. А потом мы сыграем вашу смерть. И никто ни о чём не догадается. – Джон мягко перебрал когтями по столу, буквально приковав к ним чужой взгляд, понизил голос. – А вы будете в Нижних Мирах, хотя могли бы быть здесь.
И Баратеон сломался. Откинулся на спинку стула, прикрыл глаза, явно не желая смотреть на того, кто вынуждал его на предательство. – Что вы хотите знать?
- Как я уже сказал, мне нужна информация о некоем Эйгоне. Как его найти и кто ему покровительствует в основном.
- Вы из Культа? – Откуда?
- С чего вы взяли? – Он честно надеялся, что его удивление никак не отразилось на лице. Ничего нет хуже, чем посреди допроса начать ошеломлённо глазами хлопать. Всю атмосферу убивает.
- Кому ещё мог понадобиться Эйгон? Он от вас сбежал, вы его найти не смогли вот и решили… через меня. – На последних словах голос у Баратеона стал совсем грустный. Не иначе как прикинул свои шансы выжить, даже если ответит на все вопросы. Джон с трудом сдержал улыбку, покосился на Джейме, который так себя не мучал.
- Нет, я не из Культа. Напротив, моя семья с ними борется. – Ну или пытается бороться. Что делать с королём водного сектора они ведь так и не представляли. – И сам Эйгон мне не то чтобы нужен. Мне нужен его покровитель, а ваш приятель единственный мой шанс на него выйти.
- Вы действительно не из Культа? – Ренли явно оживился, а Джон задумался о том, что не будь он демоном, Баратеон уже себе бы на лишение сана и заключение наговорил. Собору объявляют войну, похищают и убивают его высших иерархов, захватывают прихожан, убивают служителей, а настоятель одного из крупнейших мужских монастырей владеет информацией по Культу и ни полслова об этом не сообщает. – Поклянитесь.
- Поклясться, что я не из Культа? – Тут ему всё же не удалось удержать голос. Такой клятвы от него ещё никто не просил. Какой в ней смысл?
- Да.
- Ну, ладно. – Одно из двух: либо Баратеон очень хорошо знает, как работают инквизиторы на допросах и как их сбить, и тогда Джон редкий идиот, что повёлся, либо совсем не знает, как работают магические клятвы. И тогда идиот уже он. – Клянусь своим даром, что не состою в Культе Ворона. – Естественно никакой силы такая клятва не имела. Лично Ворон мог бы её произнести и ничего бы не произошло, но Ренли ощутимо выдохнул. Что же – идиот здесь он.
- Если так, то я могу и рассказать. Эйгону просто нельзя с воронами встречаться, они его убьют за то, что сбежал.
- Нет, ну я в восторге. – Джейме всё же не выдержал и высказал то, о чём Джон только думал. – У нас война с Культом Ворона, а он про них знает и даже имеет информатора из бывших культистов и молчит. Не кажется, что это непорядочно?
- Ну рассказал бы я, что переписываюсь с демоном и что дальше? – Баратеон откинулся на спинку стула и, кажется, окончательно пришёл в себя. Быстро он. – Меня бы как Станниса убили. Даже без суда.
- Вашего брата убил предатель. – Джейме раздражённо поморщился. Никому из них не хотелось вспоминать о Верховном Святителе, служившем демонам. Неприятно, что пропустили предательство на самом верху. Да ещё и невиновного погубили. - Война была объявлена уже после его смерти.
- У меня не было оснований считать, что со мной поступят как-то иначе, чем полагается по нормам Собора. Я же не знал, магистр Ланнистер, что вы сами с демоном дружбу водите. – Ренли улыбнулся, взглянул на Джона достаточно странным взглядом, да так, что захотелось по его улыбочке когтями пройтись. – А разве демон может иметь дар инквизитора?
- Я недостаточное подтверждение? – Объяснять как он такой необычный получился совершенно постороннему человеку Джон точно не собирался. – И вы ещё не ответили на мой вопрос. Так что заканчивайте болтовню на отвлечённые темы. После войны разберётесь кто кому и что был должен.
- Да неужели. – Ренли хмыкнул, Джон не стал объяснять, что с окончанием войны он уйдёт из Собора и то, что он демон, станет неважно, и расстраивать. Пусть верит, что знает что-то очень важное, что обеспечит ему безопасность. – Так. Эйгон. Найти у вас его не выйдет, но я могу ему написать, объяснить ситуацию и предложить место встречи. Не думаю, что он откажется встретиться с врагами Культа. Слишком уж страстно хочет им отомстить. Уж не знаю за что.
- Нас устроит. Пишите. – Джон наконец выпрямился, посмотрел, как Ренли достаёт из стола пергамент и чернила, вернулся в человеческий облик. Мало ли кто войдёт. – И как же, позвольте полюбопытствовать, настоятель монастыря так близко сошёлся с культистом?
- Это было ещё до монастыря у меня и до Культа у него. – Ренли улыбнулся уголком губ, не отрываясь от письма, Джон наклонился за мантией. – Мне было семнадцать, Роберт только-только вступил в Собор, оскорбившись отказом вашей матери… леди Лианны, и я неожиданно стал настоящим лордом и обладателем огромного богатства. Идей на что потратить такие богатства у меня было много, но, на моё счастье, у меня было два старших брата – один из которых весьма рассудительный. Он меня как-то и убедил, что лучшее, что я могу сделать, это заняться укреплением связей нашего дома, в том числе и торговых. И я немедленно отправился укреплять связи. Прямиком в Пентос. Всегда о нём мечтал. – Объяснять с чего такие мечты Ренли не стал, но это было и не нужно. Джон прекрасно знал, насколько свободные нравы царили в этом милом городе. И насколько легко там относились к наставлениям Собора. - Это оказалась даже не бесполезная поездка, хотя я был больше увлечён поиском новых романов, чем новых торговых партнёров. На меня даже обратил внимание один из самых успешных купцов – Иллирио Мопатис, пригласил на приём. Торговли у нас с ним в итоге не вышло, зато я познакомился с его сыном. – Ренли поднял глаза от письма, чуть скривил губы. – На редкость самоуверенным даже для демона. Или у вас предложить, - Баратеон чуть запнулся, видно не мог решить, как же сформулировать вопрос: обтекаемо, как в Соборе или по-демонически прямо, - предложить близость меньше, чем через час общения нормально?
- Даже через несколько минут. – Джон вспомнил ныне мертвого оборотня из Культа, который это сделал уже второй обращённой к нему фразой, хмыкнул. – Демоны не склонны слишком много думать о таких вещах. У них предложения близости делаются легко и отказы принимаются так же легко. Так что ваш приятель проявил завидное терпение. Видно потому, что вы человек.
- Даже так? А я наивный столько лет думал куда он так торопился? – Ренли улыбнулся уголком губ, вернулся к письму. – Казалось бы живут существа сотни лет, куда спешить. Хотя предложение я всё же принял. После того, как он мне сказал, что демон. Любопытно стало.
- И зачем сказал? – Джейме, судя по выражению, предпочёл бы откровения не выслушивать. Даже в таком весьма обтекаемом виде. Но бросить Джона не мог.
- Выглядел он лет на четырнадцать, а я такими… юными не слишком интересовался даже тогда. О чём и сказал. А он рассмеялся и рассказал, что ему уже почти тридцать, ну и что он демон.
- И что дальше было? – Джон застегнул мантию, расправил пару складочек, вроде никаких свидетельств, что на полу повалялась.
– Мы решили слишком близкие отношения не продолжать, демоны оказались не в моём вкусе, но продолжить общаться. У нас оказалось довольно много общего. Он демон среди людей – мечтатель, потерявшийся в чужом мире, ну и я, которого тоже не то чтобы очень принимало наше следующее за Собором общество.
- Ага, благородный зверь, очарованный розой. – Джону опять пришлось приложить усилие, чтобы не рассмеяться, Джейме сдерживаться опять не стал.
- От вас это звучит так, что лучше уж тупым оленем называйте. Или как это среди инквизиторов говорят? – Баратеон поставил точку, присыпал письмо песком. – Ну вот и всё, читать будете?
- Разумеется. Должен же я знать, что вы написали. - Джон забрал лист, пробежал глазами. Ничего опасного. Можно, конечно, какой-нибудь шифр предположить, но зачем. – Всё в порядке. И как вы это отправите?
- У меня есть способ. – Ренли забрал пергамент, встал, подошёл к настенному символу, аккуратно снял малый, висящий на шее, вставил в нишу, повернул, достал длинную шкатулку. Один знакомый маг магистра Мопатиса зачаровал для Эйгона парные.
- То есть отцу он такую не дал, ему письма Вороны доставляли, а вам дал? – Джон посмотрел, как письмо исчезает во вспышке, покачал головой.
- Мне бы Вороны носить письма не стали. – Ну почему не стали бы. Наверняка нашлись бы заинтересованные. Вот только Ренли это вряд ли бы понравилось. – Кроме того, думаю, он не хотел проблем для отца, если бы про шкатулки узнали.
- А вы?
- А что я? Я не потратил половину жизни укрывая ребёнка-демона от людей. – Ренли пожал плечами, вновь открыл шкатулку, в которой обнаружился другой пергамент. – Вот и ваш ответ. На редкость быстрый.

+1

58

Благие намерения
Дети играли в саду. Такая милая картина, такая очаровательная. Если только забыть, что один из детей вервольф, второй – маг, предсказывающий смерти, а третья и вовсе двадцатилетний демон. Что над головой светит чёрное солнце Нижних миров, а сидят они все в замке правителей огненного сектора, могущественных князей демонов. И не просто сидят, а прячутся от культа Ворона, возглавляемого ещё более могущественным правителем водного сектора. Да и сад этот был не совсем живой. Или совсем не живой. Здешние растения никогда не цвели, не теряли листву, не нуждались в воде и абсолютно не ощущались некромантом. Словно никогда и не были живыми. И откуда они здесь никто не знал. Дени и Виз только плечами пожимали. Сад просто был, всегда. Возможно его создал один из тех, кто пришёл сюда из другого мира. Это бы объяснило некоторые растения, подобных которым наверху не было.
Лианна хмыкнула, оперлась о руки, откинулась назад. Её всё устраивало. Мёртвый сад не пугал некроманта, как и культ Ворона, чёрное солнце и демоны вызывали скорее интерес, а дети… Дети и дети. И какая разница сколько им лет и есть ли у них рога или магия. И им в саду нравилось. Столько мест, где можно спрятаться и побегать. Да и никогда не опадающие листья с веток можно просто сорвать. И никакого риска сломать что-то ценное, как внутри замка. Собственно Виз им показал сад после того, как Рикон, игравший в догонялки с Арьей, чуть не расколотил какую-то вазу. Её спасли реакция и магия демона, а хулиганов родство с Джейхом. Нет, в саду определённо было лучше. Особенно когда старших племянников не было поблизости. Арья задавала слишком много вопросов про магию, причём порой не просто граничащих с бестактностью, а откровенно бестактных. Санса всё мечтала узнать каково это, когда тебя любит демон. Причём любовь она почему-то понимала исключительно как прогулки под луной, да романтические песни и слышать, что такая любовь демонов если и интересует, то лишь как дополнение к основному блюду, не желала. А Робб просто слишком старался быть нормальным и правильным. Может это была попытка хоть как-то ужиться с сошедшим с ума миром, но Лианне такое поведение слишком напоминало Неда. Так что она постаралась свести общение со старшим племянником к пожеланиям доброго дня. Не хватало ещё сорваться на него из-за того, что натворил его отец. Нет, с детьми было проще.
- Ты сегодня здесь? – Она почувствовала гостью давно, но ждала пока та заговорит. Вдову её брата до сих пор пугали способности некроманта. – У тебя же какие-то дела в нашем мире?
- Сегодня им придётся подождать. – Лианна подвинулась на небольшой каменной скамейке из всегда тёплого мрамора, уступая место Кет. – Дени, Джейх и Виз ушли решать очередную загадку, связанную с Культом, и меня попросили присмотреть за замком пока их нет.
- Разве этим не должен Петир заниматься? Или та… суккуба. – Кет предложение приняла, присела рядом, расправила складки платья, хотя ткани, созданной демонами это и не требовалось. – Они же демоны.
- В прямой столкновении я сильнее Петира, что уж говорить о Ласочке. – Суккуба Лианне нравилась, хотя первое знакомство и получилось специфическим. А вот Кет нет. Её само присутствие рядом существа, чья магия позволяла очаровывать и соблазнять злило. Хотя Ласочка ни с кем из хозяев или гостей замка себе вольностей не позволяла. Ну, может, кроме Петира. Но уж он-то точно был способен разобраться с суккубой без постороннего участия. – Случись что, у меня шансов и времени будет больше. – Да и действительно важные дела наверху были сделаны, а что до встреч с Джейме… Она была бы рада встречаться почаще, но сейчас важнее было выиграть войну и выжить. А там времени и возможностей будет сколько угодно. Может она даже о втором ребёнке задумается. Надо же кому-то накопленный знания по некромантии передать.
- Ты такая счастливая. – Наверное не заметить её улыбку было сложно. – Знаешь, мне всегда казалось, что ты какая-то неправильная. Не такая как должна быть благородная дама. А сейчас смотрю на тебя и думаю, может это я просто дура. Может следуя всем положенным правилам, лишила себя чего-то важного. Что теперь уже не вернёшь.
- У всех своя жизнь. – Действительно дура. Чего не вернёшь, так это двадцати украденных лет, любимого, детства её сына. Но говорить об этом было бессмысленно. – Если тебе нравилось следовать правилам, то в этом нет ничего дурного. Да и не закончилась твоя жизнь ещё. Закончится война, мы вернёмся наверх, и ты сможешь сделать что-нибудь сильно противоречащее правилам.
- Может я ещё и живу, но, с тех пор как Нед умер, я не чувствую себя живой. – Кет всхлипнула. Лианне одновременно захотелось и пожалеть, и позлорадствовать. Но второго Кет точно не заслужила.
- Я тоже чувствовала себя так, когда Рея убили. – Как бы она справилась если бы не Джейх? Справилась бы она? Или убила бы брата и отправилась на костёр? Она не знала. Даже сейчас, спустя больше, чем двадцать лет. – Со временем станет легче.
- Спасибо, Лианна. – Кет снова всхлипнула, достала платочек, промокнула глаза. – За то что поддерживаешь. И за Рикона. И… и за Брана. – Под деревом Шини помогла Брану подняться на ноги, Рикон скакал рядом, тоже пытаясь помочь. Маленькая хилари оказалась действительно сильной. И очень доброй. Ей очень не понравилось, что Бран никогда не мог ходить, и она пообещала, что сможет. И держала слово. Лечение оказалось сложным и медленным, первые попытки даже встать Брану не удавались, но девочка была настойчива. И вот сейчас с её помощью Бран уже мог подняться на ноги и даже недолго стоять. И однажды он пойдёт. И ещё поносит Шини на руках. Ни в одном, ни в другом Лианна не сомневалась. Она слишком хорошо видела, как девочка, вкладывая все силы в лечение племянника, буквально связывает его нити жизни со своими. Но было ли это плохо? Она так не считала. А вот демоны могли решить иначе и пресечь дальнейшее лечение. – За Брана не меня надо благодарить. – Рикону она действительно помогла. Как смогла. Если бы его отвели к магу сразу после нападения вервольфа, мальчик мог бы жить совершенно обычной жизнью, да ещё и обрести способность к контролируемому превращению. Но за несколько лет проклятье зашло слишком далеко. Чудо, что слишком маленькому ребёнку так и не довелось попробовать человеческую кровь. Тогда уже никто бы не помог. Сейчас же удалось добиться того, что мальчик будет превращаться каждую ночь в течении трёх-четырёх дней до и после полнолуния, но разум останется при нём. И молитвы для него стали ещё опаснее, чем раньше. Дары некромантов и инквизиторов плохо принимали друг друга.
- Ты привела эту чудесную девочку к нам.
- Девочку привела Ласочка. И воспитала её такой тоже она, её и благодари. – Лианна покачала головой, глядя на Кет. Вот почему остальных демонов она принять может, а суккубов и инкубов нет? Даже у Сансы таких проблем в общении с Ласочкой не было. А ведь у неё с суккубом, пусть и другим, были связаны страшные воспоминания. – Хоть через Петира благодарность передай.
- Да, ты права, наверное. – Кет слабо улыбнулась, вновь посмотрела на детей. – Я и не надеялась, что Бран когда-нибудь встанет. Его, когда он ещё маленький был, целитель смотрел, сказал, что тут только Создатель помочь может. Но ему видно нет до нас дела. – Или его самого нет. Демоны не верили в бога людей и сейчас Лианна была склонна принять их сторону. Слишком уж много зла было в их мире. Не получалось поверить, что в таком может существовать добрый и милосердный бог. – И вот, настоящее чудо. Хотела бы я, чтоб Нед мог это увидеть. Он бы был так счастлив. – Нед? Счастлив, что его сына лечит демон? Не рассмеяться оказалось сложно, может поэтому она не сразу заметила, как восторженно заблестели глаза Кет. – Но ведь мы могли бы ему показать. Ты же некромант, ты можешь вызвать его дух и…
- Кхм, Кейтилин. – Пришлось прерывать. Слишком уж восторженно звучал голос Кет. – Я не то чтобы ладила с братом при его жизни. И после его смерти видеться с ним тоже не хочу. – Тем более, что уже успела увидеться пару дней назад. Ну хотелось ей поиздеваться над его гибелью под руинами храма. Оказалось, что смеяться было не над чем. Нет, Джейха она не осуждала, тем более что шансов у Неда пережить тот день не было. Не Джейх так Дени или Виз бы его убили. А если бы её сыну и удалось убедить демонов проявить милосердие, то Лианна всё сделала бы сама. Прощать брату смерть Рея и свои потерянные двадцать лет она не собиралась. Так что Джейха она хорошо понимала. Но допустить чтобы правду узнала Кет или её дети не могла. Они бы точно не поняли. А Джейх дорожил отношениями с ними. – Да и подумай сама… - Она замолчала на мгновение. Как убедить Кет она решила в тот же день. – Нед ведь не любил никогда магию. Даже когда она была направлена не на него. А теперь представь, что его некромант с той стороны смерти вытягивает. Даже этот некромант не я. Думаешь он бы обрадовался?
- И тут ты права. – Кет вздохнула, попыталась улыбнуться. – Он бы разозлился на меня. Не надо его душу тревожить. Когда мы вернёмся домой я найду его кости, похороню как подобает и всё расскажу. Может тогда его дух что-то услышит.
- Замечательная идея. – Бессмысленная, конечно, но если ей так легче будет, то почему и нет. – Я помогу тебе найти его кости. Каким бы он ни был, он всё равно мой брат и Старк. Его место в крипте, рядом с отцом и Браном. И матерью. – Про мать Лианна говорить не собиралась. Умершая слишком рано она осталась в памяти лишь смутной тенью. Но почувствовав кто к ним идёт не захотела, чтобы последним звучало имя старшего брата.
- Ты её помнишь? – Сработало замечательно. Подкравшийся со спины Петир не мог не заинтересоваться их матерью, про которую ему никто никогда не рассказывал.
- Едва-едва. – Лианна покосилась на край скамеечки и решила, что двигаться больше некуда. Но Петир проблему решил легко. Обошёл их и уселся прямо на траву. – Пела она красиво, постоянно пахла выпечкой. Отец рассказывал, что она любила помогать поварам с пирожными. Ещё сказку про дракона мне рассказывала, когда спать укладывала и называла лисичкой.
- Ты не похожа на лисичку. – Лианна только плечами пожала. Кто знает, что мать в ней увидела тогда. Ей было пять. Может и было что-то лисье в том возрасте. – Что с ней стало?
- Умерла, рожая нашу младшую сестру. Которая прожила месяц и умерла от простуды. – Сестру Лианна помнила ещё хуже. Только что та тихая была, почти не плакала, и что глаза у неё были чёрные-черные, не было таких у светлоглазых северян. Должно быть в семье родился маг тьмы. Жаль, что она так мало прожила. Может двум сёстрам-магам было бы легче. – А через пять дней после похорон сестры я оживила горлицу.
- Да, я слышал, что потери близких могут провоцировать пробуждение дара у некромантов. – Петир кивнул задумчиво. – Хотя у тебя он как-то совсем рано. Сколько тебе тогда было?
- Пять. Чем сильнее дар, тем раньше пробуждается. У людей всегда так.
- У демонов тоже. Как правило. – Петир улыбнулся, пожал плечами, подмигнул Кет. – Не могу не поздравить с успешно идущим лечением твоего сына. Когда он пойдёт, подарю ему меч.
- Зачем? – Кет так и захлопала глазами. Лианна в этот раз всё же рассмеялась. Нравилось Петиру её дразнить.
- Как зачем, чтобы научился сражаться как старший дядя. Очень полезное в жизни мужчины умение. – Вновь взгляд на Лианну. – Да и женщине не то чтобы помешает.
- Почему как старший? – Кет тут же нахмурилась. Вспоминать Брандона она не любила. Слишком уж сильно он её оскорбил, разорвав помолвку. Хотя и имел на это все права. – Почему бы не как Нед или Бенджен?
- Потому что я понятия не имею как они владели мечом. А вот Брандон был хорош. Даже меня достал.
- В тот день тебя бы даже я достала. – Кет возмущённо фыркнула, скрестила руки на груди. – Ты за меч держался, как будто первый раз его увидел.
- Да с мечами у меня не ладится. – Вновь улыбка. – Я больше по метательным ножам, если уж нет возможности использовать когти. Кроме того, в поединке с твоим женихом мне приходилось больше следить чтобы не ударить слишком сильно или не увернуться слишком быстро, чем за самим боем.
- А следи ты за боем, может и не пропустил бы удар.
- И что бы это изменило? Все свои дела в замке Талли я всё равно завершил. Я слишком давно занимаюсь шпионажем, чтобы позволить интрижке порушить мои планы. Так что я просто ушёл красиво. А ещё получил возможность взглянуть на Брандона с неожиданной стороны. До того-то он мне туповатым казался. А тут опустил меч, выполнил условие поединка до первой крови, хоть и видел, что демона ранил. Редкий вид истинного благородства.
- А бросить невесту тоже вид благородства? – Похоже вскочить от возмущения Кет не дала только привычка всегда и во всём быть леди, но злилась она сильно. – Опозорил меня перед всеми. Если бы не Нед, осталась бы навсегда с отцом. Или в монастырь бы отправили. А он ведь знал, что я не собиралась ему изменять.
- Братец не подумал. – Лианна вздохнула. Кет действительно было немного жаль. Сейчас. Тогда она, как и Брандон, проблемы не видела. Хорошо, что её увидел Нед. Всё же, стоило признать, в братце было много хорошего. Вот только почему-то на братьев и сестру оно не распространялось. – Он вообще такой был. Скорый на решения. Но причины у него были, согласись. Он не любил тебя, ты не любила его и вообще вы были настолько разными, что хорошо вместе жить бы не смогли. Это вообще все вокруг видели. Кроме твоего отца, наверное. – Петир пожал плечами и кивнул. Он в своё время много шутил над предстоящим браком Брана и Кет. Когда они ещё не знали, что он демон. В итоге он этот брак и разрушил. Вряд ли умышленно.
- Ну да, любовь-то у него с Петиром была. – Кет скривила губы, а Лианна почувствовала как округляются глаза, перевела взгляд на Петира, увидела смешинки в зелёных глазах и расхохоталась. Вместе с ним. – И чего вы смеётесь? – Так обижено это произнесла. Словно ребёнок.
- У нас была дружба. Исключительно дружба. – Сквозь смех выдавил Петир. – Даже если не говорить обо мне, Кет ты же его невестой была, вы общались, ты правда можешь представить Брана с мужчиной?
- Братец для этого был слишком… - Лианна с трудом выровняла дыхание, хотя от подкидываемой богатой фантазией картинок вновь хотелось смеяться. Тем более, благодаря любви Петира к идиотским спорам, у неё была возможность оценить не только в собственном воображении.
- Он даже за сравнение цвета его глаз с предгрозовым небом мне рога открутить грозился. Мол это всё как в глупых песнях. – Петир с собой тоже справился, хотя глаза всё ещё озорно блестели. Поддевать Брана ему нравилось. Какое-то время. – А я ничего такого не имел. Ну какой из меня романтический рыцарь. Хотя, пожалуй, лучший, чем из Брана трепетная дама.
Удержаться и не расхохотаться снова стало невозможно. Вот ведь… Интересно, дети скоро прибегут проверять, что у взрослых за весёлые разговоры такие? Но Бран в роли трепетной дамы был слишком прекрасен, чтобы не хохотать. Даже Кет не сдержалась. – Хотя разок они всё же поцеловались. – Она прекрасно знала, что Петиру это не понравится, но желание хулиганить было слишком сильно. Сам виноват. Надо же было брата с дамой из песен сравнить.
- Лианна! – Он ожидаемо дёрнулся от возмущения. – Тебе что больше рассказать нечего?
- Умолкаю. – Она покорно опустила глазки, сложила ручки на коленях. Ну и?
- Нет уж, заканчивай, раз начала. – Прозвучало довольно мрачно, но ожидаемо. Не мог он позволить теме повиснуть в воздухе. Кет то не знала, что воспитанный среди людей Петир не перенял привычки демонов с равным интересом относиться и к противоположному, и к своему полу. – А то Кет нафантазирует себе чего-нибудь.
- Как-то эти двое всё же поцеловались. – Покорно продолжила Лианна, естественно с удовольствием повторив уже сказанное. Наблюдать как Петир возмущается, не имея возможности её заткнуть, было забавно. – Правда ни один ни второй этого не хотели, признаю. Моя была затея.
- И дёрнул же меня какой-то бес поспорить с некромантом. – Петир фыркнул, а вот Кет, похоже, с трудом удерживала смех. Видно, у неё фантазия была ничуть не хуже, чем у Лианны. – На то, смогу ли я её в бою одолеть.
- Я его честно предупреждала, чтобы не лез. И даже спор предложила, надеясь, что отстанет. – Не только это, конечно, иначе она Петира бы просто послала. Далеко. Ей действительно было интересно. Не верилось до конца, что демон совсем не испытывает интереса к брату. Но об этом она говорить не хотела. Неприятно было рассказывать о собственной… бездушности, наверное. Некроманты всегда милосердны, и она была, но до гибели отца и брата словно не осознавала, что другие люди, да и демоны тоже, могут чувствовать. Что она толкает тех, кто ей дорог на то, что для обоих отвратительно. Не забывала, не отрицала. Просто не понимала. Как с Кет и разорванной помолвкой. – Но он не отстал. И проиграл. Очень быстро.
- Хорошо ей хоть хватило совести сказать Брану, что это её идея. – Ещё один довольно мрачный взгляд, но без злости. Что-то ей подсказывало, что те воспоминания со временем для Петира тоже стали дороги. Как и для неё.
- Я побоялась, что вы сейчас убьёте друг друга. – А ещё Петир таким несчастным выглядел. Может у неё и правда совесть проснулась. Толкнула вперёд, между ними, заставила со смехом расставить руки, прокричать “Бран, не злись – это моя идея, а он мне проспорил её исполнение”.
- Что же, твой страх сработал правильно. – Петир вновь пожал плечами, в глаза заползла тень. Ничего удивительного. Они и так столько говорили о Бране со смехом. Но вечно они так не могли. Сколько бы лет не прошло, а брат останется шрамом в душе. И для Петира тоже. – По-настоящему близко мы начли только с того дня общаться. Так что я, в какой-то мере, даже благодарен тебе за выходку. У меня бы не было самого близкого друга, если бы не она. Пусть эта дружба и продлилась всего год.
Повисла тишина. Этот год. Самый счастливый год в жизни. Даже когда она была с Реем, она не была так счастлива, как тогда. Не было беззаботности, оставшейся в тех днях. Замученной на берегу реки вместе с отцом и братом. Они ждали их из поездки к вассалам. Все ждали. Бенджен предвкушал, Нед ворчал, Лианна мастерила какую-то весьма уродливую вышивку в подарок отцу, Джейме любовался на Лианну, Петир шутил про реакцию отца на отношения дочери со стражем. А потом в сердце что-то оборвалось. Дважды. Она знала сразу, но не могла поверить. Отчаянно не хотела. Их искали, надеялись и нашли. Петир сразу опознал чёрный туман… а потом держал её, не давая броситься к мертвым, применить дар. Сделать из когда-то родных людей жутких кадавров. Не живых и не мёртвых, не разумных, вечно голодных, рано или поздно убивающих самого некроманта. Он её удержал, хотя знал, насколько она сильна, как легко может его покалечить или даже убить. Слова утешения от Джейме были потом. Сперва это.
- Ладно. – Петир медленно покачал головой и что-то подсказывало, что его мучали те же видения. – Оставим эту тему. Она… болезненная. Тем более я ещё и насовершал после смерти Брана ошибок. И некоторые уже и не исправишь. – О каких он ошибках? Она после смерти родных с головой ушла в работу. Наверное, в истории Собора не было некроманта, столь сильно рвущегося решать любые проблемы. А когда не было Собора составляла заклинания, читала трактаты и учила, училась, училась. Что угодно, только бы не думать о них. Остановиться смогла только через год. Ещё через полгода занялась расследованием их смерти и изучением чёрного тумана. Через два попыталась вызвать Петира, чтобы рассказать о находках, но неудачно. Через три почувствовала, как в сердце вновь рвётся струна. Через пять потеряла сына, дар и нормальную жизнь. – А какие-то можно. Знаешь, Кет, я давно должен был тебя спросить, винишь ли ты меня за разрыв твоей помолвки. Но уже вижу, что нет. Поэтому спрошу – почему? Моей вины в этом не меньше, чем Брана.
- Ты демон. – Она только плечами пожала, словно более очевидного ответа не существовало.
- Демону можно быть редкой тварью, плюющей на чужую судьбу ради собственного удовольствия?
- Это уже ему решать. – Кет чуть улыбнулась уголком губ. – Я о том, что ты был чужим нашему миру. Вряд ли ты думал, что твоя выходка приведёт к разрыву помолвки. И тем более к позору для меня. Ты ведь всё показал, когда Брандон тебя ранил. Ты стал им, ты говорил его голосом, ты сказал, что обманул меня. Все видели. Они должны были понять, что я только жертва оборотня. А не будь Лиза такой болтушкой, всё и вовсе могло бы остаться тайной. Что-то мне подсказывает, Брандон не стал бы спрашивать почему я не девица после свадьбы. Не беременна и ладно.
- Ты ведь хотела этого? – И зачем она такое спрашивает? Но почему-то Лианне показалось, что Кет не обидится. – Ты хотела чтобы…
- Да, хотела. – Она вновь грустно улыбнулась. – Такой красивый молодой мужчина, загадочный, с зелёными глазами. Делает красивые комплименты, читает стихи, дарит правильные подарки. Что ещё юной дурочке надо. Хотела. Но Брандона предавать не собиралась. Это был мой долг, и я намеревалась его исполнить до конца. – Петир так упорно смотрел на её словах в землю, что стало понятно, он всё сказанное знал и понимал. Понял, что красивыми словами и подарками верную долгу девочку ему не получить, и пошёл на обман. Принял облик того, кому она отказывать бы не стала. – Несмотря на желания. Так что да, простила, потому что и сама хотела. Тогда. Но уже давно нет. – Покачала головой, опустила на колени скомканный платок. – Меня увлекла эта романтика в юности, но потом появился Нед. Он, едва став лордом, приехал к отцу и попросил моей руки. Не потому, что любил, а потому что не мог знать, что я страдаю по вине его брата. Он никогда не винил меня в том, что наш брак начался без любви. Он подарил мне пятерых детей. Был верен, хотя я и не ждала этого в первый годы. Он был моей крепостью, моей защитой от всего мира. Он позволял мне оставаться идеально правильной леди, не думать о том, как уберечь или воспитать наших детей. Да, он во многом был не прав. Он слишком сурово отнёсся к Джону, он близко к сердцу принял дар Брана, глупо отрицал единственную возможность спасти Рикона. Наверное, из-за него Санса попала в монастырь и стала жертвой суккуба, а Арья сбежала и едва не погибла. Но во всём этом была и моя вина. Мы вместе строили нашу жизнь и вместе ошибались. И как бы там не было, совершённые вместе с ним ошибки я не променяю ни на что другое. – Она помолчала ещё мгновение, посмотрела Петиру в глаза. – Так что, наверное, я, в какой-то мере, даже благодарна тебе за твою выходку. Если бы не она, я бы не встретила того, кого единственного любила настоящей, искренней любовью.
И вновь тишина. Тяжёлая и неудобная. Они сказали слишком много. Нужно было время, чтобы всё осознать. Но просто встать и уйти было неловко. И они сидели, мешая друг другу. Надо было уйти.
Она уже почти собралась, когда по стенам замка вдруг пробежал очень знакомый звон. – Да надо же, как не вовремя какого-то претендента принесло. А Дени-то и нет. – На самом деле очень вовремя, и Петир тоже это знал. А что Дени нет – то не беда.
- Ничего, есть я. Она мне оставила право ответить на вызов любого идиота, заявившегося в её отсутствие. – Лианна легко вскочила на ноги. Поединок именно то, что ей сейчас нужно. Интересно, придётся ли убивать? С Дени до смерти драться не рисковали, но она человек. Может и не хватить ума. – Так что если там не князь, то поиграем.
- Я с тобой. – Петир тоже тут же оказался на ногах. – Хочу посмотреть, как ты гоняешь не меня.
- А я пригляжу за детьми. – Кет мило улыбнулась, ситуация разрешилась сама собой. – И, Петир, передай своей подруге мою искреннюю благодарность за то, что она вырастила свою воспитанницу такой чудесной девочкой.
***
- Кажется мне, кто-то опаздывает. – Замечание племянничка Ворона привлекло внимание. Визерис оторвался от свитка, с утра сунутого Тирионом, Джон и Дени перестали о чём-то шептаться друг с другом.
- Кажется. Время ещё есть, это мы пришли раньше. – Ему даже не нужны были магия или наблюдение за солнцем, чтобы это понять. Такие небольшие кусочки времени он и без этого прекрасно чувствовал. – Но даже если он и опоздает, придётся подождать. Он нам нужен больше, чем мы ему. По твоим же словам.
- Да, это верно. – племянник Ворона слегка поёжился, Визерис усмехнулся. Нервничает. Боится, что его двойную игру раскроют. Дядя или Паук. И ещё непонятно что хуже. От Эурона хоть ясно чего ожидать. Хотя от таких мыслей уже ему поёжиться хотелось. Вот ведь нашёлся враг. Если не самый, то уж точно один из самых могущественных демонов в Нижних Мирах. И он хочет их всех убить. Куда уж лучше. – Хотя я предпочёл бы, чтобы он не опаздывал. Дел у нас ещё немало.
- Мы тоже. – Отозвался Джон. Пожал плечами. – Но тебе явно лучше знать опоздает он или нет. Я о нём только от тебя, да немного от Ренли слышал.
- А мы так и вовсе от тебя и от Джона. – Дени забралась на какой-то камень и теперь забавно болтала ногами, выглядя куда более довольной, чем в последнее время. Сестричка где-то нашла источник уверенности в себе и своём праве быть королевой сектора. Но где рассказывать отказывалась. Впрочем, ему было не так уж и важно. Главное, что мучить себя прекратила. – Так что, Тео, склонен ваш Эйгон к опозданиям или нет?
- Я с ним мало общался, но на моей памяти он ни разу не опаздывал. – Воронов племянник повёл плечами, вздохнул. – Но кто знает какой он сейчас. Он же покровителя нашёл. Может решит продемонстрировать какой он теперь важный. – На несколько мгновений повисла тишина. Судя по лицу племянника Ворона, тот что-то очень напряжённо обдумывал. – Джон, а не расскажешь мне про этого Ренли?
- Тебе зачем? – Джон отреагировал вполне ожидаемо, скрестил руки на груди приподнял брови.
- Интересно узнать, что общего у демона из Культа и аж целого настоятеля монастыря в Соборе.
- Приятельские отношения, сходство судеб и давняя любовная интрижка.
- Любовная интрижка? – Этот… Тео, чуть поморщился, словно эта мысль почему-то была ему неприятна. – Зачем интересно?
- В смысле зачем? – Визерис не удержался и фыркнул, Дени и Джон просто распахнули глаза. – Ты как будто и не демон. Понравился вашему Эйгону симпатичный парень вот и решил развлечься. А этому Ренли интересно попробовать с демоном было. Я бы скорее про схожесть судеб спросил, но, думаю, что и так знаю. – В конце концов оба жили в мире, где часть себя приходилось скрывать, чтобы не быть этим миром отвергнутыми. Люди. Вечно у них всё… вот так.
- А он симпатичный был? – Похоже, что сказанному Тео если и поверил, то не до конца. – Я просто как-то его старшего брата видел. Станнис который. Так тот красотой не блистал – Короткая недобрая усмешка. – Сель это не помешало, конечно, но она ведь не полюбоваться на него хотела, а ребёнка получить. Брат убийцы аж самого… Кхм. – Концовку фразы Тео проглотил и не зря. Договорил бы, Визерис бы его придушил. Слегка. А Дени и Джон помогли бы. Так откровенно восхищаться убийцей Рея в их присутствии, надо совсем головы не иметь. – Простите. Вы поняли. Сель думала, что ребёнок сильный будет. А без этого, кто бы захотел к этому Станнису подходить?
- Ренли больше похож на самого старшего брата. – Джон пожал плечами, покачал головой.
- Синеглазого брюнета, высокого, повыше Виза, с мускулами, как две моих руки, и на редкость правильными для человека чертами лица. Хотя тонкости им определённо не хватало.
- Когда ты всё это разглядеть успела? – Познания сестрички в этом вопросе Визериса слегка поразили. Она что успела с Баратеоном ещё до смерти Рея где-то повстречаться?
- Пока тащила оторванную от туши и улетевшую шагов на двадцать голову обратно. – Она презрительно скривила губы. – Чтобы вороньё случайно про неё не забыло и люди сразу всё правильно разглядели.
- Ну описание, в целом, точное. – Джон чуть улыбнулся на последних словах Дени, Визерис поймал себя на мысли, что как же быстро племянник стал настоящим демоном. Людей такие описания радовали редко, а вот демонам послушать такое про врагов было в радость. – Разве что Ренли не такой мускулистый, да и черты лица у него потоньше. – Ещё одна улыбка. – Разглядел тут, когда информацию добывал.
- М-м-м, действительно симпатичный. Беру свои слова обратно. – Лицо у племянника Ворона стало довольно мечтательным. Нарисовал себе в голове образ. – И что он прям мальчиков любит?
- Прям да. – Зато Джон нахмурился. Что-то подозревает. Лучше бы тему сейчас закрыть. Или на что-то перевести. Сам Визерис не то что подозревал, был почти уверен в чужих намерениях. Но помогать брату того, кто убил Рея… Да и к тому же если этот монах предпочитает мужчин и имел отношения с демонами – наверняка договорятся. Судя по взгляду Дени её посетили схожие мысли. – И к чему теперь вопрос?
- Да так, вспомнил одну историю из своей жизни. Я-то думал, что у людей мужчины, предпочитающие мужчин все ненормальные, но ты совсем по-другому этого Ренли описал. Вот и решил уточнить.
- И с чего такие мысли? – Было не совсем понятно поверил Джон или нет, но тему Тео перевёл хорошо. Теперь и Визерису было интереснее про мысли послушать.
- Я же говорю, была одна история из жизни. – Он пожал плечами и одновременно повёл крыльями. Какой любопытный двойной жест. – О, видел жест? Из тех времён. – Тео чуть покривил губы, словно раздумывая рассказывать или нет. – Я в верхний мир попал – мне ещё даже сорока не было. Всей моей семейке было на меня весьма глубоко плевать, так что как себя надо вести мне особенно не объясняли. Ну, полное имя не называть, в откровенные ловушки не лезть, кому попало крылья не демонстрировать. Собственно, больше я ничего и не знал. Всему учился на своём опыте. Ну вот и этому научился. Познакомился с одним типом, звали его Рамси. Редкий садист был. Нравилось ему людей мучать, так что его даже родной отец подумывал убить. Не убил, но предупредил о мыслях. А так как отец был магом крови, и добраться до него Рамси не мог, пришлось ему тосковать без любимых развлечений. – Выражение на этих словах у Тео стало такое… Словно он не мог определиться больше восторга или отвращения у него вызывают “развлечения”. – И тут я. Демон, да ещё и не без… Специфических интересов. В общем мне было интересно завести отношения с человеком, да ещё и таким странным, а этому типу очень нравилось, что у меня любые травмы быстро заживают и можно развлекаться бесконечно.
- Высокие отношения. – Визерису от описаний сплюнуть хотелось, но добровольные отношения могут быть любыми. И такими тоже. Обоим же хорошо было.
- Вроде того. Но со временем мне начало наскучивать, да и Рамси тоже. Только я хотел от него уйти, а он, скажем так, перевести всё на новый уровень. Который мне не нравился. Даже мы ведь не любую травму регенерировать можем. Так что я собрался уходить и честно об этом сказал.
- И тебе помешали? – Судя по взгляду и тону Джона история была ему знакома. Интересными вещами инквизиция занимается, однако.
- Да. Неудачно получилось. Для него. – Вновь жестокая улыбка. – Этот тип забыл, что руны надо регулярно обновлять, а не то сильные эмоции вполне могут ослабить их воздействие. Так что получил он возможность ознакомиться со всеми своими штучками на собственном опыте. – Ещё одна усмешка, но более спокойная. – А я с тех пор у людей только с прекрасными дамами. И никогда не предупреждаю, что собираюсь уйти. Просто ухожу.
- Поучительная история. Про то, что не стоит с психами связываться. – Дени хмыкнула, все поддержали её улыбками.
- Да у меня этих поучительных историй, сколько угодно. Вся история Культа – одна большая поучительная история.
- Про то, что не стоит связываться с психами?
- И про это тоже. Но там разное имеется. Например, что не стоит слишком много о себе думать, как наша мила Сель, а то закончишь свои дни в ближайшей реке или…
- А история Эйгона это про что? – Дени, кажется, решила прояснить для какой цели мальчика взяли в Культ и действительно ли это с их семьёй связано.
- Не связывайся с Пауком, а то он использует тебя столько раз сколько захочет.
И ничто ему не помешает. – Тео по примеру Дени устроился на камне. Не то устал, не то решил забраться повыше и подальше от чужих когтей. – Мать Эйгона была Пауку должна, и он потребовал очень необычной выплаты долга.
- Хм? – В принципе и так всё было понятно. Ну кроме того откуда всё же такие х’нари берутся.
- Он велел ей родить ребёнка от правильного человека, обратить и подбросить отцу. – Тео поводил когтями по камню оставляя неглубокие борозды. – Ему нужен был ребёнок правильной внешности и с сильной жаждой работы на нас. А что создаёт большую жажду, чем шанс перестать быть отверженным и поквитаться с тем, кто тебя таким сделал?
- Много что. – Дени стянула с косы ленту и принялась неторопливо её расплетать. – Ну да неважно. И кому его собирались подсунуть?
- Вам, конечно. Выдать за сына вашего брата. Уже всё даже готово было, но тут появился… - вместо окончания фразы, взмах рукой в сторону Джона, - и пришлось всё свернуть. Двое сыновей за раз для вас было бы многовато. Ну так Паук решил.
- Правильно решил. – Такое явление проверили бы особенно тщательно. Хотя в любом случае проверили бы. И на что вороны рассчитывали? – Только мама бы его проверила. Что вы с этим собирались делать?
- И зачем вообще для этого плана был нужен Иллирио? – Дени закончила с косой и теперь старательно закручивала пряди во что-то весьма странное. – Чего Паук сам ребёнка этой демонице не сделал? Внешность у него вполне подходящая.
- В эти части плана меня не посвящали, так что не спрашивайте. – Тео только хмыкнул в ответ. – Может Пауку просто не хотелось, а может Иллирио как-то связан с обходом проверки вашей матери. А может ещё что-то. Понятия не имею.
- А меня вот другое больше интересует. – Надо же, а Джон оказывается слушал. А Визерис был уверен, что манипуляции Дени с волосами полностью его внимание поглотили. – Эйгону больше сорока лет, Отца нет чуть больше двадцати. Уж он точно бы знал, что такого сына у него нет. Так к чему подготовка?
- О, я расскажу, но, если вы пообещаете сдержаться. – После этих слов и так всё было понятно, но хотелось это услышать. – Обещаете? – Три кивка в ответ. – Хорошо. Рейегар Культу всегда мешал, как и ваш отец, дед Джона. Они ведь разгромили его в первый раз. Не дали дяде получить то, о чём он мечтал. Так что он не рисковать начинать заново, пока они живы. Эйриса ему убрать удалось. Через Мелони. Эйрис ей доверял, подбросить ему идею с вулканом в правильный момент ей было не сложно. – Что? Значит отцу помогли умереть. Культ Ворона. Убили отца, убили маму, да и Рей… На мгновение ему стало плевать на силу Эурона. Хотелось встретиться вот прямо сейчас и убить. Как можно мучительнее. Если бы это только было так просто. – С вашим братом было сложнее. Он никому и никогда в полной мере не доверял. Кроме тех, кто действительно заслуживал его доверия. Как чувствовал. – Может и чувствовал. Брату действительно почти всегда везло на людей и демонов. – Но план его убийства Паук с дядей всё же разработали. А реализовать не успели. Случился этот Роберт Баратеон. К нему Культ отношения не имел, в этом могу даже поклясться.
- И в чём был план? – Голос сорвался на шипение. Даже если они и не смогли убить Рея, они планировали.
- Полностью не знаю, но он включал ту демоницу, от которой у него дочь была. Но когда ваш брат погиб, она начала что-то требовать от дяди, угрожала вам всё рассказать. Пришлось устранить. Хотя её в любом случае должны были устранить. Возможно, вместе с дочерью. А может использовали бы девчонку вместо Эйгона, чтобы к вам подобраться, не знаю.
- Значит Эйгон появился до того, как в Культе придумали внятный план по убийству отца? – Кажется Джон остался единственным кто в достаточной мере сохранил самообладание после этой фразы. А он-то ещё жалел мать Рени. А эта тварь… И дочь оказалась не лучше.
- Да, Паук запасливый. Ну не смогли бы использовать мальчишку, жил бы дальше, как жил. Рано или поздно придумали бы ему применение.
- Ну да, ты же придумал. – Джон фыркнул, но что это выражает было непонятно. – Действительно поучительная история. Только не про “не связывайтесь с Пауком”, а про не связывайтесь с Культом Ворона. А то будут использовать до конца жизни. Причём все.
- Ой, а вот это верно. – Щель перехода открылась на последних словах Джона и, видно, выскочивший из неё мальчишка последние слова услышал.
– Или выбросят, как ненужную тряпку.
- Не, ненужных у них не бывает. – Визерис усмехнулся и шагнул навстречу гостю, Дени и Тео одновременно спрыгнули с камней. – Будут пользоваться, пока тряпочка от ветхости не развалится. Хотя иногда на то, чтобы найти подходящее место применения, им нужно время. Эйгон, я полагаю?
- Ага. – Он выглядел довольно молодо для своих лет. Больше сорока Визерис ему бы не дал. Даже Джон казался старше. Да ещё и вёл себя как-то совсем по-детски. Глазами хлопал, голову держал низко. Нет, понятно, четыре князя, а он низший, да ещё и, похоже, слабенький. Но на что тогда он вообще рассчитывал с Культом? – А вы из огненной семьи? Как Ренли писал?
- Ага. – Согласился, слегка передразнивая мальчишку. – Я Виз, это Дени, моя сестра и королева огненного сектора, Джон – наш племянник. А вон того типа, ты, наверное, и без представления знаешь.
- Вы? – Действительно знал. Голосок сорвался, глазки забегали. Визерис на всякий случай призвал песок. Ловить мальчишку, если попытается сбежать. – Он же из воронов! Зачем вы его?..
- Спокойно, спокойно. – Тео поспешно вскинул руки, чуть развёл пальцы, показывая, что стихию не призывает и не собирается. – Ну да из воронов. Ну так ты тоже был. А теперь нет. Может я тоже решил сторону сменить?
- Зачем бы племяннику Ворона менять сторону?
- Затем, что если твой дядя сам Ворон, то королём сектора тебе не стать. А я мальчик амбициозный. – Тёмная и недобрая улыбка, но вот Эйгона она, кажется, успокоила. – Ну, правда, сам подумай, какой мне смысл мне вечно для него стараться? Особенно когда мы таких врагов приобрели. – Кивок на них всех. – Дядя-то может всех и одолеет, а вот те, кто рядом могут и… пострадать. – И ещё одна усмешка. Не хочу быть в их числе.
- Предать вовремя – форма предвидения. – Дени тяжело вздохнула, её озвученное явно не радовало. – Он, действительно, пока с нами. Хотел бы сдать Эурону, давно бы сдал.
- Допустим. – До конца мальчишка им явно не верил, но немного успокоился. – И что вам надо от меня и моего учителя.
- От твоего покровителя нам нужен секрет смены рода без последующей мучительной смерти. Он бы нам пригодился для победы над самым могущественным демоном Нижних миров.
- Секретом превращения князей учитель не владеет. – Мальчишка покривил губы. – Впрочем, я вас провожу, если надо. Может Ворон и самый могущественный в Нижних мирах, но учитель точно второй. Будете глупости делать – всех вас уничтожит.

+1

59

***
- Думаешь его учитель действительно может с нами справиться. – Джон с сильным сомнением посмотрел на спину идущего впереди Эйгона. После того, как они переместились в названную им точку, оказалось, что до места обитания его учителя нужно ещё пройтись.
- Не думаю. – Дени ответила довольно тихо, улыбнулась. – Если бы он был достаточно силён, чтобы справиться с четырьмя князьями, одна из которых королева сектора, то вряд ли бы стал так тщательно прятаться в течении стольких лет. Да ещё и в секторе воздуха.
- А что не так с этим сектором? – Она стала куда увереннее говорить о себе, как о королеве сектора. Хорошо. Видеть, как она тяготится своим статусом без возможности помочь, было тяжело.
- Здесь, можно сказать, уже почти пятнадцать лет нет короля. Предыдущая королева умерла при странных обстоятельствах весьма молодой и наследника не оставила. С тех пор местные князья не могут поделить трон. Больше пары месяцев никто не держится. Помимо вызовов в ход давно пошли шантаж, обманы, тайные нападения и убийства. Дурная ситуация. И будь покровитель Эйгона так силён, как тот считает, давно бы ей воспользовался. Потому что быть врагом могущественного и жестокого князя куда безопаснее, имея за спиной целый сектор. И раз он ещё не король, значит сомневается, что сил хватит на то, чтобы создать и удержать ощущение собственной непобедимости.
- Это обязательно? Ну, создать и удержать ощущение непобедимости.
- Для чужака, да. Семьи секторами всё же давно правят. Кто-то дольше, как мы, кто-то меньше, как короли земного сектора, но давно. Когда трон занимает наследник предыдущего короля, большинство князей готовы с ним смириться, даже если он не демонстрирует каких-то уникальных способностей. Да вот хоть меня взять. Я не мама и её способностями не обладаю, но ни один князь нашего сектора мне вызова так и не бросил. Смотрят как более низкие рода позорятся, оценивают, прикидывают. Может лет через двадцать кто-то и попробует. Ну если я их не убежу, что безопасней оставить меня в покое. – По губам Дени проскользнула такая улыбка, что Джон сразу понял – убедит. – А будь я чужачкой, ко мне бы уже половина князей сектора заглянуло. И если бы им хоть показалось, что у меня есть слабости, то меня попытались бы убрать уже менее честными методами. Так что чтобы основать новый королевский род – нужно быть по истине выдающимся демоном.
- Любопытно. Интересно, Эйгон расстроится если ему всё это рассказать. – Джон не рассчитывал на ответ, но Дени ответила.
- Он не поверит. Ну, я так думаю. Он себя ведёт слишком самоуверенно для юного низшего демона, не имеющего влиятельной родни. – Она вздохнула, нахмурилась и покачала головой. – Может это жизнь среди людей так сказалась? Там его отец очень влиятельный человек, да и сила демона должна была позволять чувствовать себя достаточно уверенно, при соблюдении некоторой осторожности. Может из-за молодости он позабыл, что этот мир – не тот? Иначе я не могу понять как низший собрался мстить целой могущественной организации, во главе которой стоит один из сильнейших князей. Научить его чему-то покровитель, конечно может, а вот дать силу, которая позволит хотя бы пару мгновений продержаться против Эурона – нет.
- Нам бы такую силу. – Пока все сходились на том, что сражаться против Эурона придётся всем вместе. Так какой-то шанс появлялся. Правда вероятность того, что могущественный демон до кого-то дотянется тоже сильно возрастала. Когда ты один – ты понимаешь, что атаковать будут тебя. А когда вас пятеро? За чьей спиной появится демон, способный принимать форму тумана и растворяться в воздухе? Джон не готов был потерять никого из семьи. Да и себя под удар ставить тоже не очень хотелось. Не было желания ни испытывать воздействие чёрного тумана, ни подставлять Петира.
- Может и найдётся. – Немного невпопад отозвалась Дени и улыбнулась уголком губ. Интересно, куда они с мамой в последние дни вдвоём убегают и чем занимаются? Рассказывать обе отказывались. Мама говорила, что пока не время, Дени просто пожимала плечами и улыбалась
- Мы пришли. – Спросить, что именно найдётся Джон не успел. Вёдший их Эйгон
остановился перед высокой отвесной скалой и гордо положил на неё руку, проявив контуры скрытой двери. – Не забудьте поклониться учителю.
- Обязательно. – Тео как-то удержался, видно помнил, что он нежеланный гость, а вот у Визериса терпение кончилось. Чтобы князей поучал какой-то низший, да ещё и таким тоном… Эйгону стоило помолиться памяти Рейлы. Если бы не она вряд ли бы он пережил эту фразу невредимым. Как бы им всем ни был нужен разговор с его учителем. – Ждём не дождёмся возможности это сделать.
Лицо Эйгона исказилось, но ответа не последовало. Может дошло наконец, перед кем он самоутверждается? Он только толкнул дверь и двинулся вглубь скалы. Которая скорее напоминала дворец. Помпезный, богато и весьма безвкусно изукрашенный, и обставленный кричаще-дорогой мебелью. А ещё не очень ухоженный. Кажется, лет дворцу было много, а ухаживать за ним не удавалось. На коврах появились небольшие потёртости, кое-где облупилась позолота, а огромные иллюзии на потолках и стенах, изображающие небо и улицы какого-то древнего города из красного кирпича, то и дело шли рябью. Грустное зрелище.
- Да уж. Лучшие времена этого места явно позади. – Визерис, похоже, решил не щадить самолюбие Эйгона и дальше и высказать всё, о чём Джон только подумал. – Даже любопытно с чем такая печальная ситуация связана.
- С необходимостью хозяину прятаться от дяди? – Тео тоже решил заговорить, и, несмотря на нейтральный смысл фразы, звучала она на редкость язвительно.
- И это мешает заниматься чарами иллюзий?
- Может он их не сам накладывал. Платил кому-нибудь, а потом деньги закончились.
- А откуда они изначально взялись?
- Может хватит обсуждать учителя?! – И Эйгон ожидаемо не вытерпел. Несмотря на взаимную неприязнь Визериса и Тео в этой сценке они спелись просто чудесно. Видно желание насолить излишне дерзкому низшему перевесило нелюбовь друг к другу. – Он смог сам это создать, а ваши семьи только и могут жить за счёт того, что ваши более умные и талантливые предки создали.
- Так, всем спокойно. – Замешательство длилось не более мгновения, но Дени его хватило, чтобы проскользнуть между Визерисом и Тео и собой прикрыть Эйгона от них. – Нам нужно поговорить с его покровителем, помните. А сломанные ноги и свёрнутая шея младшего разумному и содержательному разговору никак не способствуют. Так что держите себя в руках.
- Он мой учитель, а не покровитель, а я ученик, а никакой не младший. – Этому дураку бы заткнуться и мысленно благодарить Дени за помощь, но, кажется, чувство самосохранения у него отсутствовало. Совсем. – Как может королева целого сектора быть такой дурой?
- Главное, что тебе ума хватает князей оскорблять. – Дени так и не повернулась к идиоту, улыбнулась. – Продолжай в том же духе. И ни в кем случае не забывай, что расположение твоего учителя, - она произнесла слово так, что будь Джон на месте Эйгона, предпочёл бы произнесённое прежним тоном покровитель, - нам нужно на ближайшие дни, ну может месяцы, а жить мы все ещё не одно столетие будем. – Сказала и резко развернулась, стеганув Эйгона длинной косой по груди. – Так куда нам дальше?
- Сильно. – Стоило ошеломлённому Эйгону сделать шаг, как Тео тут же заговорил, причём восторженным полушёпотом. – Давно она такая? Раньше не была.
- У Лианны, видно, учится. – Визерис отозвался без восторга, но удивлённо. Джон только улыбнулся. Мамины черты в словах Дени действительно были, но он бы не сказал, что ехидство или жестокость ей были хоть сколько-то чужды. Просто она стала говорить и действовать решительнее.
Идти по коридорам стареющего дворца от места перебранки оказалось недалеко. Буквально через два десятка шагов Эйгон распахнул дверь и проскользнул в подобие дворика. Деревьев или хоть каких-то растений здесь не было, зато стояли каменные скульптуры и били пять фонтанов. Четыре маленьких по углам и один во внушительных размеров чаше в центре. А за ними, на подобии трона, сидел тучный демон с кирпично-рыжими крыльями и такого же цвета шевелюрой. Миленько. На старого демона он уже посмотрел, теперь пришло время посмотреть на толстого.
- Учитель. – Эйгон, едва забрался во дворик, поспешно согнулся в глубоком поклоне. – Вы были правы, те о ком мне писал друг, действительно хотели увидеть вас.
- Я всегда прав. - Прозвучало достаточно самодовольно, но каким-то образом отвращения этот тон не вызвал. – Моё уважение правителям огненного сектора. Подходите поближе. У меня даже припасено кресло для королевы. – Демон сладенько улыбнулся, но никаких отрицательных эмоций это вновь не вызвало. Интересно. А не обладает ли он даром убеждения? Эффект был похожий. – Так чем моя скромная персона привлекла внимание королевской семьи и… хм. – Взгляд демона замер на Тео. Черноволосый, темноглазый демон настолько отличался от них троих, что представить его их родичем, видно, оказалось трудно.
- Я Тео. – Он улыбнулся, словно немного нервно огляделся. – Вообще я племянник вашего старого знакомого – Ворона, но решил, что пришло подходящее время, чтобы предать его.
- Если Ворон вновь повздорил с огненными, то время и впрямь неплохое. И как можно дважды нарываться на одну и ту же семью? – Демон покачал головой, указал Дени на кресло у фонтана. Кажется, присутствие Тео его совсем не
смущало. – А ты на него похож. Мне сразу что-то знакомое почудилось, но теперь, когда ты сказал… Почти одно лицо.
- Да, это многие отмечали. – Тео согласился без особой радости, пристроился на краю чаши фонтана. – Что от дяди во мне больше, чем от отца. Родство через деда сказалось.
- Однозначно. – Фырканье в ответ, но мысли свои демон оставил при себе. – Эйгон, мальчик мой, ты можешь идти. И позови Дею. Пусть принесёт нашим гостям прекрасного вина, подаренного в том месяце.
- Учитель, вы хотите их угощать вином? – Кажется мир Эйгона был значительно потрясён. – Даже племянника Ворона? Но они же не высказали вам ни капли уважения.
- Среди равных, мальчик мой, уважение высказывается не поклонами и лестью. Тебе пора подрасти и начать это понимать. – Три одинаково насмешливых улыбки старших князей в сторону Эйгона смотрелись так мило, что Джон с трудом удержался от хохота. – Они наши гости, к тому же гости весьма могущественные. Я помогу им, они помогут мне. Выгода куда ценнее поклонов. Иди, мальчик мой.
- И зачем вам этот идиот? – Вопрос Тео прозвучал весьма философски, но интересовал, кажется всех. Уж Джона-то точно. – Ну не из жалости же?
- Жалость в определённых ситуациях неплохо продаётся. А я опытен в вопросах торговли. – Демон проводил закрывшуюся дверь взглядом и мгновенно стёр выражение заботливого понимания. – Мне нужен был кто-то из Культа твоего дяди, а мальчишка, сбежавший из него, напоминал брошенного щенка. Подбери, выкажи немного сочувствия и пользуйся как хочешь. А он будет тебе руки лизать.
- Иные собаки бывают умнее. – Визерис пожал плечами, сложил руки на груди. Встал справа от Дени. – А зачем, позвольте поинтересоваться, вам нужен был культист?
- О, это связано с выгодой, которую я планирую получить от вас. – Демон вновь улыбнулся сладкой улыбкой и, следивший за собственными чувствами Джон почувствовал характерный след. Действительно убеждение. И какой сильное. Этому типу достаточно было убедить их, что он настроен на взаимовыгодную торговлю, а дальше дар помог бы их склонить к чему угодно. Для столь сильного не требовалось безусловное доверие. Отсутствия однозначного недоверия было достаточно. – Но сперва, полагаю, нам следует представиться. Это невежливо, вести деловое общение, даже не зная имён друг друга. Моё имя Крайз, уважаемые.
- Я Дени, Виз мой брат, Джон – племянник. – В этот раз Дени взяла на себя обязанность представить их семью. Джон дружелюбно улыбнулся, подошёл к её креслу, опёрся локтями о спинку. Нужно предупредить о способностях собеседника.
- Моё почтение, королева Дени. – Улыбка стала совсем приторной. – Так на чём мы закончили? Ах да, ваш брат поинтересовался зачем мне культист. Дело в том, что многие годы, после разгрома первого Культа у меня было очень прибыльное занятие. Тео уже наверняка поведал вам, что князем я стал благодаря ритуалу крови, придуманному и разработанному Культом. И он дал мне очень необычную силу. Управлять чужой волей через кровь.
- Магия крови? – Дени дёрнулась, и Джон её прекрасно понимал. Этот дар, как и некромантия и дар инквизиторов, считался человеческим. Демон – маг крови, даже звучало пугающе.
- Да-да. Только без необходимости долгой подготовки, ритуалов и прочего. Я пользовался этим, чтобы создавать идеальных рабов. Солдат в основном, но были и другие. Южные королевства людей охотно их брали, да и демоны были не против. Тем более, что зачаровать я мог как человека, так и демона. – Джон почувствовал, как сами собой сжимаются руки. Этот тип так удовлетворённо говорил о худшем виде рабства. Но ни Дени, ни Виз даже не покривились. А ведь они тоже были против такого, история с Петиром подтверждала. И он бы даже поверил, что это выдержка, если бы не видел глаза дядюшки. Нет, они уже оказались под воздействием чужого дара и сейчас не могли в полной мере отделить свои чувства от чувств Крайза. Похоже демонов не учили распознавать эту силу и бороться с ней. Предупреждать было поздно, нужно было всё как-то прервать. – А потом вернулся Культ, и мне пришлось скрываться. Если бы Эурон хотя бы заподозрил, что преуспевающий торговец в воздушном секторе я,
то он бы все силы положил, чтобы отомстил. А сил этих многовато для меня. – Джон аккуратно, чтобы ни в чём не заподозрили, прикрыл губы ладонью, немного подождал. – Я долго искал кого-то, кто мог бы сообщить мне о ситуации внутри нового Культа. Жаль, что этот мальчишка так мало знает. – И прошептал молитву, которой их учили в самом начале пути инквизиторов. Всё, что она могла – слегка сбить противника с толку, но Джон направил её в стену. Ему нужна была вовсе не сама молитва. – Что?! Что это такое? – Демон-работорговец вполне натурально подскочил на кресле, Дени, Виз и Тео тоже дёрнулись. Да и сам Джон почувствовал. Как будто прямо над головой в колокол главного собора ударили. Хороший эффект получился.
- Молитва инквизиции. – Визерис со стоном потёр виски, но в сторону Джона даже не покосился. – Где-то совсем рядом.
- Инквизитор здесь? Рядом? – Глаза Крайза зажглись каким-то совсем нездоровым огоньком. Вот и представился шанс полюбоваться на реакцию тех демонов, которых даже с трудом нельзя было отнести к хорошим на возможность изловить инквизитора. Пусть и сомнительную. – Надо…
- Вряд ли. – Дени тоже тёрла виски, а вот Тео почему-то решил помассировать уши. – Ну как в ваш сектор могло инквизитора занести? Скорее всего он кому-то из ваших князей помогает за трон бороться. Оно вам надо, драться с риском для жизни за сомнительный приз? У вашего младшего друг в Соборе, его об услуге попросите. – Вряд ли Ренли, конечно, стал бы инквизиторов к демонам заманивать, но Джон всё же решил, что нужно членов своего ордена аккуратно предупредить. Мало ли у кого в Соборе ещё интересные знакомства имеются.
- А вы лучше до расскажите про Культ. – Вмешательство Тео для Джона стало неожиданностью. Хотя, он же знал, что Джон инквизитор. И вряд ли желал этим знанием делиться задаром. – Про вашу выгоду в нашем общении мы пока ничего не услышали. А это полезно. Не хотелось бы обнаружить скрытые условия в нашем договоре.
- Да, вы, пожалуй, правы. – Крайз уселся обратно, потёр затылок. – Мальчишка слишком мало знает о делах Культа, чтобы возобновить дела без опаски, нужен кто-то более информированный. Не хотите обсудить сотрудничество, Тео?
- Ну, если это будет именно сотрудничество. – Тео только плечами пожал, опустил ладонь в чашу фонтана и не глядя принялся рисовать на воде какие-то узоры. – Можно и обсудить. Я не против устроить дяде пакость.
- Именно оно. Я понимаю, что попытка навязать другому князю, к тому же совсем не глупому, покровительство может плохо закончиться. Уж для дела точно. – Он улыбнулся своей сладкой улыбкой, явно вернулся к применению дара, но ничьи глаза больше не затуманивались. Похоже демоны сообразили, что пытались против них применить и всё же как-то сопротивлялись чужой воле. – Заходите ко мне немного позже. Обсудим один на один.
- Вы мне настолько доверяете? – Насмешливо вскинутая бровь. Хороший вопрос. Хотя с даром убеждения и магией, способной из собственной крови жертвы цепи сплести, большого доверия было и не нужно. – Я всё же племянник Ворона.
- Не вижу в этом беды. Привести сюда культистов или дядю ты не сможешь. Я уж приложу все усилия, чтобы они узнали о твоём сотрудничестве с огненными. По силе мы примерно равны, а по опыту я явно превосхожу. Ведь я даже князь дольше, чем ты живёшь, а о том времени, что было до, и говорить нечего.
- Разумно, почему бы и не прийти. – Тео опустил голову, и почему-то Джон был уверен, что нужно это чтобы скрыть незатуманенные чарами глаза. – Против дяди любая помощь пригодится. Нам обоим.
- А с Эйгоном что теперь будет? – Дени покосилась на двери. – Дурак, конечно, но немного жаль, как представлю, что с ним Культ сделает.
- Оставлю при себе. Мне не надо чтобы он сдал моего нового союзника Ворону. Да и его обожание недурно развлекает. Его даже зачаровывать не надо. Так будет следы моих сапог целовать, если захочу. – Никакой реакции последовать не успело, двери распахнулись и в них проскользнула маленькая смуглая девочка, несущая поднос с бокалами и бутылкой. – О, а вот и Дея. Господа, вы пробовали когда-нибудь малиновое вино?
- Доводилось. – Отозвался Виз, хотя
Джону с этим странным напитком сталкиваться тоже приходилось. – Своеобразный напиток. Думаю, сестре понравится.
- Прекрасно. За его бокалом очень удобно обсудить какую выгоды вы рассчитываете получить от меня. – Девочка разлила вино, раздала бокалы и с поклоном ускользнула.
- Она демон? – Джон проводил девочку взглядом и решил задать вопрос, пока Дени и Виз пробовали вино. Его самого пить совсем не тянуло. Ещё с прошлого раза воспоминания не стёрлись.
- Нет, человек. – Не зря значит он не ощутил её как демона. Но как же опасность, которую Нижние миры несли людям? – Сиротка с юга. Хорошо выполняет работу прислуги и при этом совершенно не опасна, в отличие от демонов. Даже донести не сможет.
- И погибнет, если останется одна. – Дени скривилась, но непонятно от вина или от слов.
- Я не собираюсь её бросать пока. А если надоест, велю Эйгону забросить в верхний мир. Не настолько уж я и жестокий. – Крайз посмотрел на бокал и осушил одним длинным глотком. – Чудесный напиток. Так что насчёт вашей выгоды?
- А вашей? – Виз вино пил маленькими глотками и с видимым равнодушием, а Тео бокал и вовсе отставил. Судя по брошенному на бокал Джона страдальческому взгляду, их мысли о сем напитке полностью совпали.
- Вы противники Ворона, если хотите остаться живыми – придётся его убить. Или как-то сильно ослабить. Моя выгода очевидна.
- Действительно. – Визерис допил вино, песочной плетью поставил свой бокал на поднос, ей же подхватил бутылку, долил вина хозяину и Дени, видно, ей действительно понравилось. И вежливость проявил и ненавязчиво искусство обращения с даром продемонстрировал. – Что же. А мы хотим узнать о секрете успешной и безопасной смены родов у демона.
- Всего-то? – Кажется от них ожидали чего-то другого. – С этим я легко могу помочь. Но, предупреждаю, я не знаю, насколько эффективным этот способ окажется на князе. Всё же высший род, дальше что-то слабо подчиняющееся законам магии идёт. Да и совсем безопасным его не назовёшь. – Крайз вздохнул, с явным неодобрением оглядел себя. – Умереть-то я не умер, но видите какой стал. Как раскормленный гусь. Крылья есть, а взлететь никак. А раньше редкий красавец был. – С таким-то лицом? Что-то Джон в этом сомневался. Зато хоть понятно стало откуда взялась не присущая демонам тучность.
- Когда противостоишь такому как Эурон, пригодятся любые знания. – Дени довольно прищурилась, допила вино, прикрыла бокал ладонью. – Мы сами подумаем, как довести способ до идеала.
- Мне дела нет. Ни как вы его совершенствовать будете, ни откуда энергию возьмёте. – Чуть насмешливый взгляд на Тео. Может Крайз решил, что Тео для них эту энергию выкрадет? Ну, пусть так и думает. – Уберите Ворона с моего пути и будем в расчёте. – Он хмыкнул, устроился поудобнее, долил себе остатки вина. – Ну а пока слушайте. Можете записать.
***
На иллюзорном небе горели звёзды, а вот луны видно не было, прихотью живой иллюзии она пряталась в облаках.
- Ты немного раньше, чем я ожидал. – Крайз прошёл в свой любимый дворик, сейчас освещённый парой светильников, успешно подражающих неровному свету факелов, с улыбкой оглядел вновь сидящего на бортике фонтана гостя. Ну точно Эурон в молодости. Только менее могущественный. И более наивный, раз рискнул прийти в одиночку. Или здесь стоило поблагодарить свой талант убеждения? Но на Эурона тот никогда так полно не действовал. Да и огненные почти не поддались. Особенно младший – Джон. Он, кажется, и вовсе с начала разговора знал. Странный юноша. От таких лучше держаться подальше. – Думал, хоть пару дней выждешь.
- К чему? Чем дольше я тяну, тем больше шансов, что дядя узнает, чем я занимаюсь. Не хочу проверять что тогда будет. – Молодой князь озорно усмехнулся, закинул ногу на бортик. – Тебе Эйгон сказал, что я здесь?
- Да. Ты пугаешь мальчика.
- Что же, я виноват, что он боится всего, что с Культом связано? Или что я в нём состою?
- В последнем, пожалуй. – Крайз двинулся к гостю, не убирая с губ улыбку. Ему очень нужен был информатор в Культе, но куда нужнее был нужен тот, кто возглавит Культ, когда огненные разберутся с Эуроном. Или будет рядом, когда они потерпят поражение. Марионетка, которая позволит использовать созданный Эуроном инструмент в собственных целях. И юный демон отлично на эту роль подходил. – Хотя, когда ты рядом с Эуроном, вступление в Культ, наверное, становится обязательным?
- Нет, это было моё добровольное решение, ещё до того, как дядя захватил власть в водном секторе. – Он задумчиво зачерпнул воду из фонтана, вылил обратно. - У меня были определённые… цели, и я надеялся, что Культ поможет мне их достигнуть.
- Да уж жизнь полна разочарований. – Он почти сочувственно вздохнул, остановился совсем рядом. Можно подождать, заслужить полноценное доверие, основанное не на даре, но к чему медлить. В одном мальчик был прав, чем дольше тянешь – тем больше шансов, что Эурон узнает. – Надеюсь наше сотрудничество таким не станет. – И протянул ладонь.
- Такой человеческий жест. Хотя стоит ли удивляться, ты ведь в основном с ними дела вёл. – Он ответил, слегка растягивая слова, словно в замешательстве. Не перестарался ли он с даром? Но нет, мальчик всё
же протянул руку, хотя так и не поднял глаза.
Рукопожатие. Крайз слегка поменял положение пальцев и вогнал когти в запястье мальчика, под ними тут же выступила чёрная кровь. Вот и прекрасно, ещё пару мгновений… Капли, оставшиеся на чужой руке, после воды из фонтана, обожгли ладонь так, словно он её в лаву сунул. От неожиданности Крайз отдёрнул руку и встретился взглядом с глазами мальчишки. Ничуть не затуманенными его даром, да ещё и насмешливо-весёлыми. Прямо как у Эурона перед тем, как он напускал на кого-то чёрный туман. Вода из фонтана ринулась к нему, режущими лентами-плетями вцепилась в руки, ноги, тело. Мгновение, а он уже мог только моргать.
- Похоже мы оба готовили ловушку, вот только я к твоей был готов, а ты моей не ждал. – Голос у Тео на голос Эурона совсем не похож, но вот интонации дядины. И от этих интонаций хочется сбежать на край обоих миров. – Посчитал меня глупым и наивным мальчишкой, полностью запутавшимся в твоём даре убеждения? Хотя он у тебя сильный, вынужден признать. И его наличие стало для меня неожиданностью. Если бы не Джон и его инквизиторские штучки всё у тебя могло и получиться. – Инквизиторские? У демона? – Чего глазами хлопаешь? Вот такой Джон у нас необычный. Единственный демон-инквизитор. Хотя в Культе и думали, что с молитвами он, став демоном распрощался. Оказывается нет. – Так вот чем было то чувство. Значит младший огненный действительно всё знал. И спас всех от его дара. А они сделали вид, будто не подозревают кто так близко от них молитву использовал.
- Признаю, я тебя недооценил. – Неприятно, конечно, но Тео действительно выиграл. Способа ослабить зачарованную воду Крайз не находил. И когда успел символы нарисовать? Им нужно было несколько часов, чтобы пропитать всю воду в фонтане. – И что теперь?
- Теперь? – Он словно удивился. - Твоя история о превращении будет хорошим доказательством моей верности дяде. А ты ещё лучшим.
- И не боишься, что он узнает о твоём общении с огненными? – Если его подослали в огненную семью специально, то может и не бояться. Но неужели короли огненного сектора настолько поглупели, что никак не проверили сомнительного союзника?
- Боюсь. – В ответ странная улыбка. Как же он всеми жестами похож на дядю. – Но от тебя он этого не узнает. Видишь ли, чтобы доказать дяде, что я говорил с тобой, ты живой не нужен. – В отведённой назад руке соткался водный клинок, по губам пробежала тёмная улыбка. – Головы будет достаточно.
***
Ночь была тихая и душная. На границе неба клубились тяжёлые облака. На Пентос шла буря. Ещё несколько часов и потоки воды обрушатся на непривыкшие к этому улочки. Буря будет бушевать несколько дней, по истечении которых горожане с радостью узнают, что разросшиеся с прошлой весны бедняцкие кварталы смыло в море или разметало ветром. Так бывало каждую весну. Бури приходили в Пентос и очищали его от грязи, накапливающейся весь год. Хорошее время. Магистр Иллирио любил бури и ждал их. Хотя и предпочитал делать это в особняке, а не в саду. Но найденное под дверью письмо было однозначно. В полночь в сад явится посланник. Поговорить с ним о сыне. Только бы разговор был добрым. Культ не умел прощать.
- Магистр Иллирио. – От прозвучавшего за спиной голоса магистр вздрогнул. Он ждал хилари, всегда приносившую ему вести о сыне, а никак не этого князя. Что ему здесь понадобилось? – Рад вас видеть. Снова.
- Что вам здесь надо? Я, кажется, уже ответил на все ваши вопросы в прошлый раз.
- Да. Но, увы, соврали. – Он подошёл ближе, держа одну руку за спиной. Что он там прячет? Князю не потребовалось бы оружие против человека. – Вы не просто видели тех, кто был мне нужен. Вы говорили с ними. И даже помогли. Зная, что они действуют против Культа.
- И вы решили припомнить мне это спустя столько времени? – И откуда он узнал про гостей-демонов. Хотя, мог и кого-то из гостей расспросить. На недавней встрече с торговыми партнёрами Иллирио всё казалось, что один из них как-то странно на него косится. Может и не зря.
- Нет, что вы. Я, как и написал в письме, пришёл поговорить с вами о вашем сыне.
- Говорите.
- Пожалуй, будет проще показать. – Он усмехнулся и выбросил руку из-за спины, отпуская то, что держал в ней. И, хотя Иллирио уже знал, что увидит, стон сдержать не удалось. Его мальчик, его любимый и единственный сын. Он вырастил его, оберегая маленького демона от людей, делал всё, чтобы он не чувствовал себя брошенным и чужим. И не справился. Не смог уберечь от тех, кто поманил местью и шансом стать своим. А потом убил.
- Неужели обязательно было сообщать так? – Он предпочёл смотреть на убийцу, только бы не на голову сына, лежащую у ног.
- О нет, необязательно. Но мне это доставило удовольствие. – Он подошёл ближе, насмешливо наклонил голову, луч луны скользнул по тёмно-синему крылу. – Вы ведь меня обманули. Пытались. – Он поднял руку, перебрал по воздуху когтями, а затем вдруг посмотрел прямо в глаза. – А Культ не прощает предательства. Никому.
***
- Дядя, могу я вас потревожить? – Он всегда говорил так, когда являлся без приглашения. Пожелать здравствовать тому, кто убил сестру он не мог, а любое другое приветствие дядюшка мог и за оскорбление посчитать.
- Я занят. – Вопреки собственным словам он повернулся, оторвавшись от стола, на котором изучал какие-то пергаменты. – У тебя должна быть очень веская причина отвлекать меня.
- Уверен, вы останетесь довольны. У меня подарок для вас. – Он вытащил из-за спины голову убитого им демона, на несколько мгновений замер, давая дяде рассмотреть, что он держит. Бросать её под ноги сразу, как магистру Иллирио, было опасно. Можно было вполне получить туманной плетью. И хорошо, если без ран. Нет уж, умирать так глупо, когда его планы наконец начали исполняться, он не собирался. – Я, полагаю, вы были знакомы. – И, наконец, бросил голову. Всю руку в крови перепачкал. Но воспользоваться стихией и смыть воду в присутствии дяди он не рискнул. Ещё не понравится ему, что пол его красивый запачкали.
- Хм. – Он перевернул подарочек ногой, разглядел, по губам проскользнуло что-то похожее на улыбку. – Да это же Крайз. Старый знакомец. А я был уверен, что он давно мёртв. – Короткое движение пальцев, туманные плети подняли голову с пола, подвесили её перед дядей. – Любопытно. Где ты его отыскал?
- Прятался от вас в водном секторе. Я нашёл его через недавно сбежавшего из Культа подопечного Паука. – Дядя любил, когда ему отвечали на незаданные вопросы. Это избавляло его от необходимости их формулировать. - Мальчишка пытался спрятаться у него, но в итоге вывел меня на своего покровителя.
- И что с мальчишкой?
- Он пытался предать Культ. Я поступил как полагается. – И получил от этого большое удовольствие. Пусть делал это и не для Культа. Мальчишка знал про его связь с огненными, а Культ знал о его существовании. Как и об его отце, о Грифе, об этом Крайзе. Теон не мог допустить даже малейшего риска. Мёртвые дядюшке и Пауку точно ни о чём не расскажут.
- Молодец. – Неожиданная похвала, задумчивый взгляд этих его неестественно синих глаз. Аж сбежать захотелось. – Полагаю, ты не единственный, кто искал мальчишку?
- Да, Паук подкинул мне эту идею.
- Со мной он ей не поделился. – Ещё одна странная улыбка. – То, что ни один из вас не посчитал нужным поделиться такой информацией со мной несколько… огорчает. – Вот ведь так’ри. Об этом он как-то не подумал. И как далеко дядюшкино недовольство зайдёт? Паук-то сейчас далеко, а он сам пришёл и подставился. – Но то, что ты смог переиграть моего лучшего шпиона радует. Хорошо, когда рядом несколько сильных игроков. Полагаться на кого-то одного несколько… ненадёжно. – Если бы ты знал, дядюшка, насколько я хороший игрок. Но это ты узнаешь только перед смертью, и то, если сильно повезёт. Не тебе. Теон хотел, чтобы Эурон знал кто и за что подстроил ему ловушку, но уверенности в том, что это удастся рассказать, не рискуя жизнью, пока не испытывал. – Жаль лишь, что ты принёс мне только голову. Живой он был бы ценнее.
- Увы, у меня не было выбора. – Разумеется, дядюшка бы развлёкся в своём духе. И того, кто пытался его в марионетку Теон бы даже с удовольствием приволок для этого. Но увы. Этот Крайз бы нашёл способ рассказать об огненных. А дальше уже Теон оказался бы на его месте. И сбежать бы не вышло. Его истинное имя дядюшка знал, а огненные были недостаточно сильны, чтобы защитить от вызова Эурона. Так что выбора не было. – Я сперва выведал у него как ему удалось превратиться из батрога в князя и не умереть. – Попался, дядюшка. В глазах Эурона так заклубился тёмный туман, что они почти превратились из синих в чёрные. – Но он догадался для кого я это узнаю, увы. Моя ошибка. – Если умело потупиться, то ничего ему не будет. Мелкую ошибку на фоне триумфа дядюшка мог не то что простить, просто не заметить. – Превращение дало ему магию крови, пришлось бить насмерть.
- И где же секрет? – Остальное его ожидаемо не заинтересовало.
- Я записал его для вас. – Он аккуратно извлёк пергамент, протянул с неглубоким поклоном, нужным скорее чтобы скрыть улыбку. – Но, увы, должен предупредить, он не идеален. Превращение, по словам Крайза, изуродовало его.
- Стать уродливее чем он был - невозможно. – Дядюшка забрал пергамент, согнутыми пальцами подцепил за подбородок, заставляя выпрямится. Что Теон и поспешил сделать. От чужих когтей, в такой близости от горла, начинали дрожать руки. – Но я вижу. Такой шириной его морда никогда не отличалась. А я-то заинтересовался сколько же нужно жрать, чтобы превратиться в такого свина. Хотя, ему так больше идёт. Внешнее соответствует внутреннему. – Дядюшка взглянул на пергамен, скривил губы. – Риск того не стоит. Нужно провести несколько проверок. – Как он и ожидал. Великий Эурон даже мать не мог, использовать что-то, что могло навредить. Сперва проверки. На которые растратится энергия. А пока он новую соберёт, они успеют подготовить ловушку.
- Как скажете, дядя. Я могу идти?
- Пока нет. – Он коснулся одного из медальонов, которые носил с собой, стукнул когтем. Сейчас будет возможность посмотреть на проигравшего Паука. – Сперва закончим дело.
- Мой король, вы звали? – Паук появился почти мгновенно. Не то ждал, что призовут, не то и сам к дядюшке собирался.
- Да, Варис. У меня есть к тебе любопытное дело. – Дядюшка любил использовать их истинные имена. Демонстрировать свою власть над ними. А заодно и настраивать их против друг друга. Планировать заговор или побег куда сложнее, когда твоё имя знает не только глава Культа, но и все его капитаны. – Тео принёс подарок. Голову старого врага и ценный секрет. – Он оказался единственным, кто этого избежал. Почему-то именно его истинное имя дядюшка предпочёл сохранить для себя. Теон был далёк от мысли, что Эурона волнуют родственные чувства, но других объяснений не было. – Жаль, что он с поломкой. Сможешь найти способ починить?
- Я приложу все усилия, мой король. – Паук принял пергамент, но от злого взгляда на Теона удержаться не смог. Оставалось только улыбнуться. – Но… Но это же…
- Да, мой племянник сделал великолепный подарок. Ещё один. И в одиночку. – Дядя произнёс это как будто даже с гордостью. Мерзость какая. – Я всегда полагал, что он куда талантливее, чем хочет казаться.
- В одиночку… - Чтоб этого Паука кто-нибудь сожрал. Если дядюшка что-нибудь заподозрит – ему конец. – Позволишь, Тео? Как ты это сделал?
- Нашёл Эйгона. – Он как можно безразличнее пожал плечами. – Сходил поговорить с Грифом, тот дал наводку на человека из Собора. Я воспользовался знакомствами там и нашёл его, он помог найти мальчишку, а мальчишка вывел на покровителя. – Надменная улыбка. – Вот и весь путь.
- Знакомства в Соборе значит… - Вновь многозначительное молчание.
- Ты не представляешь сколько могут знати любопытные маленькие монашки. И как охотно они рассказывают секреты тому, кто делает их служение несколько… увлекательнее. Близость открывает столько возможностей. И не все из них телесные. – И ещё раз улыбнуться. Неплохая, кажется, речь получилась.
- Этому ты нас обоих поучить можешь, племянник. – Дядюшка рассмеялся, значит поверил. Пока. И племянником назвал. Теон уже и не помнил, сколько лет он этого не делал. – Займись секретом, Варис. Нам его нужно не только починить, но испытать. Найди… добровольца.
- С этим не будет проблем, мой король. Наш хорёк согласится на что угодно, если будет шанс, что это избавит его от проклятия.
- А такой шанс будет?
- Не знаю, но что помешает пообещать. Если он так и останется стариком, скажу, что не сработало.
- Разумно, как и всегда. Но времени у тебя немного. Я почти завершил подготовку.
- Да, мой король, я…
Паук пояснял что-то по своим планам, но Теон его уже пости не слушал. Это уже неважно. Главное получилось. Дядюшка им доволен и ему доверяет. А ещё он не станет сильнее и не подозревает о связи Теона с огненными. План удался как нельзя лучше. Это стоило отметить. И он даже знал как. Не зря же расспрашивал Джона про этого монаха, водившего дружбу с Эйгоном. Стоит нанести визит. А то, что Теон своими руками убил его дружка и любовничка только добавит знакомству… интереса.

+1

60

В преддверии беды
О незваном госте замок предупредил поздно. Когда по стенам пробежал предупреждающий звон, Визерис уже заметил очень знакомую фигуру. Фигура разговаривала с Петиром и выглядела привычно-нахально. И что этот невыносимый тип тут забыл? Лучше бы это было важным. Для него лучше.
Мгновение Визерис помедлил, решая, насколько уместно будет раскрыть окно и спустится к общающимся демонам на крыльях, но посчитал, что Петир вполне сможет заболтать племянника Ворона на то время, что потребуется чтобы спуститься более традиционным способом, и оторвался от окна. В конце концов, не нападёт же Тео на того, кому огненная семья оказывает покровительство. Позывов к самоубийству, да ещё и таким оригинальным способом, за ним раньше замечено не было. А отпускать шуточки на грани и ставить собеседника в неудобное положение и Петир прекрасно умел. Пожалуй, даже получше. Опыта больше было.
- А планы, которые не рассчитаны на вмешательство извне – это такие себе планы. Особенно, когда заранее известно, что вмешаться попытаются. – Услышал он, когда спустился и пересёк двор. Кажется Тео всё страдал из-за провала своего плана с собором и пытался излить страдания на сорвавшего план Петира. Который, вот ведь удивительно, проявлять сочувствия к чужим страданиям не желал.
- Пожалуй, вмешательство оборотня было единственным, чего план не предусматривал.
- А зря. Вы же знали, что я на стороне огненных, а они, через Джона, за Собор. Могли чем-нибудь снабдить людей. Тем более, что этот план скрывать от вашего дяди не требовалось.
- А нынешний требуется. – Договорить эти двое вполне могли и попозже. Тем более, что ни к чему вразумительному всё равно бы не пришли. Петир был прав, Тео знал, что он был прав, но вслух признать этого не мог. Несмотря на общепризнанною искусность оборотней в шпионских играх и тайных миссиях признать проигрыш самому слабому из высших для князя было непросто. И требовало определённой смелости, которой у наследника водного сектора взяться было не откуда. Правившая там семья издавна почитала право сильного и во всём на него ориентировалась. Эурон просто довёл всё до абсолюта. – Что плохо сочетается с визитом посреди дня и столь длительной болтовнёй пред замком, где тебя легко могут увидеть.
- А я здесь с дядиного не то что разрешения, а даже поручения, так что могу не скрываться. – Тео повернул голову и болезненно дёрнул уголком губ. Гримаса получилась горькая. Кажется, что-то в замечательном плане пошло совсем не туда. – Меня сюда как вестника отправили.
- И какие же вести может передавать нам Ворон аж через своего племянника? – Или не Ворон, а король водного сектора Эурон? Что-то Визерису казалось, что он знает, какие вести принёс Тео. Только верить в это не хотелось.
- Плохие. Позови Дени. Она королева, должна слышать.
- Дени нет. – Визерис переглянулся с Петиром и в глазах оборотня увидел свои чувства. Наследник одного из секторов принёс послание от короля этого сектора королеве другого. Немногие вести так обставлялись. И вряд ли Эурон прислал предложение союза. – Сообщай мне.
- Дядя объявляет вам войну. – Тео вновь болезненно скривился, прежде чем произнести. – Мне жаль.
- Причина? – Войны секторов событием были крайне редким и должны были быть подкреплены какой-то уважительной причиной. Иначе даже собственный сектор бы не пошёл за королём, решившим безо всякого смысла пролить столько чёрной крови. И амбиции достаточной причиной никогда не считались.
- Член вашей семьи – инквизитор Собора. И не просто инквизитор, а временный Магистр. Но за то время, что он занимает эту должность, не было ни одного шага к тому, чтобы помочь демонам уничтожить Собор раз и навсегда. Значит он играет на стороне нашего вечного врага и предал всех демонов. А вы, покрывая его, так же становитесь предателями. – Причина звучала как отличный предлог. Многие демоны, в том числе и из их сектора вполне могли согласиться с Эуроном. А значит, к и без того самому могущественному Водному сектору, примкнут демоны и из других частей Нижних Миров. Пока всё выглядело как идеальная ловушка, шансов выбраться из которой у его семьи не было. – Сегодня эти слова услышит водный сектор и очень скоро и другие демоны. Но, разумеется, дядя даёт возможность опровергнуть обвинения. И Джону, и вам.
- Сколько? – Так положено. Те, кого обвиняли в предательстве, всегда должны были иметь возможность опровергнуть обвинение. Джон мог бы принести доказательства, что он работает против Собора, просто эта работа долгая и пока не видна, но вскоре… А они, если бы у него не нашлось оправданий, могли бы признать его предателем и отречься. И либо казнить сами, либо отдать Эурону. Конечно, никто ничего такого делать не собирался, и король водного сектора прекрасно об этом знал. Но традицию соблюдал.
- Луну.
- Хм, неплохо. – За луну можно неплохо подготовиться. Даже странно, что им дали так много времени. Хотя Эурон, должно быть, считал, что выхода из его ловушки нет. Интересно, отказываться признавать ошибку он будет так же, как и племянник?
- Я могу попробовать подделать информацию о работе Джона против Собора если хочешь. – Петир задумчиво прищурился, беззвучно пошевелил губами, словно что-то считал. – Из-за Паука это будет непросто, но, если они начнут возражать уж слишком активно, можно будет предъявить им прежнего Верховного Святителя. Он был им подконтролен и едва не убил Джона, зная, что он из королевской семьи. Кто тут предатель в таком случае?
- Войну это не отменит, хотя мы будем выглядеть в глазах демонов получше. – Визерис кивнул, но мысли у него были о другом. – Обсудим с Дени и Джоном, когда они вернутся. Но союзников собирать всё равно придётся. Одному огню у воды не выиграть, а там, наверняка, ещё и Культ вмешается.
- Непременно, но не в сражении против вас. – Тео вздохнул, покачал головой. – Скажи мне, Виз, только честно, вы сами верите в возможность выиграть эту войну? Или хоть пережить её?
- Вера в таких ситуациях противоестественна. – Ответил Петир, Визерис только улыбнулся уголком губ. Оборотень, придумавший всю схему, мог её объяснить куда лучше. – Мы разрабатывали варианты на случай, если Эурон догадается о твоей задумке и объявит нам войну.
- Причём здесь я? – Хмурился Тео очаровательно, вроде и недоволен, но если приглядеться, то за недовольством можно легко заметить растерянность и непонимание. Визерис поймал себя на том, что, пожалуй, излишне пристально разглядывает племянника Ворона и отвёл глаза. А то подумает ещё что-нибудь… - О моём плане дядя не знает, иначе меня бы здесь не было.
- Несомненно, но твой провал был самой вероятной реальной причиной объявления войны. А то, что Джона используют как причину публичную, было довольно очевидно. Только идиот упустил бы такой удобный повод, а причин считать Паука или Эурона идиотами пока не было. – Петир только плечами пожал, но глаза заблестели весело. Он тоже чужую растерянность заметил. И она его порадовала. – Хотя, в связи с тем, что ты здесь, у меня будет вопрос. По какой причине твой дядя всё же решил объявить нам войну на самом деле? Я думал, он делает ставку на Культ и скрытое уничтожение всех противников.
- Раньше делал. Но после того, как вашими усилиями, ни операция в Винтерфелле, ни в соборе не прошли как планировалось, решил, что вас недостаточно будет просто победить. Это необходимо сделать громко, чтобы все Нижние миры видели, и чтобы за так долго мешавшей ему семьёй уже никто никогда не пошёл, даже если останется за кем идти.
- Уничтожить и унизить значит. – Петир кивнул, Визерис скривился. Да, так, бывало, делали, предыдущих правителей земного сектора так свергли, например, но раньше такое применялось только по отношению к тем, кто действительно становился угрозой для демонов. А никак не к тем, кто встал на пути у одержимого идеей собственной божественности садиста. – Да, для Эурона это вполне логично.
- И при чём здесь Эурон?
- Твой дядя, Тео, как, впрочем, и многие другие члены твоей семьи, слишком высоко оценивает собственную фигуру. И когда кто-то встаёт у него на пути, он не пытается разобраться в причинах, которые заставляют людей или демонов рисковать и идти против настолько опасного противника, а воспринимает это как личное оскорбление. Логично, что оскорбивших он непременно стремится уничтожить. И чем более жестоким и показательным будет способ, тем лучше. Он стремится сделать урок из тех, кто пытался ему помешать, не понимая, что любой урок работает лишь до тех пор, пока последствия подчинения не начинают видеться худшими, чем последствия даже самой страшной кары. – Петир перевёл дух, улыбнулся. Права всё же была мама, когда называла его поэтом. Ну кто бы ещё такой монолог без подготовки выдать смог. Да ещё и в таких красивых выражениях. – Ну да это не столь важно. В войне всё это не поможет. – Причём никак. Слишком высокая оценка себя не мешала Эурону разумно оценивать противников. А вот для Тео сказанное могло и быть важным. Если он прислушается, осмыслит и применит в будущем. Особенно, если это будущее окажется во главе водного сектора. – Объяснись, пожалуйста, про Культ. Где именно, если не в столкновении с нами, он вмешается?
- Ну, если у вас есть план… - Тео всё ещё выглядел немного растерянным, но самообладание к нему быстро возвращалось. А жаль. Эти несколько мгновений он даже не раздражал. Почти. – То, думаю, стоит с вами поделиться деталями дядиного. Может вам и вправду победить удастся. Демоны Культа будут, конечно, сражаться против вас, а вот на людей у дяди другие планы.
- Собор? – Визерису тоже именно они в голову пришли. Ну кого ещё мог желать уничтожить Ворон, кроме огненной семьи, если не Собор.
- Собор. Через луну у них какой-то важный праздник, все их высшие иерархи должны собраться в одном месте. Там должны устроить резню. Такую, чтобы люди навсегда запомнили, что даже попытки противостоять демонам ни к чему не приведут и будут жестоко караться.
- Не надо с таким удовольствием произносить эту последнюю фразу. – Ну, конечно, этот тип считал, что люди недостойны демонов. Что они могут рассчитывать на роль максимум слуг. Такие всегда так считали. А все успехи в многовековом противостоянии списывали на случайность. Так и захотелось позвать Лианну, чтобы объяснила, что люди, особенно их маги, совсем не так беспомощны, как многие демоны привыкли считать. – Если Собор предупредить, то они, несомненно, найдут способ противостоять Культу. Осталось только придумать как это сделать, не подставив Джона. И друга его тоже.
- А может как раз и нужно, подставить. – У Петира стало такое задумчиво-мечтательное выражение лица, что даже спросить не сошёл ли он часом с ума не удалось. – И у нас и у Собора есть шансы выжить поодиночке, но сам подумай, как возрастут эти шансы, если действовать вместе.
- Вместе? Нам и Собору? Ты не заболел, нет? – Вроде выглядит как обычно, но никакого другого объяснения чужим словам не находилось. – Мы враги. С самого нашего появления в этом мире мы только и делали, что убивали друг друга.
- Не с самого. Первые пятьдесят лет мы жили относительно мирно. – Как будто это что-то меняло. – И мы не только убивали друг друга. Джон – инквизитор Собора, Дени была их магом, Рейла покровительствовала одному из Верховных святителей. Их люди не раз работали на демонов. И мы им помогали. Тот же Джейме жизнью обязан твоей семье. Я им с захватом собора помог. И это только за последние несколько лун. – Петир покачал головой вздохнул. – Моя мать любила демона и почитала Собор. Мы можем работать вместе, Виз, и у нас это даже неплохо получается. Вспомни то же столкновение двух лун. Как бы мы его разрешили без участия Собора? А ведь тогда они ещё даже магов признавать оказывались.
- Ну хорошо, признаю, мы можем работать вместе. – Вспоминать о столкновении двух лун в Нижних мирах не любили. Признать, что разрешить самый серьёзный в истории демонов кризис без помощи людей, тем более людей из ненавистного Собора, никто не любил. – Но всегда мы работали с отдельными членами Собора. Даже в кризисе лун о нашем сотрудничестве знало хорошо если два десятка человек, а остальные просто верили, что делают угодное их Создателю дело и борются с демонами. А сейчас ты предлагаешь рассказать всему Собору.
- Собор изменился с тех пор. Да и Эурон угроза куда более серьёзная. – Ещё один тяжёлый вздох. – Луны ведь не мечтали стать богами и всех подчинить себе, просто делили наследство. Да и королями секторов никто из них не был. А Эурон хочет. И благодаря водному сектору у него такая возможность есть. Многие демоны с восторгом отнесутся к идее поработить людей и других демонов. Особенно если огненной семьи, всегда выступавшей за относительно мирное существование, не станет. Представляешь сколько крови прольётся? И чёрной, и алой.
- Может быть. – Друг Джона – Джейме, выглядел неплохим человеком. Визерис даже немного жалел, что убил его друга. Не сильно, конечно, куда бы он дел талантливого и убеждённого в своей вере инквизитора, но всё же. И другие друзья у Джона в Соборе были. Дени о многих отзывалась, как о приятных людях. Может они и вправду смогли бы работать вместе. Против врага, который хотел уничтожить их всех. А может и дальше. Вся вражда между демонами и Собором строилась на давнем недопонимании и веках ненависти, породившей ещё большую ненависть. И как эти века преодолеть Визерис не представлял. Совсем. – Попробуем обсудить это с Джоном. Он Собор лучше меня знает, может и придумает, как их убедить. Хотя я бы сильно на людей всё равно не рассчитывал. Даже если они согласятся объединиться, им нужно будет защищать себя.
- Если союз будет, то кто кому и как поможет можно будет обсудить. – Петир чуть сощурил глаза, усмехнулся. – Но рассчитывать только на людей мы действительно не можем. Придётся поработать и с демонами. Ты же сможешь убедить землю, что нам нужно помочь?
- Я поговорю с отцом Арии и её дядей. – Вздох получился тяжёлым. Королевская семья земли была… сложной. Поддержать они, конечно, поддержат, просто из большой нелюбви к Эурону, но что за это попросят… И как придётся просить. От самого короля он ничего выходящего за рамки выгоды не ждал, а вот фантазия его брата была куда как больше. Тем более, что ставшие королями относительно недавно, князья земли никак не упустили бы шанса почувствовать себя значительнее древнего рода огненных. – Но, чувствую, про Джона и Собор им придётся объяснить. В подробностях.
- Я бы помог, но, боюсь, этих… змей, я не заинтересую. – На него даже Петир с сочувствием посмотрел. Кошмар. Его жалеет оборотень. Впору со стыда умереть.
- Не заинтересуешь. – Если кому и идти, то только члену их семьи. Только их послушают. Хоть и поиздеваются предварительно. – Дени туда нельзя, не дело для королевы быть просительницей, а Джона я бы и сам не пустил. Общения с королями земли он ничем не заслужил. Так что схожу сам. Переживу как-нибудь. Хотя… - Он задумчиво покосился на замок, улыбнулся. – Может Лианну взять, как думаешь?
- Человека на переговоры с королями сектора? – До того молчавший Тео, видно, не выдержал. – Это оскорбление. Или я чего-то про землю не знаю?
- Подозреваю, что ты много чего про них не знаешь. – Петир сдержался и откровенно смеяться не стал, но улыбался широко. – Именно этот человек, на переговорах именно с этой королевской семьёй может быть воспринят не как оскорбление, а как широкий дружеский жест.
- Им нужен сильный некромант, которому можно будет доверять. – Решил всё же слегка смилостивиться Визерис. А то Тео, судя по взгляду, рисковал полностью запутаться. – Так что насчёт других демонов, Петир?
- У меня есть идеи кого из сильных можно привлечь из сектора воздуха. Им не повредит ваша поддержка. Но самыми интересными, конечно, будут кандидаты в союзники от воды.
- Воды?
- А чего ты так удивляешься, Тео. Хочешь сказать Культ Ворона никому в водном секторе не навредил? – Петир заправил прядь волос за рог, поднял уголок губ в усмешке. – Зная твоего дядю, я предположил, что именно воде от него больше всего и досталось. И не просчитался. Там очень много тех, кто даже с предателями объединится, чтобы бороться против Ворона. А уж если мы объединимся с Собором и покажем, что люди сражаются за наши интересы… - Улыбка у Петира стала почти мечтательная, Визерис тоже не удержался и хмыкнул. Так на вопрос он не смотрел. А ведь и вправду. Если люди будут за них, то всё, что скажет Эурон про Джона и их семью, обернётся против него. Люди, сражающиеся за интересы демонов, давние враги – ставшие союзниками. Какое же это предательство тогда? Напротив, предателями будут выглядеть те, кто пытался помешать союзу и хотел продолжить проливать кровь обеих сторон. – Но тут нам пригодится твоя помощь, Тео. Ты же воспользовался помощью, чтобы подобраться к дядиным секретам, самое время расплатиться. Добудь нам доказательства, что король Эурон и Ворон – один демон.

***

- Думаете у нас есть шанс? – Спрашивала, причём довольно осторожно, её высочество принцесса Лейна.
- Для всех будет лучше, если есть. – Джон покосился на оживлённо спорящий конгресс. Буквально пару мгновений назад он сообщил верхушке Собора, что в день Создателя, день основания Собора, их собирается атаковать Культ Ворона. Прямо во время молитвы о прошлом, настоящем и будущем Собора, на которой все эти люди должны были присутствовать. Так что немного времени, пока все выражали свою злость, для последнего обсуждения у них было. – Есть риск, что по одиночке Культ нас одолеет. Да и разве не прекрасно было бы закончить вражду, основанную на ложных убеждениях?
- Прекрасно. – Принцесса слабо улыбнулась, который уже раз внимательно его осмотрела. – Всё никак не могу поверить, что вы демон. Слишком уж это…
- Не переживайте, ваше высочество, привыкнете. Мне тоже непросто в такое было поверить. – Джейме, кажется, никак не мог определиться, что ему чувствовать, то хмурился, то улыбался. Оно и понятно. Джону было куда уходить, если Собор сегодня откажется их слушать, принцессе, пожалуй, тоже. А куда деться Джейме, большая часть жизни которого была связана с Собором и даже родовой замок которого сейчас принадлежал другому человеку? – Но, как видите, смирился.
- Смирился? Мне посчитать сколько раз ты говорил, что рад, что я демон? – Джон хмыкнул, вновь покосился на собрание. Шум постепенно утихал. Ещё немного и кто-то сообразит спросить откуда Джон узнал про готовящееся нападение.
- Не надо. Лучше придумай как будешь объяснять Собору, что именно ты станешь причиной войны между демонами.
- Зачем это объяснять? Я бы сказал, что Собору повезло, что Ворон решил воевать сразу со всеми, иначе вся сила Культа оказалась бы направлена сюда.
- А устранить этого Ворона никак нельзя? – Принцесса помялась мгновение, прежде чем спросить. – Может и необходимость в войне бы отпала.
- Это весьма непросто, он один из сильнейших демонов Нижних миров. – Джон вздохнул и принялся послушно повторять, то, что семь дней назад говорил Джейме, когда ещё только узнал от Визериса о войне и начал подготовку к этому моменту. – А сейчас и вовсе невозможно. По традициям демонов объявленную войну надлежит выиграть на поле боя. Если бы даже нам удалось убить Ворона, все Нижние миры обернулись бы против нас. А людям, без помощи демонов, это, увы, боюсь не под силу.
Принцесса молча кивнула и вовремя, гул в зале почти совсем стих, а со своего места поднялся один из чёрных. – Позвольте мне поинтересоваться, Магистр, - голос у самого молодого из младших святителей и одного из самых вероятных претендентов на титул святителя Верховного был приятный, да и слово временный перед титулом он упустил, - думаю, это волнует весь конгресс, откуда у вас информация о планирующемся нападении на Собор? Можно ли доверять источнику?
- В зависимости от ситуации. – Джон встал, вежливо улыбнулся в ответ. – В этой ему нет никакого смысла врать. Если демоны победят, то он пострадает и серьёзно.
- И кто же он?
- Племянник главы Культа Ворона.
Зал снова было загудел, но чёрный не дал этому гулу охватить всех, вновь заговорив. – Вы хотите сказать, что в течении некоторого времени знакомы с кем-то, кто настолько близок к нашему главному врагу и ничего не сообщили Собору? Вам это не кажется…
- Я сообщил магистру Ланнистеру. – Джон чуть покосился в сторону Джейме, усмехнулся. – Он посчитал, что столь ценному шпиону пристало оставаться в тайне.
- В этом есть смысл. – Задумчивый кивок. – Но как представитель ордена, волею Создателя исключённого из круга принимающих решения, я всё же должен выразить протест. Противостояние с Культом Ворона важное дело и орден священников и монахов имеет не меньше прав на его обсуждение чем инквизиция, стражи и… маги. – Перед последним словом он несколько запнулся, но произнёс без презрения и насмешки. Признал право магов участвовать в жизни Собора, но хотел вернуть и своему ордену такое право.
- Признаю вашу правоту святитель Алин. – Слово взял Джейме. – Я вынужден извиниться перед вашим орденом, за то, что он был лишён права принимать решения. Боюсь предательство Верховного Святителя и некоторые… м-м-м настроения в вашем ордене заставили сперва магистра Мормонта, а после и меня принять ошибочное решение.
- Мой орден не держит зла, Магистр Ланнистер, ибо Создатель завещал прощать ошибки других каждому, кто сам совершал их хоть раз. Но, раз уж вы признали ошибку, хотелось бы услышать, почему Собор не предпринял ничего против Ворона, когда выяснил его личность?
- Потому что это куда сложнее, чем вы думаете, святитель. – Джон окинул взглядом зал, посмотрел прямо на чёрного. – Ворон, как мы и предполагали, демон. Один из могущественнейших князей нижних миров и король водного сектора. Люди мало что могут против него.
В этот раз гула не было, была потрясённая тишина, собравшиеся пытались осознать размер свалившихся на Собор проблем. И в этой тишине особенно отчётливо вновь прозвучал голос младшего святителя Алина. – Если Ворон – князь демонов, то, полагаю, племянник его так же не человек.
- Верно предполагаете. Племянник Ворона тоже князь демонов, хоть и куда слабее своего дяди.
- И откуда же у вас такие знакомства, Магистр? – До этого момента ещё можно было повернуть разговор куда-то ещё, попытаться отвлечь внимание конгресса от такого опасного вопроса. Теперь уже нет. Главное было произнесено и сложно было бы придумать убедительную ложь в своё оправдание. Но он ведь и не собирался лгать. Он вёл разговор к этому моменту, знал, что всё так и будет, и ждал этого. Тщательно скрываемой тайне пришло время развеяться.
- Полагаю, если вы задаёте такие вопросы, у вас уже есть предположения. Уверяю вас, они ложные. – Джон прошёл по залу, остановился в нескольких шагах от младшего святителя. Не то чтобы это было необходимо, но теперь зрителям не придётся решать на кого смотреть, все взгляды будут в одном месте. – Дело в том, что я и сам не человек. – Выпущенные крылья мгновенно превратили спину инквизиторской мантии в клочья, Джон коротко усмехнулся, демонстрируя клыки и, так чтобы зал смог оценить его когти, расстегнул медальон бабушки. Вот и всё, в вещи, так долго защищавшей его, необходимости больше не было.
- А я-то думал в каком-нибудь культе демоническом состоите. – Первым, как ни странно, пришёл в себя святитель Алин. И лицо он пред князем демонов держал прекрасно. Лишь голос едва дрожал. Этот чёрный, определённо, всё больше ему нравился. – А всё оказалось куда интереснее.
- Моя семья не поощряет культы. – Джон улыбнулся, в этот раз без клыков, и зал, наконец, ожил.
Первыми с мест вскочили инквизиторы. Их было всего пятеро, маловато против князя, да и оружия при них, как и при стражах, не было. По древней традиции всё было оставлено вне зала. И магия тоже. Жаль лишь, что блокировать магию демонов люди так и не научились. Пожалуй, Джон мог перебить большую часть зала в одиночку и не пострадать при этом. И всё же инквизиторы поднялись. А за ними и стражи. Радовало, что эти люди готовы были защищать других даже в абсолютно безнадёжной схватке.
- Остановитесь. – Самоубийственный порыв ожидаемо прервал Джейме, вскочив и с силой ударив по столу. Дождался пока люди действительно замрут на местах и продолжил. – Джон нам не опасен. Если бы он хотел причинить вред кому угодно из нас, он легко мог бы сделать это, не демонстрируя истинного облика.
- А вы значит знали обо всём, Магистр? – Кто-то из стражей, для них всё это - то ещё потрясение. Узнать, что твой магистр покрывал даже не культиста, а целого демона в рядах Собора. Хотя для инквизиции всё равно большее.
- Да, знал. Джону и его семье я обязан жизнью. – Джейме посмотрел на него, грустно улыбнулся. – Если бы не их вмешательство, Культ Ворона убил бы меня, воспользовавшись ошибкой моей сестры и моей беспечностью. – Они молчали, несколько человек кивнули. История про то, как демоны спасли Магистра стражей, успела разойтись по всему Собору. – Они не такие, как демоны из Культа, как те, что убивали людей ради развлечения и удовольствия. Вы все знаете Джона и вряд ли могли сказать о нём много плохого. Многие из вас знали Дени. Одного из самых талантливых магов инквизиции, девушку, которая спасла множество жизней, убив арани, когда Собор, охотясь на Меллисандру, попал в ловушку. И князя демонов, королеву огненного сектора.
- Некоторый смысл в ваших словах есть, Магистр. – Один из самых опытных их инквизиторов и верный соратник Мормонта, Денис Маллистер, задумчиво прищурился на Джона, нахмурил брови. – Эти двое действительно не раз помогали нам. Если бы не Джон, хотя полагаю это не настоящее имя, мы бы никогда не узнали, что во главе Собора стоял предатель.
- Рад, что вы это признаёте, милорд. – Джон чуть искривил губы в улыбке и обратился к инквизитору так, как обращался бы человек не состоящий в Соборе. – Хотя я бы и не одолел предателя и пришедшую к нему на помощь княжну демонов без помощи Алиссера Торне. Тогда мне пришлось это скрыть, чтобы избежать разоблачения, но сейчас, полагаю, необходимо восстановить справедливость.
- Отрадно, что демон имеет представление об этом понятии. Хотя, вы всегда производили на меня впечатление человека, которому не чужды честь и благородство. – Маллистер одобрительно кивнул, остальные инквизиторы постепенно расслаблялись, кто-то даже сел. – С человеком я ошибся, но, возможно, был прав в остальном.
- Это прекрасно, что мы выяснили, что конкретно этот демон и его родня нам не враги, и мы можем не опасаться смерти в этом зале. – Голос прорезался у настоятеля столичного центрального собора. Вот этот бы после того, как его прихожане едва не превратились в жертвы ритуала культа, помалкивал. Хотя, может и удачно, что именно он решил выступить. Удобнее будет представить Петира. – Но хотелось бы узнать в чём цель столь эффектной демонстрации, если не в убийстве нас всех?
- Хорошо, что вы об этом спросили, настоятель. Я как раз думал, как перейти к этому разговору. – Они удивительно быстро смирились с его настоящей личностью. Хотя, в руководство Собора совсем уж дураки не выбивались. Они все действительно знали его, знали сколько он сделал для борьбы с Культом с последней зимы. Да и его миролюбивое поведение подтверждало, что зла Собору он не желает. – Дело в том, что у моей семьи и Собора, похоже, появился общий враг. Культ Ворона желает уничтожить и нас и вас. И глава моей семьи и королева огненного сектора предлагает Собору союз.
И вновь ошеломлённая тишина. Пытаются осознать только-что сказанное. – Это невозможно. – И вновь тот же настоятель. – Возможно вы или ваша королева и не причиняли вреда Собору, но другие демоны это делали. Мы враждуем сотни лет и у нас нет никаких причин верить, что вы не являетесь единственными демонами, не желающими нам зла. – Да и то пока, так и повисло в воздухе. Ответ у Джона был готов, но он помедлил мгновение и его опередили.
- Мерять всех лишь на основании принадлежности к другой расе так же глупо, как утверждать, что все обладатели магических способностей жестокие убийцы и пособники, а то и порождения зла. – Неудивительно, что принцесса встала. Ещё недавно о таких как она говорили так же. Не готовы были посмотреть на них даже как на людей. Потом стали тянуть в каждый конфликт Собора, губя в бессмысленных стычках, словно их жизни и вовсе не имели ценности. Кому как не магу сейчас было выступить на стороне демонов. – Кроме того, именно вам настоятель подобные слова совершенно неприличны. Ведь вы не стали жертвой ритуала совсем недавно лишь благодаря демону.
- Какому демону? – Вопрос заинтересовал многих, на настоятеля покосились кто с любопытством, а кто и с подозрением.
- Думаю, мы можем вас познакомить. – Джейме чуть улыбнулся, в паре шагов от него распахнулась щель в Нижние миры, из которой шагнул Петир. В облике человека, что интересно. – Ты даже не опоздал в этот раз, изумительно.
- Я никогда не опаздываю, Джейме. – Он улыбнулся принцессе и Джону, чуть сощурился на зал. – Просто иногда назначенное время является не лучшим для появления.
Джейме только тяжело вздохнул, зато вновь заговорил Маллистер. – Вы же шпион, который помог сорвать нападение Культа на столичный Собор? Я видел вас разговаривающим с магистром. Ещё удивился, что вы не покинули здание с остальными.
- Я был серьёзно ранен, что исключало возможность скрыть мой истинной облик. – Голос у Петира остался абсолютно спокойным и вежливо-дружелюбным. Всё же хорошая была идея его позвать. Он умел быть очень убедителен. – И магистр Ланнистер любезно позволил мне вернуться в Нижние миры.
- Это… Это подозрительно, как бы всего один демон смог остановить ритуал?
- То есть к человеку у вас вопросов не возникало, настоятель? – Всё ещё спокойно и вежливо, но в зелёных глазах уже запрыгали озорные искорки.
- У меня было меньше причин подозревать человека в сговоре с Культом. – То есть трупы культистов оставляли хоть какие-то основания для подобного сговора? Любопытно. – Кроме того, - настоятель помялся, - я был уверен, что была использована запрещённая магия.
- Я не незарегистрированный некромант, если вы об этом. Но магией тоже владею, как и у любого демона она разлита у меня в крови. – Петир быстро осмотрел настоятеля, а затем его облик поплыл и через мгновение рядом с Джейме стояла точная копия. – Я воспользовался этой магией, а ещё немного хитростью и опытом почти трёхсотлетней жизни чтобы расставить на Культ ловушку и обратить их ритуал против них. – И голос был один в один и даже мимика. Такого полного перевоплощения Джону ещё наблюдать не доводилось. – К сожалению, отход немного не продумал, что едва не стоило мне жизни. Хорошо, что Собор не опоздал явиться в храм и спас одного невезучего оборотня. – На последних словах Петир вернул свой облик, разве что рога теперь были на положенном месте, и склонил голову в демоническом жесте благодарности.
- Демон благодарит Собор. Что-то в этом мире определённо сломалось. – И снова Маллистер. Самый разумный в инквизиции и однозначный лидер алых. Кажется, Джон уже знал кто станет вторым Магистром, когда всё закончится. – Что же, думаю, если мы выслушаем предложение демонов о союзе, беды не случится, а решение будет более взвешенным.
- На самом деле я уже сказал всё, что хотел. – Джон пожал плечами. Он действительно уже всё сказал, но почему бы не повторить, если людям так будет легче. – У Собора и моей семьи общий враг. Король водного сектора объявил нам войну и собирается уничтожить подлой атакой вас. Мы можем сражаться с ним по-отдельности и, возможно, даже преуспеем, но вместе у нас будет больше шансов на победу, меньше смертей и… надежда продолжить жить в мире даже когда с нашим врагом будет покончено.
- Не думаю, что шансов будет больше. Демоны и люди никогда не сражались на одной стороне. Нам нечем помочь друг другу.
- Вы неправы, инквизитор. – А вот тут было время Петира говорить. Он куда лучше Джона знал историю демонов. – Нашим расам доводилось сражаться вместе. У нас тот период называют Столкновением двух лун, у вас Войной штормов. Мы бы не смогли разрешить тот кризис без помощи вашего Собора.
- Уже больше шести столетий прошло с Войны штормов. Может для демона этого и немного, но для людей…
- Я куда младше Столкновения, инквизитор, и знаю о нём и союзе людей и демонов лишь из историй отца. Но ведь тогда у нас получилось. Почему бы ни попробовать сейчас? Тем более, что этот враг куда опаснее. Король воды одержим идеей стать богом, если ему удастся победить Собор и огненных, то ни один из миров не будет свободен от его настойчивого внимания.
- Я думаю, нам необходимо обсудить услышанное. – Возможно Маллистер бы ещё что-то сказал, но в разговор неожиданно вмешался младший святитель Алин, до того ведший себя очень тихо, а заодно успевший отойти от Джона на десяток шагов. Причём совершенно незаметно. – Магистр Ланнистер, ваше высочество, прошу вас, присоединяйтесь. Надеюсь, наши несколько неожиданные гости окажут нам уважение и…
- Мы отойдём к дальней стене. – Джон не стал дожидаться окончания фразы, а не то их вполне могли попросить удалиться. А это было нежелательно. Не стоило бросать Джейме и принцессу, пусть члены Собора и не выглядели разозлёнными. А так и послушать можно и люди будут чувствовать себя в относительной безопасности.
Лишь кивок в ответ, люди отвернулись от них, приглушённо споря. Оставалось только выполнить уговор и отойти подальше. – Как думаешь, получится?
- Они настроены даже более миролюбиво, чем я ожидал. Думаю, должно получиться. Хотя и придётся подождать, пока они поспорят. – Петир прислонился к стене, достал какой-то свиток, повертел, изучая символы на нём. – На самом деле, думаю, Собор был внутренне готов принять демонов, как ещё одну разумную расу, а не как порождения зла и его слуг. Если бы не были, нас бы и слушать не стали.
- Пожалуй. И как ты это понял?
- По твоим рассказам, по ситуации в столице, по тому времени, которое изображал тебя. При определённом опыте такие вещи начинаешь чувствовать.
- И сколько же лет надо прожить для этого? – Джон невольно хмыкнул, поняв, что как-то так и не выяснил сколько же лет Петиру.
- Тут дело не только в годах. Виз почти мой ровесник, даже немного старше, но он такого не почувствует. А я шпион, собиратель чужих тайн и секретов. Когда долго занимаешься чем-то подобным, привыкаешь обращать внимание на неочевидное.
Оставалось только пожать плечами. Опыта шпионажа у него не было, почти трёхсот лет жизни – тоже. Может когда-нибудь. Если они все переживут войну с Вороном, то у него впереди будут и триста и куда больше лет. Хотя сейчас даже думать об этом было странно.
Джон покосился на Петира, но тот был занят своим свитком, разговор людей тоже интереса не представлял. Демоны опасны, говорили одни, да, но как могущественные враги, а какими ценными союзниками их могущество бы сделало – другие. Но опасны, но ценный союз, и так по кругу. Кажется, Петир был прав, это не меньше чем на несколько часов, а то и до ночи. Он столько без дела не выстоит. Может вернуться в Нижние миры, помочь там с демонами, а за людьми Петир приглядит? Несмотря на свиток, Джон был уверен, общую ситуацию оборотень чувствовал прекрасно.
Время тянулось слишком медленно, и Джон уже почти решил, что в Нижних мирах он сейчас будет полезнее, но тут в споре людей наметилось интересное изменение, слово взял святитель Алин. – Я знаю, господа, вам не слишком приятно думать, что придётся сражаться вместе с демонами, возможно с теми, что убивали членов Собора, но, если этот Ворон таков, каким его описали, то Джон прав, ни один мир не сможет жить спокойно, пока он не побеждён. А одолеть людей из Культа – лишь половина победы, нужно победить и демонов, но разве сможем мы справиться с ними в одиночку. – Он помолчал, покачал головой. – Мне больно это говорить, но, боюсь, против атаки многих демонов Собор не выстоит. А значит в борьбе Ворона и этой огненной семьи будет решаться и наша судьба. Идея сражаться вместе с демонами мне неприятна, но скажите, кем мы будем, если позволим им сражаться за нас?
Какой умный тип. Пожалуй, вопросов кто же должен стать Верховным святителем после войны у Джона больше не было. Такой лидер Собору очень нужен, хотя демонам, если не удастся договориться о мире, он может оказаться и весьма неудобен. – Я думаю, они почти закончили. – Джон чуть толкнул Петира крылом и тот тут же свернул свой свиток. – Младший святитель нашёл очень верные слова.
- Он умён. Из него выйдет интересный союзник или очень опасный враг. До второго лучше не доводить. – Задумчивая и не совсем понятная улыбка в ответ.
- Я думаю, мы вынесли решение. – Объявил это именно младший святитель, а не Джейме, сейчас возглавлявший Собор. Кажется, не один Джон посчитал его кандидатуру лучшей на должность Верховного святителя. – Многим из нас оно далось непросто, но Создатель завещал отставлять распри и личные желания пред лицом общей беды. Решением конгресса Собора пред ликом Создателя - союзу быть!

***

Человек, подсматривающий за демонами из-за колонны – это было что-то новенькое даже в этом замке. Особенно если учесть кем была человек и за какими демонами она подсматривала. Петир, вообще направлявшийся в сад, даже остановился. Обдумал возможность просто пройти мимо, в конце концов его лично вся сцена никак не касалась и со вздохом отбросил идею. Чтобы Кет ни говорила, одну ошибку он ей был должен. Возможно, удержать от ошибки её дочь, будет хорошим способом вернуть долг.
- Санса. – Она вздрогнула, когда он положил ей на плечо ладонь, резко развернулась. – Не бойся, это я. Мы можем поговорить?
- Да, конечно. – Она постаралась ответить как обычно, но дрожь в голосе и слёзы в глазах девочке скрыть не удалось. Дурочка, какая же дурочка. И как такая может быть племянницей Лианны? И почему Лианна ей не объяснила, пока дело не дошло до слёз?
- Хорошо, пойдём. – Она попыталась ещё раз обернуться, но Петир пресёк попытку, обняв девочку за плечи и уведя за собой. И к чему это настойчивое желание себя мучить? Будто она что-то другое рассчитывала увидеть.
- О чём вы хотели поговорить со мной, м-м-м Петир? – По имени она его назвала как-то очень робко. Хотя он же был сильно старше её, дружил ещё с её матерью, наверное, ей хотелось добавить лорд или сир перед именем, как это было у благородных наверху принято.
- О том, зачем ты пряталась за колонной.
- Я…
- Пряталась и подглядывала. – Он улыбнулся, смущение девочки выглядело очаровательно. – Я видел, да и те, за кем ты подглядывала, не сомневайся, тебя заметили. Слух демонов куда лучше, чем у людей. Если уж ты слышала их разговор, то и они твои шаги и шорох платья несомненно услышали.
- Но…
- Не бойся, они никому не скажут. – Теперь она ещё и покраснела, просто прелесть. Прямо как мать когда-то. Так же верит в сказки и отчаянно хочет прекрасной любви из романов, хотя Кет куда лучше осознавало, что общего с реальностью у этих романов мало. – Виз предпочтёт сделать вид, что ничего не заметил, а Арии нет дела, что за ними кто-то подглядывал. Хотя, когда с войной будет покончено, она вполне может у тебя поинтересоваться зачем ты это делала.
- Война — это надолго. – Вздох, но, кажется, в нём проскользнуло облегчение. Даже жаль разочаровывать.
- Вовсе нет. Война у демонов — это не то же, что война у людей. Такие долгие бои с захватом разных мест и попытками удержать их за собой мы называем столкновениями. А война это что-то вроде сражения, по-вашему. Только очень масштабного. На одном поле собираются сотни, а то и тысячи демонов и сражаются, пока одна из сторон не решит, что с неё хватит и все, кто остался в живых, не разбегутся. Так что к войне у нас только готовятся долго, а побеждают или проигрывают быстро. День, ну может чуть больше, хотя и маловероятно, и всё кончится. Останется только объявить победителя и подсчитать потери. – Он замолчал. Говорить об этом в теории – одно, а знать, что через пару дней придётся выйти на поле и сражаться – другое. Оттуда ведь вполне можно не вернуться, оказаться в числе тех, кого будут считать после.  А ещё мог не вернуться Джон, и Петир был не до конца уверен, чего он боится больше. Умереть или навсегда лишиться сил. Пожалуй, его не устраивал ни один из вариантов. – Но не думаю, что тебе стоит бояться разговора с Арией, можешь сказать ей правду, она не расстроится и про тебя ничего дурного не подумает.
- Правду? – Она действительно думала, что никто не замечает? Кажется, только дети ещё не поняли, да и то лишь потому, что больше времени проводили в компании друг друга, чем со старшими. В этой ситуации единственным вопросом было – почему никто из людей ничего не предпринял? Или только он – уже почти три сотни лет как демон понимал, насколько печальными могут быть последствия?
- Что тебе нравится Виз. – Он улыбнулся, девочка покраснела ещё сильнее. – Не смущайся, в этом нет ничего дурного. Он красивый, умный, могущественный, с неплохим, хоть и своеобразным чувством юмора, может быть весьма галантен, если хочет. Я бы скорее удивился, если бы юная и романтичная девушка в него не влюбилась.
- Я… я… - Слов она не нашла, только стояла и глазами хлопала. Даже жаль стало. Она не заслужила. И почему девочке не встретился кто-то вроде Джона, который тоже соответствовал описанию, но при этом был по-человечески верен одной выбранной женщине?
- Позволь дать тебе совет, Санса. Как старому другу твоей матери. – Она словно кивнула, но едва-едва. – Демоны не привыкли стесняться своих чувств и своей близости с кем-либо. Если ты твёрдо уверена, что влюблена, подойди и скажи прямо. И тебе объяснят любой ответ. Возможно, при определённых условиях, он даже будет положительным. Но если сделаешь это, то не жди от демона поведения рыцаря из человеческих песен. Для нас отношения – в первую очередь физическая близость и лишь затем прогулки под луной, цветы и стихи. – В этот раз она не только залилась краской, но и вздрогнула. Должно быть слышать такое ей было неприятно, Петир знал про историю с суккубой, но это был самый простой и, пожалуй, самый удачный способ. – И верности в вашем понимании тоже не жди. Демоны не привязаны к одному партнёру, даже если у них есть кто-то, кто дороже всех остальных. – Он помолчал мгновение. – А у Виза такая уже есть – Ариа.
- Я понимаю. – Она выдохнула прерывисто, вытерла слезинку. – Скажите, вы были знакомы с мамой, а вы любили её?
Похоже что-то Кет про него детям рассказывала. Иначе с чего такие вопросы. – Нет, Санса, не любил. Я был ей увлечён одно время, в ней было очарование, привлекавшее меня, но я не любил её. У меня тогда была… близкая мне женщина, не думаю, что твоей матери удалось хоть на мгновение её затмить. – Ещё один вздох, похоже самое время сказать что-то вдохновляющее. – Но твоя мать ведь была счастлива в любви. Она встретила человека, который искренне её полюбил и которого полюбила она. Я не слишком хорошо знал твоего отца и никогда не питал к нему симпатии, но отрицать, что он сделал твою мать счастливой – не могу. Может тебе стоит обратить внимание на эту историю. Мне кажется, человек, понимающий тебя и разделяющий твои убеждения, способен сделать тебя куда более счастливой, чем любой демон, невзирая на ни на какую красоту или могущество. – Кажется раньше говорить с девочкой на такие темы никто даже не пытался, слишком уж озадаченной она выглядела, даже про слёзы забыла. Люди… - Но это всего лишь совет. На самом деле у тебя куда больше дорог, чем две, о которых рассказал я. И выбрать придётся самой. Мне просто хотелось, чтобы ты хоть немного представляла, что ждёт тебя на той, которая выглядит сейчас самой интересной.
- Спасибо вам. Мне никто такого никогда никто не говорил. – Это она о демонах или о выборе и дорогах. Хотя, скорее, обо всём сразу. – Я…
Что она хотела сказать узнать не довелось, по дорожке сада тихо зацокали копытца, та, ради кого он сюда и пришёл, всё же явилась. – Петир, леди Санса, я не помешала? – Вель озорно блеснула глазами, улыбнулась.
- Нет, что вы. – При ней Санса ничего не скажет. Не доверяла она суккубе, что вполне можно было понять. – Спасибо вам, Петир.
- Не стоит благодарности, Санса. Определённо не стоит. – Он с улыбкой проводил взглядом девушку, развернувшуюся к замку. Сможет ли она понять сказанное, интересно. И что выберет? Она ведь вполне могла решить, что влюблённость в демона стоит того, чтобы делить его с другими. Мама так решила когда-то.
- За что она тебя благодарила? – Впрочем Вель быстро отвлекла его внимание, подхватив под руку хитро улыбнувшись. – Что ты сделал?
- Рассказал ей немного о демонах и наших отношениях с любовниками. И о том, что она вправе сама выбирать свою судьбу.
- Ты разрушил мир девочки. Дважды. – Она звонко рассмеялась, он улыбнулся. Смеяться Вель когда-то любила, но сейчас делала это куда реже. А жаль. – Ты знаешь, что женщины людей не властны над своей судьбой, ну если они не маги, конечно?
- Младшая сестра Сансы успешно опровергает это убеждение. – Он пожал плечами и пошёл вглубь сада, Вель последовала, по-прежнему держась за его руку. – Каждый из нас властен над своей судьбой. Просто многие люди добровольно отдают её в чужие руки. Позволяют выбирать за себя. Выбирают быть покорными. Да и некоторые демоны тоже.
- Так легче. – Голос у неё стал печальнее. - Когда выбор делать не надо. Даже в страданиях ты можешь обвинять других и становится словно легче, а когда ты сам делаешь выбор, винить можно только себя. И иногда это непереносимо.
- Ты права. Иногда легче, когда за тебя выбирают другие.
Какое-то время они шли молча. Как раньше. До… До всего. – Ты будешь сражаться в войне?
- Это тот случай, когда говорят, что выбора нет. – Он только пожал плечами. – Я бы не хотел, открытый бой мне чужд, но все знают, что огненные мне покровительствуют. Если я выберу иное… проблем будет слишком много. – Да и не хотел он их бросать. Огненная семья стоила того, чтобы за неё сражаться. Даже тому, кто этого не слишком желал. – А ты?
- Та же ситуация. Я пришла к ним и привела Шини. Я должна им. – Кривая улыбка. - Кажется придётся вспоминать, как носить не юбки.
- Это куда легче, чем носить юбки. У тебя всё получится. – Он хмыкнул в ответ и разговор вновь прервался. Не ладилось у них общение. Может и вовсе не стоило начинать?
- Как считаешь, есть у нас шансы на победу?
- Есть. Большая часть огненного и земного секторов на нашей стороне. И некоторые из воздуха и воды. А ещё люди. Они тоже помогут, особенно если Джон, как обещал, расскажет инквизиторам, как действуют на князей их высасывающие молитвы.
- Главное, чтобы они эту силу против нас не обратили.
- Не думаю, что во время боя найдётся кто-то столь глупый, а после… Я уверен, у огненных уже есть мысли как эту проблему решить. И с нужными демонами они ими поделятся. – Но только с нужными. Так что какое-то время секрет пробудет секретом, а за него остальные демоны должны успеть понять, что сотрудничать с огненной семьёй очень выгодно. – Так что шансы неплохие. Хотя нас всё ещё меньше, чем водных. Я слышал, что в водном секторе представителей младших родов насильно в армию Эурона собирают.
- Но так нельзя. – Она недоумённо покачала головой и даже остановилась. – Какой от них прок на поле боя?
- Отвлечь наших демонов, пока их старшие атакуют со спины. А кого-то и просто телами забросать. – Низшие в войнах участвовали редко. Мало кто видел смысл в кузнецах или портных на поле боя. В тех, кто растил животных и травы. А ведь большинство низших были именно такими. Люди даже и не знали названий их родов. Короли не призывали их, хотя бывало, что они приходили по собственной воле. В их армии такие тоже были. Но Эурон решил пойти иным путём. И его армия уже превышала все, что собирались раньше. – Думаю, если у нас получится расправиться со значительным числом старших, они разбегутся. Им ведь не победа над нами нужна, а гарантии, что их не тронут.
- Значит старшие. И верить, что король водного сектора, не сможет склонить победу на их сторону.
- Один уж точно нет. Даже Эурон недостаточно могущественен чтобы одолеть армию. Хотя бед он может принести много. – Пожалуй, ему не стоит опасаться встречи, он для Эурона слишком мелкая фигурка. Но вот огненные. Джон…
- Чего ты боишься? – Конечно она заметила. Скорее, стоило бы удивиться, если бы не заметила.
- Умереть. Или потерять дар. – Она недоумённо округлила глаза, про долг жизни он ей ещё не рассказывал. - Я должен Джону жизнь. Если с ним что-то случится во время битвы… Я уже отвык бояться не только за себя.
- Бедненький ты мой. – Она насмешливо сощурилась, похоже сочувствия с этой стороны ждать не стоило. – Как же, наверное, сложно, когда приходится думать о благополучии других из-за собственного. Не переживай, если что-то случится, я позабочусь чтобы твоя недолгая жизнь без дара была не очень тоскливой. – Что же, она была права. Волноваться за других, только из-за собственного благополучия – разве это переживание за других? Думаешь-то всё так же о себе. – Не бойся. – Неожиданно тихо и уже совсем другим голосом продолжила она. – Джон сможет о себе позаботиться. Они с Дени друг друга защитят. – И чем-то таким повеяло от этой фразы… Чем-то из прошлого.
- Ви, скажи, ты злишься на меня? – Он мог не задавать этот вопрос, он не был случайным порывом. Но спросить надо было. Он же хотел исправить прежние ошибки.
- Злюсь? За что? – Она озадаченно нахмурилась, словно действительно не понимала.
- За тогда.
- А, это. – Поняла, пожала плечами. – Я демон, Петир, не человек. Было бы глупо злиться, что ты повёл себя как демон.
- Но я не спросил тебя. Ты могла злиться. Даже у нас редко расходятся так резко.
- Заставляют, когда не хочешь, отталкивают, когда хочешь - я привычная. – Ещё одно пожатие плеч. – А ты познакомил меня с Рейегаром. Помог получить жизнь, хоть немного похожую на то, о чём я мечтала. Нет, Петир, я не злюсь. И никогда не злилась. Хотя огорчена была, да. Но это неважно. Одна из граней нашей свободы ведь в том, что тот, с кем ты хочешь быть, может просто уйти, потому что устал от тебя. – Она улыбнулась чуть задумчиво. – Такая она свобода. Кто-то для тебя возлюбленный, а ты для него лишь одна из любовниц.
- Действительно. – Странно было слышать от неё такие слова. И неожиданно. Вель всегда казалась ему больше… суккубом в этом вопросе, а они редко привязывались. Очень редко. – Хотя, возможно, кто-то просто совершил очень большую глупость, о которой уже успел пожалеть и не раз.
- Успел пожалеть? – Она развернулась, каким-то совершенно незаметным движением вытянула из-под юбки хвост и уперлась стрелочкой на нём ему в грудь. – Интересно. Неужто этот кто-то намекает на возможность возобновления нашего… романа?
- Откажешь?
- И рада бы, да боюсь, сделав это, накажу в первую очередь саму себя. – Серые глаза заблестели знакомой по прошлому улыбкой. – Но с одним условием. Если кто-то решит опять совершить ошибку он всё же объяснится нормально, а не как в прошлый раз.

0


Вы здесь » Лед и Пламя » Творчество фанатов » Фанфик: Демон


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно