03.08.20 - Нам 1 год!
09.05.20 - С Праздником Великой Победы!
01.05.20 - С Праздником Весны и Труда!
08.03.20 - С Международным женским днём!
23.02.20 - С Днём Защитника Отечества!
31.12.19 - С наступающим 2020 годом!
12.10.19 - Теперь у нашего домика новый адрес - www.ice-and-fire.ru!
28.09.19 - Мобильный стиль снова работает! Прошу оставлять ваши пожелания и замечания в соответствующей теме!
22.09.19 - Мобильный стиль в течение нескольких дней работать не будет в связи с перенастройкой! Прошу прощения за неудобства!
22.09.19 - Прошу оценить долгожданный вау-поворот!

Лед и Пламя

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Лед и Пламя » Теории ПЛИО » Перечитывая ПЛИО (AnnaRina): общие замечания


Перечитывая ПЛИО (AnnaRina): общие замечания

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

https://instagr.am/p/BujdX7UHHBi/media/?size=l#.jpg
Раз уж здесь есть такой раздел, то хочу перетащить сюда свои мысли, которые уже постила, когда перечитывала книги. Надеюсь, это не будет воспринято, как захламление темы=))

Общие наблюдения по первой книге

Мормонты были знаменосцами Старков, и его[Джораха] преступление обесчестило Север.

Здесь интересна формулировка. Не полезу смотреть оригинальный текст, но думаю, что там так же речь идет не про обесчещенный род, а именно про обесчещенный Север.
Это очень интересно, потому как объясняет момент, который мы считаем не совсем логичным. Я про передаривание меча.
Но я вот хочу взглянуть на ситуацию в целом в свете этой цитаты.
Мы знаем, что не Мормонты отвоевали себе МО. Его отвоевали Старки и отдали Мормонтам. Старки подарили им землю. И меч так же был подарен главе рода, признавшего Старков своими сюзеренами. Но потом Джорах предал Старков. Не просто свою семью, но запятнал честь и доверие Старков. Побег лишь усугубил ситуацию, потому как пятно на репутации семьи Мормонт теперь останется навсегда.
Если смотреть на эту ситуацию с такого ракурса, то выходит, что Джиор (имея за плечами опыт семьи и зная о том, что Север помнит) считал, что Мормонты потеряли полное доверие Старков, потеряли право носить подаренный Старками валирийский меч. Собственно, на это намекает тот факт, что меч хранился не на МО, а у Джиора. Леди Мормонт отправила меч подальше, не просто мужчине-Мормонту, а именно подальше, как бы с глаз долой.
В сериале на это не делался акцент, но в книге Мормонты были до последнего верны Роббу.
Но ДиДы не забыли, что именно Мормонты в первой книге ходили с пятном на репутации. Именно этой их памятью я могу объяснить тот факт, что именно на Мормонтах делают акцент в сценах со Станнисом на Стене. Даже в трудные времена Мормонты не просто верны Старкам, они отчаянно им верны, помня о том, что на их семью падает тень своеобразного предательства. Не думаю, что в книгах нас ждет активная Лианночка Мормонт, но в сериале вполне символично, что именно дом Мормонт поддержал Джона одним из первых и что именно Мормонт завела речь о короновании.
Есть мнение (встречала такое), что Лианна должна или может передать Джораху право на МО, как только он вернется. Но, во-первых, подобное вряд ли примут сами люди Мормонтов, такие же гордые и свирепые, как их леди. А во-вторых, у нас есть сцена из 7го сезона, когда Джорах отказывается от меча. Лично для меня эта сцена не о глупой передаче оружия за Стеной, а о символическом прощении Мормонта от лица КС. Но Джорах не принимает меч. Почему? Он ведь так мечтал вернуть себе дом. Думаю, он наконец понял, что королевское помилование - не все. Он должен заслужить право на возвращение перед Севером не служением кому-то за морем, а заслужить это право перед самим Севером. Вангую, что будет сцена, где Джорах будет защищать кого-то значимого. Прикроет Лианну, Сансу или кого-то еще, но это будет момент, который по-настоящему принесет ему прощение.

Он знал, что такое тревожные сны. Свой поступок лорд Старк совершил четырнадцать лет назад, и все же память о нем до сих пор преследовала его по ночам.

Чем больше я думаю о Неде Старке, тем больше крепнет во мне уверенность, что третьим вау-моментом станет именно он, а не что-либо связанное с Иными.

Дед говорит, что у него нет белых или черных персонажей, есть серые. Но недавние разговоры здесь и еще раньше - в сериальной навели меня на понимание того, что Нед Старк выглядит как раз белым персонажем, если к нему не присматриваться.
Когда о нем говорят в книгах и сериале, то нередко подчеркивают, что он честный лорд Старк, благородный лорд Старк. Человек долга. Человек, который держит слово. Пример для всех. Герой первой книги и первого сезона. Герой, которого всегда упоминают во всех книгах и во всех сезонах.
За все эти годы Нед Старк превратился почти в икону. Даже у нас ведь звучат слова, вроде "Он настоящий отец Джону, а не какой-то там биологический отец Рейгар".

Я не хочу порочить память Неда, мои слова могут кому-то не понравиться, но я все больше и больше начинаю верить в то, что нам предстоит узнать о черной стороне лорда Старка. Это будет настоящим вау, ведь и герои, и мы всегда верили и верим в непогрешимость лорда Старка.

Но так ли он непогрешим?

По контексту цитаты ясно, что поступок Неда связан с Лианной. И по тому же контексту ясно, что он связан с восстанием. Так что же не давало Неду Старку нормально спать все эти годы?

Когда думаешь о тайне восстания, то сначала приходят нехорошие слова в адрес Лианны и Рейгара. Но потом их по ходу книг показывают не такими уж плохими. Потом ищешь какого-нибудь плохиша, который все подстроил. Я лично даже рассматривала Петира на роль того, кто заварил всю кашу. У него и причина была - Кет. Но я уже давно отказалась от идеи случайного плохиша, который воспользовался ситуацией в свою пользу.
Не совсем правильно упоминать в подобных рассуждениях сериал, но рассуждения мои и они всегда останутся имхо, так что можно;)
Кто бы что ни говорил, но ДиДы редко снимают что-то незначительное. Если так, то зачем нужна была сцена во дворе ВФ, которую ТВ показал Брану. Сцена начинается до Ходора и она вовсе не про атмосферу ВФ. В этой сцене мы видим предыдущее поколение Старков в детстве незадолго до отъезда Неда в Гнездо. Сценка очень короткая, но в ней видно, что Нед и Лианна дружны. Так зачем был показан этот момент? Не затем ли, чтобы вставить еще один кирпичик в образ Неда из прошлого?

Итак, Нед был дружен с сестрой, они искренне любили друг друга. Но потом Нед уехал и некоторое время жил рядом с Робертом, привязавшись к нему, как к брату. Одна из новых встреч родственников происходит на турнире, где Роберт уже считается женихом Лианны. Могло ли быть так, что Нед из-за жизни рядом с Робертом в случае выбора мог выбрать его, а не семью-сестру? Я думаю - да. Если Лианна считала Неда близким другом и стаей, она могла признаться ему, что не хочет замуж за Роберта, что не любит его, но не может сказать отцу или Брандону. И именно любимому брату Лианна могла сказать, что собирается сбежать с принцем. Но что, если в тот момент в Неде взыграла обида за почти-брата-Роберта и Старк не принял сторону сестры? Она могла уехать, не подозревая, что брат ее не поддержал. Она могла верить, что Нед, как брат, встанет на ее защиту и будет отстаивать ее перед другими родственниками. Но в итоге обида оказалась сильнее, и Нед ничего не сказал, породив спекуляции на теме причин исчезновения Лианны вместе с Рейгаром. И он даже какое-то время мог свято верить, что должен защищать интересы Роберта, а не сестры. Ситуация закрутилась, погибли Старки. В это время Нед, возможно, еще не осознал свою вину в произошедшем. Но, что более вероятно, осознал, но не мог ничего предотвратить.
В итоге он косвенно стал виновником гибели брата и отца, косвенно виновником гибели Элии и ее детей, косвенно виновником самого восстания. Он утаил причину побега Лианны, надеясь ее вернуть - и это стало песчинкой, породившей волну.
Замечу, что Нед знал, где находится Лианна. И, скорее всего, она сама ему об этом сказала перед побегом. Замечу, что к сестре Нед отправился маленькой группой, словно хотел сохранить все в тайне между самыми близкими своими людьми.
Только ли слова Лианны тревожили его всю жизнь? Только ли обещание ей?
А может то, что он приехал сказать сестре, что ее возлюбленный умер и по его вине тоже?
Через все книги и весь сериал нам напоминают о волчьей преданности. И начинает это Нед, когда видит конфликт своих дочерей. Не для того ли он так часто повторяет о стае и верности, что когда-то пошел против верности семье и сестре?
Не потому ли Нед не просто вырастил Джона в хороших условиях, а взял в дом, назвал сыном и всю жизнь носил клеймо изменника перед женой, что на него давил груз вины за смерть Рейгара, отца, брата, Лианны? Не он убил их, но он мог считать себя виноватым.

— Удивительно, что она протянула достаточно долго и успела ощениться, — сказал он мрачным голосом, разрывая молчание.
— Необязательно, — ответил Джори. — Говорят… словом, сука могла умереть раньше, чем появились щенки.
— Рожденные от мертвой, — заметил другой мужчина. — Счастья не будет.

Все понимают, что в той сцене лютоволчица - Нед. И в этой сцене заранее была предсказана его смерть из-за рогов Роберта. Но интересен выделенный момент. Если Нед, предал семью, то можно сказать, что он отбился от стаи и уже много лет жил с тяжким грузом чужой смерти, почти не жил, корил себя, изменился. Это весьма тонкая аллюзия на то, как люди, несущие тяжесть вины, почти не живут, застывают в прошлом или живут по инерции. Все дети Неда появились уже после его предательства.

Будет весьма вау, если все окажется именно так.

И думается мне, что всю жизнь Нед хотел искупить вину, перед мертвыми. Именно поэтому так старательно вдалбливал детям принципы. Хотя хорошим отцом он таки не был.

Будет весьма символично, если в схожей ситуации (ДД вместо РЛ) дети Неда без сомнений будут стоять за Джона. Символично и правильно. Именно поэтому я не верю в конфликт между Дени и Старчатами.

Отредактировано AnnaRina (2019-11-18 20:46:15)

+2

2

В целом сага в какой-то мере напоминает шахматную доску. В первой книге Мартин дает взглянуть на сами чередующиеся квадратики и фигура за фигурой расставляет на доске героев. Самые важные фигуры при этом оказываются сзади, прикрытые рядами пешек, защищенные и невидимые (и не такие уж важные на первый взгляд). Разбирать первую книгу проще - фигуры почти не взаимодействуют, партия пока не начата (и как забавно, что именно партию в шахматы-кайвассу напоминает один из первых тизеров 8 сезона

Но со второй книгой все гораздо труднее, ведь именно она и знаменует начало игры. И знаменем начала этой партии, где или кто-то победит, или кто-то проиграет (третьего не дано), становится комета. В книге есть целое множество цитат на этот счет.

Посмотрите в ваши окна, милорд. Вот он пылает на небе — знак, которого вы ждали. Он рдеет как пламя, как огненное сердце истинного бога. Это Его знамя — и ваше! Смотрите: зарево ширится по небу, как горячее дыхание дракона, а ведь вы — лорд Драконьего Камня. Это означает, что ваше время пришло. Не может быть знака вернее! Вам суждено отплыть с этой угрюмой скалы, как некогда сделал Эйегон Завоеватель, и покорить всех, кто противостоит вам, как покорил он. Скажите лишь слово — и вся сила Владыки Света будет вашей.

— В городе ее называют Красной Вестницей. Говорят, что она идет, как герольд перед королем, оповещая о грядущих огне и крови.

Но старая Нэн думала иначе, а она жила на свете дольше, чем любой из них. «Драконы, — сказала она, подняв голову и принюхиваясь. Она почти совсем ослепла и не могла видеть комету, но уверяла, что чует ее. — Это драконы, мальчик». Нэн никогда не величала его принцем.

— Большой Джон сказал Роббу, что это старые боги развернули красное знамя мщения за Неда. Эдмар думает, что это знак победы Риверрана — он видит там рыбу с длинным хвостом в цветах Талли, красное на голубом. — Кейтилин вздохнула. — Хотела бы я быть столь же уверенной. Темно-красный — цвет Ланнистеров.
— Это не цвет Ланнистеров — и не красный речной ил Талли. Это кровь размазана по небу, дитя.
— Чья кровь — их или наша?
— Разве была когда-нибудь война, где только одна сторона проливала бы кровь?

«Это моя комета», — сказал себе Теон, просунув руку под плащ на меху. В его кармане, в кошельке из промасленной кожи, лежало письмо от Робба Старка — бумага, чья ценность равнялась короне.

— Да, это знак — только не от их богов, а от нашего. Это горящая головня, с какими ходили в старину. Пламя Утонувшего Бога воссияло из моря, и оно возвещает о высоком приливе. Пора ставить паруса и идти в чужие земли с огнем и мечом, как делывал он.

Дотракийцы прозвали комету «шиерак кийя», кровавая звезда. Старики говорили, что она пророчит беду, но Дейенерис Таргариен впервые увидела ее на небе в ту ночь, когда сожгла кхала Дрого, в ту ночь, когда вылупились ее драконы. «Она возвещает о моем приходе, — говорила себе Дени, глядя в ночное небо. — Боги послали ее, чтобы указать мне путь».

Но чем дальше я смотрю и думаю, тем больше склоняюсь к тому, что не стоит пытаться найти верное значение этой кометы. Не нужно расшифровывать, толковать и додумывать. Каждое из толкований верно и оно не зашифровано. Оно точно указывает на то, чем же комета является. А эта комета просто знак начала настоящей игры. Как выстрел к началу забега. И все герои начинают свое движение, фигуры на доске наконец начинают перемещаться между клетками. Но пока это еще не столкновение, пока это лишь первые несколько шагов, и делают их не значимые фигуры, а пешки, вся роль которых - прощупать противника и обозначить какую-то стратегию.

Первые ходы в игре Мартин отдал целой толпе разнообразных королей.

короли и "короли"

— А почему бы нет? — засмеялся Клей. — У нас теперь все короли да принцы. Станнис и в Винтерфелл прислал письмо?

Кто только не называет себя королем в наши дни, — с кривой улыбкой ответил карлик.

Король, — каркнул ворон, перелетел через горницу и сел Мормонту на плечо. — Король, — повторил он, переминаясь с лапы на лапу.
— Видать, ему нравится это слово, — улыбнулся Джон.
[b]Его легко произнести — и полюбить тоже легко[/b].

— Король, — повторила птица.
— По-моему, это он вас хочет короновать, милорд.
В стране и без того три короля — чересчур много, на мой вкус. — Мормонт почесал ворона под клювом, не сводя глаз с Джона Сноу. Тот почувствовал себя странно.

Роберт Баратеон с помощью своего друга Эддарда Старка положил кровавый конец этой мечте, но теперь они оба мертвы. Вместо них правят мальчишки, и государство, выкованное Эйегоном, раскололось на куски.

И в этот раз перечитывание навело меня на мысль, что все эти короли - просто пешки. Но пешки не простые.

Знаете, в сказках всевозможные пакостные злодеи любят создавать копии спутников или возлюбленных героев, предлагая им отгадать, кто из стоящих перед ним оригинал. Чаще всего оригинала там вообще нет.

Мартин же пошел дальше и словно решил с пристальностью исследователя изучить саму суть слова король. Он, будто с мягкой издевкой в адрес Толкиена, у которого Элессар "правил мудро", создает целую толпу королей, которые для своих приближенных тоже "мудры", и планомерно препарирует их, как лягушек.

И после этого Бран-король - просто смешно=))

Леди Аррен — ваш [Станниса] вассал, так же как Старки, ваш брат Ренли и все остальные. Вы их единственный законный король. Не пристало вам просить их заключать с ними сделки, дабы получить то, что бог вручил вам по праву.

— Лорд Станнис.
Станнис повернулся к нему, но первой ответила леди Селиса:
Король Станнис. Вы забываетесь, мейстер.

Станнис кивнул:
— Старки хотят украсть половину моего королевства — как Ланнистеры украли мой трон, а мой родной братец — крепости и мечи, принадлежащие мне по праву. Все они узурпаторы и враги мне.

«Поэтому Робб будет пить летнее вино из драгоценного кубка, а я — хлебать талую воду из ручьев, сложив руки ковшом». — Робб будет хорошим королем, — проявив лояльность, сказал Джон.

— Не надо, Кет. В этом мальчик прав.
Не называй меня мальчиком. — Робб выплеснул гнев на своего злополучного дядю, желавшего его поддержать. — Я почти взрослый, и я король — твой король, сир.

«Он хочет, чтобы я уехала, — устало подумала Кейтилин. — Королям, как видно, матерей иметь не полагается, и я говорю ему вещи, которых он не желает слышать».

Лорд Ренли, — задумчиво произнес Бринден.
Король Ренли. — Если она собирается просить помощи у этого человека, придется величать его так, как он того требует.
— Может статься. — Бринден сверкнул зубами в хищной улыбке. — Но он захочет чего-то взамен.
— Того же, что хотят все короли, — почестей.

— А-а… — Слинт сглотнул, — это так… но приказ отдал король, милорд. Сам король.
Королю тринадцать лет, — напомнил ему Тирион.
Тем не менее он король. — Слинт насупился, тряся щеками. — Правитель Семи Королевств.
— Вернее сказать, одного или двух из семи.

Железный Трон мой по праву, а попробуй возьми его! В стране четыре короля, а у трех других золота и людей больше, чем у меня. Все, чем владею я, — это корабли и она. Красная Женщина.

Отцовская война давно проиграна. Теперь его, Теона, время — его план, его слава, а со временем и его корона.

Теон преклонил колени. Он приехал сюда с определенной целью, и помощь Эйерона могла понадобиться ему. Ради короны стоит испачкать бриджи в грязи и конском навозе.

— Следует понимать так, как сказано. Мальчишка даст мне корону. А то, что дают, можно и отобрать.

Она ела умеренно, наблюдая за человеком, который называл себя королем.

— О его претензиях, хотите вы сказать? — засмеялся Ренли. — Будем откровенны, миледи. Из Станниса вышел бы никуда не годный король. Да он им никогда и не станет. Станниса уважают, даже боятся, но мало кому он внушает любовь.
— Тем не менее он старший ваш брат. Если кто-то из вас имеет права на Железный Трон, то это лорд Станнис.
— А какие права имел на него мой брат Роберт? — пожал плечами Ренли. — Были, конечно, толки о кровных узах между Баратеонами и Таргариенами, о браках, заключенных сто лет назад, о вторых сыновьях и старших дочерях. Но никому, кроме мейстеров, дела до этого нет. Роберт добыл себе трон своим боевым молотом. — Ренли обвел рукой костры, пылавшие от горизонта до горизонта. — А вот это — мое право, которое ничем не хуже Робертова.

И если смотреть на королей именно с такой точки зрения, то мгновенно ясно, что короли с самого начала были не жильцы. Их смерти не внезапны, это всегда предусматривалось. В сказках копии исчезают, когда герой верно или неверно разгадывает загадку.

Власть — странная штука, милорд. Вы уже разрешили загадку, которую я загадал вам тогда в гостинице?
— Я задумывался над ней пару раз, — признался Тирион. — Король, священник и богач — кто умрет, а кто останется жив? Кому подчиняется наемник? У этой загадки нет ответа — вернее, их слишком много. Все зависит от человека с мечом.
— Между тем он никто. У него нет ни короны, ни золота, ни благословения богов — только кусок заостренной стали.
— Этот кусок стали имеет власть над жизнью и смертью.
— Истинно так… но если нами правят люди с мечами, почему мы тогда притворяемся, будто власть принадлежит королям? Почему сильный мужчина с мечом подчиняется ребенку вроде Джоффри или пропитанному вином олуху вроде его отца?
— Потому что короли, как мальчики, так и пьяные олухи, могут позвать других сильных мужчин с мечами.
— Значит, этим другим воинам и принадлежит власть. Или нет? Откуда они берут свои мечи? И опять-таки почему повинуются чьим-то приказам? — Варис улыбнулся. — Одни говорят, что власть заключается в знании. Другие — что ее посылают боги. Третьи — что она дается по закону. Однако в тот день на ступенях септы Бейелора наш святейший верховный септон, законная королева-регентша и ваш столь хорошо осведомленный слуга оказались так же беспомощны, как всякий разносчик или медник в толпе. Как по-вашему, кто убил Эддарда Старка? Джоффри, отдавший приказ? Сир Илин Пейн, нанесший удар мечом? Или… кто-то другой?
— Тогда я сам скажу, — улыбнулся Варис. — Власть помещается там, где человек верит, что она помещается. Ни больше ни меньше.
— Значит, власть — всего лишь фиглярский трюк?
Тень на стене… но тени могут убивать. И порой очень маленький человек отбрасывает очень большую тень.

Если смотреть на все именно так, то словами Вариса Мартин словно предлагает оценить, кто же на самом деле достоин власти. Кто должен ею обладать. И в качестве примера преподносит целый букет королей. Одни хотят взять власть мечом, другие - законным правом, третьи играют в подпольные игры и покупают власть золотом, как Мизинец. И все они называют себя королями, но являются ли ими, правят ли и служат ли своему народу?

— У Джоффа не было недостатка и в хороших советах. Он всегда отличался сильной волей. Теперь, когда он стал королем, он думает, что должен поступать как хочет, а не как ему велят.
Короны творят странные вещи с головами, на которые надеты, — согласился Тирион. — То, что случилось с Эддардом Старком, — работа Джоффри?

«Людей создает Утонувший Бог, — сказал несколько тысяч лет назад старый король Уррен Красная Рука, — но короны создают сами люди».

Разговор Вариса с Тирионом часто трактуют в пользу Тириона. Но "маленький человек" вовсе не обязательно указывает на карлика. Это и про амбиции мелких людей, которые хотят большой власти, которой не достойны по общему мнению.

По правде сказать, Ренли Баратеон не внушал Тириону и половины того страха, что его брат Станнис. Ренли пользуется любовью простого народа, но он никогда еще не водил людей в бой. Станнис же — человек жесткий, холодный и непреклонный.

Но на каждый знакомый ей щит приходилась дюжина незнакомых, принадлежавших мелким лордам, вассалам знаменосцев, межевым рыцарям и вольным всадникам — все они собрались сюда, чтобы сделать Ренли королем на деле, а не только по имени.

«Что за безумие, — подумала Кейтилин. — Самые настоящие враги со всех сторон, половина государства охвачена пламенем, а Ренли сидит здесь и играет в войну, словно мальчик, впервые получивший деревянный меч».

И про то, что человек может подняться высоко, даже не имея "права на трон" в списке своих мнимых достижений (или не зная о своих правах, как Джон).

— Я всегда знал, что Робб будет лордом Винтерфелла.
Мормонт посвистал. Птица вернулась к нему и села на руку.
Лорд — одно дело, король — другое. — Он достал из кармана горсть зерна и дал ворону.

— Твоего брата Робба оденут в шелк, бархат и атлас ста разных цветов, ты же будешь жить и умрешь в черной кольчуге. Он женится на прекрасной принцессе, и она родит ему сыновей — у тебя жены не будет, и ты никогда не возьмешь в руки родное дитя. Робб будет править, ты — служить, и люди будут звать тебя вороной, а его — ваше величество. Певцы будут славить каждый его чих, твои же подвиги останутся невоспетыми. Скажи мне, что все это тебя не волнует, Джон, и я скажу, что ты лжешь, — и не погрешу против истины.

Джон напрягся как натянутая тетива.
— А если бы даже и волновало, то что я могу — я, бастард?
— Как же ты намерен жить дальше — ты, бастард?
Волноваться — и соблюдать свои обеты.

— Сюда, миледи. — Король ввел Кейтилин в дверь, ведущую на башню. Они стали подниматься верх, и он спросил: — Сир Барристан Селми, случаем, не у вашего сына в Риверране?
— Нет, — с недоумением ответила она. — Разве он больше не служит Джоффри? Ведь он был лордом-командующим Королевской Гвардии.
— Да, был — но Ланнистеры заявили, что он слишком стар, и отдали его плащ Псу. Мне сказали, что он, покидая Королевскую Гавань, поклялся поступить на службу к настоящему королю.

Отредактировано AnnaRina (2019-11-16 16:44:20)

+3

3

При этом на самом деле важные фигуры остаются позади. Их еще рано выводить вперед. В первой книге Мартин, в отличие от незначительных персонажей, пути Дени и Джона наметил четко. И они лишь готовятся в первом томе сделать свои первые перемещения на поле, продолжая оставаться в тени. А пешки шагают. И им не дожить до зимы.

Он говорил правду. Вряд ли Рыцарь Цветов дожил до своих вторых именин, когда Роберт убил на Трезубце принца Рейегара, и многие здесь были лишь на пару лет старше его. Они были младенцами во время взятия Королевской Гавани, и мальчиками, когда Бейлон Грейджой поднял восстание на Железных островах. Они и теперь еще не нюхали крови, думала Кейтилин, глядя, как сир Брюс подбивает сира Робара жонглировать кинжалами.
Все это для них пока еще игра, большой турнир, на котором они жаждут отличиться и взять богатую добычу. Они совсем еще мальчики, охмелевшие от песен и сказаний, — и, как все мальчики, почитают себя бессмертными.
Война скоро состарит их, как состарила нас, — сказала Кейтилин. Она тоже была девочкой, когда Роберт, Нед и Джон Аррен подняли свои знамена против Эйриса Таргариена, и стала женщиной, когда та война кончилась. — Мне жаль их.
— Почему? Посмотрите на них. Молодые, сильные, полные жизни и смеха. Похоть их тоже разбирает, да так, что они не знают, как и быть с ней. Немало бастардов будет зачато этой ночью, ручаюсь вам. За что же их жалеть?
— За то, что долго это не протянется, — с грустью ответила Кейтилин. — За то, что они рыцари лета, а зима между тем близко.
Ошибаетесь, леди Кейтилин. — Бриенна устремила на нее свой взор, синий, как ее доспехи. — Для таких, как мы, никогда не настанет зима. Если мы падем в битве, о нас будут петь, а в песнях всегда стоит лето. В песнях все рыцари благородны, все девы прекрасны и солнце никогда не заходит.

«Это вкус грядущего, — думал Давос. — Многому еще суждено сгореть в огне до конца войны».

Хотя я не верю в то, что показали в 8 сезоне, но, тем не менее, в тексте прямо говориться, что старый мир, прежние устои и представления, даже само рыцарство будут перемолоты в жерновах войны, сгорят в огне войны и только на золе будет место для нового мира. И надо сказать, что если бы в сериале все те зверства, которые творили отдельные личности и целые армии были показаны полностью, без урезания на них бюджета, то даже финальное сожжение КГ не выделялось бы на общем фоне. Я не верю, что по итогу финал будет таким, как в сериале, но Мартин определенно указывает на то, что старое выгорит в прямом и переносном смысле, уступая место новому.

Во второй книге Мартин продолжает заранее указывать на собственные ходы, как это было и в первом томе. Все это знают, но я все равно продублирую. Почему бы нет?

Из первой книги

— У обоих планов есть свои достоинства, но… Погляди, если мы попытаемся обойти войско лорда Тайвина, то рискуем попасть между ним и Цареубийцей, ну а если мы нападем на него… по всем сообщениям у него больше людей, чем у меня, и, самое главное, больше латной конницы. Большой Джон утверждает, что это ничего не значит, если мы поймаем его со спущенными штанами, но мне кажется, что лорда Тайвина, человека, участвовавшего в столь многих битвах, не так-то легко застать врасплох.

И из второй

Крессен забыл, как называется это растение в Асшае или кристаллы в Лиссе. В Цитадели это средство звалось попросту «душитель». Если растворить такой кристалл в вине, шейные мускулы человека сожмутся крепче, чем кулак, стиснув гортань. Говорят, лицо жертвы становится таким же пурпурным, как маленькое кристаллическое семечко, из которого произросла смерть, — но с человеком, подавившимся за едой, происходит то же самое.

— Да, это верный доход. — «Умно, — подумал Тирион. — Умно и жестоко». Десятки тысяч людей бегут от войны в мнимую безопасность Королевской Гавани. Он видел их на Королевском Тракте — детей, матерей и озабоченных отцов, провожавших его лошадей и повозки жадными глазами. Добравшись до города, они, безусловно, отдадут все, что у них есть, только бы пройти за эти высокие надежные стены… хотя они крепко бы призадумались, если бы знали о диком огне.

— Могу поспорить, из тебя тоже получился бы рыцарь, — сказал ему Бран. — Если бы боги не отняли у тебя разум, ты стал бы великим рыцарем.
— Ходор? — заморгал тот невинными, ничего не понимающими карими глазами.
— Да. — Бран показал на него. — Ходор.

У входа стояли королевские доспехи: лиственно-зеленый панцирь с золотой гравировкой, шлем с высокими золотыми оленьими рогами на гребне. Сталь была так начищена, что Кейтилин видела в панцире свое отражение, глядящее на нее, словно из глубокого зеленого пруда. «Лицо утопленницы», — подумала она. Можно ли утонуть в своем горе?

Если я не могу быть спокоен за себя даже здесь, в замке лорда Касвелла, посреди моего войска, — улыбнулся Ренли, — то один меч меня не спасет, даже ваш, Бриенна. Ешьте и пейте. Если вы мне понадобитесь, я пошлю за вами.

+3

4

Джейни Пуль отчаянно разрыдалась, и септа Мордейн увела ее в сторону, чтобы та пришла в себя, но Санса сидела, сложив на коленях руки, и наблюдала за происходящим со странным интересом. Она еще не видела смерти. Санса подумала, что ей следовало бы заплакать, но слезы не шли. Наверное, она израсходовала весь свой запас на Леди и Брана. Конечно, будь это Джори, сир Родрик или отец, она отреагировала бы иначе, сказала она себе. Молодой рыцарь в синем плаще ничего не значил для нее, так, какой-то незнакомец из Долины Аррен, чье имя она забыла сразу, как только услыхала его. Мир тоже забудет его, поняла Санса. Песен о нем не споют. Как жаль…

Так рассуждает летний ребенок Санса, еще ничего не зная о жестокости. И так спустя книгу. Огромная перемена.

Почти все другие гимны Санса тоже знала, а тем, которых не знала, подпевала как могла. Она пела вместе с седыми слугами и встревоженными молодыми женами, с горничными и солдатами, с поварами и сокольничими, с рыцарями и пажами, с оруженосцами, кухонными мальчишками и кормящими матерями. Пела со всеми, кто был в замке, и с людьми вне его стен, пела со всем городом. Пела, моля о милости для живых и для мертвых, для Брана, Рикона и Робба, для сестры Арьи, сводного брата Джона Сноу на далекой Стене. Пела за мать и за отца, за своего деда лорда Хостера и дядю Эдмара Талли, за свою подругу Джейни Пуль, за старого пьяницу короля Роберта, за септу Мордейн, сира Донтоса, Джори Касселя и мейстера Лювина, за всех храбрых рыцарей и солдат, которые сегодня умрут, за жен и детей, которые будут оплакивать их — даже за Тириона-Беса и за Пса. «Он не настоящий рыцарь, но все-таки спас меня, — говорила она Матери. — Спаси и ты его, если можешь, и утишь гнев, снедающий его».
Но когда септон, взойдя на возвышение, стал молить богов защитить «нашего истинного и благородного короля», Санса поднялась с места.

+2


Вы здесь » Лед и Пламя » Теории ПЛИО » Перечитывая ПЛИО (AnnaRina): общие замечания


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC